5 Слово Г. А. Товстоногова

Гармоническая личность Станиславского предстает перед нами со страниц этого труда. Шаг за шагом, почти день за днем воспроизводится здесь великая жизнь человека-подвижника, счастливо соединившего в себе черты гениального художника и гражданственную, этическую чистоту.

Летопись «Жизнь и творчество К. С. Станиславского» многое открывает нам; в ней собрано то, что еще не было опубликовано, привлечены частные архивы, почти неизвестные издания, рассказаны новые факты, малоизвестные даже самым дотошным исследователям деятельности Станиславского, его жизни, его многогранного и вдохновенного творчества.

Труд составителя Летописи поистине огромен и вызывает чувства восхищения и благодарности. Читая книгу, я ощущал становление великого художника почти физически. Путь от актера-любителя до реформатора театрального искусства воспринимается как естественное развитие высокого ума, сердца и таланта.

В наш век, когда мемуары, воспоминания, документальная литература всех жанров читаются как увлекательный роман, летопись «Жизнь и творчество К. С. Станиславского» захватывает сильнее самых эмоциональных описаний, рассказов и исследований.

Мне представляется чрезвычайно ценным этот труд еще и потому, что он снимает «хрестоматийный глянец» с личности Станиславского, которого эпигоны часто превращают в правильного, но скучного наставника. В Летописи встает живой, реальный, человечный, то грустный, то радостный, то сомневающийся, то уверенный Станиславский. Но всегда ищущий, неспокойный, более чем требовательный, ничего не прощающий ни себе, ни другим. От этого учение Станиславского, заключающееся в том, как стать артистом, более того, как стать выдающимся артистом, не только не умаляется, а приобретает конкретный, осязаемый смысл поистине великого примера. Только человек такой требовательности мог видеть себя со стороны и придираться к себе даже в минуты подлинного успеха; только такой артист, который не знал пощады к себе самому, мог прийти к формуле — «от сознательного к подсознательному», то есть подчинить стихию рассудку, а путь рационализма, разумного анализа завершить вдохновенным, самозабвенным творчеством.

Читая Летопись, я, может быть, впервые понял до конца, какой успех имел Станиславский-актер начиная еще с любительских спектаклей 6 Общества искусства и литературы. Сам Константин Сергеевич в книге «Моя жизнь в искусстве» сильно преуменьшил этот свой успех. В Летописи приводятся многочисленные отзывы и рецензии, восторженно встречающие те работы Станиславского, которые у него самого вызывали чувство глубокой неудовлетворенности. Его искусством были восхищены все выдающиеся артисты Малого театра. Федотова, Ермолова, Стрепетова приглашали его в свои гастроли как партнера, ему предлагали вступить в прославленную труппу Малого театра. Но молодой артист-любитель знал высший суд — суд собственной совести, знал цену успеха подлинного и мнимого, знал, что такое успех и неуспех у самого себя. Он шел к созданию лучшего в мире театра, созданию системы воспитания творца в ансамбле творцов.

В Летописи много фактов личной жизни Станиславского. Но все они отобраны так, чтобы полнее показать формирование многообразного художника. Здесь нет ничего случайного, мелкого, ненужного, все подчинено главному, все целенаправленно и мудро.

Надеюсь, что среди читателей этого уникального труда будут не только специалисты, люди театра и театроведы, но и все те, кому важно, интересно узнать, как происходит открытие нового в искусстве, кому дорого прошлое, настоящее и будущее нашего театра.

Г. Товстоногов

7 Обращение к читателю

Предлагаемая вниманию читателя летопись «Жизнь и творчество К. С. Станиславского» является наиболее полным источником для изучения многогранной и совершенно исключительной по своему художественному и общественному значению деятельности великого реформатора театрального искусства. В Летописи собран обширный документальный материал, характеризующий Станиславского как основателя и руководителя Московского Художественного театра, как актера, режиссера, педагога, театрального мыслителя, создателя современной школы актерского искусства, как общественного деятеля, выдающегося художника-новатора, продолжателя лучших реалистических традиций русского и мирового театра. Привлечение новых архивных материалов в сопоставлении с письмами, рецензиями и свидетельствами современников позволило проникнуть в творческую лабораторию гениального мастера. В Летописи отражен сложный, подчас мучительный процесс работы Станиславского над ролями и спектаклями.

Выявлены по возможности творческие взаимоотношения Станиславского с его соратниками и помощниками по театру, а также с многочисленными учениками разных поколений.

Одна из важных задач Летописи — восстановить атмосферу времени, борьбу политических и эстетических идей, происходивших вокруг Художественного театра и творчества Станиславского.

Источниками Летописи являлись:

Собрание сочинений К. С. Станиславского, литература о Художественном театре, мемуары, периодическая печать и другие издания, содержащие документальные материалы о Станиславском; семейная переписка Алексеевых, письма корреспондентов Художественного театра и его студий, дневники репетиций и спектаклей, протоколы и стенограммы заседаний и собраний, режиссерские экземпляры, воспоминания и многие другие документы, хранящиеся в Музее МХАТ, а также в Российском государственном архиве литературы и искусства, в Государственном центральном театральном музее имени А. А. Бахрушина, в Центральном муниципальном архиве г. Москвы, в Государственном центральном музее музыкальной культуры имени М. И. Глинки, в Российской государственной библиотеке и др. Кроме того, записи и рассказы деятелей МХАТ, теперь уже ушедших из жизни, предоставленные специально для Летописи.

В процессе работы над Летописью удалось установить большое количество новых фактов, уточнить ряд дат жизни К. С. Станиславского. 8 Некоторые события получили более точное и всестороннее освещение.

К сожалению, не все периоды жизни и деятельности Станиславского могут быть освещены с достаточной полнотой; не всегда удалось установить точную датировку событий, особенно относящихся к детству и юности Станиславского. Не сохранилась или до конца еще не выявлена значительная часть писем Станиславского к А. М. Горькому, Вл. И. Немировичу-Данченко, Ф. П. Комиссаржевскому, актерам МХАТ и другим корреспондентам.

Даты актерских выступлений Станиславского установлены по программам и дневникам спектаклей, а также по периодической печати.

Архивы актеров и режиссеров Художественного театра, братьев и сестер Станиславского, дневники спектаклей и репетиций находятся в Музее МХАТ; в Летописи место их хранения обычно специально не указывается.

Даты заседаний фабричного правления Товарищества «В. Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин» установлены по материалам, находящимся в Центральном муниципальном архиве г. Москвы. Протоколы заседаний дирекции московского отделения Русского музыкального общества хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусства. Даты репетиций Станиславского, которые не сопровождаются указанием источника, установлены по дневникам репетиций.

При упоминании премьеры спектакля указываются имена режиссеров и художников. Сохраняя и здесь принцип историчности и документальности, имена режиссеров даются по программам и афишам тех лет.

В Летописи приводятся выдержки, извлечения из документов, книг, газет, писем и т. д. В тех случаях, когда в цитате сделаны купюры, они обозначаются тремя точками. Сокращения в тексте делаются с целью неизбежного отбора наиболее интересного, с нашей точки зрения, материала.

Слова в рукописях, недописанные Станиславским, даются полностью без специальных оговорок; пропущенные или недописанные слова, которые могут вызвать разночтения, взяты в квадратные скобки.

Все даты до февраля 1918 года приводятся по старому стилю, в том числе и даты пребывания Художественного театра или самого Станиславского за границей.

Факты, точную датировку которых установить не удалось, а также события, не приуроченные к определенным числам или месяцам, приводятся в конце года.

Даты, установленные путем сопоставления и изучения целого ряда документов, даются в Летописи без ссылок на источники.

В источнике дата документа не приводится, если она совпадает с датой летописного факта.

9 В издании 1971 – 1976 гг. редактором 1-го и 3-го томов был В. Н. Прокофьев, 2-го и 4-го томов — Н. Н. Чушкин. Большую помощь в работе тогда оказали дочь Станиславского К. К. Алексеева, сотрудники Музея МХАТ, особенно О. А. Радищева, Е. А. Шингарева, С. В. Мелик-Захаров, Ф. Н. Михальский, В. В. Левашова, а также фотограф МХАТ И. А. Александров.

 

В новом, втором издании Летописи широко использованы материалы, в основном письма, которые находились ранее под строгим цензурным запретом, были засекречены даже в Музее МХАТ. (Теперь значительная и наиболее интересная часть из них опубликована в 9-м томе нового Собрания сочинений К. С. Станиславского.) Эти материалы существенно меняют наши представления о жизни и творчестве Станиславского в послереволюционные годы (3-й и 4-й тома Летописи).

В настоящее издание внесено много поправок, исправлены неточности, даже порой искажения, написанного Станиславским. Неточности были вызваны опять-таки главным образом цензурной политикой в годы советского режима, когда впервые издавались труды Станиславского, собрание его сочинений. В них порой вычеркивались отдельные слова, фамилии, фразы без каких-либо на то указаний или отточий. Эти огрехи, естественно, иногда попадали в Летопись в отдельных извлечениях из опубликованного первого издания наследия Станиславского, в основном из его писем.

Во второе издание Летописи вошло немало новых сведений, иные получили более точное и широкое освещение. В 3-й и 4-й тома введено много не публиковавшихся раннее писем иностранных деятелей искусства самых разных стран, которые говорят о мировом значении творчества Станиславского и влиянии его необыкновенной личности на развитие мирового искусства.

При работе над вторым изданием Летописи было также стремление глубже раскрыть жизненные и нравственные устои Станиславского, неразрывно связанные у него с задачами и целью искусства театра; его отношения с семьей, женой, детьми.

Летопись «Жизнь и творчество К. С. Станиславского» издается в четырех томах. Первый том охватывает период с 1863 по 1905 год, второй — с 1906 по 1917, третий — с 1918 по 1927, четвертый — с 1928 по 1938 год.

Каждый том Летописи снабжен именным указателем.

Впервые публикуемые письма иностранных корреспондентов к Станиславскому даются в переводе М. И. Перпер. Имена других переводчиков указываются в сносках.

Некоторые документы, воспоминания печатаются, как и в первом издании, по архивам, хотя за последние годы они могли быть изданы.

И. Виноградская

 

10 Сокращенное название источника дается в тех случаях, когда один и тот же источник приводится в Летописи много раз. Полные выходные данные документа, книги обычно даются при первом их упоминании.

 

Принятые сокращения:

С. — К. С. Станиславский.

Собр. соч. — К. С. Станиславский. Собрание сочинений в 9 томах, М., «Искусство», «Московский Художественный театр», 1988 – 1999.

Собр. соч., первое изд. — К. С. Станиславский. Собрание сочинений в 8 томах, М., «Искусство», 1954 – 1961.

Архив К. С. — Фонд К. С. Станиславского. Музей МХАТ.

Архив Н.-Д. — Фонд Вл. И. Немировича-Данченко. Музей МХАТ.

РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусства.

ГЦТМ — Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина.

ЦМА г. Москвы — Центральный муниципальный архив города Москвы.

РГИА — Российский государственный исторический архив.

РГБ — Российская государственная библиотека.

11 1863 – 1880
Рождение К. С. Станиславского. Первое выступление. Домашнее обучение. Цирк. Балет. Кукольный театр. Итальянская опера. Музыка. Гимназические годы. «Путешествие в Петербург». Впечатление от игры Э. Росси. Постройка театрального зала в Любимовке. Начало деятельности Алексеевского кружка. Роли в водевилях. Подражание артистам Малого театра. Праздники в Любимовке. Переход из гимназии в Лазаревский институт восточных языков. Участие в любительских спектаклях семьи С. И. Мамонтова.

Предки Константина Сергеевича Алексеева (Станиславского) происходят из крепостных.

Прапрадед его, крестьянин Ярославского уезда Алексей Петров сын (1724 – 1775), получил вольную, приехал в Москву, где в 1746 году по указу Главного магистрата был причислен к московскому купечеству. «В семье сохранилось предание, что, будучи огородником, он торговал на улицах Москвы горохом с лотка». Женат он был на вольноотпущенной крестьянке графа Шереметева — Прасковье Григорьевне Артемьевой. Благодаря большой инициативе и энергии «Алексея Петрова (и сына его Семена Алексеева), семья начинает понемногу выдвигаться, обогащаться и расти».

Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых. Музей МХАТ. Архив К. С. Станиславского, № 4777.

Прадед Константина Сергеевича, Семен Алексеев (1751 – 1823) был «богатым фабрикантом золотой и серебряной канители (золотых и серебряных ниток). Ему присвоена по роду производства фамилия Серебреников, т. е. в его положении оставаться без фамилии было неудобно. Искусственная эта фамилия, однако, не удержалась, и все продолжали называть его Семен Алексеев сын и просто Семен Алексеев. К концу жизни он сам и все его дети уже официально носили фамилию Алексеевых»1*.

Там же.

«На 28-й стене Храма Христа Спасителя было записано, что в 1812 году князь Н. Б. Юсупов (тот самый, к которому обращено стихотворение Пушкина “К вельможе”), городской голова Алексей Куманин, 12 коммерции советник Семен Алексеев, Григорий Кирьяков и Козьма Крестовников пожертвовали на ведение Отечественной войны по 50 000 рублей каждый».

 

Дед Константина Сергеевича, Владимир Семенович Алексеев (1795 – 1862) «был человеком простым, скромным, обходительным с людьми, даже значительно ниже его стоящими, был безупречно честен и порядочен, добр, суеверен, любил пошутить и посмеяться, был скуп, аккуратен в делах, религиозен; большими талантами он не обладал, но был неглуп и умел ладить с людьми торговыми и с начальством. Внешне Владимир Семенович жил как барин, но без излишеств, был хорошим семьянином и добрым мужем».

Там же.

«Живо сохранилась у меня в памяти его сутуловатая фигура, облаченная в длинный черный сюртук, его ласково равнодушные манеры важного барина, тихая, вежливая речь и ароматный запах гаванской сигары, которую он не выпускал изо рта…»

Из воспоминаний Н. П. Вишнякова. Цитируется по рукописи: Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых.

Получив по наследству золотоканительную фабрику, В. С. Алексеев стал основателем фирмы Товарищество «Владимир Алексеев». «Владимир Семенович был женат на девице Елизавете Александровне Москвиной (родилась 8 мая 1803 г., умерла 12 января 1850 г.). Семья Москвиных была хорошей, старой купеческой семьей, игравшей значительную роль в 18 веке и, постепенно, к середине 19 века сошедшей на нет. … Судя по всему, Елизавета Александровна и ее родня были люди большей культуры, чем Алексеевы, и потому родство с Москвиными внесло в семью Владимира Семеновича много хорошего».

Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых, стр. 48, 51.

Бабка Константина Сергеевича со стороны матери «была французская артистка Varley. Известно только, что она приехала в Петербург на гастроли и там вышла замуж за В. А. Яковлева, владельца каменноугольных копей в Финляндии (он ставил Александровскую колонну перед Зимним дворцом)»2*.

Письмо к А. Е. Грузинскому, 1910, декабрь. Собр. соч., т. 8, стр. 220.

«Семейное предание говорит о том, что когда эту колонну везли морем из Финляндии, налетела буря. В эту страшную ночь Яковлев поседел, так как государь Николай I приказал, чтоб к назначенному 13 сроку колонна стояла на месте. Все средства, которыми в то время обладало морское ведомство, были предоставлены для спасения едва не потонувшего корабля».

Constantin Stanislavsky, My Life in Art, Boston, 1924, p. 21.

«Наши предки принесли с собой от земли девственный, свежий, сильный, здоровый, крепкий, первобытный, сырой человеческий материал… В периоде своего брожения этот первобытный, богатый материал находился в хаотическом состоянии, и потому нередко наши предки представляли собой странные, необъяснимые, непонятные для культурного мира человеческие существа с карамазовскими элементами Бога и черта в душе, которые ведут между собой непрестанную междоусобную войну. Размах огромной силы в обе стороны, к добру и злу, к зверю и человеку».

Из подготовительных материалов к книге «Моя жизнь в искусстве». Архив К. С.

Отец Константина Сергеевича, Сергей Владимирович Алексеев (1836 – 1893), — «чистокровный русский и москвич, был фабрикантом и промышленником».

Собр. соч., т. 1, стр. 53.

С детских лет С. В. Алексеев приучался «к делу»: «в качестве мальчика при конторе подметал полы, стирал пыль, прибирал в комнатах, бегал по мелким поручениям и никак не походил на хозяйского сынка. Пройдя всю лестницу конторских должностей, он стал настоящим помощником отцу и братьям, зная дело как свои пять пальцев. К концу жизни он был председателем правления Товарищества “Владимир Алексеев”. … Он неплохо говорил по-французски, хуже по-немецки, имел идеальный почерк, хорошо знал правописание, обучался математике, другим общеобразовательным предметам и вообще получил образование вполне достаточное, чтобы в положении крупного коммерсанта быть культурным и интеллигентным человеком».

Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых, стр. 181 – 182.

Мать Константина Сергеевича, Елизавета Васильевна Алексеева (1841 – 1904), «была крестницей знаменитого актера петербургских императорских театров Ивана Ивановича Сосницкого». В молодости она «хорошо играла на фортепьяно». «Николай Григорьевич Рубинштейн, не раз слышавший ее, выражал сожаление, что она не была его ученицей».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», М., ВТО, 1948, стр. 36 – 37.

«Родители были достаточно образованны. Особенно мать, которая блестяще говорила и писала на французском и немецком языках. Оба 14 знали хорошо русскую литературу, а мать и французскую, знали всеобщую и русскую историю, географию. Отец выписывал несколько толстых журналов: “Отечественные записки”, “Вестник Европы”, “Русскую старину” и др. Очень любил читать Щедрина и Гоголя, мать же предпочитала французские книги и “Revue de deux mondes”».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский. Материалы, письма, исследования», М., Изд-во АН СССР, 1955, стр. 343.

1863

ЯНВАРЬ 5

Рождение Константина Сергеевича Алексеева (Станиславского3*). С. родился в Москве, в так называемом «рогожском» доме Алексеевых. Дом «был барский, с классическим фронтоном, колоннами и двумя крыльями, окаймляющими большой двор. Участок был расположен между Большой и Малой Алексеевскими улицами, близ Таганской площади4*. … Рядом с домом находилась алексеевская золотоканительная фабрика, так что владения Алексеевых занимали в длину значительную часть этих улиц5*. …

Помню замечательный парадный вход и низкий вестибюль с двойным рядом белых колонн, за которыми поднималась помпезная парадная лестница. С лестницы был вход в аванзал, отделенный от зала аркой с колоннами. … Все стены и потолок были украшены стильной лепниной. Особенно красив был узорчатый, почти мозаичный паркет. Весь стиль этих комнат, и в особенности, вестибюль, мог бы служить декорацией для “Горя от ума” Грибоедова».

Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых, стр. 23 – 25.

«Я еще помню остатки крепостного права, сальные свечи, карселевые лампы, тарантасы, дормезы, эстафеты, кремневые ружья, маленькие пушки, наподобие игрушечных. На моих глазах возникали в России железные дороги с курьерскими поездами, пароходы, создавались электрические прожекторы, автомобили, аэропланы, дредноуты, подводные лодки, телефоны — проволочные, беспроволочные, радиотелеграфы, двенадцатидюймовые орудия. Таким образом, от сальной свечи — к электрическому прожектору, от тарантаса — к аэроплану, от парусной — к подводной лодке, от эстафеты — к радиотелеграфу, от кремневого ружья — к пушке Берте и от крепостного права — к большевизму и коммунизму».

Собр. соч., т. 1, стр. 53.

15 ФЕВРАЛЬ 9

Друг семьи Алексеевых, знаменитый актер петербургских императорских театров И. И. Сосницкий, поздравляет Е. В. Алексееву и С. В. Алексеева с рождением второго сына — Константина6*. «Простите великодушно, что я замешкался благодарить Вас за Ваш привет и за то, что Вы поделились со мной Вашею семейною радостью, что Вам Бог даровал второго сына. Верьте нелицемерной моей радости, что все благополучно кончилось. Поздравляю Вас от души! И прошу передать мое поздравление Елизавете Васильевне. По занятиям моей службы я замешкал ответом, не знаю, передала ли Вам мое извинение Александра Михайловна7*, я просил через нее у Вас извинения.

Ради Бога не припишите этого к моему невниманию или, того хуже, к неуважению моему к Вам. Оно сохранится навсегда в равной степени.

Целую ручки Елизавете Васильевне.

Преданный Вам Иван Сосницкий».

Письмо И. И. Сосницкого к С. В. Алексееву. Архив К. С.8*

1863 – 1864

С. В. и Е. В. Алексеевы переезжают с детьми в дом у Красных ворот (Садово-Черногрязская, 8).

1869

С. В. Алексеевым куплено небольшое имение Любимовка, недалеко от Пушкино Ярославской ж. д.

1870 – 1871

Первое выступление в живых картинах «Четыре времени года», устроенных в Любимовке гувернанткой «Пупушей»9*.

«На полу, укутанный в шубу, в меховой шапке на голове, с длинной привязанной седой бородой и усами, постоянно всползавшими кверху, сидел я и не понимал, куда мне нужно смотреть и что мне нужно было делать. Ощущение неловкости при бессмысленном бездействии на сцене, вероятно, почувствовалось мною бессознательно еще тогда, и с тех пор и по сие время я больше всего боюсь его 16 на подмостках. После аплодисментов, которые мне очень понравились, на бис мне дали другую позу. Передо мной зажгли свечу, скрытую в хворосте, изображавшем костер, а в руки мне дали деревяшку, которую я как будто совал в огонь.

… Не успели открыть занавес на бис, как я с большим интересом и любопытством потянул руки с деревяшкой к огню. Мне казалось, что это было вполне естественное и логическое действие, в котором был смысл. Еще естественнее было то, что вата загорелась и вспыхнул пожар. Все всполошились и подняли крик. Меня схватили и унесли через двор в дом, в детскую, а я горько плакал».

Собр. соч., т. 1, стр. 55.

«Сколько радости давала нам Любимовка! Для нас в конце сада устроили гимнастическую площадку, был шест, различные лестницы, трапеции, качели…

Братья подростками любили кататься, сидя на бочке. Любили кататься на лодках с парусами. Устраивали гонки. … Когда братьям было уже лет девять-двенадцать, они играли с деревенскими мальчиками в солдаты, у каждого был свой полк. Им сшили красные рубашки. Главнокомандующим был Николай Семенович Кукин».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 349 – 350, 352.

К девяти годам Костя «был худеньким, но здоровым, стройным мальчиком с хорошими волосами, бодрым, веселым в играх, “на народе” сдержанным; как говорила няня: “Нечем похвастаться им”. Среди нас, детей, был заправилой; фантазия его, подогреваемая гувернанткой, кипела и развивалась с каждым днем. Когда придумывал что-нибудь, был весел, энергичен. Все наши игры были, по существу, “представлениями”, мы всегда что-то изображали».

Там же, стр. 347.

1873

С. В. Алексеев основывает недалеко от Любимовки бесплатную лечебницу для местных жителей.

«Купив Любимовку в 1869 году, родители мои увидели кругом страшную нужду в лечебной помощи, которая совершенно отсутствовала. В прикупленном отцом маленьком имении Нарышкиных, в деревне Комаровке, отец устроил бесплатную лечебницу имени моей матери для приходящих больных».

Во главе Елизаветинской лечебницы был поставлен доктор В. А. Якубовский.

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 46.

17 1870 – 1875

«По старым, патриархальным обычаям того времени наше учение началось дома. Родители не жалели денег и устроили нам целую гимназию. С раннего утра и до позднего вечера один учитель сменял другого; в перерывах между классами умственная работа сменялась уроками фехтования, танцев, катанья на коньках и с гор, прогулками и разными физическими упражнениями. У сестер были русские, французские и немецкие воспитательницы, занимавшиеся языками и с нами; у нас же был, кроме того, превосходный воспитатель, мосье Венсан — швейцарец, спортсмен, гимнаст, фехтовальщик, верховой ездок. Эта прекрасная личность сыграла в моей жизни важную роль. Он убеждал родителей отдать нас в гимназию, но чадолюбивая мать не представляла себе этого ужаса».

Собр. соч., т. 1, стр. 80.

«Первым нашим учителем музыки был Василий Иванович Вильборг. Молодой человек, швед по происхождению, добрался кое-как до Москвы и поступил при Николае Григорьевиче Рубинштейне в консерваторию. Чтобы явиться к нам в дом, ему пришлось занять сюртук у Рубинштейна, брюки у Кашкина10*, жилет у Лангера11*, галстук у Чайковского и перчатки у кого-то еще. Трудолюбив и аккуратен он был в высшей степени. Он поселился у нас в доме и день и ночь играл на рояле упражнения и этюды».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 40.

Кроме обычных занятий музыкой «Косте полагалось играть в четыре руки» со старухой-немкой, гувернанткой, Анной Францевной Шмидт.

Там же, стр. 41.

«Костя не любил эти уроки. Начиная занятия, он клал свои часы на рояль и прекращал играть точно, когда истекало время. Шмидт упрашивала доиграть до конца страницы две, но он оставался неумолим, говорил, что во всем должна быть точность, вставал и уходил».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 369.

«Танцам нас обучала сначала Екатерина Александровна Санковская, затем Ермолов12*, оба артисты Большого театра».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 42.

18 «Я и Костя танцевали польский танец. … У Кости был черный бархатный с красной отделкой и галуном костюм, черные туфли, белые чулки, короткие черные панталоны, белая сорочка и род фигаро с рукавами, бархатная длинненькая шапочка с галуном и красной отделкой. Танцевали мы хорошо, с темпераментом. Наш номер имел всегда успех! Раз нас пригласили на бал к Марии Федоровне Морозовой13*, где мы, соревнуясь с двумя девочками, тоже танцевавшими польский танец, протанцевали его темпераментнее, грациознее и смелее».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 352 – 353.

«Одно время к братьям ходил токарь, учил их вытачивать разные предметы — деревянные рамки, волчки, пепельницы и обучал столярному делу. Братья имели свои верстаки и токарный станок, выпиливали сложные рисунки ручной пилочкой, клеили красивые шкатулки, коробочки, абажуры, к которым приделывали на шелковой материи фон».

Там же, стр. 369 – 370.

«В те времена по Москве бродило множество всяких уличных музыкантов, шарманщиков, петрушек и т. п. Мы любили смотреть разные представления, и нам в этом отказа не было. На наш двор часто заходили петрушки, паяцы, шарманщики, музыканты, известные под названием ганноверцев, игравшие на духовых инструментах по нотам, которые они клали на землю, придавливая камнем, чтобы ветром не унесло, итальянцы с волынкой и гобоем, певшие “Марианину”, и т. п. Наибольший интерес представляли, кажется, петрушки, из которых несколько было выдающихся по костюму кукол и по репертуару.

… Паяцы (из которых некоторые в заключение представления плясали какой-то танец, ударяя друг друга ладонью об ладонь) всегда внушали чувство жалости, особенно маленькие мальчики в убогих костюмах, со складками на коленях истрепанного, грязного и слишком широкого для них трико».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 36.

«А цирк — это самое лучшее место во всем мире!»14*

Собр. соч., т. 1, стр. 63.

«Цирк сыграл в нашей жизни громадную роль. Мы с трепетом ждали воскресенья и с ужасом думали о возможности отказа отпустить нас в цирк».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 42.

19 «Братья очень любили сидеть в крайней ложе близ выхода цирковых артистов на арену: можно было хорошо рассмотреть артистов и поглядеть за кулисы, а при возвращении с арены артиста — “заработать” его кивок в ответ на аплодисменты. Однажды, когда мы сидели внизу, в этой крайней ложе у барьера, и любимица — восьми- или девятилетнего Кости, наездница Эльвира, которой и мы все с восторгом аплодировали, пробегала мимо нас, Костя выбежал из ложи, схватил край ее тарлатановой пачки и, поцеловав, бросился, взволнованный, красный, растерянный, опять на свое место. Очевидно, очень сильный восторг переживал этот сдержанный ребенок, раз не мог усидеть на своем месте и публично, при всех, поцеловал край пачки любимицы. Мы одобряли его и немного завидовали, что сами не поступили так. Старшие изумленно повторяли: “Что с тобой, Костя?” Quas tu fais Kostja?15*, но и у них не было укора в глазах. Костя рассеянно смотрел в пространство и ничего никому не отвечал».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 363.

«Вторым любимцем Кости Алексеева был клоун Морено, умевший делать смешные движения телом, создавать различные карикатурные образы».

Г. А. Штекер, Коллекция братьев Алексеевых. — Журн. «Советский цирк», 1962, № 11, стр. 18.

Мечты о карьере директора цирка.

«В ожидании открытия моего цирка мы решили назначить частный домашний спектакль — для практики. Намечаем временную труппу из братьев, сестер, товарищей; распределяем номера и роли».

Собр. соч., т. 1, стр. 64.

«Костя и Федя16* были заправилы. Они были и клоуны, и акробаты, и дрессировщики лошадей. Дрессированная лошадь была только в воображении, но она “отыскивала” зарытый платок, “вставала на дыбы” и “неохотно кланялась” иногда публике, когда дрессировщик касался ее колен “бичом”. Публика узнавала, что делала эта воображаемая лошадь по движениям “дрессировщика”.

20 … Клоуны, Костя и Федя, смешили публику своими разговорами и пощечинами, которые они отвешивали друг другу».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 363 – 364.

«На правах директора я забрал себе лучшие роли, и мне уступали их, потому что я — профессионал: я клялся, мне нет поворота назад».

Собр. соч., т. 1, стр. 64.

«В балет нас тоже возили маленькими. Самое сильное и неизгладимое впечатление производил, конечно, “Конек-Горбунок”.

Мы с Костей очень любили балет “Роберт и Бертрам”. Громадное волнение переживали мы, когда воры крались по лестнице и крали мешки с золотом, когда они убегали из тюрьмы, спускаясь вниз по веревке, и, наконец, улетали на воздушном шаре.

… Балет “Корсар” тоже оставлял у нас сильнейшее впечатление, особенно сцена, когда плыл корабль по бушующему морю и тонул и когда на обломках кто-то спасался».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 41.

«Иногда в будни, экспромтом, мы представляли балет. Но считалось невозможным тратить на это воскресенье. Оно всецело принадлежало цирку. Наша гувернантка Е. А. Кукина была балетмейстером и в то же время музыкантом. Мы играли и танцевали под ее пение. Балет назывался “Наяда и рыбак”. Но я не любил его. Там приходилось представлять любовь, надо было целоваться, и мне было стыдно. Лучше кого-нибудь убивать, спасать, приговаривать к смерти, миловать. Но главная беда в том, что в этом балете был ни к селу ни к городу вставлен номер танцев, который мы проходили с учителем. Это уже пахло уроком и потому отвращало».

Собр. соч., т. 1, стр. 67.

«Мы любили под влиянием виденных балетов изображать в желтой зале классические танцы. Костя особенно увлекался какими-то курбетами с поворотами туловища».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 38.

«Главной балериной была в то время наша хорошая знакомая, жена друга моего отца17*. Сознание знакомства с знаменитостью, которая выходит на такую сцену, как Большой театр, и становится центром внимания двух тысяч зрителей, делало меня гордым. … Во время 21 общего ансамбля я занимался тем, что искал среди мечущихся по сцене лиц другого знакомого, своего учителя танцев, и удивлялся тому, как он помнит все перебеги, па и движения».

Собр. соч., т. 1, стр. 67.

«После долгих мытарств мы с товарищем18* убедились, что дальнейшая работа с любителями (так мы звали брата, сестер и всех, кроме себя) невозможна ни в цирковом деле, ни в балете. Кроме того, при таком ведении предприятия пропадает самое главное, что есть в театре: декорации, эффекты, провалы, море, огонь, гроза… Как передашь их в простой комнате с ночными простынями, пледами, живыми пальмами и цветами, стоящими всегда в зале? Поэтому решено было променять живых актеров на картонных и приступить к устройству кукольного театра с декорациями, эффектами и всякой театральностью».

Собр. соч., т. 1, стр. 68.

«Тотчас соорудили довольно длинный стол, сделали на нем двойной пол, провалы, всякие приспособления, Костя и Володя нарисовали прелестные декорации. Была нижняя рампа и верхнее освещение, паддуги. Иллюзия получилась полная. Все декорации и mise en scène были, конечно, точь-в-точь как в Большом театре».

А. С. Штекер, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 28.

«Бывая в театре, мы тщательно рассматривали, как писаны там декорации, особенно лесные. Мы брали с собой бумагу и карандаши и старались украдкой зарисовать декорации, а возвратясь домой после дневных спектаклей, вдохновленные только что виденным, принимались за рисование и раскрашивание декораций и действующих лиц».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 38.

«Нами было поставлено много опер, балетов или, вернее, отдельных актов из них. Мы брали моменты катастрофического характера. Например, акт “Корсара”, изображающий море, сначала тихое, при дневном свете, потом бушующее ночью, тонущий корабль, спасающиеся вплавь герои, появление маяка с ярким светом, спасение, восход луны, молитва, восход солнца… Или, например, акт из “Дон-Жуана” с появлением Командора, с провалом Дон-Жуана в ад, с огнем из люка (детская присыпка), с разрушением дома, превращающем сцену в раскаленный ад, в котором клубы огня и дыма играли главную роль».

Собр. соч., т. 1, стр. 69.

22 «Костя больше всего увлекался постановкой балета “Два вора”. Он нарисовал тюремную башню, сделал в ней замаскированный разрез, в который проходила проволока, спускавшая воров из окна башни на землю. Воров Костя нарисовал страшных, оборванных. Насколько помню, действующих лиц делал больше Костя, а декорации — я».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 38.

«С возникновением нашего кукольного театра явилась необходимость во всяких материалах, которые приходилось постоянно искать или закупать во время прогулок. Теперь мы не ленились ходить, как прежде. Мы покупали всевозможные картины, книги с видами или костюмами, которые помогали нам при выделке декораций и кукольных действующих лиц. Это были первые книги будущей библиотеки».

Собр. соч., т. 1, стр. 70.

«Меня с братом стали возить в итальянскую оперу с ранних лет, но мы мало ценили эти выезды. Оперные спектакли были, так сказать, сверх программы, и мы просили не ставить нам их в зачет, в ущерб другим очередным удовольствиям — вроде цирка. Нам была скучна музыка. Тем не менее я очень благодарен родителям за то, что нас с ранних лет заставляли слушать музыку. Не сомневаюсь в том, что это благотворно повлияло и на мой слух, и на выработку вкуса, и на глаз, который присмотрелся к красивому в театре. У нас был абонемент на весь сезон, т. е. на 40 – 50 спектаклей, и мы сидели в бенуаре, близко к сцене».

Там же.

При воспоминании об итальянских певцах «я испытываю вновь то физическое состояние, которое когда-то было вызвано во мне сверхъестественно-высокой нотой чистейшего серебра Аделины Патти, ее колоратурой и техникой, от которой я физически захлебывался, ее грудными нотами, при которых физически замирал дух и нельзя было удержать улыбки удовлетворения. … Я помню совершенно поразительную манеру пения почти безголосого тенора Нодена, пожалуй, лучшего вокалиста прежнего типа, какого мне пришлось слышать. Он был стар и некрасив, а мы, дети, предпочитали его более молодым певцам. Я помню, далее, совершенно исключительную отточенность фразировки и произношения (на непонятном для ребенка итальянском языке) баритона Падиллы, хотя бы в серенаде Дон Жуана Моцарта или в “Севильском цирюльнике”».

Там же, стр. 71 – 72.

«Когда мы были мальчиками, у нас завелись какие-то не то привычки, не то правила, которые мы всегда неукоснительно исполняли. 23 Например, ежедневно возвратившись с прогулки, мы должны были петь в терциях дуэт из “Линды де Шамуни”, которую мы слышали в Большом театре и в которой отличался тенор итальянской оперы Мазини. Слов мы не знали. Пели мы, подделываясь под тембр голоса Мазини. Уж очень терции звучали красиво!»

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 35 – 36.

«В Славянском Базаре бывали какие-то утра, на которых, между прочим, выступал Правдин с немецкими рассказами. Отец часто брал нас на эти утра, и рассказы Правдина с немецким акцентом, передаваемые с неподражаемым комизмом и правдивостью, до сих пор свежи в моей памяти».

Из воспоминаний В. С. Алексеева. Архив В. С. Алексеева.

Вместе с семьей часто посещает симфонические концерты в Московской консерватории, которыми дирижировал Н. Г. Рубинштейн, бывавший в доме Алексеевых.

«Симфонические концерты стали модными, не посещать их было неудобно, и все ездили, слушали, а от скуки наряжались и флиртовали. Во время исполнения оркестра нередко в зале стоял гул. Бедному Рубинштейну пришлось воспитывать толпу не только музыкально, но и в смысле умения держать себя. В свое время он дал и мне хороший урок. Восьми- или десятилетним мальчиком в шелковой русской рубашке и шароварах я шел вместе со всей нашей многочисленной семьей по среднему коридору великолепной огромной колонной залы Дворянского собрания, где происходили концерты. Мы не стеснялись, шуршали платьями и топали ногами, переговаривались. А тем временем оркестр на пиано-пианиссимо плел тончайшие звуковые кружева. Пришлось остановить оркестр, так как мы его заглушали. Музыканты замолкли, дирижер положил палочку, повернулся к нам лицом и смотрел на нас, ожидая, когда мы сядем на места, — три тысячи глаз присутствовавшей публики также следили за нами, ожидая конца нашего шествия. Я ничего не помню, что было дальше. Знаю только, что в антракте родители искали меня по всем соседним залам и нашли забившимся в угол в одной из отдаленных комнат огромного помещения».

Constantin Stanislavsky, My Life in Art, pp. 8, 9.

1875

ВЕСНА

Держит экзамены и поступает во второй класс 4-й мужской классической гимназии на Покровке.

«Меня отдали в гимназию как раз в то время, когда усиленно культивировалось классическое образование. Выписанные в Россию иностранцы 24 всех национальностей для проведения в жизнь классической программы водворяли свои порядки, нередко идущие вразрез с природой русского человека».

Собр. соч., т. 1, стр. 81.

«Алексеев скоро освоился с гимназическим бытом, был “полупансионером”, т. е. приходящим учеником… Он не был из самых первых учеников: латинский и греческий языки — главные предметы — не очень-то были милы ему, как и прочим. Учителя относились к нему хорошо. Поведения он был безупречного, даже, можно сказать, изящного. Я не помню, чтобы он когда-нибудь посердился, сказал какое-нибудь резкое слово, видно было, что он получил прекрасное домашнее воспитание и этим отличался от многих своих товарищей».

Н. Н. Полянский, Воспоминания о К. С. Станиславском его гимназического товарища. Архив К. С., стр. 17.

ЛЕТО

Едет вместе со всей семьей «на богомолье» в Киев. «Повезли с собою всех детей… нянек, гувернера, гувернантку, горничную и даже… своего повара с детскими кастрюлями. Целую аптеку везли с собой и доктора Якубовского. … Ехали мы в большом министерском вагоне, с большим салоном посредине и с чудными купе-спальнями. Рядом, в простом вагоне, ехали наши спутники и прислуга».

Из воспоминаний А. С. Штекер. Архив К. С.

1877

МАРТ

Посещает ученические консерваторские спектакли, проходившие в Малом театре.

«Одно из сильнейших впечатлений юношества осталось у меня, и наверно, также и у Кости, от консерваторских спектаклей в Малом театре… Я живо помню спектакль “Фрейшюц” [“Волшебный стрелок” К. Вебера]. У меня сохранилась афиша этого спектакля, переполненная фамилиями будущих знаменитостей, как-то: Климентовой, Корякина, Брандукова и т. д. Помню, что Зилоти играл на литаврах, поставленных в левой нижней ложе бенуара, смежной с оркестром, и что за ним стоял длинный и худосочный Рихтер — трубач из Большого театра и капельмейстер Екатеринославского полка, очевидно поставленный для того, чтобы следить за вступлениями литавров».

В. С. Алексеев, Воспоминания детства, отрочества и юношества. Музей МХАТ. Архив В. С. Алексеева19*.

25 МАРТ 20

На вечере выпускников консерватории смотрит водевиль Э. Скриба «Вся беда, что плохо объяснились» в исполнении учеников артиста Малого театра И. В. Самарина.

Программа вечера. Архив В. С. Алексеева20*.

МАЙ – ИЮНЬ

«Папаша сказал нам еще до экзаменов, что если мы выдержим их, то он летом нас свозит в Петербург. Так как мы благополучно их окончили, то папаша должен был исполнить свое обещание, и мы … июня отправились в Петербург».

Дневник. Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 10.

ИЮНЬ – ИЮЛЬ

«Путешествие в Петербург» с отцом и братом Владимиром в сопровождении гувернера Е. И. Венсана и горничной Груши.

Посещает Кронштадт; осматривает «необыкновенной величины» военный корабль «Петр I».

«Оттуда мы поехали смотреть торговые корабли. Потом мы отправились смотреть новый док и чугунолитейный завод. Но так как рабочие отдыхали, то мы не могли видеть весь этот завод; нам показали только паровой молот и машину для резки железа и для провертки дыр; эта машина провертывает и режет железо с такой легкостью, что можно подумать, что это не железо, а тесто».

Там же, стр. 6.

1876 – 1877

Годы занятий в гимназии.

«Костя решительно не выносил классической мертвечины и страдал страшно. Особенно много муки принял он от латинских неправильных глаголов. Он исписывал целые стопы бумаги неправильными глаголами, и эти recensio verbarum были для него каким-то жупелом».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 50.

«… Я никогда не умел зубрить; непосильная работа, задаваемая памяти, совершенно истощила ее и испортила на всю жизнь. Как актер, которому нужна память, я претендую за это увечье и с недобрым чувством вспоминаю гимназическое время.

В смысле науки я ничего не вынес из гимназии. У меня и по сие время ноет сердце, когда я вспоминаю мучительные ночи, проведенные за зубрением грамматики или греческого и латинского текста поэтов: 26 двенадцать часов ночи, свеча догорает, борешься с дремотой, мучительно напрягаешь свое внимание, сидя над длинным списком ничем не связанных между собой слов, которые нужно запомнить в установленном порядке. Но память не принимает больше ничего, точно губка, переполненная влагой. А надо еще вызубрить несколько страниц. Если же нет — то впереди крик, плохой балл, может быть, и наказание, но, главное, ужас перед учителем с его унизительным отношением к человеку!»

Собр. соч., т. 1, стр. 83.

Неоднократно наказывается инспектором и учителем греческого языка и логики Я. И. Гринчаком: оставляется на несколько часов после уроков.

Об одной из таких провинностей С. вспоминает его гимназический товарищ Н. Н. Полянский:

Мы не заметили, как учитель «вошел в класс и двери туда затворились. Замедлились же мы потому, что Алексеев вздумал декламировать [сцены] из “Горя от ума”. Он был Чацкий, а я — Софья».

Архив К. С.

«Братья читали Корнеля, Расина, Мольера на французском языке, и им многое нравилось, причем, по-моему, Костю эти авторы увлекали больше, чем Володю».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 374.

«В наше время учиться в гимназии без репетитора было почти невозможно. … Наш репетитор Иван Николаевич Львов сыграл в нашей жизни большую роль. Это был превосходный, нравственный, трудолюбивый и знающий человек. Скоро он сделался нашим другом и близким человеком в нашей семье. Иван Николаевич происходил из небогатой семьи».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 50 – 51.

«Он был студент-математик, немного “красный”, его влияния на мальчиков побаивались, но им дорожили и считались с его мнением, так как он был умный, серьезный и начитанный человек, и мои братья его очень любили, уважали и ценили».

А. С. Штекер, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 29 – 30.

«В гимназии все благополучно, меня не осматривали. На этой неделе меня часто спрашивали, и я, кажется, отвечал порядочно. Перед обедом я играю на фортепьяно. Иван Николаевич Львов приходит к нам в 6 часов и остается до тех пор, пока мы не приготовим уроков».

Письмо к матери. Собр. соч., т. 7, стр. 48.

27 «В эти годы дома братья увлекались гимнастическими упражнениями на трапециях, кольцах, на кобыле и брусьях, фехтованием. У них были ватные замшевые нагрудники и перчатки, проволочные маски, сабли, эспадроны, рапиры».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 374.

«В нашем доме у Красных ворот, в нижнем этаже, из передней направо была наша классная комната, а рядом с нею “гимнастика”. Там были устроены шведская мачта, шест, железный прут, висячая трапеция, кольца, стремянка, кобыла для прыганья через нее, подставка для прыганья через веревочку, горка, матрац и ковер, который растягивался на всю ширину комнаты и протягивался в соседнюю с “гимнастикой” нашу спальню для разбега при прыганье, причем он обсыпался гарниусом. Одним словом, полное оборудование для гимнастических упражнений».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 43 – 44.

1877

МАРТ 9

На генеральной репетиции спектакля учащихся Московской консерватории слушает оперу французского композитора Мегюля «Иосиф», второй акт оперы Россини «Севильский цирюльник» и смотрит комедию Мольера «Хоть тресни, а женись» в исполнении учеников профессора И. В. Самарина.

«Колоссальное, потрясающее впечатление произвела на нас с Костей пьеса Мольера “Хоть тресни, а женись” в стихотворном переводе Ленского. Участвовали ученики Самарина — Тархов, Булдин, которые играли роли обоих философов, Глама-Мещерская — Доримену. Мы бредили этой пьесой. Каково же было мое удивление, когда однажды Костя вдруг начал декламировать целые тирады из роли философа Панкраса. Я остолбенел. Костя стал меня уверять, что он это запомнил. Оказалось, что он добыл пьесу и чуть не всю выучил наизусть».

Там же, стр. 46.

МАРТ – АПРЕЛЬ

Посещает спектакли гастролирующего в Москве Э. Росси21*. «Приезд знаменитого итальянского трагика Эрнесто Росси в жизни Кости составил целую эпоху. Чудный, благородный по игре артист произвел на обоих нас глубочайшее впечатление. Для Кости это было просто coup de foudre (удар молнии). Костя им бредил».

Там же, стр. 48.

28 «Я увидел его впервые в роли короля Лира. И, каюсь, первое впечатление при выходе было неблагоприятно. Живописная сторона его ролей почти всегда была слаба. Он не обращал на нее должного внимания. Банальный оперный костюм, плохо наклеенная борода, мало интересный грим.

Первое действие, казалось, не открывало в нем ничего особенного. Зритель лишь приспособлялся к тому, чтобы следить за игрой актера, говорившего на непонятном языке. Но чем дальше большой мастер развертывал перед нами план созданной роли и рисовал нам ее душевные и внешние контуры, тем больше она росла, ширилась и углублялась в нашем представлении. Незаметно, спокойно, последовательно, шаг за шагом, точно по ступеням душевной лестницы, Росси подводил нас к самому возвышенному месту роли».

Собр. соч., т. 1, стр. 115.

«Все подлинные достоинства таланта и искусства Росси я осознал впоследствии, когда сам стал артистом. В то время, о котором теперь идет речь, я бессознательно любовался великим артистом и старался внешне копировать его».

Там же, стр. 116.

ЛЕТО

Постройка нового флигеля в Любимовке «с прекрасным зрительным залом и сценой. … За залом тянулся длинный коридор. Две двери из коридора вели в уборные, третья — в костюмерную и бутафорскую, а четвертая — в комнату для публики на случай дождя и холода. В хорошую погоду в антрактах сидели на террасе. … Освещение сцены: рампа с керосиновыми лампами и с доской, приподымающейся, когда надо затемнить сцену, в глубине сцены люк».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 379 – 380.

«Оставалось обновить новое здание постановкой какого-нибудь спектакля».

Собр. соч., т. 1, стр. 93.

Подготовка любительского домашнего спектакля под руководством И. Н. Львова, пробудившего в С. активное стремление к сцене. «Какую роль выбрать для себя? Каков был мой тогдашний идеал?

Он был примитивен. Мне хотелось только быть похожим на моего любимого артиста, Николая Игнатьевича Музиля — комика-простака. Мне хотелось иметь такой же голос, как у него, и такие же манеры. … Конечно, я выбрал пьесу, которую он играл. В ней я не мог отрешиться от него. Название этой пьесы — “Чашка чаю”, водевиль 29 в одном действии. Я знал каждое место, мизансцену, каждую интонацию, жест, мимику любимого артиста… Режиссеру нечего было делать со мной, так как роль уже была сделана другим, а мне оставалось только повторять сделанное, слепо копируя оригинал. И я чувствовал себя прекрасно, свободно, уверенно на сцене. Совсем иначе обстояло дело в другой роли — старика в водевиле под названием “Старый математик, или Появление кометы в уездном городе”. В этой роли я не имел перед собой никаких образцов, и потому роль казалась мне пустой, прозрачной, ничем не наполненной. … Во второй роли не было ничего общего с тем самочувствием, которое создалось в “Чашке чаю”, и потому “Старый математик” доставлял мне впервые творческие муки, причину которых я еще не ведал».

Там же, стр. 93 – 94.

СЕНТЯБРЬ 5

Первый спектакль любительского домашнего театра, положивший начало деятельности «Алексеевского кружка».

В программе: комедия-водевиль «Провинциалка», комедия «Которая из двух», водевили «Старый математик, или Ожидание кометы в уездном городе» и «Чашка чаю».

Исполнители — братья и сестры С., их родственники, знакомые и воспитатели, а также отец С. — С. В. Алексеев.

С. играет роли отставного учителя математики Степана Степановича Молотова и чиновника Стуколкина.

«Я целый день находился в неведомом мне до того повышенном состоянии, которое доводило меня до нервной дрожи. Минутами я был близок к обмороку — от счастья. Все, что напоминало предстоящий спектакль, вызывало сердцебиение, которое мешало мне говорить. Я чуть было не вылетел из экипажа в одну из таких минут. Это было в тот момент, когда мы с братом возвращались в имение, на спектакль, из Москвы, из гимназии. Я держал на коленях огромных размеров картон, обнимая его точно талию толстой женщины. В картоне были парики и гримировальные принадлежности. Их специфический запах пробивался в щели картона и бил мне прямо в нос. Я почти до дурноты опьянялся этим запахом театра, актера, кулис и едва не выскочил на ухабе из экипажа. Когда же я приехал домой и увидал накрытые для гостей столы, посуду, лакеев от кондитеров, беготню и другие реальные приготовления к вечеру, сердцебиение и полуобморочное состояние заставили меня скорее сесть, чтобы не свалиться на пол».

Там же, стр. 95.

Первая запись С. о своей игре:

«В роли математика играл холодно, вяло, бездарно, хоть и не был 30 хуже других, но и ничем не выказал таланта. Публика говорила, что роль мне не удалась».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 189.

«В своих “Записях” Костя пишет, что “"Старый математик" не имел успеха”. Это не совсем так, скорее он сам был недоволен, а на самом деле уже с первого спектакля отличался от других более естественной игрой и совсем не было заметно, что он волнуется или стесняется».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 382.

«В “Чашке чаю” имел успех, публика смеялась, но не мне, а Музилю, которого я копировал даже голосом».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 190.

«Я знала всех артистов Малого театра, восторженно любила их, в особенности Ермолову и Ленского, и Костина игра, интонации, жесты, похожие на музилевские, мне очень нравились. Костя держался на сцене смело, не было заметно в нем зажатости. Он не походил на любителя, а казался мне настоящим актером, которому учиться нечему».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 381.

ДЕКАБРЬ 14

На концерте учеников Московской консерватории.

1877 г.

С. В. Алексеев избирается старшиной московского купечества. Обратившись к московским купцам с призывом «прийти на помощь обездоленным войной семьям убитых и раненых солдат», он собрал 1 млн. рублей. «Стараясь как можно правильнее распределить эти деньги, целыми ночами просиживал он над тысячами писем и заявлений с просьбой о помощи». Сам С. В. Алексеев пожертвовал 70 тыс. рублей пострадавшим от русско-турецкой войны и на приобретение судов Добровольного флота для усиления военной мощи России.

Г. А. Штекер, Сведения о купеческом роде Алексеевых, стр. 182.

1878 – 1879

Частые посещения Малого театра; первые попытки разобраться в его искусстве.

«Малый театр лучше всяких школ подействовал на мое духовное развитие. Он научил меня смотреть и видеть прекрасное. А что 31 может быть полезнее этого воспитания эстетического чувства и вкуса? Я готовился к каждому спектаклю Малого театра. Для этого составился небольшой кружок молодых людей, которые все вместе читали пьесу, поставленную на репертуар театра, изучали литературу о ней, критику на нее, сами устанавливали свои взгляды на произведение; потом всем кружком мы шли смотреть спектакль, а после него, в ряде новых бесед, поверяли друг другу свои впечатления. Снова смотрели пьесу в театре и снова спорили о ней. При этом очень часто обнаруживалось наше невежество по разным вопросам искусства и науки. Его мы старались исправлять, дополняя свои познания, устраивая для себя лекции на дому и вне дома. Малый театр стал тем рычагом, который управлял духовной, интеллектуальной стороной нашей жизни».

Собр. соч., т. 1, стр. 85.

Бывает на любительских спектаклях, устраиваемых семьей Львовых «в крошечном театре Секретарева на Кисловке». «Боже, как это было плохо! Давались и серьезные пьесы и водевили. В драмах нельзя было удержаться от хохота, а в водевилях хотелось плакать. Среди всех бездарностей выделялся даровитый молодой человек Алексей Федорович Марков (впоследствии доктор), живой, талантливый, развязный на сцене. Марков играл под фамилией Станиславского; фамилию эту он выбрал потому, что был неравнодушен к известной балерине Станиславской. Костя упивался игрой Маркова… Несмотря на плохое исполнение пьес, на львовских спектакля нам бывало весело, ибо после спектакля полагались танцы, а в антрактах можно было видеть интересных барышень».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 51 – 52.

1878

АПРЕЛЬ 1

На ученическом спектакле Московской консерватории в помещении Малого театра смотрит комедию Мольера «Ученые барыни» в исполнении учеников И. В. Самарина; слушает сцены из оперы Мейербера «Роберт» и оперы Буальдье «Призрак Аввенальского замка».

Программа вечера. Архив В. С. Алексеева.

АПРЕЛЬ 21

Едет с отцом и братом Владимиром в Харьков. В дороге читает «Отцы и дети» И. С. Тургенева.

Дневник. Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 8.

АПРЕЛЬ 22

Осматривает под Харьковом, возле деревни Григоровки, шерстомойку, принадлежащую Товариществу «В. Алексеев».

32 «В первой комнате находится множество столов, на которых сортировщики разбирают шерсть по сортам. Следующая комната наполнена вся машинами. Каждая машина состоит из большого чана, в нем посредством паровой машины, которая находится рядом в отдельной комнате, двигаются грабли и ворочают грязную шерсть. Грязь стекает вместе с водой, которая с большой силой врывается сбоку в чан. Каждая машина сама перекладывает шерсть в следующий чан. Когда шерсть проходит четыре таких чана, она делается совсем чистой. Чтобы высушить шерсть, устроен железный цилиндр, который весь истыкан дырками. Этот цилиндр поворачивается в минуту до 500 раз. От такого быстрого движения шерсть делается совершенно сухой.

Во втором этаже корпуса находятся сушильни. Шерсть сушится посредством пара, который проходит по железным трубам. Эти трубы лежат на полу во всю длину сушильни».

Там же, стр. 8 – 9.

АПРЕЛЬ 23

Проводит день в небольшом провинциальном городе Славянске.

АПРЕЛЬ 24

Приезжает в Харьков.

«Переодевшись совсем, мы пошли осматривать город. Прежде всего в собор, потом в какой-то монастырь. Проехались по городу, осмотрели площади и склад, где продается во время ярмарки шерсть. Харьков мне очень понравился. Он не лишен всех удовольствий, которые можно найти в Москве. Там есть 2 театра, музыкальное общество, Дворянское собрание, французский цирк. Кроме того, там есть 2 классические и одна реальная гимназии; громадный Университет. Харьков вообще похож на Киев».

Там же, стр. 10.

АПРЕЛЬ 25

Возвращается в Москву.

ЛЕТО

Живет с семьей в Любимовке.

Бывает на танцевальных вечерах и любительских спектаклях на даче у И. Н. Львова в Пушкине.

Смотрит в исполнении любителей водевиль «Чашка чаю».

В этом спектакле «я сперва должен был участвовать, но так как было мало репетиций, то я отказался».

Дневник. Архив К. С., № 736.

33 Вместе с братом Владимиром знакомится с Анной Александровной и Еленой Александровной Набоковыми, живущими в дачной местности Жуковке.

«Они нам обоим очень понравились как лицом, так и уменьем себя держать. Вовсе не кокетничают, как это делают все другие барышни. Кроме того, видно, что они не особенно занимаются собой, потому что руки и лицо у них довольно загорелые, сарафаны на них совершенно просты, хотя сделаны с большим вкусом. Юбка и лента на голове красные. Рубашка белая, вышитая красными узорами, волосы заплетены в косу».

Там же.

Участвует вместе с «жуковскими барышнями» в больших верховых прогулках — «кавалькадами» и в водных праздниках с катаниями на лодках.

«Бывало и так, что мы с Костей уезжали верхом в разных направлениях и, к взаимному удивлению, встречались у жуковских барышень».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 47.

«В Любимовке у нас было много лодок, между прочим, громадная лодка “Орел”, поднимавшая более двадцати человек. По инициативе Николая Семеновича Кукина22* была сформирована и обучена команда гребцов (Н. С. Кукин, Костя, я). Мы гребли идеально по-морски, с вывертом весел, салютами и т. п. Все делалось по команде».

Там же.

В домашнем спектакле в Любимовке играет роль Лешего в детской пьесе «Спящая фея», поставленной на французском языке, и роль Пишо в переводном водевиле «Полюбовный дележ, или Комната о двух кроватях».

«Я играл Лешего и производил эффект балаганными жестами и диким криком».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 190.

В водевиле «играли Костя и Федя Кашкадамов, оба в ночных сорочках и колпаках. Костя исполнял роль Пишо, причем никого не копировал».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 383.

ИЮЛЬ 16

Праздник в Любимовке с катанием на лодках и танцами в помещении театра.

34 «С утра все были заняты приготовлением лодок и залы для танцев. С 12-ти часовым поездом приехали некоторые из гостей и помогали нам приготовляться к празднику. В 3 часа был обед, заменявший завтрак, и обыкновенный обед (в 5 часов). Около 4-х часов пришла музыка: зеленые музыканты23*. К 6-ти часам стали съезжаться гости. … Начали садиться на лодки. Пассажиры все находились на главной пристани против дома, а гребцы на прачечном плоту, который был кругом уставлен лодками, вымытыми и украшенными коврами, флагами и красными подушками. Прежде всего стали подавать “Орла” как самую большую и главную лодку. … Наконец лодки тронулись. “Орел” с музыкой поехал впереди, а за ним длинной вереницей плыли другие лодки. Когда мы приехали на фабрику, мамаша велела нам пересесть в лодку Набоковых, что мы исполнили с особенным удовольствием. Назад наша лодка шла лучше всех, за что [мы] получили неоднократные хвалы и одобрения от Елены и Анны Александровны24*. После катания все пили чай на террасе и гуляли по саду. Музыка играла на площадке против буфета. Наконец, уже в 9-м часу, музыка была переведена на сцену театра и всех гостей стали просить в залу».

Дневник. Архив К. С., № 736.

ИЮЛЬ 23

Воскресная прогулка верхом на лошадях.

«По прямой дороге к Черкизову Штекер25* пустился в полный карьер; Арно26* не вытерпел и пустился за ним, я тоже заразился этим примером и, несмотря на то, что в это время я был на большом расстоянии от них, все-таки благодаря моей быстроногой лошади, я пронесся как молния и обогнал всадников около самой деревни. Очень трудно было удержать разгоряченных коней, так как около деревни дорога обрывом идет круто вниз».

Там же.

АВГУСТ, конец

Уходит из гимназии и поступает в пятый класс Лазаревского института восточных языков в Армянском переулке.

«Многие из беглецов 4-й гимназии переводились в Лазаревский институт восточных языков, в котором первые восемь классов равнялись по курсу классической гимназии».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 50 – 51.

35 «Очевидно, отец рассчитывал, что знание восточных языков пригодится в торговом деле, тем более, что Товарищество было связано со Средней Азией».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 374.

ОСЕНЬ – ЗИМА

«Помню, как утром приходил ты в школу, с каким энтузиазмом и увлечением рассказывал мне, рядом сидящему с тобой, что ты вчера вечером был в Малом театре, видел Акимову, Музиля и проч., и заражал ты своим увлечением и рассказами и меня, далеко стоящего от театра…»

Письмо К. С. Аджемова27* к С., 1928 г. Архив К. С.

«Я могу смело сказать, что получил свое воспитание не в гимназии, а в Малом театре».

Собр. соч., т. 1, стр. 518.

ДЕКАБРЬ 31

Изображает Олоферна в живой картине и пантомиме на тему «Юдифь и Олоферн», поставленной в доме С. И. Мамонтова художником А. В. Праховым. В других картинах, осуществленных В. Д. Поленовым, принимает участие И. Е. Репин. «Дом Мамонтова находился на Садовой, недалеко от Красных ворот и от нас. Он являлся приютом для молодых талантливых художников, скульпторов, артистов, музыкантов, певцов, танцоров. Мамонтов интересовался всеми искусствами и понимал их».

Там же, стр. 137.

«Знакомство с художниками (В. Д. Поленов, Репин, Суриков, Серов, Коровин28* и пр.) и, главное, с самим С. И. Мамонтовым произвело на меня как артиста большое впечатление».

Письмо к А. Е. Грузинскому, 1910, декабрь. Собр. соч., т. 8, стр. 220.

1879

МАРТ 18

Участвует в любительском спектакле в доме своего двоюродного брата В. Г. Сапожникова у Красных ворот; играет роли Жилкина в комедии-шутке В. Крылова «Лакомый кусочек» и лакея Семеныча в комедии П. Фролова «Капризница».

Среди зрителей — С. И. Мамонтов, И. Е. Репин, В. Д. Поленов.

36 «В первой пьесе до мелочей копировал Музиля и имел успех. С особым уважением относился к Н. С. Третьякову29*, который пользовался тогда репутацией хорошего актера и будущего Шумского (он тоже не отказывался от копировки последнего).

Во второй пьесе играл самостоятельно, и роль удавалась сравнительно недурно».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 191.

АПРЕЛЬ 5

На вечере у И. Н. Львова на Таганке встречается с сестрами Захаровыми — Пелагеей Александровной и Прасковьей Александровной30*.

«Я старался быть как можно оживленнее и веселее и принимал приемы Арно, как занимать барышню. И эти манеры должны были нравиться Пелаг. и Пр. Алекс. так как они, находясь всегда в своем кругу, который был не очень-то образцовый по образованию и состоял из приказчиков, подобных Камзолкину, редко находились в обществе вполне цивилизованных людей, к которым я осмелюсь и себя более или менее причислить».

Дневник. Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 23 – 24.

АПРЕЛЬ 6

С И. Н. Львовым и П. А. Захаровой на Антропологической выставке при Московском университете.

После осмотра выставки прощание с Пелагеей Александровной «было очень трогательно, и уже когда мы начинали исчезать друг у друга из вида, то мы перестали переглядываться издали.

Что со мной делалось в вечер этого дня и весь следующий день, вы себе этого и представить не можете.

С одной стороны, конец Пасхи, наступление занятий и близость экзаменов. С другой стороны, и самое ужасное, сколько времени предстояло не видаться с Захаровыми».

Там же, стр. 35.

АПРЕЛЬ – МАЙ

«Наступила весна; солнышко ярче стало светить и теплее греть. Стали приготавливаться к отъезду на дачу; везде слышен запах камфары, табаку и меха».

Там же.

МАЙ

«Почти каждый день приходил Ив. Ник.31* Время было самое скверное, начало экзаменов».

Там же, стр. 36.

37 МАЙ 16

Е. В. Алексеева пишет из Любимовки:

«Ради Бога не унывай, голубчик мой, и не трусь так экзаменов, а то у тебя и рассудок и мысли все пропадут во время extemporale, ты сам себя запугиваешь».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

МАЙ 20

«Настали экзамены; я с первого же и провалился. В тот самый день, как я ухнул по латыни, папаша купил и подарил мне великолепную английскую 600-рублевую лошадь. Счастья моего нельзя описать. Это было 20-го мая».

Дневник. Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 36 – 37.

ЛЕТО

В Любимовке.

«Мы с братом часто ездили на хороших лошадях и прослыли за великолепных ездоков, так что не раз получали лестные замечания от встречных всадников. Приезжали мы обыкновенно в Пушкино к 9-ти часовому поезду, когда на платформе был самый сбор. Почти каждый раз, проезжая мимо оной, мы и нас замечали Захаровы и расспрашивали, отчего долго не были, и приглашали сейчас идти к ним пить чай. Каждый раз мы отказывались, потому что были на хороших лошадях, которых мы боялись дать неумелому человеку».

Там же, стр. 39.

«У нас были свои лошади. Костя ездил на Причуднике32*. Такого красавца редко встретишь. Караковый, высокий, с лебединой шеей и точеной головой, необычайно красивым аллюром, он невольно останавливал на себе внимание. Костя ездил идеально, немножко “по-николаевски”; несмотря на страшную тряскость лошади на рыси, он был как приклеен к седлу, рука у него была замечательная, мягкая. Как Причудник, так и всякая другая лошадь шли под Костей идеально.

… Всю манежную езду мы знали превосходно, всякие траверсы, ранверсы, контргалопы и прочее, а о перемене ноги на галопе и говорить нечего».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 53.

АВГУСТ 29

Играет роль Пишо в детском домашнем спектакле на французском языке.

Письмо А. С. Алексеевой к И. Н. Львову от 8/IX. Архив А. С. Штекер.

38 ДЕКАБРЬ

Сочиняет и режиссирует пантомиму, в которой исполняет главную роль Мефистофеля. Во время рождественских каникул ездит с этой пантомимой по домам родственников и знакомых33*.

«К нам в дом тоже прикатила компания ряженых… — вспоминает С. С. Мамонтов34*, — в залу рядами вошли темные капуцины с закрытыми лицами… Вдруг среди темных монашеских ряс мелькнуло что-то огненно-красное, и перед нами… предстал Мефистофель… Монахи продолжали свое чинное шествие вокруг зала, а Мефистофель корчился от их святости и забегал вперед, стараясь ввести в соблазн святых отцов. Юношеский его стан был на диво строен и гибок, каждое движение обдуманно, красиво и выразительно.

Художественный вкус тогдашних москвичей был, конечно, значительно ниже теперешнего, но они почуяли нечто выдающееся в игре Мефистофеля и смотрели, затаив дыхание, на ловкого дьявола. … В монахах стала замечаться какая-то неуверенность, чары нечистого, видимо, оказывали на них действие…

И вот он выпрямился и сделал властное колдовское движение. Темные рясы свалились с капуцинов. Часть их превратилась в миловидных балетчиц в тарлатановых “пачках”, часть — в ярко наряженных молодых людей.

… Во всей этой пустяшной пантомиме ощущалась рука даровитого и крупного режиссера».

С. Мамонтов, Светочи искусства. — Газ. «Киевская жизнь», 1913, 22/I.

ДЕКАБРЬ 29

Участвует в первом домашнем любительском спектакле семьи С. И. Мамонтова; играет небольшую роль молодого патриция в драме А. Н. Майкова «Два мира». Главную роль римского патриция Деция исполняет В. Д. Поленов, Марцелла — петербургский художник Р. С. Левицкий, Лезбию — М. Н. Климентова. «Василий Дмитриевич принимал непосредственное горячее участие во всех подробностях постановки; сам он написал декорацию (шла одна последняя картина драмы), сам с моей матерью налаживал костюмы и с моим отцом режиссировал и заботился о бутафории».

В. С. Мамонтов, Воспоминания о русских художниках, М., Изд-во Академии художеств СССР, 1951, стр. 24.

1880

МАЙ

Кончает 6-й класс Лазаревского института восточных языков.

«К несчастью, я не был удостоен быть допущену к экзамену, поэтому 39 летние мои вакации начались почти месяцем раньше остальных моих товарищей 6-го класса».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 48.

ИЮНЬ

Вместе с братом Владимиром был на даче у П. М. Третьякова в Куракине, недалеко от станции Тарасовки, где встретился с писателем Д. В. Григоровичем. Интерес к Д. В. Григоровичу «затмили в тот вечер появившиеся у нас юноши, братья Алексеевы».

А. П. Боткина, Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве, «Искусство», 1960, стр. 234.

ЛЕТО

В Любимовке.

«Первое время я положительно ничего не делал ни для своего удовольствия, ни для собственной пользы и развития. Но это продолжалось недолго; видя постоянно перед собою сцену и великолепно устроенный театр, во мне скоро проснулось желание поддаться влиянию одной из муз. Живо задумал план пьесы, которую хотел сам написать, мечтая отличиться не только на поприще артиста, но даже и писателя. План подробно составлен, первое действие написано. Зарождается новая мысль. Именно: отдать себя под покровительство музы живописи… и я покупаю краски, полотна и после некоторых маленьких фиаско делаюсь настоящим декоратором и уж мечтаю вызвать неоднократный взрыв рукоплесканий за мое художественное мазание. Но все это скоро мне надоело, и я окончательно охладел к моей пьесе, но страсть к игре во мне далеко не потухла, и я всеми силами старался пробиться через толпу препятствий и выступить перед публикой хотя в каком-нибудь ничтожном водевиле. Мечта и желание мое оправдались. Я играл два раза и довольно удачно».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 48.

ИЮЛЬ 8

Играет в Любимовском театре роль Пишо в водевиле «Полюбовный дележ, или Комната о двух кроватях» и роль Милостивого государя в водевиле «Покойной ночи, или Суматоха в Щербаковском переулке». Водевиль «Полюбовный дележ», уже игранный в Алексеевском кружке, «вновь имел успех. Нас всех поразило, что был заметен артистический рост исполнителей».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 383.

«Во второй же пьесе, играя свирепого военного, выказал много отчаянности, так что публика говорила, что у меня есть наклонность к драматическим ролям — вероятно, потому что я отчаянно бил посуду, рвал свой сюртук и ломал мебель».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 191 – 192.

40 ИЮЛЬ, после 8-го

Едет с отцом, братом Владимиром, сестрами Зинаидой и Анной в Петербург.

ИЮЛЬ 13

Из письма Е. В. Алексеевой к С. В. Алексееву:

«Продлите, голубчик мой Папочка, свое путешествие и прокатитесь в Финляндию, тебе и детям это будет очень интересно; будь до конца добр и исполни это, голубчик мой, ведь до Финляндии из Питера только всего 160 верст, увидите там знаменитый водопад Иматру, ведь весь свет теперь ездит в Финляндию, там все удобства есть и отличные гостиницы даже. Если же ты ни за что не будешь так добр и не доставишь мне и детям этого удовольствия ехать на водопад в Финляндию, то позволь Володе с Костей вместо подарка за его именины прокатиться и осмотреть хорошенько Финляндию; с Тупиковым они тогда отдельно позднее вернутся в Любимовку».

Архив С. В. и Е. В. Алексеевых.

АВГУСТ 3

Спектакль Алексеевского кружка в Любимовке. С. играет роль Августа Карловича Фиша в водевиле П. С. Федорова «А и Ф» («Аз и Ферт») и парикмахера — француза Видаля в переводном водевиле П. И. Григорьева «Зало для стрижки волос».

«Роль Фиша мне удавалась. Я перестал копировать Музиля голосом, но сохранил его манеры. Роль была несколько утрирована, но произвела приятное впечатление на публику».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 192.

«Обычно на спектаклях Костя был в центре внимания зрителей, так как и с ошибками в игре был лучше всех».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 383.

Во втором водевиле «был похож действительно на француза, в нем проявлялся живой темперамент».

Там же.

41 1881 – 1887
Увлечение балетом. Распорядитель на похоронах Н. Г. Рубинштейна. Уход из Лазаревского института и начало службы на золотоканительной фабрике. Гастроли Сальвини. Первые режиссерские опыты в Алексеевском кружке. Оперетта. Уроки пения. Директор московского отделения Русского музыкального общества. Встречи с известными музыкальными деятелями. Успех оперетты «Микадо» Сюлливана в Алексеевском кружке. Исполнение роли Нанки-Пу. Работа с А. Ф. Федотовым над ролью Ихарева. Проекты создания общества искусств.

1881

«С восемнадцати лет Костя сделался настоящим балетоманом и ни одного балетного спектакля не пропускал».

А. С. Штекер, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 28.

«… Я ходил в балет не ради ученья, а потому что мне нравилась таинственная красочная и поэтичная жизнь кулис.

… Шум, крик, нервная атмосфера — все перепуталось, смешалось, вся сцена обнажилась для того, чтобы после создавшегося столпотворения все снова постепенно пришло в порядок и создало новую стройную, гармоническую картину. Если есть на земле чудесное, то только на сцене!

Можно ли среди такой обстановки не влюбиться? И я был влюблен, и я смотрел целые полгода на одну из воспитанниц школы, которая, как меня уверяли, была без памяти влюблена в меня, и мне казалось, что она мне улыбается и делает таинственные знаки со сцены. Нас представили друг другу впервые, когда воспитанниц школы распустили домой на Рождество. Но… скандал! Оказалось, что я полгода смотрел не на ту, которую считал своею. Но и эта другая мне сразу понравилась, и я тут же влюбился в нее. Все это было по-детски наивно, таинственно и поэтично и, главное, чисто».

Собр. соч., т. 1, стр. 143 – 144.

ЯНВАРЬ 2

Смотрит в Большом театре фантастический балет композитора Неф-кура «Дева ада» с участием молодой солистки балета А. И. Помяловой.

42 «Замечательный день. Утром был в “Деве ада”. Помялова заметила меня и все время делала глазки и кокетничала со мной».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 50.

Вечером на балу у И. А. Ермолова встречается с машинистом и декоратором Большого театра К. Ф. Вальцем, со многими артистами балета, в том числе с А. И. Помяловой.

Там же.

ЯНВАРЬ 3

«Был под впечатлением вчерашнего дня, с восторгом рассказывал о бале; меня изводили, но я не сердился».

Там же, стр. 51.

Вечером — на представлении в цирке А. Саламонского на Цветном бульваре.

«Была страшная скука».

Там же.

ЯНВАРЬ 4

Днем слушает оперу «Демон» А. Г. Рубинштейна с П. А. Хохловым в главной партии.

«Во втором действии танцевала Помялова. Она сразу увидала меня и поклонилась глазами. В продолжение всего остального времени она переглядывалась со мной и в конце отвесила мне низкий поклон. Я был на седьмом небе».

Там же.

Вечером — в Большом театре на балете «Конек-Горбунок», музыка Ц. Пуни.

ЯНВАРЬ 5

«Скука; главным образом оттого, что все лучшее на праздниках прошло и впереди ничего решительно нет35*. Представляются мне гимназические лавки, вспоминаю чувство боязни перед отвечанием уроков, и в связи с этими мыслями я ясно воображаю и представляю личико Помяловой, потом опять лавки, развернутые книги и навек потерянное свидание с Александрой Ивановной».

Там же.

ЯНВАРЬ 6

В театре «Буфф» — на волшебной сказке В. И. Родиславского «Иван-царевич».

43 ЯНВАРЬ 12

«Весь день учился».

Там же, стр. 53.

Вечером был на балете А. Адана «Жизель» в постановке Ж. Перро и комическом балете в одном действии «Летний праздник» композитора Лаге. Партию Жизели исполняла выдающаяся балерина Л. Н. Гейтен. «После спектакля пошел к театральной школе, дождался воспитанниц. Помялова 2-я36* меня узнала, кивнула головой, фыркнула и убежала».

Там же, стр. 54.

ЯНВАРЬ 13

«Кашель значительно увеличился, так что я не хотел было уж идти в школу, но все-таки отправился, чтобы не слышать нареканий от родителей: “В балет ездишь, а в школу нет!” Придя из института, сильно кашлял и поэтому не мог вечером ехать смотреть “Фауста”…»

Там же.

ЯНВАРЬ 14

«Вчера в театре не был, следовательно, сегодня можно в институт не ходить, что я и привел в исполнение».

Там же.

ЯНВАРЬ 15

«Был в институте, в 12 часов вернулся назад; хрипота не прекращалась. Вечером удрали с Володей в театр на “Демона”».

Там же, стр. 54.

ЯНВАРЬ 16

В Малом театре в бенефис артиста М. А. Решимова смотрел комедию А. Потехина «Вакантное место», комедию в одном действии Пальерона «Искорка», переделанную А. Н. Плещеевым, и картину в одном действии Оникса «Я именинник». В спектакле участвовали Акимова, Медведева, Никулина, Рыкалова, Садовская, Самарин, Ленский, Музиль, Макшеев, М. П. Садовский. С. «особенную симпатию почувствовал» к М. В. Ильинской, исполнявшей роль Сашеньки в «Искорке».

ЯНВАРЬ 19 и 20

Болен. Читает и выбирает пьесы для нового спектакля в Алексеевском кружке.

44 ЯНВАРЬ 22

Готовит роль Пурцлера в переводном водевиле «Геркулес».

«Скука; все еще сижу дома. Читал пьесы, учил роль, играл на фортепьяно, уроками же не занимался…»

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 55.

ЯНВАРЬ 25

Репетирует спектакль Алексеевского кружка; играет роли Коко в водевиле «Много шума из пустяков» и Пурцлера в «Геркулесе».

«Мы заперлись в зале и начали репетировать. Все шло хорошо. Я остался довольным собой и поэтому очень повеселел на все остальное время сегодняшнего дня».

Там же, стр. 56.

ЯНВАРЬ 27

В Большом театре на пантомимическом балете «Сатанилла, или Любовь и ад» П.-Л. Бенуа и И.-А. Ребера (инструментовка К. Лядова).

ЯНВАРЬ 31

Утром в Большом театре на репетиции балета «Арифа — жемчужина Адена» Ю. Г. Гербера с П. М. Карпаковой в главной роли.

«Во время третьего антракта мы пошли в партер, в бенуаре с правой стороны сидели воспитанницы, между ними и Марья Ивановна Помялова. Она увидела нас и, позабывшись, привскочила и стала улыбаться и делать какие-то знаки, но классная дама ее остановила. Мы с Густей37* прошли мимо ее ложи, она закрыла лицо руками и уткнулась в барьер, но не выдержала и фыркнула. По-видимому, она была нами очень довольна. Наша ложа была над их, но, несмотря на это, мы свешивались и переглядывались».

Там же, стр. 57 – 58.

ФЕВРАЛЬ 1

Заказывает И. М. Кондратьеву декорации для спектакля Алексеевского кружка.

На большую художественность декорации «не претендовали. Простой павильон или древесные кулисы — вот и все. Костюмы фабриковались большей частью из какого-нибудь старья… иногда брали костюмы напрокат. … Все внимание обращалось на исполнение. Спевок и репетиций было несчетное количество, и только тогда пьеса считалась готовой, когда все шло гладко».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 57.

45 ФЕВРАЛЬ 2

Днем репетирует «в новом зале при домашней публике» комедию в одном действии Э. Скриба «Жизнь или смерть».

«Мною остались довольны».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 58.

Вечером — на премьере балета «Арифа — жемчужина Адена». Бенефис П. М. Карпаковой.

ФЕВРАЛЬ 3

Кончил читать роман Д. В. Григоровича «Переселенцы». Вечером в Малом театре смотрит драму В. Александрова «Дело Плеянова» с А. П. Ленским в роли Дарского и водевиль «Слабая струна» с А. Д. Давыдовым в роли Калифуршона.

ФЕВРАЛЬ 4

Репетиция в доме Алексеевых комедии «Жизнь или смерть» и водевиля «Геркулес».

ФЕВРАЛЬ 8

«Три раза прорепетировали “Геркулеса”».

Вечером «сначала репетировали “Жизнь или смерть”, которая прошла вяло, а потом “Много шума из пустяков” два раза».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 59.

ФЕВРАЛЬ 10

Репетирует «Геркулеса».

ФЕВРАЛЬ 11

«Болен. Прижигали горло».

Там же.

Вечером репетиция «Много шума из пустяков» и комедии «Жизнь или смерть».

ФЕВРАЛЬ 15

Репетирует роль Коко в «Много шума из пустяков». «Я играл хорошо…»

Там же, стр. 60.

ФЕВРАЛЬ 16

«В первый раз был в институте, еле высидел. Вечером был дома. Приезжал доктор».

Дневник. Там же.

46 ФЕВРАЛЬ 18

Утром — на 230-м представлении балета «Конек-Горбунок» с участием известной балерины Станиславской.

Вечером — на бенефисе певца и режиссера Большого театра А. И. Барцала, исполняющего партии Финна и Баяна в «Руслане и Людмиле».

ФЕВРАЛЬ 19

На балете «Арифа — жемчужина Адена».

После балета устраивает со своими товарищами в ресторане ужин; приглашает А. И. Помялову.

ФЕВРАЛЬ 20

«Утром я узнал, что папаша с мамашей на меня сердятся38*. Я решился им сказать всю правду. Они нисколько не рассердились».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 61.

Вечером — на «Коньке-Горбунке» с другим составом исполнителей.

ФЕВРАЛЬ 21

Под руководством преподавателя музыки в доме Алексеевых П. Т. Конева участвует в исполнении в шестнадцать рук марша из оперы Д. Мейербера «Африканка».

«Помню, играли марш из “Африканки” Мейербера “с треском”, как выражались братья».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 369.

«После обеда наши поехали в Малый, а я — в Большой, где давали “Арифу”…»

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 61.

ФЕВРАЛЬ 22

В Большом театре на утреннем спектакле. Давали третий акт оперы А. Н. Верстовского «Аскольдова могила», балет Г. Шмидта «Роберт и Бертрам, или Два вора» и первую картину третьего акта балета «Конек-Горбунок».

ФЕВРАЛЬ 23

«Пост. Уныние. Воспоминания о прошедшем. Скучные вечера. Описывать не стоит».

Там же, стр. 62.

ФЕВРАЛЬ 24

«Скука; кроме института никуда не ездил».

Дневник. Там же.

47 ФЕВРАЛЬ 28

В доме Алексеевых репетиция музыкального вечера; в программе произведения Глинки, Чайковского, Бетховена, Листа, Моцарта, Шопена и других композиторов. С. репетирует со своими партнерами марш из «Африканки».

Там же.

МАРТ 1

Музыкальный вечер в доме Алексеевых.

«Все было отлично сервировано и убрано. Народу было 64 человека. Первое отделение было очень скучно, второе лучше, перед началом третьего отделения вбежал Коля39* и объявил, что государь убит40*. Все были поражены. Вечер прекратился. Гости хлынули к подъезду».

Там же, стр. 63.

МАРТ 2

Читает роман Лермонтова «Герой нашего времени».

МАРТ 4

«К восьми часам вечера пришел Конев, чтоб играть в восемь рук увертюру из “Тангейзера”. Проиграли ее два раза».

Там же.

МАРТ 11

Читает сочинения Д. В. Григоровича.

Узнает о смерти в Париже Н. Г. Рубинштейна.

МАРТ 14

«В институте было классное сочинение. Я написал его хорошо. Хотя немного, но все-таки пользовался книгой».

Там же, стр. 65.

МАРТ 21

«В институте было только два урока. Остальное время все рисовал на доске; все дивились, а меня это занимало. После института при переодевании изучал позы разных ролей — Демона, рыцарей и т. д.».

Там же, стр. 65.

МАРТ 23

«Был в институте; вечером читал».

Дневник. Там же, стр. 66.

48 МАРТ 24

Через посредство Н. А. Алексеева получает предложение быть одним из распорядителей на похоронах Н. Г. Рубинштейна.

«Мне поручили начинать шествие и вести консерваторские депутации; дали значок. Купил цилиндр».

Там же, стр. 66.

Во время подготовки к похоронам знакомится с главным режиссером Большого театра А. И. Барцалом, профессором С. А. Муромцевым — мужем М. Н. Климентовой, и другими.

МАРТ 25

Встречает на Смоленском вокзале гроб с прахом Н. Г. Рубинштейна. «С утра погода была ужасная: холод, страшная вьюга. К 12 часам я был на Смоленском вокзале. Отыскал депутатов и хлопотал страшно».

Там же.

«Я, как и многие из распорядителей этой процессии, совершенно изнемог после первого дня встречи гроба и переноски его в университетскую церковь, где совершалось отпевание».

Собр. соч., т. 1, стр. 522.

МАРТ 26

Похороны Н. Г. Рубинштейна на кладбище Даниловского монастыря. «К 12 часам поехали с братом в Университет. Там я приготовил все венки, вручил их депутатам, а сам пошел отыскивать Причудника в траурном седле. Еле-еле нашел. Я чувствовал, что произвожу некоторый фурор. Распоряжался, кажется, недурно; толпа слушалась».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 66.

«… Верхом на красавце-коне в траурной сбруе, в черных сапогах, в черном длинном пальто и черном цилиндре, я выехал и встал во главе процессии. Вскоре процессия двинулась, я открывал ее. Мой конь гарцевал. Я чувствовал себя великолепным.

Только что двинулась процессия, с двух сторон по бокам меня явились два жандарма на конях, и я казался словно арестованным. Эффект в значительной степени был испорчен.

“Это кто же?” — спрашивала публика, шпалерами стоявшая по улице. “Вон тот, на коне, черный? Среди жандармов?”

“А это конюх ейный. А это лошадь покойника. Вот он и ведет ее!” “Да нет, это из похоронного бюро, лакей главный!”

Не подозревая о впечатлении, которое я произвожу, не подозревая о том, что все другие распорядители обманули меня и явились пешими, 49 я играл глупую роль и на долгое время был предметом острот, шуток и карикатур».

Собр. соч., т. 1, стр. 522.

«Когда в день похорон привели лошадей на Красную площадь, то я, увидев, что Николай Александрович не сел на лошадь, тоже увильнул от должности “конного” распорядителя и пошел пешком. Костя же, как более доверчивый, не раздумывая и не заметив нашей измены, сел на Причудника и поехал, как было условлено во главе процессии. Процессия от этого, в сущности, только выиграла, но бедного Костю жестоко пробрали за его “конное” участие в похоронах. В юмористических журналах появились карикатуры, изображавшие “герольда”».

В. С. Алексеев, семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 54.

МАРТ 27

«При появлении в институте меня засыпали вопросами и расспросами о вчерашнем дне».

Дневник. Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 67.

МАРТ 28

Осматривает «новую декорацию — шекспировский зал», выполненную И. М. Кондратьевым для спектаклей Алексеевского кружка.

Там же.

АПРЕЛЬ 13

«В сегодняшних газетах пропечатали меня за похороны Рубинштейна. “Даже главный официант, то есть уполномоченный Думы, и тот ехал в шляпе”».

Там же, стр. 69.

АПРЕЛЬ 20

«Все наши и я тоже отправились в Оружейную палату. Оттуда всем семейством — в Пассаж. Долго ходили. Я с сестрами вышел к Театральному училищу. Стою. Вдруг форточка отворяется, показывается Калмыкова. Увидала меня и скрылась. Не прошло и трех минут, как во все форточки выглядывали воспитанницы. Слышен был хохот. Вдруг все спрятались, должно быть, классная дама. Опять появились. Больше всех действовали Черепова 2-я и Полякова41*. Наконец все скрылись, и сердитая рука классной дамы захлопнула форточку. Должно быть, все стоят в углу по моей милости».

Там же, стр. 71.

50 АПРЕЛЬ 27

«Начинаю подумывать об экзаменах. В доме возня. Шумят, кричат. Завтра переезжают на дачу».

Там же, стр. 72.

АПРЕЛЬ 28

«Переезд; я остаюсь в городе».

Там же.

МАЙ 1

«На гулянье не поеду. Отправляюсь на дачу. В первый раз еду верхом в Пушкино».

Там же.

МАЙ 10

«Завтра первый экзамен по латинскому. Зубрю, и сильно зубрю».

Там же.

МАЙ 11

«Встал рано. Написал все нужное на манжетах. Запасся записками.

Работа дана нетрудная. Выдержал».

Там же.

МАЙ, вторая половина

Кончает 7-й класс Лазаревского института.

ЛЕТО

В Любимовке готовит с сестрами и товарищами спектакль, состоящий из нескольких переводных водевилей. Играет роль Коко в «Много шума из пустяков», парижского студента Мегрио в «Тайне женщины», философа Калифуршона в «Слабой струне» и Карла Меронова в «Карле Смелом». (В водевиле «Много шума из пустяков» роль Жака Симоне исполнял С. В. Алексеев.)

«Дело было летом, мы, актеры, жили все вместе, безвыездно, в Любимовке. Поэтому можно было без конца репетировать, а потом и играть при первом удобном случае; и мы широко пользовались этой возможностью. Встанешь, бывало, утром, выкупаешься и — сыграешь водевиль. Потом позавтракаешь — и сыграешь другой. Погуляешь, опять повторишь первый. А там, смотришь, вечером кто-то приехал в гости, мы к нему:

“А не хотите ли, мы вам сыграем спектакль?”

“Хочу”, — ответит приезжий. Зажигаем керосиновые лампы — декорации никогда не снимались, — 51 спускаем занавес, надеваем — кто блузу, кто фартук, чепец, кепи, и спектакль начался для одного зрителя. Для нас это были репетиции, при каждом повторении которых мы ставили себе все новые и новые задания ради самоусовершенствования».

Собр. соч., т. 1, стр. 100.

«В роли Мегрио Костя мало походил на любителя. Своей тонкой игрой он создал образ французского студента. Естественность, легкость игры, внешняя привлекательность, молодость, задор, кокетство, веселые остроты и задирание партнеров, ухаживание за молодой прачкой, выразительность куплетов и интонаций — все было артистично, естественно».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 384.

ОСЕНЬ

«Костя умолил отца не заставлять его оканчивать Лазаревский институт. Отец согласился, и через несколько месяцев Костя стал работать в конторе на золотоканительной фабрике».

Там же, стр. 379.

«Костя поступил по собственному желанию на золотопрядильную фабрику Товарищества “Владимир Алексеев” в Рогожской, под начальство нашего дяди, Александра Владимировича Алексеева, и его сына Николая Александровича (потом городского головы). Костя не любил гимназии и института и поступление на фабрику считал освобождением от классицизма. Он быстро освоился с делом, им были довольны. Работа там была кропотливая и ответственная. Приходилось иметь дело с золотниками и долями золота и серебра. Трудность была еще в том, что надо было взвешивать металл, катушки, крохи и прочее правой рукой на очень чувствительных коромысловых весах, а на счетах одновременно считать левой рукой, причем, считая, надо было пользоваться различными приемами, требовавшими громадной привычки и ловкости. Работать надо было быстро и верно».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 55.

НОЯБРЬ 25

Первое выступление под псевдонимом «Станиславский» в открытом любительском спектакле в театре Секретарева на Кисловке. Играет роль помещика Бардина в комедии В. Крылова «Лакомый кусочек» и роль философа Калифуршона в водевиле «Слабая струна».

52 1882

ЯНВАРЬ 26

На художественно-музыкальном вечере в зале Кононова.

ЯНВАРЬ – ФЕВРАЛЬ

Посещает спектакли итальянской оперной труппы, гастролирующей в Москве в помещении Большого театра.

ЯНВАРЬ 27

На опере Ж. Массне «Король Лагорский» с участием Девойда.

«Кто восторгал нас, так это баритон — француз Девойд. Как он пел! Как играл! Как переживал на сцене!»

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 372 – 373.

ЯНВАРЬ 31

Слушает оперу Мейербера «Гугеноты» в исполнении Мазини, Котоньи, Марии Дюран, Паулины де Лука и других.

ФЕВРАЛЬ 14

На опере Д. Верди «Аида» с участием Марии Дюран, Маркони, Васелли и других.

ФЕВРАЛЬ 26

На опере Доницетти «Лючия ди Ламмермур» с участием Марчеллы Зембрих, Маркони, Васелли, Кореи и других.

АПРЕЛЬ 7 – 29

«Москва была осчастливлена приездом короля трагиков — знаменитого Томмазо Сальвини (отца). Он со своей труппой играл почти весь пост в Большом театре. Давали “Отелло”»42*.

Собр. соч., т. 1, стр. 223.

«… Никого Костя не ценил выше Сальвини».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 48.

«Сальвини был мой бог, я его копировал».

Собр. соч., т. 6, стр. 288.

«Но странно, почему, когда я смотрел Сальвини, я вспоминал о Росси, о великих русских актерах, которых я видел тогда? Я чувствовал, 53 что между ними есть что-то общее, родственное, хорошо мне знакомое, что я встречаю только в очень больших артистах. Что это?»

Собр. соч., т. 1, стр. 224.

«С тех пор, как я видел Сальвини, мечта о роли Отелло уже не переставала жить во мне».

Там же, стр. 225.

АПРЕЛЬ 21

Смотрит в Большом театре балет «Арифа — жемчужина Адена» Ю. Г. Гербера43*.

Письмо Е. В. Алексеевой к З. С. Соколовой. Музей МХАТ. Архив З. С. Соколовой.

ИЮНЬ – ИЮЛЬ

В Любимовке режиссирует спектакль, состоящий из нескольких сцен комедии Мольера «Брак поневоле» (в переводе Д. Т. Ленского «Хоть тресни, а женись»), двухактной комедии В. Крылова «Чудовище», французского водевиля «Любовное зелье, или Цирюльник-стихотворец».

«Необходим был и режиссер, но так как его не было, а играть хотелось страшно, приходилось самому стать режиссером. Сама жизнь заставляла нас учиться и устраивала нам практическую школу».

Собр. соч., т. 1, стр. 98.

Репетирует главную женскую роль в «Любовном зелье» с сестрой З. С. Соколовой, неожиданно заменившей заболевшую исполнительницу. «Не веря в благоприятный исход этой замены, я репетировал по обязанности и часто не мог скрыть недоброго чувства к ней, хотя она была ни в чем не повинна и вовсе не заслуживала моего недоброжелательства. Я мучил ее и довел на одной из репетиций до последнего предела терпения. С отчаяния она провела главную сцену пьесы так, что мы ахнули. Точно она вырвала из себя то, что закупоривало ей душу, как пробка».

Там же, стр. 102 – 103.

ИЮЛЬ 24

Спектакль Алексеевского кружка в Любимовке. С. играет роль философа Панкраса в сценах из комедии «Хоть тресни, а женись» и цирюльника Лаверже в «Любовном зелье».

«Панкраса играл плохо. Старался копировать Булдина, ученика Консерватории, но ничего из этого не вышло. Костюм носил сносно, гримом напоминал Петра I. Крику было много. Фигуры не получилось. 54 Зато Лаверже удался вполне, он был сыгран легко, красиво, весело. Это пока лучшая моя роль».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 194.

«… Роль цирюльника Костя играл артистически. Эта роль осталась его любимой на всю жизнь, до старости, он сам признавался в этом».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 385.

«Косте был поднесен лавровый венок с надписью на ленте: “От артистов-любителей — товарищу-режиссеру. Любимовка, 24 июля”».

Там же, стр. 386.

СЕНТЯБРЬ 26

В Большом театре на балете «Коппелия» Л. Делиба с Л. Н. Гейтен в главной роли.

Л. Н. Гейтен «поражала нас изумительной мимикой. Иногда мы даже не хлопали, так были полны переживаний».

З. С. Соколова, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 9.

ОКТЯБРЬ 2

На гастрольном спектакле Варшавской балетной труппы Луковича в помещении Русского драматического театра (на месте нынешнего МХАТ)44*. Исполняется: первое действие балета «Страх и Зоська» и дивертисмент.

ОКТЯБРЬ 10

В цирке Гинне на представлении труппы Чинизелли.

ОКТЯБРЬ 11

На опере «Демон» в Большом театре. Партию Демона исполняет Б. Б. Корсов.

ОКТЯБРЬ 17

На балете «Сатанилла, или Любовь и ад» в Большом театре с П. М. Карпаковой в главной роли.

ОКТЯБРЬ 25

Слушает комическую оперу «Три мушкетера» Луи Варней в исполнении опереточных артистов в помещении Пушкинского театра.

55 НОЯБРЬ 5

На опере «Аида» в Большом театре с участием Крутиковой, Закшевского, Борисова.

«Билет купил Костя на свои деньги».

Дневник А. С. Алексеевой. Архив А. С. Штекер.

НОЯБРЬ 11

На балете «Лебединое озеро» с Калмыковой в роли Одетты.

НОЯБРЬ 13

В Благородном собрании на концерте симфонического оркестра под управлением М. Эрмансдерфера, с участием известного польского скрипача Станислава Барцевича.

«Много дирижеров слышали мы. Наилучшее воспоминание осталось у меня от Макса Эрмансдерфера45*. Какая изумительная ясность была в его дирижерстве, какая четкость! Как все было разделено на куски, и как прекрасно каждый кусок был истолкован! Эрмансдерфер, по выражению одного знакомого, рисовал своей палочкой по оркестру. Много пианистов, скрипачей и виолончелистов прошло перед нашими глазами. Много певцов и певиц слышали мы в Благородном собрании».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 49.

НОЯБРЬ 21

На оперетте «Прекрасная Елена» Ж. Оффенбаха в помещении Пушкинского театра. Среди исполнителей — популярные опереточные артисты Вельская и Родон.

НОЯБРЬ 27

С Ф. А. Кашкадамовым в Благородном собрании на симфоническом концерте с участием певца-баритона И. П. Прянишникова. Дирижер М. Эрмансдерфер.

1883 – 1884

Увлечение опереттой.

«В то время, о котором идет речь, была в большой моде оперетка. Известный антрепренер Лентовский собрал прекрасные артистические силы, среди которых были подлинные таланты, певцы и артисты всех амплуа. Энергией этого исключительного человека было создано летнее 56 театральное предприятие, не виданное нигде в мире по разнообразию, богатству и широте. … Два театра — один огромный, на несколько тысяч человек, для оперетки, другой — на открытом воздухе, для мелодрамы и феерии, называемый “Антей”, устроенный в виде греческих развалин. В обоих театрах были великолепные по тому времени постановки, с несколькими оркестрами, балетом, хорами и прекрасными артистическими силами. … Все, что было известно в Европе в области садовой эстрады, начиная с кафешантанных див и кончая эксцентриками и гипнотизерами, — все перебывало в “Эрмитаже”.

… Вот этот-то любимый тогдашней молодежью “Эрмитаж” и стал мечтой наших театральных достижений».

Собр. соч., т. 1, стр. 127 – 128.

«Во время процветания оперетки при антрепренере М. В. Лентовском Костя очень увлекался Давыдовым46* и находил его игру идеальной. Его непринужденность и то общение с публикой, которое составляло особенность игры Давыдова, совсем пленили Костю. Это было время расцвета оперетки. Давались оперетки по большей части французского репертуара, но были и немецкие. … Среди актеров того времени были талантливые, например, Родон или милый Чернов, который в “Гасконце” был неподражаем. Костя очень ценил Чернова и часто выражал желание сыграть роль Крустильяка в “Гасконце”, главные места партии которого Костя знал наизусть».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 52.

1883

ФЕВРАЛЬ 7

В Большом театре на опере Мейербера «Африканка».

ФЕВРАЛЬ 20

Со всей семьей был в цирке Саламонского.

ФЕВРАЛЬ 25

Утром в Малом театре смотрит комедию В. Александрова «Надя Муранова» с участием Медведевой, Ермоловой, Правдина, Федотова, Музиля, Самарина, Горева.

Вечером в бенефис балерины П. М. Карпаковой в Большом театре на балете «Царь Кандавл» Пуни.

ФЕВРАЛЬ 27

В бенефис артиста Малого театра М. А. Решимова смотрит трагедию 57 К. Гуцкова «Уриэль Акоста» с А. П. Ленским в главной роли и М. Н. Ермоловой в роли Юдифи. Из дневника А. С. Алексеевой:

«Было то, чего никогда не было!!! Подобных оваций, какие делали Ленскому, никто не запомнит. При его появлении весь театр затрещал от рукоплесканий и был подан ему венок от Решимова и адрес на подушке белой атласной. Наш венок с красной лентой и с надписью “А. П. Ленскому от москвичей-почитателей. Уриэль Акоста. 27 февраля 1883” был подан под конец акта, и он все с ним выходил».

Архив А. С. Штекер.

«Я был влюблен в Ленского: и в его томные, задумчивые, большие голубые глаза, и в его походку, и в его пластику, и в его необыкновенно выразительные и красивые кисти рук, и в его чарующий голос тенорового тембра, изящное произношение и тонкое чувство фразы, и в его разносторонний талант к сцене, живописи, скульптуре, литературе. Конечно, в свое время я усердно копировал его достоинства (тщетно!) и недостатки (успешно!)».

Собр. соч., т. 1, стр. 89.

МАРТ 6

С. А. Кашкадамов поздравляет С. «с громадным успехом в Секретаревке»47*.

Письмо С. А. Кашкадамова. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

МАРТ 9

В Большом театре на опере Д. Верди «Травиата» в исполнении итальянской оперной труппы с участием Котоньи, Манфреди, Марчелы Зембрих.

МАРТ 13

На концерте артиста Большого театра Ю. Ф. Закшевского с участием солистки оперы М. Н. Климентовой, М. Н. Ермоловой и других в помещении Московской городской думы.

МАРТ 15

В Благородном собрании на концерте артистов итальянской оперы Девойда, Сильвы и Чиампи.

МАРТ 17

В бенефис итальянского певца Маркони слушает в Большом театре оперу «Джиоконда» А. Понкьелли.

58 МАРТ 21

На опере «Джиоконда».

МАРТ 29

На опере «Кармен» в исполнении итальянской труппы48*.

МАРТ – АПРЕЛЬ

Режиссирует любительский спектакль Алексеевского кружка: переведенную и переделанную им самим оперетту «Жавотта», музыка Э. Жонаса, переводные одноактные комедии «Геркулес», «За стеной», «Несчастье особого рода» и сцену у Нила из третьего акта оперы Д. Верди «Аида».

«К тому времени я привез из Вены новую оперетку “Жавотта”. У нее было два достоинства: первое, что она никогда не была играна в Москве, а второе, что она предоставляла для всех исполнителей более или менее подходящие роли».

Собр. соч., т. 1, стр. 116.

«План постановки и ролей, вероятно, был выработан неплохо. И немудрено: образцы лучших европейских артистов повлияли на развитие в нас вкуса».

Там же, стр. 118.

«В этом спектакле могу похвастаться разнообразием и терпением как режиссера. Срепетовано было хорошо, особенно “Несчастье особого рода”».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 195.

В «Жавотте» «войско изображали кучера и дворники и увлекались ролями настолько, что делали репетиции на кухне».

Там же, стр. 96.

АПРЕЛЬ 26

Генеральная репетиция «Жавотты».

«Публика генеральных репетиций состояла из всех домашних и прислуги. После генеральной репетиции, которая была обыкновенно за день до спектакля (не накануне), окончательно обсуждались и решались вопросы некоторых изменений, делались замечания и указания относительно игры, костюмов, обстановки, бутафории и т. п.».

Из воспоминаний А. С. Штекер. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 28

Первый спектакль Алексеевского кружка в новом театральном помещении, 59 выстроенном С. В. Алексеевым в московском доме у Красных ворот.

«… Зимой мы стали играть в нашем московском доме, к которому отец пристроил здание: на втором этаже его находилась сцена и зрительный зал на триста человек зрителей. Хорошая большая сцена имела газовое освещение, шелковый малиновый занавес с золотым вытканным рисунком и с золотой в четверть аршина бахромой внизу. Обычно зрительный зал служил столовой. По концам коридора — две уборные»49*.

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 380.

С. исполняет роли циркача-геркулеса Пурцлера в комедии «Геркулес», доктора Нилова в «Несчастье особого рода», вора Ника в «Жавотте» и партию жреца Рамфиса в «Аиде».

«В “Геркулесе” был недурен, хотя недостаток форсировки голоса не покидал меня. Было много крику, много жестов, но со сценой я освоился и научился держать себя хорошо. Копировки не было — роль играл самостоятельно. … В “Несчастье особого рода” копировал Ленского настолько удачно, что был до пяти раз вызван среди действия. Пластика очень напоминала Ленского. Играл роль драматично и делал это умышленно, чтоб испробовать силы в этом направлении. Несомненно, у меня есть драматические задатки. Публике очень понравился. … Рамфиса пел охрипшим от предыдущих ролей. Выказал пластику и голос, на который обратила внимание Милорадович, учительница пения».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 195 – 196.

МАЙ 10

Один из распорядителей хора и оркестра в день торжественного въезда императора Александра III в Москву, в Кремль, по случаю коронации.

«На Красной площади возвышалась громадная музыкальная эстрада для 10 000 человек, которая находилась в ведении Николая Александровича. Поэтому понятно, что в число распорядителей попал на эстраду и я. Боже, как я в этот день измучился! Боже, как у меня до сих пор болят мои противные вонючие ноги после 8-ми часового бегания по ступеням этой эстрады!»50*

Письмо к С. А. Кашкадамову. Собр. соч., т. 7, стр. 50.

60 МАЙ 13

Пишет С. А. Кашкадамову, что занятия его «по фабрике значительно увеличились» после смерти дяди А. В. Алексеева.

Там же, стр. 49.

ИЮНЬ 16

У С. родился внебрачный сын от горничной семьи Алексеевых Дуняши (Копыловой Авдотьи Назаровны). При крещении ему были даны имя и фамилия Владимир Сергеевич Сергеев51*.

ИЮЛЬ – АВГУСТ

Готовит новый спектакль в Любимовке.

 

Вместе с Ф. А. Кашкадамовым сочиняет текст к оперетте «Всяк сверчок знай свой шесток» (музыку написал Кашкадамов, частично заимствовав ее из других оперетт). Репетирует «Всяк сверчок знай свой шесток» и комедию В. Дьяченко «Практический господин».

Устанавливает новый принцип работы над «Практическим господином». «Чтобы лучше сжиться с ролью и войти в ее кожу», предлагает исполнителям в условиях каждодневной обыденной жизни мыслить и действовать не от собственного лица, а от лица изображаемого образа, в зависимости от его «душевного склада».

Собр. соч., т. 1, стр. 103.

Особенно много работает как режиссер с братом Юрием, впервые выступавшим в Алексеевском кружке в роли содержателя таверны Беппо в оперетте Кашкадамова.

«… Я по целым дням занимался с ним и добился того, что он играл отлично».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 197.

АВГУСТ 24

Играет в спектакле Алексеевского кружка роли Тихона Григорьевича Покровцева в «Практическом господине» и почтаря Лоренцо в оперетте «Всяк сверчок знай свой шесток».

В Покровцеве подражает М. П. Садовскому в роли студента Мелузова («Таланты и поклонники» А. Н. Островского).

«Я выработал в себе такую же, как у него, нелепую походку ступнями, вывернутыми внутрь, подслеповатость, корявые руки, привычку трепать едва растущие волосы бороды, поправлять очки и длинные волосы, лежащие вихрами. Незаметно для меня самого то, что я копировал, стало сначала от времени привычным, а потом и моим 61 собственным, искренним, пережитым. … Это была первая роль, в которой меня хвалили понимающие люди».

Собр. соч., т. 1, стр. 104.

Перед началом оперетты «Всяк сверчок знай свой шесток» «я так хрипел, что просил сделать анонс о нездоровье. Как назло, едва я вышел на сцену, голос сразу явился, и я спел Фифин вальс так, как никогда не пел на репетиции, взял даже верхнее фа, которого не мог брать раньше. Меня заставили два раза повторить вальс. При выходе моем в костюме испанца, вероятно, от столь резкой разницы в гриме, меня встретили аплодисментом. Старался, особенно в пении, копировать опереточного актера Давыдова».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 197.

СЕНТЯБРЬ 19

В Малом театре на комедии Гоголя «Ревизор».

Из дневника А. С. Алексеевой:

«Играли очень хорошо; Садовский лучше всех, великолепен, неподражаем; Рябов очень хорош, и Макшеев хорош»52*.

Архив А. С. Штекер.

СЕНТЯБРЬ 28

В Большом театре на опере Д. Мейербера «Гугеноты».

ОКТЯБРЬ 11

В Большом театре на опере «Фауст». Климентова — Маргарита, Закшевский — Фауст.

ОКТЯБРЬ 21

На опере «Евгений Онегин» с М. Н. Климентовой в партии Татьяны, П. А. Хохловым в партии Онегина, Д. А. Усатовым в партии Ленского.

«Костя сидел и у нас (2-я ложа бельэтажа — И. В.) и в партере. Это он нас возил и брал ложу».

Дневник А. С. Алексеевой. Архив А. С. Штекер.

ОКТЯБРЬ 22

На симфоническом концерте с участием оперного артиста Мариинского театра И. А. Мельникова.

НОЯБРЬ 5

В Благородном собрании на симфоническом концерте с участием выдающегося виолончелиста А. А. Брандукова.

62 Посещает спектакли гастролирующей в Москве (в помещении театра Лентовского) французской артистки Анны Жюдик.

«… Кумир Москвы, Петербурга, Парижа и всей Франции».

Собр. соч., т. 1, стр. 131.

НОЯБРЬ 23

На оперетте Эрве «Лили». Игра А. Жюдик и ее труппы «производила чарующее» впечатление.

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 56.

НОЯБРЬ 25

На оперетте-водевиле Эрве «Маленькая баронесса».

НОЯБРЬ 26

На повторном спектакле «Маленькая баронесса» с А. Жюдик в главной роли.

НОЯБРЬ 27

Утром на оперетте «Лили», вечером — на оперетте-водевиле М. Булара «Ниниш».

НОЯБРЬ 29

На прощальном представлении французской опереточной труппы. А. Жюдик исполняет роль Терезы в одноактной оперетте Коста «Угольщики», роль Анны во втором акте «Маленькой баронессы» и французские шансонетки.

ДЕКАБРЬ 1

В Малом театре на трагедии «Гамлет» с А. П. Ленским в главной роли.

ДЕКАБРЬ 15

В Малом театре смотрит комедию А. И. Пальма «Наш друг Неклюжев» с участием А. П. Ленского, М. Н. Ермоловой, Н. М. Медведевой, О. А. Правдина.

ДЕКАБРЬ 22

В Малом театре на трагедии Ф. Шиллера «Разбойники» с А. П. Ленским в роли Франца Моора, Н. К. Рыбаковым — Карла Моора, М. Н. Ермоловой — Амалии, О. А. Правдина — Шпигельберга.

Бенефициант А. П. Ленский «играл поразительно хорошо, так, что страшно становилось».

Дневник А. С. Алексеевой. Архив А. С. Штекер, стр. 81.

63 1884

ЯНВАРЬ 4 – 17

Посещает спектакли гастролирующего в Москве немецкого актера Эрнста Поссарта.

«В пьесе “Друг Фриц” Эркмана-Шатриана, в которой им исполнялась роль милого и доброго раввина, он давал восхитительное создание, перед которым нельзя не преклоняться. Оно навсегда заложено в моей памяти и душе. Не менее чудесный образ был создан им в пьесе Бьёрнсона Бьёрнстьерне “Фалисмент” [“Банкротство”], где он играл, лишь в одном акте, роль хитрого и умного адвоката, уговаривающего дельца объявить свое банкротство. Это тоже незабываемый образ. Хорош он был и в роли Яго, если не считать трагических мест»53*.

Собр. соч., т. 1, стр. 541 – 542.

Берет у Поссарта несколько уроков драматического искусства. «Приезд Поссарта совпал с моими метаниями и поисками учителя драматического искусства.

… Он излагал мне свою теорию, основанную на музыкальности, и демонстрировал свои мысли на фортепиано. Признаюсь, я плохо понимал его по недостаточному знанию языка. Мои уроки прекратились, тем более, что и сам Поссарт скоро уехал из Москвы.

… Поссарт дал мне пример трудоспособного, интеллигентного артиста. Он показал, каких результатов можно достигнуть с помощью техники, если не в трагедии, то в области высокой комедии».

Там же, стр. 542 – 544.

ЯНВАРЬ 28

Спектакль в доме Алексеевых у Красных ворот.

С. исполняет роли художника Ботова в комедии «Шалость» В. Крылова и атамана-разбойника в оперетте Ш. Лекока «Графиня де ла Фронтьер» (переделка оперетты «Камарго»).

«Костя хорошо играл роль художника Ботова, но что-то было у него все-таки под Ленского. Поражали спокойствие и естественность игры».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 387 – 388.

В оперетте Ш. Лекока «в драматических сценах, которые я приписал к этой роли нарочно, копировал Ленского, в пении — Чернова. В общем, роль удалась, я был доволен тем, что меня находили красивым. Уж как я занимался своим туалетом!»

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 199.

64 «При моих драматических стремлениях не мудрено, что я забыл о том, что играю оперетку, а разыграл драму».

Там же.

ФЕВРАЛЬ 11

Получает от Э. Поссарта фотографию с надписью на обороте: «Господину Константину Алексееву на дружескую память об Эрнсте Поссарте и его ролях в Москве. 11/23/II – 84»54*.

Дом-музей К. С. Станиславского.

ФЕВРАЛЬ 19

В Большом театре на балете «Пакеретта», музыка Бенуа и Пуни, с участием Л. Гейтен и А. Иогансон.

ЗИМА – ВЕСНА

Начинает брать уроки пения у известного оперного певца, профессора Московской консерватории Ф. П. Комиссаржевского.

«Ежедневно, по окончании занятий в конторе, часто не успев пообедать, я летел в другой конец города, на урок к своему новому другу. Не знаю, что принесло мне больше пользы: самые ли уроки или разговоры после них».

Собр. соч., т. 1, стр. 145.

МАРТ 4

В Большом театре на опере «Фауст» в исполнении итальянской труппы.

МАРТ 6

В Большом театре на опере «Пуритане» В. Беллини с участием Маркони, Котоньи, Манфреди.

ЛЕТО

Занят устройством праздничного гулянья и спектакля в Любимовке. «Нам хотелось устроить на большой площадке перед театром в Любимовке эстраду для музыки, иллюминацию из плошек и шкаликов, поставить много столиков для желающих пить чай, прохладительные напитки и дать воздушную программу с блестящим фейерверком на реке. Как в “Эрмитаже”, все удовольствия должны были протекать беспрерывно. Не успеют кончить в театре, как музыка играет снаружи и призывает гостей для ряда новых удовольствий. Не успеют они окончиться, уже звонят в театре к началу следующего акта. Легко себе представить, каких хлопот стоило нам устроить такой вечер всего на один раз, без повторения, за неимением достаточного 65 количества публики. Большую часть работ по иллюминации и убранству сада мы исполняли за недостатком средств собственными руками. А параллельно с этой работой шли репетиции оперетки с большими хорами и ансамблем. Ставили первый акт “Маскотты”, в которой я, конечно, пел партию красавца пастуха Пипо. … Хоры были составлены из домашних и знакомых, у которых был хоть малейший намек на голос. Все они несли огромный труд. Многим — и мне со старшим братом в том числе — приходилось почти ежедневно приезжать в деревню к семи часам вечера, после конторской работы, и после обеда, часов с девяти до двух-трех ночи, репетировать, а на следующий день вставать в шесть часов и ехать в Москву, чтоб снова возвращаться к вечерней репетиции».

Там же, стр. 129.

АВГУСТ

Ведет переписку с Ф. П. Комиссаржевским о создании на основе Алексеевского кружка нового музыкально-драматического кружка или общества с более серьезными и широкими эстетическими задачами, в котором молодые любители искусства могли бы «испытывать и научно развивать свои силы».

Из письма Ф. П. Комиссаржевского:

«Я могу ошибиться, но мне кажется, что такой кружок, основанный на началах строгого разума и эстетических целей, может принести искусству более пользы, чем сама Консерватория, которая по обширности и сложности [слово неразборчиво] склонна к большим ошибкам. Начало такого предприятия у Вас уже есть, и если Вы при учреждении его руководствовались целями чисто эстетическими, в чем сомневаться не нахожу причин, то Вам легко уже поставить его прочно, давши ему то направление, которого оно требует».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

АВГУСТ 16

Ф. П. Комиссаржевский просит С. купить ему несколько книг, необходимых для работы, в том числе «Физиологию нервной системы» И. М. Сеченова55*.

Там же.

АВГУСТ 18

Спектакль Алексеевского кружка и гулянье в Любимовке. С. исполняет роль Флоридора-Селестена в оперетте «M-lle Нитуш» Ф. Эрве и пастуха Пипо в первом акте «Маскотты» («Красное солнышко») Э. Одрана.

66 В роли Флоридора, «как всегда, Костя был очень хорош, особенно когда он тихонько играл сочиненные им куплеты, упивался ими и очень боялся, что настоятельница услышит».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 389.

Неудовлетворен своим исполнением роли пастуха Пипо. «Все пошлое, что есть в конфетной или парикмахерской красоте, взято было для грима. Закрученные усики, завитые волосы, обтянутые ноги. И это для простого, близкого к природе пастуха!»

Собр. соч., т. 1, стр. 129.

«И внутри, и в театре, и снаружи, на площадке, спектакль и гуляние прошли с успехом, но пользы нам, артистам, от этого был мало».

Там же, стр. 130.

СЕНТЯБРЬ 14

Ф. П. Комиссаржевский пишет С.:

«Я очень рад буду помочь Вам в учреждении Общества. Думаю, что не надо задаваться очень широкими намерениями, а главное имейте в виду, что по обязанности моей в Консерватории мое участие должно быть негласное».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ДЕКАБРЬ 10

Участвует в любительском спектакле в доме купцов Корзинкиных на Покровском бульваре; в «Женитьбе» Гоголя играет роль Подколесина, подготовленную под руководством актера Малого театра М. А. Решимова.

1885

ЯНВАРЬ

Посещает спектакли Русского драматического театра Ф. А. Корша. Восхищается игрой В. Л. Форкатти (Людвигова) и И. П. Киселевского. Анализирует исполнение ими отдельных ролей.

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 78 – 79.

ЯНВАРЬ 10 – ФЕВРАЛЬ 3

Гастроли известного немецкого актера Л. Барная в помещении немецкого театра «Парадиз».

ЯНВАРЬ 27

Выступает под псевдонимом Станиславский; играет в театре Секретарева 67 роль помещика Бардина в комедии В. Крылова «Лакомый кусочек».

«Приходилось участвовать нередко в компании каких-то подозрительных лиц. Что делать? Играть было негде, а играть до смерти хотелось. Тут бывали и шулера и кокотки. И мне, человеку “с положением”, директору Русского музыкального общества56*, выступать в такой обстановке было далеко не безопасно с точки зрения моей “репутации”. Приходилось скрыться за какой-нибудь выдуманной фамилией. И я искал ее в надежде, что она действительно меня скроет. В то время я увлекался одним любителем, доктором М.57*, игравшим под фамилией Станиславского. Он сошел со сцены, перестал играть, и я решил стать его преемником, тем более, что польская фамилия, как мне тогда казалось, лучше укрывала меня».

Собр. соч., т. 1, стр. 153.

ФЕВРАЛЬ 3

Смотрит в Малом театре «Женитьбу Бальзаминова» А. Н. Островского. Запоминает и записывает удачные детали в игре Н. И. Музиля, исполнявшего главную роль.

МАРТ 10

Записывает в дневнике мизансцену: «Очень правдиво и жизненно выходит на сцене, когда двое разговаривающих становятся в дверях в профиль к публике и лицом друг к другу, опираясь спинами о косяки двери…»

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 82.

МАРТ 26 – АПРЕЛЬ 21

Гастроли в Москве немецкой труппы герцога Мейнингенского58*.

АПРЕЛЬ

Играет роль старого холостяка Бородавкина в комедии М. Балуцкого (перевод с польского и переделка А. Крюковского) «Денежные тузы» в любительском спектакле в доме И. Ф. Вернера на Арбате. «В роли Бородавкина копировал [артиста] Киселевского».

Собр. соч., т. 5., кн. 1, стр. 201.

ИЮЛЬ 22

Смерть бабушки С.-М. Варлей (Марии Ивановны Лаптевой).

68 ЛЕТО

Работает над голосом, дикцией, жестом, пластикой.

«В течение всего лета и осени, по окончании конторских занятий, с семи часов вечера и до трех-четырех ночи я без перерыва работал по составленной для себя программе.

Нельзя перечесть всего, что делалось в это время: что бы ни попалось под руки — плед, кусок материи, часть одежды, мужская или женская шляпа, — применялось для создания внешнего образа, который я сам для себя воображал. Просматривая себя, как собственный зритель, в зеркало, я знакомился с телом, пластикой. Я был тогда неопытен и не подозревал того вреда, который таит в себе работа перед зеркалом. Тем не менее была и доля пользы от такой работы».

Собр. соч., т. 1, стр. 131.

АВГУСТ 12

Ф. П. Комиссаржевский сообщает С., что в новом учебном году он решил сократить своих частных учеников.

«Вечером буду давать уроки исключительно Вам одному от 6 1/2 до 7 1/2».

Письмо Ф. П. Комиссаржевского. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

СЕНТЯБРЬ, до 27-го

Поступает на курсы драматического искусства при Московском театральном училище.

На экзамене в присутствии Г. Н. Федотовой и О. А. Правдина читает стихотворение «Наполеон» Пушкина и «Завещание» Лермонтова. «Был принят и немедленно получил роль Неклюжева59*, которую не мог потом играть за неимением времени посещать репетиции».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 202.

СЕНТЯБРЬ 27

Из газеты «Театр и жизнь»:

«На днях начались классы в драматическом отделении театрального училища. Принято более 20 учеников. Помимо управляющей классами Г. Н. Федотовой, приглашен для практических занятий с учениками г. Правдин».

СЕНТЯБРЬ – ОКТЯБРЬ

«Нам говорили очень образно и талантливо, какой должна быть роль и пьеса, т. е. о конечных результатах творчества, но как сделать, чтоб этого добиться, каким творческим путем и методом подходить к этому желаемому результату — об этом умалчивали. Нас 69 учили играть вообще или в частности данную роль, но нас не учили нашему искусству. Была беспочвенность и бессистемность. Практические приемы не проверялись научным исследованием. Я чувствовал себя каким-то тестом, из которого пекут булку определенного вкуса и вида.

… Кроме того, невозможность быть аккуратным в школе при моих фабричных и конторских неотложных обязанностях, намеки на мое вечное опаздывание, колкости товарищей насчет поблажек, которые мне делались, а им — нет, в смысле манкировок — все это мне надоело, и я ушел из школы, пробыв там не более трех недель»60*.

Собр. соч., т. 1, стр. 124 – 126.

НОЯБРЬ 17

Двоюродный брат С. Николай Александрович Алексеев заявил, что складывает с себя обязанности директора и казначея Московского Русского музыкального общества по случаю избрания его городским головою Москвы, и рекомендовал на освободившуюся должность К. С. Алексеева.

Отчет Московского отделения РМО за 1885 – 1886 гг. Библиотека Московской гос. консерватории.

ОСЕНЬ – ЗИМА

Вместе с братом Владимиром ставит в Алексеевском кружке комедию-оперетту Ф. Эрве «Лили» и готовит роль солдата Пленшара.

«К счастью, почти все исполнители пьесы не только хорошо знали французский язык, но даже понимали его аромат и музыку.

… Я очень скоро усвоил приемы речи и движения французской роли, и это сразу дало мне какую-то самостоятельность на сцене.

… Благодаря самому содержанию пьесы и характеру ролей, от нас, естественно, потребовался новый подход к роли: от характерности. В самом деле, в первом акте я являлся совсем молодым солдатом — трубачом “piou-piou”; во втором акте — ловким офицером лет двадцати пяти, а в последнем акте — древним генералом-подагриком в отставке. Пусть характерность, которую я тогда искал, была внешняя. Но ведь иногда от внешнего можно прийти к внутреннему».

Собр. соч., т. 1, стр. 132 – 133.

Записывает свои «мечтания» о том, как бы он «обставил и сыграл роль Мефистофеля в опере “Фауст” Гуно».

Запись представляет собой первый режиссерский план С., в котором он, подробно описывая обстановку комнаты доктора Фауста, костюмы и гримы Фауста и Мефистофеля, стремится преодолеть 70 рутину оперного спектакля и помочь исполнителям выявить внутреннее содержание произведения.

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 82 – 86.

1886

ЯНВАРЬ 9

В Алексеевском кружке спектакль «Лили» перед официальной премьерой. «Замечательно удачен и по крайне удачному и типическому гриму и по игре, лишенной всякого шаржа, был К. С. в роли барона. Исполнитель одаренный, бесспорно, крупным талантом, внес бездну юмора в исполнение своей роли».

«Русский курьер», № 12, от 13/I.

ФЕВРАЛЬ 7

На общем собрании членов Московского отделения Русского музыкального общества и состоящей при нем консерватории единогласно избран «посредством закрытых записок» директором и казначеем РМО на место выбывшего из состава дирекции Н. А. Алексеева.

Отчет Московского отделения РМО за 1885 – 1886 г. Библиотека Московской гос. консерватории.

Играет роль Плещанского в комедии В. Крылова «Вокруг огня не летай» в театре Немчинова на Поварской улице.

ФЕВРАЛЬ 17

Заседание дирекции Московского отделения РМО в составе П. И. Чайковского, С. М. Третьякова, С. И. Танеева, П. И. Юргенсона, А. И. Барановского, К. С. Алексеева.

На заседании зачитывается письмо С. на имя председательствующего С. М. Третьякова с выражением благодарности за избрание его в директора РМО.

Журнал заседания дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 66.

«Новый директор очень симпатичен».

Запись П. И. Чайковского в дневнике. «Дни и годы П. И. Чайковского», Музгиз, 1940, стр. 362.

ФЕВРАЛЬ 18

Первое представление в Алексеевском кружке оперетты «Лили». Играет роль Пленшара в «Лили» и роль Бородавкина в комедии «Денежные тузы».

«Костя был великолепным Пленшаром, особенно в третьем действии, где Пленшар является старым генералом. Куплеты Костя всегда пел мастерски».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 56.

71 ФЕВРАЛЬ – ДЕКАБРЬ

В качестве директора Русского музыкального общества и консерватории С. знакомится и сближается в работе с П. И. Чайковским, С. И. Танеевым, А. Г. Рубинштейном, С. М. Третьяковым, дирижером и пианистом В. И. Сафоновым, скрипачом К. К. Альбрехтом, главным дирижером РМО М. К. Эрмансдерфером и другими выдающимися деятелями искусства, которые оказали на С. большое влияние.

МАРТ 2

На заседании дирекции РМО обсуждает вопросы, связанные с приглашением солистов для участия в музыкальных собраниях РМО в будущем сезоне.

Журнал заседания дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 66.

МАРТ 4

На концерте учеников Московской консерватории, организованном РМО в зале Благородного собрания «в пользу недостаточных учащихся Консерватории». Домой возвращается с П. И. Чайковским.

Дневник П. И. Чайковского, М.-Пг., Музыкальный сектор, 1923, стр. 42.

МАРТ – АПРЕЛЬ

«Когда мне показалось, что мои вокальные занятия подвинулись настолько, что я могу уже выступить в какой-нибудь партии, было решено ставить спектакль. Сам Ф. П. Комиссаржевский, соскучившись по сцене, захотел поиграть вместе со мной. Наш театр-столовая пустовал, и потому было решено воспользоваться им. Я готовил две сцены — дуэт с Мефистофелем из “Фауста” (Комиссаржевский и я) и 1-й акт из оперы Даргомыжского “Русалка”, в которой я пел Мельника, а Комиссаржевский — князя».

Собр. соч., т. 1, стр. 146.

«Когда-то, очень давно, мы с Вами были учениками Ф. П. Комиссаржевского, и я даже приезжала с ним к Вам в дом, чтобы петь Наташу из “Русалки”, а вы пели Мельника».

Письмо Е. А. Савич (Зотиковой) к С. от 24/VIII 1929 г. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 8

Зовет И. Н. Львова приехать на Пасху из Петербурга в Москву. «… Тем более, что в конце праздников состоится мой первый дебют в опере. Ученики Комиссаржевского устраивают в нашей зале спектакль, в котором я изображаю Мельника и Мефистофеля».

Собр. соч., т. 7, стр. 53.

72 АПРЕЛЬ 14

Репетирует с Ф. П. Комиссаржевским партию Мельника. «Со второй репетиции я охрип и чем дальше пел, тем было хуже».

Собр. соч., т. 1, стр. 146.

АПРЕЛЬ 15

Из письма Ф. П. Комиссаржевского:

«Я еще больше убедился, что все зло с голосом происходит от катара зева, чистота всех звуков piano доказывает, что гортанный аппарат относительно в порядке, но катар мешает должному напряжению связок. А жаль, потому что Вы человек совсем способный, музыкальная память отличная и есть сценическое активное понимание. Мне думается только, что в первом действии Вы аффектируете несколько и движения не всегда солидарны с музыкальным выражением; обнаруживается изобилие сил, жестов и горячность, вследствие которой у Вас проглядывается злоба, а не отцовское нетерпение.

… Вы увлекаетесь Пушкиным и игнорируете в драматических выражениях Даргомыжского.

… Во всяком случае, с каждой репетицией я вижу в Вас хорошие данные, и потому необходимо заняться исправлением Вашего горла».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

АПРЕЛЬ 23

На заседании дирекции Русского музыкального общества вместе с К. К. Альбрехтом возбуждает вопрос о постройке при РМО нового концертного зала.

Дирекция просит К. С. Алексеева «сообщить соображения о денежных средствах, необходимых на приведение этого проекта в исполнение».

Журнал заседания дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 66.

В последний раз репетирует с Ф. П. Комиссаржевским партии Мефистофеля и Мельника. Обострившийся катар горла вынуждает С. временно прекратить занятия.

АПРЕЛЬ 24

Ф. П. Комиссаржевский пишет С., что если он и будет в состоянии петь в ближайшие дни, то должен ограничиться партией Мельника, которая дает «возможность интеллигентному певцу недостаток голосовой силы пополнить драматическим чувством».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

«Встав на одни подмостки с хорошими певцами, я понял непригодность своего голосового материала для оперы, недостаточность музыкальной 73 подготовки. Мне стало ясно, что из меня никогда не выйдет певца и что мне нужно навсегда расстаться с мечтами об оперной карьере».

Собр. соч., т. 1, стр. 146.

МАЙ

Ведет переговоры с Ф. П. Комиссаржевским о том, чтобы он возглавил оперно-музыкальное отделение Общества искусства.

МАЙ 2

«Если оперную часть поставите как следует, в Вашем обществе приму деятельное участие».

Письмо Ф. П. Комиссаржевского к С. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

МАЙ 10

На заседании дирекции РМО докладывает свои «соображения о денежных расходах, необходимых на постройку концертной залы».

Журнал заседания дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 66.

МАЙ 24

Участвует в заседании дирекции РМО.

ИЮНЬ

Занят делами фабрики.

ЛЕТО

Вместе с братом Владимиром решает ставить в Алексеевском кружке английскую оперетту А. Сюлливана «Микадо». Выписывает из Парижа клавир.

СЕНТЯБРЬ 12

Присутствует на заседании дирекции РМО.

СЕНТЯБРЬ 22

Подносит от Русского музыкального общества венок А. Г. Рубинштейну в день сто первого представления его оперы «Демон» в Большом театре. Партию Демона исполняет Хохлов, Тамары — Климентова, князя Синодала — Барцал. Дирижирует А. Г. Рубинштейн.

 

Получает от С. И. Мамонтова приглашение на открытие сезона Русской Частной оперы.

«Я послал тебе почетный билет по двум причинам: во-первых, как директору Музыкального общества, любезно приславшему нашим 74 артистам годовые билеты, а во-вторых, мне этим хотелось выразить лично тебе мое сочувствие за то теплое отношение и искреннюю любовь к искусству, которые я в тебе заметил. Будь театр частной Оперы вдесятеро меньше, такой билет ты должен принять без всяких церемоний».

Письмо С. И. Мамонтова к С. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

СЕНТЯБРЬ 23

Присутствует на открытии второго сезона Русской Частной оперы С. И. Мамонтова. Дается «Аида» Верди в декорациях К. А. Коровина, выполненных по этюдам В. Д. Поленова. Партию Аиды исполняет Каллигарис, Амнерис — Любатович, Радамеса — Дюро.

ОКТЯБРЬ 2

Получает заказанные в Париже костюмы для оперетты «Микадо». «Сегодня привезут с таможни японские костюмы, почему Володя с Костей (Алексеевым) находятся в волнении. Они не выпускают из рук японских вееров, проделывая с ними разные штуки».

Письмо З. С. Соколовой к Е. В. Алексеевой. Архив З. С. Соколовой.

ОКТЯБРЬ, после 5

«Меня рвут на части, начиная с Русского Музыкального Общ. и консерватории и кончая Музыкальным кружком и школами; что ни день, то заседание или составление годовых отчетов, сметы и тому подобная галиматия. Если прибавить к этому уроки пения, на которые я, конечно, не жалуюсь, то ты поймешь, насколько я занят».

Письмо к Е. В. Алексеевой (до 15/X). Собр. соч., т. 7, стр. 61.

ОКТЯБРЬ 10

Начало хоровых спевок участников «Микадо» в доме Алексеевых.

 

Приветствует няню Феклу Максимовну Обухову в день ее юбилея, связанного с пребыванием в доме Алексеевых61*. «Няне я собираюсь писать отдельно и надеюсь, что мне это удастся, пока же расцелуй ее за меня от всего сердца, вырази ей мою глубокую и дружескую благодарность за те бессонные ночи, слезы, лишения, наконец, преждевременную старость, которые, вырастив нас всех, неразрывно связаны с нашими отроческими годами. Скажи ей, что слишком трудно выразить словами то чувство благодарности, которое живет во мне, и то сознание ее подвига, которое рождается у меня при мысли о ней. … Пушкин научил меня, с каким уважением 75 следует относиться к почтенному труду наших первых воспитательниц, и потому я вечно буду относиться с глубокой благодарностью к нашей родной няне».

Письмо к Е. В. Алексеевой. Собр. соч., т. 7, стр. 63 – 64.

ОКТЯБРЬ 15

На заседании дирекции РМО.

ОКТЯБРЬ, первая половина

Обеспокоен плохим посещением симфонических концертов РМО. «Аз, многогрешный раб, по-прежнему канителюсь с фабрикой, беспокоюсь с Русским музыкальным обществом, дела которого идут отвратительно».

Письмо к Е. В. Алексеевой от 14/X. Там же, стр. 66.

Приглашает некоторых выдающихся итальянских певцов, гастролирующих в Русской Частной опере, участвовать в концертах РМО, «надеясь хотя вокальным элементом заинтересовать публику»62*.

Там же.

Беседует с А. Г. Рубинштейном о причинах охлаждения московской публики к симфонической музыке.

«Я просидел у него довольно долго. Он мне говорил про Санкт-Петербургскую консерваторию, про свои новые оперы, которые он хочет писать. Я, со своей стороны, был настолько смел, что предложил ему прекрасную тему для оперы — “Песнь торжествующей любви” Тургенева, спросив его совета: можно ли сделать из этой темы хорошее либретто. Он вполне одобрил и, как кажется, заинтересовался».

Там же.

ОКТЯБРЬ 20

Смотрит «Горе от ума» в Русском драматическом театре Ф. А. Корша с В. Н. Давыдовым в роли Фамусова.

Письмо З. С. Соколовой к С. В. и Е. В. Алексеевым. Архив К. С.

НОЯБРЬ

Усиленно занимается делами РМО.

НОЯБРЬ 20

На заседании дирекции РМО.

НОЯБРЬ 30

На заседании дирекции РМО. Вместе с П. И. Чайковским, 76 С. И. Танеевым, С. М. Третьяковым и П. И. Юргенсоном обсуждает вопрос о приглашении певцов-солистов для участия в симфонических собраниях в сезон 1886/87 года.

Журнал заседания дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 66.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

Помогает брату Владимиру режиссировать оперетту «Микадо»; ищет «новый тон и стиль постановки».

«На всю эту зиму наш дом превратился в уголок Японии. Целая японская семья акробатов, работавших в местном цирке, дневала и ночевала у нас. Они оказались очень порядочными людьми и, как говорится, пришлись к дому. Японцы научили нас всем их обычаям: манере ходить, держаться, кланяться, танцевать, жестикулировать веером и владеть им. Это хорошее упражнение для тела.

… Возвращаясь домой после дневных занятий, мы облачались в наши японские репетиционные костюмы и ходили в них весь вечер до ночи, а в праздник — и целый день. За семейным обеденным или чайным столом восседали японцы с веерами, которые все время как бы фыркали или трещали при резком открывании или закрывании их.

У нас были японские танцклассы, и женщины изучили все обольстительные приемы гейш. Мы умели в ритм поворачиваться на каблуках, показывая то правый, то левый профиль, падать на пол, складываясь пополам, как гимнасты, бегать в такт мелкой походкой, прыгать, кокетливо семенить ножками».

Собр. соч., т. 1, стр. 133 – 134.

Знакомится с приехавшей на гастроли в Москву немецкой скрипачкой Армой Зенкра.

На камерных музыкальных вечерах в гостинице Билло на Большой Лубянке, где остановилась А. Зенкра, часто встречается с П. И. Чайковским, Максом Эрмансдерфером и другими видными музыкальными деятелями.

«Меня стали приглашать на интимные музыкальные собрания с ужином, устраиваемые композиторами и музыкантами в одной из гостиниц (Билло), где обыкновенно останавливались все приезжие музыканты, в том числе и молодая знаменитость З. На эти вечера сходились все лучшие музыканты и композиторы, играли свои новые произведения, а молодая скрипачка знакомила их с теми номерами своего репертуара, которые не вошли в концертную программу».

П. И. Чайковский, бывавший на этих музыкальных вечерах, «любил повторять мне, что я могу играть Петра Великого в молодости и что, когда я буду певцом, он мне на этот сюжет напишет оперу».

Там же, стр. 111 – 112.

77 ДЕКАБРЬ 13

Концерт артистов московских театров в доме Алексеевых.

Письмо к Н. К. Шлезингеру. Собр. соч., т. 7, стр. 67.

ДЕКАБРЬ 22

На заседании дирекции РМО.

ДЕКАБРЬ, конец

Арма Зенкра дарит С. свою фотографию с надписью: «Господину Алексееву, молодому директору Общества в Москве, на память о концерте 29/II дек. 86. Арма Зенкра. Москва, дек. 1886».

1886 г.

Получает приглашение участвовать в любительских спектаклях, устраиваемых семьей известного московского педагога Н. А. Корфа.

«Меня приглашают туда играть на самых выгодных условиях: “когда хочу и какую пьесу хочу”».

Письмо к Н. К. Шлезингеру. Собр. соч., т. 7, стр. 68.

М. П. Лилина вспоминала, что она видела С. «в первый раз зимой [в] 1886-м году, он хотел ставить пьесу Вик. Александрова “Шалость” и приехал приглашать меня на главную роль. Но почему-то спектакль не состоялся».

Письмо М. П. Лилиной к Н. Д. Телешеву от 21/I 1940 г. Музей МХАТ. Архив Н. Д. Телешева.

1887s

Продолжает брать уроки пения у Ф. П. Комиссаржевского63*; встречается у «него с людьми, причастными к музыке, пению, с профессорами Консерватории, где Комиссаржевский заведовал оперным классом». Проектирует с ним создание класса ритмики для учеников оперного пения.

«Я доказывал Комиссаржевскому необходимость культивирования физического ритма для певцов. Он увлекся моей мыслью. Мы уже нашли аккомпаниатора-импровизатора и по целым вечерам жили, двигались, сидели, молчали в ритме.

К сожалению, Консерватория отказала Комиссаржевскому в устройстве проектируемого класса, и наши пробы прекратились».

Собр. соч., т. 1, стр. 147.

78 ЯНВАРЬ 12

На заседании дирекции РМО.

ЯНВАРЬ 26

На заседании дирекции РМО.

ЯНВАРЬ

Готовит с режиссером А. Ф. Федотовым роль Ихарева в «Игроках» Гоголя.

«Впервые я встретился с настоящим талантливым режиссером, каким был А. Ф. Федотов. Общение с ним и репетиции были лучшей школой для меня. По-видимому, я заинтересовал его, и он старался всячески приблизить меня к своей семье».

Собр. соч., т. 1, стр. 154.

ФЕВРАЛЬ 6

Играет роль Ихарева в «Игроках» и швейцара Лоренца в одноактной комедии А. Лангера «Одно слово министру» в любительском спектакле, поставленном А. Ф. Федотовым в помещении Немецкого клуба. Среди участвующих В. М. Михайлов (Лопатин) и художник Ф. Л. Соллогуб.

«Спектакль Федотова имел успех. После него я уже не мог возвращаться к прежним любительским скитаниям.

Нам, участникам федотовского спектакля, не хотелось расходиться. Заговорили о создании большого общества, которое соединило бы, с одной стороны, всех любителей в драматический кружок, а всех артистов и деятелей других театров и искусств — в артистический клуб без карт. О том же давно мечтали и я с моим другом Федором Петровичем Комиссаржевским».

Там же.

ФЕВРАЛЬ 11

Днем играет роль Дарского в комедии В. Крылова «Дело Плеянова» в любительском спектакле в театре «Парадиз».

МАРТ 1

Присутствует на общем собрании почетных и действительных членов Московского отделения РМО.

МАРТ 10

На заседании дирекции РМО.

МАРТ 20

На заседании дирекции РМО.

79 МАРТ – АПРЕЛЬ

Вместе с братом Владимиром и художником К. А. Коровиным завершает постановку оперетты «Микадо»; готовит роль принца Нанки-Пу, переодетого певцом.

«Припоминается время после репетиции, за чайным столом. Одни уже в своих платьях, другие еще в кимоно. За чаем с нами милый, веселый Константин Алексеевич Коровин. Раздаются просьбы к Константину Алексеевичу представить Ермолову, Ленского и других артистов Малого театра. Изображал он главным образом интонацией. Иногда присоединялись и жесты и позы. Копировал без шаржа, не комикуя».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 394.

АПРЕЛЬ 10

На заседании дирекции РМО.

АПРЕЛЬ 18

Премьера оперетты «Микадо» в Алексеевском кружке; С. играет роль Нанки-Пу64*.

«Декорации художника Коровина, настоящие японские костюмы, ансамбль, оригинальная музыка, телодвижения привлекли внимание москвичей. Появилось несколько хвалебных рецензий в газетах, и было несколько хвалебных писем. В дверь уборной раздался стук, и прозвучали слова Александра Ивановича Южина: “Какие вы все талантливые!” Было много вызовов, аплодисментов у рампы! Такого успеха мы и не ожидали, не могли представить себе! Сердце у всех сильно билось!

Не успел в последний раз опуститься по окончании спектакля занавес на первом представлении “Микадо”, как на сцене появился Савва Иванович Мамонтов, тоже радостно улыбающийся, видимо, взволнованный… “Молодцы!”»

Там же, стр. 396.

АПРЕЛЬ 22

Повторение оперетты «Микадо» в доме Алексеевых.

«Все, кто мог попасть к Алексеевым, стремились посмотреть гремевшую по Москве постановку оперетты “Микадо” Сюлливана».

Из воспоминаний С. А. Попова. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 25

Третье представление «Микадо».

81 МАЙ 2

Четвертый раз исполняет роль Нанки-Пу.

«… Нам пришлось повторять “Микадо” четыре раза, при битком набитой зале совершенно незнакомой публики. Мало того: после спектакля большинство просило позволения вторично приехать смотреть тот же спектакль; также много было и таких, которые не пропустили ни одного раза.

Все номера пения были по два и по три раза повторяемы, овация и подношения — нескончаемые».

Письмо к И. Н. Львову от 13/VI. Собр. соч., т. 7, стр. 69.

МАЙ 3

В газете «Московский листок» первая рецензия на спектакль Алексеевского кружка.

«На днях, в доме одного из почтенных московских коммерсантов г. А-ва, состоялся домашний спектакль. В этот вечер исполнили между прочим неизвестную еще в России оперетту “Микадо”, музыка Сюлливана. Миниатюрная домашняя сцена была обставлена не только мило, но и художественно. Стройность и осмысленность хоровых масс, состоявших из образованных любителей, были замечательными. Разнообразная игра веерами во время пения была исполнена… в такт и до того грациозно, что едва ли наши гг. антрепренеры могут добиться такой стройности на сценах своих театров. … Что касается солистов, то все они были так жизненны и остроумны, что и опереточным нашим артистам можно бы многому у них поучиться. Первое место занимал по красивому голосу, осмысленной фразировке К. А-в».

МАЙ 28

На заседании дирекции РМО.

ИЮНЬ

Живет в Любимовке.

«Вот мои занятия: 1) утренняя прогулка после вод, 2) поездка в Москву и контора, 3) 1 час пения, 4) остальное время — чтение запоем и с небывалым наслаждением».

Письмо к И. Н. Львову от 13/VI. Собр. соч., т. 7, стр. 69.

ЛЕТО – ОСЕНЬ

Вместе с М. К. Эрмансдерфером участвует в составлении концертных программ для исполнительских вечеров РМО.

«В этот период времени я сошелся с четой Эрмансдерферов. Сам он был очень талантлив, нервен, темпераментен; к нему надо было уметь подойти. По-видимому, я угадал этот секрет, чего нельзя сказать про 82 других членов дирекции, которые не сумели к нему приспособиться.

… Постепенно он привык иметь дело со мною и не хотел больше ни с кем разговаривать. Дошло до того, что, ничего не понимая в музыке, я однажды вместе с ним составлял программу для будущего концертного сезона».

Собр. соч., т. 1, стр. 113.

СЕНТЯБРЬ 11

На заседании дирекции РМО.

ОКТЯБРЬ 7

На заседании дирекции РМО высказывает свои соображения о «новых приспособлениях для устройства сцены ученического театра и необходимости при этом уничтожить хоры в театральной зале Консерватории». Дирекция соглашается с предложением С. и просит его составить смету стоимости предполагаемых им переделок.

Журнал заседаний дирекции Московского отделения РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 68.

ОКТЯБРЬ 13

На заседании дирекции РМО.

ОКТЯБРЬ 30

С. И. Танеев пишет П. И. Чайковскому о трудностях согласования концертных программ с главным дирижером РМО М. К. Эрмансдерфером.

«Обращаться к нему за чем бы то ни было мы избегаем, ибо он очень нервен и раздражителен, из членов дирекции переносит только одного Константина Сергеевича, да и то, по-видимому, с трудом».

П. И. Чайковский, С. И. Танеев, Письма, Госкультпросветиздат, 1951, стр. 148.

ОСЕНЬ – ЗИМА

Принимает деятельное участие в постановках Московского музыкально-драматического кружка любителей.

НОЯБРЬ 9

Вместе с членами дирекции РМО обсуждает вопросы устройства общедоступных концертов, музыкальных вечеров, «квартетных собраний» и т. п.

Журнал заседаний дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 68.

НОЯБРЬ 10

Ф. П. Комиссаржевский просит С., как одного из директоров РМО 83 и консерватории, завершить начатое им важное дело по переустройству и увеличению ученической консерваторской сцены.

Письмо (черновик) Ф. П. Комиссаржевского к С. Архивно-рукописный отдел Гос. центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки.

НОЯБРЬ 15

Играет арендатора мельницы Карягина в «Майорше» И. Шпажинского, поставленной Музыкально-драматическим кружком в помещении театра К. В. Мошнина. Встречается на сцене с актером-любителем А. Р. Артемом (настоящая фамилия Артемьев), исполняющим роль майора в отставке Терехова.

Программа спектакля65*.

НОЯБРЬ 22

С. М. Третьяков, П. И. Чайковский, инспектор консерватории К. К. Альбрехт, П. И. Юргенсон осматривают зал консерватории в связи с предложением С. об устройстве «переносной сцены ученического театра».

Дирекция постановляет: «Разрешить сломку хор в театральной зале и приступить к устройству приспособлений для установки переносной сцены, с производством на этот предмет расхода, согласно сделанному К. С. Алексеевым расчету».

Журнал заседаний дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 68.

НОЯБРЬ 28

«Я очень благодарен, что Вы отложили Вашу отставку до устройства сцены, кончайте, потому что она останется добрым воспоминанием о Вас»66*.

Письмо Ф. П. Комиссаржевского к С. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ДЕКАБРЬ 6

Играет роль Несчастливцева в комедии А. Н. Островского «Лес», поставленной Музыкально-драматическим кружком в помещении театра К. В. Мошнина. (Аркадия Счастливцева исполняет А. Р. Артем.)

ДЕКАБРЬ 9

На заседании дирекции РМО.

84 ДЕКАБРЬ 15

Играет роль князя Головина в одноактной комедии Н. Самойлова «Победителей не судят» в помещении театра Мошнина67*.

ДЕКАБРЬ

Из письма Ф. П. Комиссаржевского к С.:

«Если Вам понадобится мое мнение и советы для следующей Вашей роли, то, не стесняясь, скажите, когда у Вас будет репетиция, и я приду с удовольствием, чтобы посмотреть Вас и сказать то, что подскажет мне мой опыт и моя впечатлительность».

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

1887, конец – 1888, начало

Группа учеников Московской консерватории по оперному классу Ф. П. Комиссаржевского выражает «глубочайшую признательность» С. за постройку школьной сцены, что явилось проявлением его «великодушного участия в художественно-воспитательной судьбе» будущих артистов оперы.

«Подаренная Вами Консерватории сцена показала громадную разницу между тем, что мы могли делать прежде и что имеем возможность делать теперь. Ваша сцена позволила нам применить на деле большинство тех сценических указаний, которые делает нам наш дорогой профессор Федор Петрович Комиссаржевский, она дала нам возможность петь при несравненно лучших сценических условиях, нам, людям, еще малоопытным в своем деле. Ваш подарок кроме доказательства Вашего сочувствия искусству и людям, посвятившим себя изучению сценического пения, показал нам еще тонкое и необходимое понимание условий, способствующих развитию будущих сценических деятелей».

Письмо за десятью подписями к С. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

85 1888
Выход из состава дирекции РМО. Организация Общества искусства и литературы и Музыкально-драматической школы. Первая встреча в любительском спектакле с М. П. Лилиной. Инсценировка повести Ф. М. Достоевского «Село Степанчиково». Работа с А. Ф. Федотовым над ролями Барона в «Скупом рыцаре»; Анания Яковлева в «Горькой судьбине»; Сотанвиля в «Жорже Дандене». Заграничное путешествие; знакомство с системой преподавания в Парижской консерватории. Открытие Общества искусства и литературы. Первое «исполнительное собрание». Премьера «Горькой судьбины».

ЯНВАРЬ 9

Спектакль Алексеевского кружка. Повторение оперетты «Лили» с С. в роли Пленшара.

«Пьеса была поставлена с большим вкусом и умением и превосходно срепетована на небольшой, но очень красивой и уютной домашней сценке. Исполнение не оставляет желать ничего лучшего. Пальма первенства по праву принадлежит симпатичной и талантливой г-же З. С. С-вой, тонко и грациозно проводящей заглавную роль. Все музыкальные номера были исполнены замечательно изящно и вызвали единодушное одобрение. Очень и очень хорош и по игре и по пению был даровитый г. К. С. А. в роли солдата Антуана Пленшара. Антуан Пленшар особенно хорош в исполнении г. К. С. А-ва в 3-м действии, когда он уже старый ветеран-вояка».

«Русский курьер», 13/I.

ЯНВАРЬ 31

На заседании дирекции РМО С. в присутствии С. И. Танеева, С. М. Третьякова и П. И. Юргенсона «просил о сложении с него звания» казначея Московского отделения Русского музыкального общества и консерватории.

Заседание постановило «выразить К. С. Алексееву сожаление по случаю сложения им с себя обязанности казначея и благодарить его за его трехлетние труды»68*.

Журнал заседаний дирекции РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 70.

86 ЯНВАРЬ

В последний раз подписывает ведомость с распределением жалованья преподавателям и служащим отделения РМО и консерватории69*.

«В моей артистической жизни Консерватория и Русское музыкальное общество сыграли большую роль».

Письмо в Московскую государственную консерваторию от 15/III 1927 г. Собр. соч., первое изд., т. 6, стр. 220.

ЯНВАРЬ – МАЙ

Занят организацией Общества искусства и литературы.

«По мере все возрастающих мечтаний, было решено открыть и драматическую и оперную школу. Как обойтись без них, раз что среди нас были такие известные преподаватели, как Федотов и Комиссаржевский!»

Собр. соч., т. 1, стр. 155.

Намечает репертуар драматического отделения.

Хочет начать спектакли в Обществе инсценировкой повести Ф. М. Достоевского «Село Степанчиково».

ФЕВРАЛЬ 7

Общее собрание директоров, почетных и действительных членов Московского отделения РМО избирает С. в члены ревизионной комиссии для проверки отчетности РМО и консерватории за сезон 1887/88 г.

Журнал общего собрания Московского отделения РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 70.

ФЕВРАЛЬ 22

Любительский спектакль в театре «Парадиз» в пользу Московского общества пособия несовершеннолетним, освобождаемым из мест заключения. С. играет роль князя Головина в комедии Самойлова «Победителей не судят».

ФЕВРАЛЬ 23

Участвует в спектакле любительского Музыкально-драматического кружка в Немецком клубе; играет роль студента Мегрио в водевиле «Тайна женщины».

«Совершенно исключительный успех имел Станиславский в водевиле “Тайна женщины”, не сходившем потом много лет со сцены Общества искусства и литературы. Его достойным партнером был А. А. Федотов. Смотря этот водевиль в их исполнении, старики вспоминали П. М. Садовского и Живокини».

Из воспоминаний С. А. Попова. Архив К. С.

87 ФЕВРАЛЬ 29

Играет роли Фрезе в комедии В. Крылова «Баловень» и Мегрио в водевиле «Тайна женщины» в любительском спектакле в театре «Парадиз».

В роли Тани («Баловень») выступает под псевдонимом Лилина классная дама Московского Екатерининского института М. П. Перевощикова. В спектакле встречается также с А. А. Саниным.

Программа спектакля с пометкой С. против фамилии Лилиной: «1 дебют».

МАРТ 7

Получает разрешение от жены Ф. М. Достоевского (А. Г. Достоевской) на переделку для сцены повести «Село Степанчиково».

Письмо А. Г. Достоевской. Архив К. С.

МАРТ – СЕНТЯБРЬ

Инсценирует повесть «Село Степанчиково». Стремится «сохранить целиком язык ее автора и оставить почти нетронутыми отношения действующих лиц между собой и события в последовательном порядке самой повести».

Письмо С. к И. П. Киселевскому от 23/VI 1897 г. Собр. соч., т. 7, стр. 231.

АПРЕЛЬ 3

Исполняет роль Несчастливцева в отрывке из комедии Островского «Лес» («Встреча на большой дороге») на музыкально-литературном вечере в театре Родона в доме Бронникова. Среди участников вечера — М. Н. Ермолова и А. И. Южин.

АПРЕЛЬ

Работает под руководством А. Ф. Федотова над ролью Барона из трагедии Пушкина «Скупой рыцарь».

Расходится в толковании образа Барона с А. Ф. Федотовым и художником Ф. Л. Соллогубом.

«Я уже начал себя приспособлять к одному из известных итальянских баритонов, у которого были хорошие ноги в черном трико, чудесные туфли, широкие трусы и так хорошо по талии сшитые колет со шпагой».

Собр. соч., т. 1, стр. 158.

«Федотов и Соллогуб начали надо мной производить операцию: и ампутацию, и потрошение, и выщелачивание театральной гнили, которая все еще держалась в тайниках. Они задали мне такую взбучку, которую я во весь свой век не забуду. … Пришлось убрать в стол любимую фотографию баритона, так как меня конфузила прежняя мечта о нем. Это ли не успех?!

88 Но как еще далеко мне было до того, чего хотели мои новые учителя!»

Там же, стр. 159 – 160.

Снимает для Общества искусства и литературы помещение бывшего Пушкинского театра по Тверской ул., № 37 (дом Гинцбурга).

Составляет сметы расходов на переделку помещения, его оборудование и эксплуатацию, устанавливает расходы и доходы Общества на первый год его существования, смету по драматическому и оперному отделениям школы.

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 37 – 38.

Привлекает Д. Н. Попова к работе в Обществе искусства и литературы в качестве своего помощника по административно-хозяйственной части.

Формирует труппу Общества и преподавательский состав школы.

МАЙ

Разрабатывает устав Общества. Проект устава согласовывает с Ф. П. Комиссаржевским и А. Ф. Федотовым.

Письмо Ф. П. Комиссаржевского к С. от 20/V. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

МАЙ, вторая половина

Разучивает роль Анания Яковлева из драмы Писемского «Горькая судьбина», намеченной к постановке в Обществе искусства и литературы.

МАЙ 31

А. Ф. Федотов сообщает С., что он занимается составлением программы преподавания драматического искусства и «установлением последовательной и строгой системы его (т. е. хрестоматии)».

Письмо А. Ф. Федотова. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ИЮНЬ, начало

Вместе с другими членами семьи едет в Висячий хутор близ Самары к тяжело больному брату Павлу.

ИЮНЬ 7

В письме к В. С. Алексееву:

«Меня сейчас оторвали от этого письма фальшивой тревогой: думали, что Паша отходит. Дали мускуса, и пульс опять восстановился. Сейчас я его разглядел при свете. Он удивительно похорошел. Розовые 89 щеки, резкое очертание глаз и темные брови, но руки совершенно как у скелета».

Собр. соч., т. 7, стр. 72.

ИЮНЬ 10

В Висячем хуторе скончался от туберкулеза мозга брат С., Павел Сергеевич Алексеев, в возрасте тринадцати лет.

ИЮНЬ 26

Г. А. Рачинский пишет С., что он в деревне усердно готовит курс эстетики для преподавания в школе Общества.

Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ИЮЛЬ 3

Едет из Москвы в заграничное путешествие с братьями Борисом и Георгием и в сопровождении учителя детей Алексеевых театрального критика и журналиста С. Г. Дудышкина.

ИЮЛЬ 4 – 6

Останавливается на несколько дней в Петербурге. Осматривает его достопримечательности.

«На Невском ни души, разве пробежит изредка по улице с портфелем в руках чиновник с кувшинным рылом. Это нам не мешает в сотый раз смотреть город, чтобы показать его Борису. Опять Николаевский мост, дворцы, ресторан Медведь, Данон, зоологический сад, гиппопотамы, которые выросли и пополнели с тех пор, как я их не видел. (Вот бы так пополнеть в Vichy!)»

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 77.

«Осмотрели все, что стоило, едем с той же целью в Петергоф. Пароход, море — встреча с Саввой Ивановичем Мамонтовым, который возвращается из-за границы и дает нам всякие нужные сведения».

Там же.

В домике Петра I в Петергофе.

«Сергей Геннадиевич70* намерен писать драму на Петра, я мечтаю о том, чтобы сыграть эту драму. Вот почему мы засели в громадной столовой Петровского домика, вокруг обеденного стола, середина которого проваливается вниз, в кухню, откуда возвращается со всевозможными яствами. Все фокусы Петра! Надо это принять к сведению! Вот уж мы сидим на балконе, над морем. Я рисую будущую декорацию драмы, Сергей Ген. воодушевляется местом, размахивает руками, и через полчаса сюжет будущей исторической пьесы готов».

Там же, стр. 78.

90 ИЮЛЬ, между 7 и 11

В Берлине. Осматривает Паноптикум, где «показываются куклы или манекены всех великих людей начиная с древней эпохи до настоящего времени. … Лично я интересовался видеть вооружение рыцаря XIII века, но так как такового не оказалось, то я, в ожидании других, прекратил осмотр. … Наконец мы выбрались из Паноптикума и очутились в Аквариуме, потом в зоологическом саду и, наконец, — измученные и усталые — в своем номере в четвертом этаже».

Вечером посещает театр «Victoria».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 85 – 86.

ИЮЛЬ, до 13

По пути в Виши останавливается в Париже.

ИЮЛЬ, вторая половина

На курорте Франции — Виши. Продолжает готовить роль Барона в «Скупом рыцаре».

«… Я уехал на воды в Виши и промучился ролью все лето, продолжая сильнее и сильнее ее заколачивать. Ни о чем другом, кроме как о ней, я не мог думать, она стояла у меня над душой и превращалась в болезненную idèe fixe».

Собр. соч., т. 1, стр. 162.

В поисках средств для овладения ролью проводит несколько часов в подземелье старинного средневекового замка вблизи Виши.

«Было жутко, было одиноко, темно, были крысы, было сыро, — и все эти неприятности только мешали сосредоточиться на роли. А когда я в темноте начинал говорить опостылевший мне текст для себя самого, — было просто глупо.

… Очевидно, чтобы стать трагиком, недостаточно запереть себя в подвал с крысами, а надо что-то другое. Но что?»

Там же.

ИЮЛЬ 22

В Виши смотрит «Мадемуазель Нитуш» с участием А. Жюдик. «Вот Вовося будет ругаться от зависти. Ей, оказывается, 53 года»71*.

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 86.

ИЮЛЬ – АВГУСТ

Переписывается с Д. Н. Поповым и Ф. П. Комиссаржевским по делам, связанным с организацией Общества искусства и литературы72*.

91 ИЮЛЬ 24

Ф. П. Комиссаржевский пишет С. из Петербурга о своих хлопотах и мытарствах по утверждению уставов Общества и его школы. Касаясь вопросов подготовки учащихся в оперно-драматической школе, Комиссаржевский предлагает для студентов университета и учеников старших классов гимназии «при приеме делать льготы платежа, сократив его даже чувствительно».

«Мы покажем на деле, какое значение в искусстве и место мы отводим образованию».

Комиссаржевский просит С. ознакомиться в театре Comedie Française с инструкциями «для репетиций и вообще порядка на сцене», а также подробно изучить в парижской консерватории «все педагогические распорядки», в том числе «программу распределения научных предметов» и количество времени, отводимое на каждую дисциплину.

Письмо Ф. П. Комиссаржевского. Архив К. С.

ИЮЛЬ 28 – 29

Уезжает из Виши в Биарриц.

«Выехав из Виши в 10 часов утра, мы проехали к 12 часам ночи расстояние до Бордо. Несмотря на палящее солнце, нам не было жарко в вагонах, мы были одни в купе, сидели без сюртуков, а южный, ласкающий, приятный ветерок умерял духоту вагонов. Прелестная дорога из Виши в Бордо. Станции все построены в лесках, в тени лимонных и красных дерев. Воздух удивительный, особенно вечером, при заходе солнца. Словом, это путешествие было очень приятно и мы совершенно свежие добрались в Бордо».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым от 16/VIII (н. с.). Собр. соч., т. 7, стр. 89.

АВГУСТ, начало

Приезжает в Биарриц.

«Наконец потянулись фонари, длинные кривые улицы, вот и крутой спуск, внизу которого мы услышали в первый раз плеск волн и грозный, то утихающий, то усиливающийся гул океана. Морской воздух окружил нас, и мы упивались им. Тщетно старались мы разглядеть море, кроме бьющейся о берег белой пены, ничего нельзя было видеть впереди».

Там же.

В письме к Д. Н. Попову предлагает в Обществе искусства и литературы отказаться от музыки, развлекающей публику перед началом спектакля и в антрактах. С. утверждает, что оркестр-вещь совершенно лишняя в драматическом спектакле и «пиликанье полечек и вальсов курьезно».

92 Обращает внимание на традиции театра Французской комедии, где представления начинаются тремя ударами молотка в пол.

См. письмо Л. Н. Попова к С. от 8/VIII. Архив К. С.

АВГУСТ 3

А. Д. Попов информирует С. о ходе работ по устройству помещения, оборудованию зрительного зала и изготовлению декораций.

Письмо А. Д. Попова к С. Архив К. С.

АВГУСТ 7

Министром внутренних дел В. К. Плеве утвержден устав Московского общества искусства и литературы.

«Московское общество искусства и литературы имеет целью способствовать распространению познаний среди своих членов в области искусства и литературы, содействовать развитию изящных вкусов, а также: давать возможность проявлению и способствовать развитию сценических, музыкальных, литературных и художественных талантов». В уставе говорится, что для этого при Обществе открывается Драматическо-музыкальное училище и, кроме того, Общество может устраивать «сценические, музыкальные, литературные, рисовальные и семейные утра и вечера, выставки картин, концерты и спектакли».

Из устава Общества. Музей МХАТ. Архив К. С.

АВГУСТ 8

А. Д. Попов пишет С.:

«Понимаю Ваше увлечение Comedie Française и впечатление приписываю именно той дисциплине, которая сделалась там традицией. И мне кажется, что дисциплинировать можно будет даже наших любителей. Репетиция у нас должна быть уроком драматического класса, не говоря уже о самом спектакле. Поведите дело серьезно с первого шага. Никаких уступок!»

Чтобы получить разрешение на устройство спектаклей по субботам, Д. Н. Попов предлагает заменить слово «спектакль» названием «исполнительное собрание драматического отдела Общества».

Д. Н. Попов посылает подробный отчет в полученных от С. и израсходованных на Общество деньгах.

Архив К. С.

АВГУСТ 15

Ф. П. Комиссаржевский созвал в Москве конференцию по поводу постановки обучения в школе Общества искусства и литературы.

АВГУСТ 18

«Ваше присутствие во всех отношениях необходимо, и потому сделайте 93 все возможное не засиживаться, так как не только день, но каждый час дорог».

Письмо Ф. П. Комиссаржевского к С. Архив К. С.

«Было бы весьма хорошо, если бы Вы поскорее приехали сами. Желание это я потому выражаю, что, право, стесняюсь так часто требовать от Вас денег, а между тем это необходимо. Деньги в этом деле прежде всего».

Письмо Д. Н. Попова к С. от 18 – 19/VIII. Архив К. С.

«Косте тогда было двадцать пять лет. На это Общество он истратил очень большие материальные средства, что впоследствии помешало ему субсидировать Художественный театр так, как бы ему хотелось».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 398.

АВГУСТ – СЕНТЯБРЬ

Изучает систему преподавания в Парижской консерватории; посещает занятия по драматическому искусству.

СЕНТЯБРЬ 29

Министром просвещения утвержден Устав Музыкально-драматического училища при Обществе искусства и литературы.

СЕНТЯБРЬ – ОКТЯБРЬ

Возвращается в Москву.

Пишет З. С. Алексеевой, что «“Село Степанчиково” пойдет во втором спектакле. В первом не нашли удобным его играть, так как Драматическое общество должно открыться произведениями классических сценических авторов. Вероятно, “Жоржа Дандена” не минуем, по крайней мере до сих пор ничего подходящего не вспоминаем».

Собр. соч., т. 7, стр. 92.

ОКТЯБРЬ, начало

Сформировано Правление Общества искусства и литературы в следующем составе: председатель — Ф. П. Комиссаржевский, товарищ председателя — А. Ф. Федотов, администратор и казначей — К. С. Алексеев; члены Правления по музыкальному отделению — П. И. Бларамберг, по литературному отделу — Ф. Л. Соллогуб, специально по художественному отделу — В. Д. Поленов, по хозяйственной части — Д. Н. Попов.

 

Московский городской голова Н. А. Алексеев выражает недовольство по поводу того, что С. все больше увлекается искусством и все меньше внимания уделяет своим обязанностям по фабрике. Он говорит, «что у Кости не то в голове, что нужно».

Письмо В. С. Алексеева к жене П. А. Алексеевой. Архив К. С.

94 ОКТЯБРЬ 8

Участвует в торжественном открытии Музыкально-драматического училища при Обществе.

ОКТЯБРЬ 13

Представляет в цензуру на рассмотрение инсценировку «Села Степанчикова».

На титульном листе инсценировки написано: «“Село Степанчиково и его обитатели”. Сцены в 3-х действиях из повести Достоевского. Приспособил для сцены К. А.».

Рукописный отдел С.-Петербургского музея театрального и музыкального искусства.

ОКТЯБРЬ, первая половина

Приглашает М. П. Перевощикову (Лилину) участвовать в спектаклях Общества. Просит ее взять на себя исполнение роли Клодины в комедии Мольера «Жорж Данден».

Письмо М. П. Лилиной к С. от 26/X. Сб. «М. П. Лилина», М., ВТО, 1960, стр. 163.

ОКТЯБРЬ 25

Цензура признала «неудобным» к представлению повесть Ф. М. Достоевского.

ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ

Репетирует с А. Ф. Федотовым роль Сотанвиля в комедии Мольера «Жорж Данден».

«На первых репетициях я уже копировал вовсю известные мне мольеровские штучки и чувствовал себя как дома.

“Насмотрелись вы в Париже! — ухмыляясь, сказал мне Федотов. — Как по нотам!”»

Собр. соч., т. 1, стр. 166.

В процессе работы начинает увлекаться подсказанным А. Ф. Федотовым новым, живым образом Сотанвиля.

«Но то, что показал Федотов, было так прекрасно, что уже не было возможности отречься от показанного. Я был у него в плену — обычный результат всяких показываний на сцене. Прежняя стена ложных традиций рушилась, но на ее место встал между мной и ролью чужой, федотовский образ. Мне предстояло через это новое препятствие подойти к моему собственному Сотанвилю и войти в него. Это трудно. Но… все-таки живой, хоть и чужой образ лучше, чем мертвая мольеровская традиция».

Там же, стр. 167.

95 НОЯБРЬ 3

Открытие Общества искусства и литературы.

«В конце 1888 года среди зимнего сезона состоялось торжественное открытие нашего Общества искусства и литературы в превосходно отделанном помещении, в центре которого был большой театральный зал (он же и зал для танцев). Вокруг него были расположены фойе и большая комната для художников. Они сами расписывали стены; по их рисункам была заказана мебель и обстановка.

… Вся интеллигенция была налицо в вечер открытия Общества».

Среди присутствующих — А. П. Чехов, А. П. Ленский, А. И. Южин.

Там же, стр. 156.

Из письма А. П. Чехова к А. С. Суворину:

«Сейчас облекаюсь в фрачную пару, чтобы ехать на открытие Общества искусства и литературы, куда я приглашен в качестве гостя.

… Ленский будет читать мои рассказы».

А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 14, М., ГИХЛ, 1949, стр. 215 – 216.

НОЯБРЬ 5

Открытое заседание Общества искусства и литературы, посвященное столетию со дня рождения М. С. Щепкина.

«Заседание открыто председателем Общества Ф. П. Комиссаржевским, после чего артист Малого театра А. И. Южин прочел отрывок из записок М. С. Щепкина. … Затем артист Малого театра Дурново прочел речь А. Ф. Федотова, не явившегося по болезни, “о значении актера и сценического искусства в общественной жизни”. Член Общества Г. А. Рачинский говорил о влиянии Щепкина на драматическую литературу и о значении его для русского театра». С речами выступили также известные историки литературы Н. И. Стороженко и А. Н. Веселовский.

На заседании присутствовала почти вся труппа Малого театра во главе с М. Н. Ермоловой, Н. А. Никулиной, О. А. Правдиным, А. И. Южиным.

«Московский листок», 6/XI.

НОЯБРЬ

Договаривается с М. П. Садовским, что он прочтет трагедию Софокла «Царь Эдип» в Обществе искусства и литературы.

Письмо М. П. Садовского к С. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ОСЕНЬ – ЗИМА

Интересуется работой училища при Обществе, посещает его занятия, проводит беседы с учениками.

«Тон в школе был деловой и серьезный».

А. Ф. Федотов и артист Малого театра М. А. Дурново преподавали драматическое искусство, К. С. Шиловский — историю костюма и 96 грим, В. Е. Гиацинтов73* — историю драмы, Г. А. Рачинский — историю русской литературы и эстетику, А. Я. Пуаре и Ф. Л. Соллогуб — фехтование, Н. Н. Пахомова, а позднее В. Ф. Гельцер — танцы.

В драматической школе «К. С. Алексеев-Станиславский бывал на уроках Федотова и слушал, как мы декламировали. Иногда К. С. беседовал с нами о наших занятиях и между прочим рассказывал нам об этюдах — драматических упражнениях в Парижской консерватории. Учеников быстро заставляли менять образ и настроение, изображать крайние противоположности. Так, например, изобразить королеву и она же нищенка, продающая спички; или любящую девушку, провожающую любимого человека на войну, и она же — старушка, любующаяся на своих внуков. Говорил он с воодушевлением…»

Из воспоминаний О. П. Полянской. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ, начало

Продолжает работать над ролью Сотанвиля.

«Дело подходило уже к генеральным репетициям, а я все еще сидел между двух стульев. Но тут, на мое счастье, совершенно случайно я получил “дар от Аполлона”. Одна черта в гриме, придавшая какое-то живое комическое выражение лицу, — и сразу что-то где-то во мне точно перевернулось. Что было неясно, стало ясным; что было без почвы, получило ее; чему я не верил — теперь поверил. Кто объяснит этот непонятный, чудодейственный творческий сдвиг!»

Собр. соч., т. 1, стр. 168.

ДЕКАБРЬ 8

Первое исполнительное собрание Общества искусства и литературы. Программа вечера: трагедия А. С. Пушкина «Скупой рыцарь», сцены из трагедии А. Ф. Федотова «Годуновы» и комедия Мольера «Жорж Данден». Режиссер А. Ф. Федотов. Декорации к «Скупому рыцарю» выполнены Ф. Л. Соллогубом, к «Жоржу Дандену» — К. А. Коровиным; эскизы костюмов — Ф. Л. Соллогуба.

С. играет роль Барона в «Скупом рыцаре» и Сотанвиля в «Жорже Дандене».

«Страшный и торжественный день. Публики собралось много. Артисты, художники, профессора, князья, графы. Каково выступать в ответственной роли!»

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 208.

В «Скупом рыцаре» «перед выходом на меня напала апатия, самое неприятное состояние для актера. Вначале никак не мог войти в роль, шатался в тоне и затягивал паузы. К концу монолога вошел в остервенение и, кажется, сильное место провел удачно. Артистка Медведева хвалила меня за Скупого…

97 Странно: когда чувствуешь в самом деле — впечатление в публике хуже, когда же владеешь собой и не совсем отдаешься роли — выходит лучше. Начинаю понимать прогрессивность в роли74*. Испытал на деле эффекты игры без жестов (в последнем акте их только два). Костюм я ношу хорошо, это я чувствую. Пластика у меня развивается, паузы начинаю понимать. Мимика идет вперед. Говорят, я очень хорошо умер — пластично и верно».

Там же, стр. 208 – 209.

«Что бы сам Станиславский ни говорил о своем Скупом, из зрительного зала мне, молодому театралу, он показался явлением другого, еще неведомого мне театрального мира».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 188.

«До появления “Скупого рыцаря” на сцене бывшего Пушкинского театра я не знал, кто этот г. Станиславский; когда занавес опустился, для меня было ясно, что Станиславский — прекрасный актер, вдумчивый, работающий и очень способный на сильно драматические роли».

Никс (Н. П. Кичеев). Беседы старого театрала. — «Новости дня», 14/XII.

«Верно взятый тон, искренний драматизм исполнения, прекрасная жестикуляция и уменье носить костюм делали из г. Станиславского совсем живую фигуру».

«Новое время», 17/XII.

ДЕКАБРЬ, до 11-го

Репетирует роль Анания Яковлева в «Горькой судьбине» с А. Ф. Федотовым.

«Нам казалось его исполнение очень хорошим, и досадно было на Федотова, который прерывал репетицию, заставляя К. С. по нескольку раз повторять неудавшиеся, по мнению Федотова, места. К. С. слушал его замечания терпеливо, скромно и старательно повторяя указанные места».

Из воспоминаний О. П. Полянской.

«Как при прежних работах, так и на этот раз я задал себе новую очередную задачу; она заключалась в том, чтоб выработать в себе сценическую выдержку».

Собр. соч., т. 1, стр. 169.

ДЕКАБРЬ 11

Первый раз играет роль Анания Яковлева в «Горькой судьбине». Режиссер спектакля А. Ф. Федотов.

98 «Шли с трех репетиций. Я не нашел еще тона для первого акта, да и вообще никто не был уверен ни в себе, ни в пьесе, поэтому робели.

… Помню, я во время игры рассуждал: где хотел, сдерживал себя, поднимал тон, если таковой опускался; следил за другими. Подходя к драматическому месту, давал волю нервам и минутами забывался. Только на спектакле я понял, как надо играть первый акт, и он у меня прошел настолько хорошо, что публика вызывала до четырех раз.

… Второй акт провел удачно и без одного жеста. Публика заметила это и удивилась спокойствию и правдивости игры.

… Сходка прошла удивительно. Должно быть, мне удался момент перед убийством. По крайней мере вдруг у меня явился какой-то жест, которого я никогда не делал, и я почувствовал, что публика пережила его вместе со мной».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 210 – 211.

«Эту роль Станиславский вел особенно проникновенно. Его мощная фигура в русской поддевке, несколько глуховатый, но сильный голос, его размашистая манера, его крупные черты лица с набегающим на лоб клоком волос давали какого-то русского богатыря. Вспышка безумного гнева, когда Ананий вскакивает из-за стола и бросается за занавеску душить чужого ребенка, вспоминается мне, как блеск молнии. Помню также его скорбное, осунувшееся лицо в последнем акте, когда его в кандалах приводят к барину. Особенно врезалась в память его коленопреклоненная фигура в конце акта и тихие скорбные реплики, бросаемые Елизавете, как будто слышатся мне до сих пор».

Н. Д. Красов75*, Станиславский-актер. Архив К. С., стр. 5.

«Спектакль имел огромный успех. Пьесу, постановку, актеров расхваливали и в прессе и в публике. Новая работа осталась в репертуаре, и мне, по мере того как я играл, становилось все лучше и приятнее».

Собр. соч., т. 1, стр. 172.

ДЕКАБРЬ 15 и 26

Играет роль Барона в «Скупом рыцаре» и Сотанвиля в «Жорже Дандене».

ДЕКАБРЬ, вторая половина

Продолжает работать над ролью Анания Яковлева.

«Я разделил роль на разные настроения и легко и сразу предавался им».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 243.

ДЕКАБРЬ 18 и 30

Играет роль Анания Яковлева.

99 1889
Роли Дон Карлоса и Дон Жуана в «Каменном госте». Дальнейшее совершенствование роли Анания Яковлева. Поиски характерности. Первая режиссерская работа в Обществе искусства и литературы. Роль Фердинанда. Размышления о призвании артиста. Женитьба на М. П. Перевощиковой. Уход А. Ф. Федотова из Общества искусства и литературы. Работа с П. Я. Рябовым над ролью Князя Имшина. Успех у публики. Пробы в области драматургии.

ЯНВАРЬ 6

Играет роль Сотанвиля в комедии «Жорж Данден».

ЯНВАРЬ 10

Играет роль Фрезе в комедии «Баловень» и Мегрио в «Тайне женщины».

ЯНВАРЬ 15

Играет роль Дон Карлоса в «Каменном госте» А. С. Пушкина и студента Мегрио в водевиле «Тайна женщины».

«… Спектакль, в котором я играл Дон-Карлоса, прошел неудовлетворительно, благодаря неудачному исполнению роли Дон-Жуана князем Кугушевым. Чтобы удержать на репертуаре прекрасную пьесу, мне поручили роль Жуана».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 213.

ЯНВАРЬ 19

Играет роль Фрезе в комедии «Баловень» и Мегрио в «Тайне женщины».

ЯНВАРЬ, вторая половина

Готовит роль Дон Жуана.

«Разучивая и вчитываясь в роль вполголоса, я был порадован мыслью, что она пойдет; я скоро ее почувствовал, понял прелесть произведения. Чувствовал все разнообразие тонов и переживал паузы. Я понимал тонкость, изящество тех фраз, которые требуют особой технической обработки, и эти нюансы положительно выходили у меня, но, повторяю, при чтении вполголоса. Первая репетиция вконец разочаровала. После тяжеловесных предыдущих ролей, несколько 100 мешковатых, мне трудно было ходить по сцене Дон-Жуаном. Как я не люблю первых репетиций, особенно с режиссерством Федотова».

Там же, стр. 213.

ЯНВАРЬ 28

«Каков же был мой ужас, когда генеральная репетиция не состоялась! Никто не был ни загримирован, ни в костюмах. Я один надел таковой. Репетировали без декорации и света, при шуме расстанавливающихся в зале стульев, а ведь завтра играть, и ничего не готово».

Там же, стр. 214.

ЯНВАРЬ 29

«Прямо с постели облачился в костюм Дон Жуана и прошел перед зеркалом всю роль, обращая особенное внимание на пластику.

… Должен к стыду своему сознаться, что у меня мелькнула нехорошая, недостойная серьезного артиста мысль, а именно: что же, — подумал я, — если роль и не удастся, то по крайней мере я покажу свою красоту, понравлюсь дамам, чего доброго, кто-нибудь и влюбится, хотя бы этим приятно пощекотать свое самолюбие. Неприятно, что такие мысли являются у меня, это еще раз доказывает, что я не дошел до любви чистого искусства».

Там же, стр. 215.

Вечером спектакль Общества искусства и литературы, посвященный пятьдесят второй годовщине смерти А. С. Пушкина. С. играет роль Дон Жуана в «Каменном госте» и читает стихотворение М. Ю. Лермонтова «На смерть поэта» на фоне декорации, написанной И. И. Левитаном.

«Видел, как неистово аплодировали Левитан, князь Щербатов, Капнист, попечитель76* с женой, профессор Расцветов».

По просьбе С. Владимир Алексеев записывает замеченные им недостатки в исполнении роли Дон Жуана.

Там же, стр. 218.

По окончании спектакля разговаривает с Г. Н. Федотовой о своем исполнении роли Дон Жуана. «Она упрекнула меня за излишество страсти и драматизма, говорила, что два последних акта надо вести легче, давать притворство, а не настоящую страсть, — словом, вести в том тоне, в котором я играл сцену ожидания Донны Анны на кладбище. Эту сцену, по ее словам, я провел идеально, так же, как и сцену с Командором».

Там же, стр. 219.

«Я снова копировал оперного баритона в парижских сапогах и со шпагой. Но никто не мог меня разубедить в том, что я понял секрет, 101 как играть не только бытовые мужицкие роли, но и испанских любовников в трагедии.

Работа над Дон Карлосом и Дон Жуаном толкнула меня опять назад».

Собр. соч., т. 1, стр. 174.

ФЕВРАЛЬ 2

Играет роль Сотанвиля в «Жорже Дандене» и студента Мегрио в «Тайне женщины».

Артисты императорских театров, присутствовавшие на спектакле, «страшно хохотали и хлопали во время “Тайны женщины” и говорили, как я узнал потом, что со времен Садовского и Живокини не видали такого веселого водевиля».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 221.

«Изображая веселого студента, он бойко, заразительно, весело пел куплеты, а в конце водевиля, когда Мегрио напивается, делал изумительно ловко, мягко особый трюк. При своем высоком росте Константин Сергеевич приваливался к небольшому столику, который под ним подвертывался и падал. Вместе со столиком падал и Мегрио. Финал получался в виде фигуры Мегрио, сидящего между четырьмя ножками стола и с блаженной улыбкой обнимающего одну из ножек».

Из воспоминаний Н. Д. Красова. Архив К. С.

После спектакля записывает в дневнике:

«Я начинаю понимать, что именно трудно в актерской деятельности: уметь входить в роли, несмотря на какие бы то ни было посторонние препятствия, уметь оживлять себя, не давать приедаться роли».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 220.

ФЕВРАЛЬ 5

Вместе с кн. П. Н. Трубецким и М. И. Ляпиным проводит заседание ревизионной комиссии по проверке денежной отчетности Московского отделения РМО и консерватории за 1887 – 1888 гг.

 

Вечером играет роль Анания Яковлева в «Горькой судьбине». «Блестящий спектакль. Никогда я не играл с таким удовольствием. В этот день, по-моему, у меня было все в меру. Достаточно воодушевления, достаточно нервов и умения владеть собой. Я играл Анания несколько иначе. Он у меня вышел сильнее особенно в разговоре с Чегловым.

… В третьем действии я чувствовал, что играл совершенно просто, естественно и легко владел нервами. Паузы выходили пережитыми и правдивыми, и мне было очень легко и хорошо на сцене.

… Последний акт у меня прошел совсем иначе. Сцена прощания удалась очень хорошо. Я плакал. Помню, я как-то особенно униженно 102 кланялся народу и чувствовал, что публика поняла мой поклон. В этом акте я играл лицом, не делая ни одного жеста».

Там же, кн. 1, стр. 222 – 223.

Из письма Е. В. Самариной (сестры известного актера Малого театра И. В. Самарина) к С.:

«На меня трудно угодить, но я от всего сердца могу Вам сказать, что Вы играли как настоящий артист. Сколько оттенков внесли Вы в свою роль. Крепостной крестьянин, но какое достоинство человека, как выше были Вы образованных людей, как хороша была борьба любви и отвращения к жене, как много говорило Ваше лицо, как все выразило — и боль, и страдание, и глубокое горе».

Там же, стр. 590.

«Ананий и по внешности, и по внутреннему темпераменту был большим, сильным, необузданной воли человеком. Это был могучий физически, своенравно-гордый и горячий мужик. … Центральный момент драмы — мужицкая сходка — был особенно выразителен. Сходка, казалось, жила действительно жизнью, волнение ее постепенно нарастало до яростной, бестолковой бури, обрывающейся общим оцепенением в момент убийства Ананием ребенка, а после прыжка Анания в окно превращавшейся в паническую, бессмысленную суету.

Каждый мужик на сходке был живым человеком с яркою индивидуальностью. Режиссер пьесы А. Ф. Федотов исполнял главную роль на сходке, старика Федора Петровича, игранную им прежде на сцене Малого театра в бытность его там актером, и на спектакле дирижировал общим действием сходки.

… Мне ярко запомнились нервно-возбужденные, побледневшие лица рабочих, напряженно следивших у занавеса за ходом действия на сходке и растерянно вздрагивающих при трагическом вопле Лизаветы: “Батюшки! убил, убил младенца, вся головка раскроена!”»

В. М. Михайлов, Воспоминания из прошлого моей жизни, ч. I, стр. 235 – 236. Музей МХАТ. Архив В. М. Михайлова.

ФЕВРАЛЬ 6

Встречает А. И. Южина.

«Он говорит мне следующее: “… Скажите, отчего вы не хотите на Малую сцену? Вероятно, домашние обстоятельства?” Я отвечал, что не желаю быть незаметным артистом, конкурировать же с Южиным и Ленским не берусь. “Какая же конкуренция? Чем больше хороших артистов, тем лучше”».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 223.

Вечером играет роль барона в водевиле «Чашка чаю» в любительском благотворительном спектакле в пользу Московского общества бывших университетских воспитанников.

103 «Позорный спектакль, никогда не буду играть с простыми любителями. Да и я-то сам хорош. Если говорить откровенно, я взял роль барона в “Чашке чаю” из-за грима. Мне казалось, что баки с проседью и фрак идут ко мне; другими словами, как девчонка, хотел пококетничать своею красотой в гриме. Это отвратительно, и я наказан!»

Там же, стр. 224.

ФЕВРАЛЬ, до 8-го

Готовит роль содержателя комиссионерской конторы Обновленского в комедии А. Ф. Федотова «Рубль».

«На репетициях роль у меня не шла. Выходил оригинальным и смешным только смех. На генеральной, благодаря чудно удавшемуся гриму и костюму, я сразу впал в нужный тон.

Лицо мне сделали кривое, один ус и бровь выше другой, испитую, истасканную морду. У меня неожиданно явился горловой отвратительный голос, я понял роль сразу и почувствовал себя удивительно свободным на сцене. Паузы выходили естественно и легко. Я жил. Получился живой подлец, естественный».

Там же, стр. 225 – 226.

ФЕВРАЛЬ 9

Премьера в Обществе искусства и литературы комедии «Рубль». Режиссер А. Ф. Федотов.

Играет роль Обновленского. «И эта роль успешно прошла под знаком характерности.

… Без типичной для роли характерности я чувствовал себя на сцене точно голым, и мне стыдно было оставаться перед зрителями самим собой, неприкрытым».

Собр. соч., т. 1, стр. 181.

В роли маклера Обновленского С. «дает живую фигуру, дополняет автора множеством тонких, типических подробностей. Все, начиная с грима и интонации, кончая развязно-цепкими манерами, все — в высшей степени умно подмечено в жизни и так же передано на сцене. Положительно, это исполнение выдающееся и указывает на несомненную талантливость исполнителя».

«Русский курьер», 17/II.

«Игра его была так естественна, так чужда и шаржа и недомыслия (а между тем его роль была такова, что трудно было избежать шаржа), так цельно было произведенное им на зрителей впечатление».

П. К., Спектакли Общества искусства и литературы 9 и 14 февраля. — «Театр и жизнь», 16/II.

104 А. Ф. Федотов «меня сравнил с Садовским, говоря, что типы наши очень близки, находил, что я лучше Сазонова в Петербурге»77*.

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 226.

«Я так благодарен судьбе, что она направила меня в моих мечтах к сцене на спектакль, в котором Вы, К. С., играли роль адвоката (“Рубль” Федотова). … Спасибо Вам и за тот спектакль и за Ваше тогдашнее создание, которые притянули меня в Ваше Общество».

Письмо В. В. Лужского от 5/IV 1927 г. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ 12

Играет роль Фрезе в комедии «Баловень» и Мегрио в «Тайне женщины».

«“Баловень” надоел до смерти. Тем более скучно его играть, что у нас нет общего ансамбля».

«“Тайна женщины” производила обычный эффект. В публике говорили, что этот водевиль был сыгран великолепно, но, по-моему, он шел более вяло, чем в предыдущие разы».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 227 – 228.

ФЕВРАЛЬ 12 – 14

Проводит две репетиции водевиля «Несчастье особого рода».

«Был удивительно в духе и показывал хорошо. Всю пьесу перекроили. Особенно я занялся Перевощиковой, так как у нее эта пьеса шла плохо в предыдущий раз. Роль я знал, но не успел утвердиться в ней на сцене»78*.

Там же, стр. 229.

ФЕВРАЛЬ 14

Играет роль Обновленского в комедии «Рубль» и доктора Нилова в водевиле «Несчастье особого рода».

Очень освоился с ролью Обновленского. «Она у меня выходит естественно, я владею собой и публикой — могу заставить смеяться именно в том месте, где хочу, и играю без жестов».

Там же.

ФЕВРАЛЬ, первая половина

Занят подготовкой костюмированного бала и художественного праздника Общества искусства и литературы. Привлекает к оформлению бала художников К. А. Коровина, И. И. Левитана, Ф. Л. Соллогуба, В. В. Переплетчикова, А. С. Степанова, Н. А. Богатова.

105 ФЕВРАЛЬ 16

Играет роль Дон Жуана в «Каменном госте».

«Перед самым отъездом из дома в театр я читал роль и неожиданно попал на совершенно другой тон: у меня вышел Дон-Жуан не пламенным, влюбленным пажом, как на первом спектакле, но мужчиной завлекающим, притворяющимся с женщиной. Я решил играть в новом тоне, без репетиций, на авось. Решил отбросить драматизм, так что, собственно говоря, играл совершенно новую роль».

Там же, стр. 230.

ФЕВРАЛЬ 18

Костюмированный бал, устроенный Обществом искусства и литературы в залах Благородного собрания (ныне помещение Дома Союзов). С. был в костюме Дон Жуана, М. П. Лилина — Снегурочки. «“Общедоступность” сказалась и на подборе публики. Была какая-то смесь племен и наречий, смешанные элементы, среди которых первое по численности место осталось за масляничной, праздничной публикой, не бывающей на балах высокого полета».

«Новости дня», 20/II.

Среди гостей — А. П. Чехов, Вл. И. Немирович-Данченко, Г. Н. Федотова, А. И. Южин.

МАРТ 4

В Обществе искусства и литературы аукцион картин членов Художественного отдела: И. И. Левитана, Н. А. Клодта, В. В. Переплетчикова, А. С. Степанова, С. И. Ягужинского и других.

МАРТ, до 11-го

Впервые выступает в Обществе искусства и литературы в качестве режиссера. Ставит одноактную комедию П. П. Гнедича «Горящие письма».

Добивается от актеров тонкой психологической игры, основанной «на мимике, паузах и отсутствии лишних театральных жестов»; создает жизненно убедительную обстановку; детально разрабатывает мизансцены, стремясь к их естественности и художественной выразительности. «Все должно быть в этой пьесе просто, естественно, изящно и, главное, художественно».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 237, 233.

«В тесных рамках этой постановки Станиславский хотел быть новатором, внести в нее правду, большую, чем бывала до того на сцене, естественность, содержательность и пережитость в паузах».

Николай Эфрос, К. С. Станиславский (опыт характеристики), Пг., 1918, стр. 35.

106 МАРТ 11

Первое представление «Горящих писем».

Исполняет роль морского офицера Краснокутского. «Мизансцены были необычны, любительская жестикуляция утихомирена, введены паузы, по возможности наполнены содержанием; павильон омеблирован по возможности правдиво, чтобы давал иллюзию подлинной, живой комнаты, а не театрального павильона».

Николай Эфрос, Московский Художественный театр (1898 – 1923), М.-Пг., Государственное издательство, 1924, стр. 63.

Записал в дневнике, что актриса Малого театра Н. А. Никулина «удивлялась жизненности постановки» и даже «привскочила от радости», когда один из актеров по ходу действия сел спиной к публике.

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 236.

Постановка «Горящих писем» «вызвала со стороны публики целую полемику». «Если я не заблуждаюсь, вот настоящее объяснение всему: мы внесли новую, невиданную на русских сценах манеру игры, конечно, не нашу собственную, а заимствованную от французов. Интеллигентная, тонкая публика почувствовала ее и бесновалась от восторга, рутинеры протестовали».

Задумывается о призвании актера, который должен «воспитывать публику», а не подделываться под ее вкус — ради дешевого успеха.

Там же, стр. 235 – 237.

МАРТ 19

На общем собрании членов РМО избран в состав Ревизионной комиссии для проверки денежной отчетности Московского отделения Русского музыкального общества и консерватории за 1888 – 1889 гг.

Журнал общего собрания членов РМО. РГАЛИ, ф. 661, ед. хр. 70.

Художник В. Д. Поленов просит С. освободить его от должности члена правления Общества, так как по состоянию здоровья он не может принять деятельного участия в его работе.

«С искренним сожалением пишу Вам эти строки, потому что цели, намеченные Обществом, мне очень симпатичны».

Письмо В. Д. Поленова к С. Архив К. С.

МАРТ – АПРЕЛЬ

Готовит роль Фердинанда в трагедии Шиллера «Коварство и любовь». «Репетиции велись очень внимательно. Александр Филиппович79* давал массу ценных указаний».

Н. Д. Красов, Станиславский-актер.

107 АПРЕЛЬ 13

Играет роль Анания Яковлева.

«Перед выходом я не слишком сильно волновался. Почему бы это? По выходе не вошел в роль сразу».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 237.

АПРЕЛЬ, до 20-го

Репетирует роль барона Губерта фон Альдрингена в одноактной драме П. Гейзе «Долг чести», переведенной на русский язык Э. Э. Матерном80*.

«Репетиция шла в каком-то повышенном настроении. … Сгущенная в одном акте коллизия требовала оправдания всех переживаний и чувств; Александр Филиппович придумывал яркие детали, Константин Сергеевич их расцвечивал интересными дополнениями, тут же проверяя их на репетиции».

Н. Д. Красов, Станиславский-актер.

В связи с работой над ролью барона Губерта пытается разобраться в природе сценического творчества и найти верный путь в искусстве: Записывает в дневнике: «Я страшно начинаю бояться рутины: не свила ли уж она во мне гнезда? Как это определить, когда я сам не знаю верно, что такое называется рутиной, где она начинается, где зарождается и где способы, чтобы не дать ей пустить свои губительные корни. Должно быть, рутиной называют театральность, то есть манеру ходить и говорить как-то особенно на театральных подмостках. Если так, то не следует путать рутину с необходимыми условиями сцены, так как последняя требует, несомненно, чего-то особенного, что не находится в жизни. Вот тут-то и задача: внести на сцену жизнь, миновав рутину (которая убивает эту жизнь), и сохранить в то же время сценические условия».

Приходит к выводу, что артисту кроме таланта нужно еще овладеть «грамматикой драматического искусства», «элементарными правилами» сценического творчества. Без этого «нельзя жить на сцене, нельзя забываться, нельзя отдаваться роли и вносить жизнь на подмостки. … Мне кажется, что я прошел элементарную грамматику драматического искусства, освоился с ней, и только теперь начинается моя главная работа, умственная и душевная, только теперь начинается творчество, которому открывается широкий путь по верной дороге. Вся задача — найти эту верную дорогу. Конечно, тот путь самый верный, который ближе ведет к правде, к жизни. Чтобы дойти до 108 этого, надо знать, что такое правда и жизнь. Вот она, моя задача: узнать сначала и то и другое. Другими словами, надо воспитаться, надо думать, надо развиваться нравственно и теребить свой ум».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 241 – 242.

АПРЕЛЬ 20

Играет роль барона Губерта фон Альдрингена в пьесе «Долг чести». Режиссер А. Ф. Федотов.

«На спектакле благодаря публике я почувствовал роль и вошел в нее».

Там же, стр. 242.

«Комиссаржевский сказал, что мы играли настолько хорошо, что жаль было смотреть, как тратятся силы на такую дрянь пьесу».

Там же, стр. 245.

АПРЕЛЬ 23

Играет роль Фердинанда в трагедии Шиллера «Коварство и любовь». Пьеса «прошла с большим успехом. Константин Сергеевич исполнял роль Фердинанда — превосходно, был очень красив, изящен. Он своим темпераментом вносил столько жизни и огня, что совершенно очаровал зрителей».

Из воспоминаний О. П. Полянской.

«Любовные сцены с Луизой шли очень трогательно. Константин Сергеевич находил мягкие, нежные интонации. Эффектную сцену с пришедшим на квартиру Миллера президентом Константин Сергеевич проводил с громадным подъемом, очень эффектно замахиваясь обнаженной шпагой над повисшей у него на руке Луизой. Общее исполнение этой роли, по-моему, у Станиславского вышло слишком подчеркнуто трагически. Спектакль имел шумный успех».

Н. Д. Красов, Станиславский-актер.

«Луизу играла М. П. Перевощикова, по сцене Лилина. Она, наперекор мнению света, пришла к нам в качестве артистки. Оказывается, мы были влюблены друг в друга и не знали этого. Но нам сказали об этом из публики. Мы слишком естественно целовались, и наш секрет открылся со сцены. В этом спектакле я меньше всего играл техникой и больше всего интуицией. Но нетрудно догадаться, кто вдохновлял нас: Аполлон или Гименей».

Собр. соч., т. 1, стр. 174.

АПРЕЛЬ, после 23-го

В письме-обращении к М. П. Лилиной определяет свой взгляд на деятельность артиста как на подвиг, которому надо посвятить жизнь.

109 Подлинный художник сцены должен «стать руководителем и воспитателем публики», «толкователем высоких человеческих чувств». «Артист — пророк, явившийся на землю для проповеди чистоты и правды». Чтобы стать таким артистом, мало иметь чисто художественные данные, — «надо быть идеалом человека». К этому идеалу в искусстве С. зовет М. П. Лилину.

Восхищаясь неоцененным публикой дарованием молодой актрисы-любительницы, чуткостью и художественной простотой ее таланта, желая укрепить ее веру в себя, С. ставит перед ней новые творческие задачи, указывает путь к совершенствованию, изучению и развитию своих природных данных.

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 247 – 253.

МАЙ 9

Делает «официальное предложение руки и сердца» М. П. Перевощиковой (по сцене Лилиной).

К. С. Алексеев (Станиславский). Дневник. Изд. С. С. Балашова, М., 2002, стр. 25.

МАЙ, до 11

Пишет Н. К. Шлезингеру:

«Николашка, спешу, как с лучшим моим другом, поделиться с тобой своей радостью, которая, кажется, будет тебе неприятна. Я против твоего желания женюсь на М. П. Перевощиковой и влюблен в нее до чертиков».

Собр. соч., т. 7, стр. 96.

МАЙ 12

Пишет М. П. Лилиной:

«Как скучно, Боже мой, как скучно сидеть в душной конторе. Я потерял всякую способность к деятельности. Работа валится из рук и представляется скучным препятствием к достижению вечернего блаженства».

Там же, стр. 97.

МАЙ 16

К Лилиной:

«Спешу; в самых коротких словах определяю, что чувствую. Люблю до сумасшествия и навсегда. Твой Костя».

Там же, стр. 99.

МАЙ 22

Из письма Е. В. Самариной к С.:

«Опять повторяю: у Вас несомненный талант, и много искренности в Вашей игре. Очень желаю видеть Вас на сцене Малого театра, на которой с честью прошла плеяда наших умерших артистов».

Архив К. С.

110 ИЮЛЬ 5

Свадьба К. С. Станиславского и М. П. Лилиной.

«Сергей Владимирович и Елизавета Васильевна Алексеевы покорнейше просят Вас пожаловать на бракосочетание сына их Константина Сергеевича с Марией Петровной Перевощиковой 5 июля в 4 часа в церкви Покрова Пресвятыя Богородицы в сельце Любимовке по Ярославской ж. д. Экстренный поезд будет отправлен из Москвы до Тарасовской платформы в 2 часа 45 мин. и возвратится в Москву в 12 час. ночи».

Пригласительный билет на свадьбу. Архив К. С.

АВГУСТ

С. и М. П. Лилина в свадебном путешествии за границей. Останавливаются на пять дней в Париже.

АВГУСТ – СЕНТЯБРЬ

Готовит роль князя Имшина в трагедии А. Ф. Писемского «Самоуправцы».

«Летом за границей читал я роль Имшина, думая освоиться с ней за лето, но нет: стоило взять пьесу в руки, чтобы немедленно за этим последовало разочарование в роли и в своих способностях».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 254.

СЕНТЯБРЬ, начало

В Биаррице.

 

«Хотя, с одной стороны, и жалко долго сидеть на старом знакомом месте и интереснее бы было покататься и посмотреть что-либо новое, но Маруся более склонна к оседлой жизни, так что приходится опасаться, чтоб переезды не вернули бы ей прежней болезни, что слишком неинтересно для медового месяца».

Письмо к Е. В. Алексеевой. Собр. соч., т. 7, стр. 102.

СЕНТЯБРЬ 10

Избран почетным попечителем Оперно-драматического училища Общества искусства и литературы.

Ф. П. Комиссаржевский пишет С., что избрание его почетным попечителем даст ему возможность активно влиять на направление работы Училища.

Письмо Ф. П. Комиссаржевского. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

СЕНТЯБРЬ, вторая половина

В Вене.

111 СЕНТЯБРЬ, конец – ОКТЯБРЬ, начало

С. и М. П. Лилина возвращаются в Москву.

ОКТЯБРЬ

«Ко второму сезону уже произошли большие перемены в нашем Обществе. Ввиду соревнования двух отделов и школ — драматической и оперной — и двух их руководителей, т. е. Федотова и Комиссаржевского, возникли несогласия, которые всей своей материальной тяжестью ложились на меня».

Собр. соч., т. 1, стр. 176.

Из Общества уходит А. Ф. Федотов.

«Говорят, он чудный режиссер. Пожалуй, соглашусь с этим, но только в отношении к французским пьесам или к бытовым, где ему приходится играть или где есть типы, отвечающие его таланту как актера. Здесь он в своей сфере, играет за каждого роль и придумывает прекрасные детали. Но не дай Бог учить с ним драматическую роль. Этих ролей он не чувствует, и потому его указания шатки, изменчивы и слишком теоретичны».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 293.

Вместо покинувшего Общество А. Ф. Федотова С. приглашает в качестве режиссера актера Малого театра П. Я. Рябова.

ОКТЯБРЬ 30

Упоминание в прессе о том, что «известным любителем театра К. С. Алексеевым написана одноактная пьеса под названием “Монако”».

«Театр и жизнь».

НОЯБРЬ

Репетирует роль князя Имшина с режиссером П. Я. Рябовым.

«Рябов заинтересовался мной и предлагал разучивать Гамлета. Он говорил, что ему на репетициях показалось, что во мне есть что-то такое, что сравнимо с неисчерпываемым рудником золота. Если это так, то никто не мешает мне составить репертуар из пяти ролей и с ними ехать за границу. Увлекается!»

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 260.

НОЯБРЬ 17

Общество искусства и литературы устроило торжественное чествование пятидесятилетия художественно-музыкальной деятельности А. Г. Рубинштейна.

Концертная часть вечера исполнялась учениками Оперно-драматического училища Общества.

«Весь вечер дышал чем-то очень, очень хорошим. Глядя на эту молодежь, 112 с благоговением отдающуюся служению искусству, и нам, старикам, исстрадавшимся, изверившимся, чувствовалось так хорошо, отрадно. И в нашу душу начинало нисходить какое-то успокоение, хотелось верить, что не вся наша молодежь, которой принадлежит будущее, устремилась в погоню за золотым тельцом, за карьерою, что не совсем еще заглохло в ней стремление к доброму, что великие слова “красота, честь, совесть, труд не для себя только, а для народа” не совсем еще забыты».

— Ъ, «Еще по поводу чествования юбилея А. Г. Рубинштейна». — «Театр и жизнь», 22/XI.

НОЯБРЬ 26

Открытие второго сезона Общества искусства и литературы.

С. играет роль Имшина в трагедии «Самоуправцы».

Записывает в дневнике, что у него «составился очень ясный план» 4-го акта, который выходит лучше всего. «Я отдаю себе отчет в каждом настроении роли Имшина и делаю эти оттенки уверенно и четко».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 258.

Из воспоминаний Н. Д. Красова:

«Мне в роли дворецкого вместе с горничной — М. П. Лилиной приходилось выдерживать его гнев. Я видел, как Константин Сергеевич менялся в лице и доходил до исступления в сцене суда над нами».

Н. Д. Красов, Станиславский-актер.

«Колоссальная фигура князя Имшина заслоняет собою в “Самоуправцах” все остальные». С. «отлично понял, что князь Имшин — вовсе не медведь, готовый заломать каждого, кто попал к нему в лапы. Получается картина страданий сердца, а не уколотого самолюбия».

Никс (Н. П. Кичеев), Театр и музыка. — «Новости дня», 29/XI.

НОЯБРЬ 27 – 28

Продолжает работать над ролью Имшина; стремится полностью уйти от изображения шаблонного театрального «злодея», вспоминает игру Сальвини в «Отелло».

«Опять Сальвини не выходит из головы. Хотелось бы и мне, подобно ему в “Отелло”, дать некоторые черты прорывающейся злобы».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 257.

НОЯБРЬ 28

Проходит роль Имшина с Г. Н. Федотовой.

Там же, стр. 261.

НОЯБРЬ 29

Повторение «Самоуправцев» в Обществе искусства и литературы.

113 С. неудовлетворен своей игрой. «Мне не удалось уловить показанного Г. Н. Федотовой тона… Те жизненные нотки, которые она мне дала, я передал очень мертво. Вообще я мало жил и много старался играть».

Там же.

На спектакле присутствует Вл. И. Немирович-Данченко.

«Через графиню Головину слышал, что писатель Владимир Иванович Немирович-Данченко хвалил меня в роли Имшина».

Там же, стр. 262.

ДЕКАБРЬ 16

Вторично представляет в цензуру инсценированную им повесть «Село Степанчиково», изменив имена действующих лиц и назвав пьесу «Фома». Автор повести — Ф. М. Достоевский — на титульном листе инсценировки не упоминается.

Одновременно направляет в Главное управление по делам печати написанную им пьесу — драматический этюд в одном действии «Монако». «Константин Сергеевич признался, что у него написана пьеса, мелодрама, эпизод из жизни русского в Монако, во всемирно известном игорном притоне, куда съезжаются для азартной игры в рулетку, проигрываются дотла и кончают в отчаянии самоубийством».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 202.

ДЕКАБРЬ

Готовит роль Петра в пьесе А. Н. Островского «Не так живи, как хочется».

«С первых шагов я пошел по верхним слоям роли, не задевая ее внутри.

… Чувство молчало, а я не умел искусственно увлечь его».

Собр. соч., т. 1, стр. 182.

1889 г.

Встречается с писателями: А. П. Чеховым, Вл. И. Немировичем-Данченко, Э. Э. Матерном, Е. А. Салиас де Турнемир; художниками: К. А. Коровиным, В. Д. Поленовым, И. И. Левитаном, Ф. Л. Соллогубом, В. В. Переплетчиковым, А. С. Степановым; артистами драматических и оперных театров: А. И. Южиным, И. П. Киселевским, Г. Н. Федотовой, М. П. Садовским, Н. А. Никулиной, Э. К. Павловской, Н. М. Медведевой, А. Ф. Федотовым, Ф. П. Комиссаржевским и другими.

«Встречи с театральными деятелями оказывали огромное влияние на развитие брата. Разговоры об искусстве, замечания о спектаклях наталкивали на разрешение новых вопросов, но услышанное никогда не бралось на веру. Константин Сергеевич все проверял обычно 114 практическим путем, на самом себе. Особенно ловил он замечания Г. Н. Федотовой, Н. М. Медведевой. Они интересовались им, находя его очень одаренным».

Из воспоминаний З. С. Соколовой. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 404.

Знакомится с В. В. Лужским; привлекает его к участию в спектаклях Общества искусства и литературы.

115 1890
Роль Петра в пьесе «Не так живи, как хочется». Участие в любительском спектакле в доме С. И. Мамонтова; встречи с М. А. Врубелем, В. А. Серовым и другими художниками. Работа над ролью Паратова. Гастроли Мейнингенского театра. Перестройка деятельности Общества искусства и литературы. Выступление с В. Ф. Комиссаржевской. Секрет роли Несчастливцева.

ЯНВАРЬ 3

Играет роль Петра в пьесе А. Н. Островского «Не так живи, как хочется» и барона Реццеля в двухактной пьесе К. А. Тарновского «Когда б он знал!». Режиссер П. Я. Рябов.

«На мою погибель в то время была в моде опера Серова “Вражья сила”. Она, как известно, написана на сюжет той пьесы Островского, которую мы играли, т. е. “Не так живи, как хочется”. Если плох штамп русского богатыря в драме, то в опере он совершенно нестерпим. … И именно он-то и завладел мною, так как оперная закваска продолжала сидеть во мне и лишь на время заглохла.

… Ни пьеса, ни моя роль не имели успеха81*.

В результате — временное отчаяние, потеря веры в себя».

Собр. соч., т. 1, стр. 184 – 185.

ЯНВАРЬ, начало

Репетирует роль пророка Самуила в «драматической поэме» «Царь Саул», написанной С. И. и С. С. Мамонтовыми для домашнего спектакля.

«Я присутствовал на трех репетициях. Роль Самуила чисто внешняя, рассчитанная на эффекты и требующая прежде всего соответствующей пластики и грима. Мне удалось еще дома изучить жесты. Жесты были не прочувствованны, а прямо обдуманы, пожалуй, даже выучены. Тем не менее они были очень пластичны, величественны и эффектны».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 264.

В доме С. И. Мамонтова встречается с художниками В. А. Серовым, В. Д. Поленовым, М. А. Врубелем, Н. В. Невревым, историком 116 искусств А. В. Праховым, оперным певцом М. Д. Малининым и другими.

ЯНВАРЬ 4 или 6

Играет роль пророка Самуила в любительском спектакле «Царь Саул» в доме С. И. Мамонтова.

Художник В. А. Серов исполняет роль царя Агага; декорации написаны по эскизам М. А. Врубеля и В. А. Серова.

«Я изображал в пророке не вдохновенного свыше человека, а кару Божию, гнев Божий, изобличителя, поэтому приходилось даже несколько кричать. Грим удался мне вполне, и, по-видимому, на мамонтовскую публику я произвел достаточное впечатление, особенно сценою у колдуньи, когда я являюсь духом».

Там же, стр. 264.

ЯНВАРЬ, до 9-го

Репетирует роль Краснокутского перед возобновлением комедии «Горящие письма».

«Помню, на первой репетиции я совсем чувствовал себя неловко, и так продолжалось до тех пор, пока я не разграничил строго своих мест, переходов и т. д.».

Там же, стр. 265.

ЯНВАРЬ 9

На товарищеском вечере Общества искусства и литературы исполняет роль Краснокутского.

«Смело говорю, что я играл так, как хотел бы играть всегда, как играют в Comedie Française, то есть с паузами, спокойно, жизненно и душевно.

… В публике во время исполнения была гробовая тишина. Я ее чувствовал так же, как и тот ток, который иногда устанавливается между исполнителями и зрителями. Говоря языком театральным, публика жила вместе с нами».

Там же, стр. 265 – 266.

ЯНВАРЬ 11

Цензурой разрешена к представлению переделка С. повести «Село Степанчиково» под названием «Фома» как «сочинение Станиславского (Алексеева)», с указанием «сюжет заимствован»82*.

ЯНВАРЬ 24

Второй и последний раз играет роль Петра в пьесе «Не так живи, как хочется».

117 ЯНВАРЬ 26

Драматической цензурой признана неудобной к представлению пьеса С. «Монако».

ЯНВАРЬ – ФЕВРАЛЬ, начало

Занят подготовкой костюмированного бала.

«Я устал. Бал измучил меня».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 273.

«Программа бала, имеющая целью изобразить “Европу в песнях и лицах”, чрезвычайно оригинальна и дает богатый материал для того, чтобы блеснуть фантазией, вкусом и искусством в костюмах разных европейских национальностей».

«Театр и жизнь», 23/I.

«Декоративным убранством зал для предстоящего бала заведует талантливый, молодой художник К. А. Коровин, с оригинальными работами которого публика наша уже знакома…»

«Театр и жизнь», 7/II.

ФЕВРАЛЬ 1

Репетирует «самую нелюбимую и тяжелую» роль Барона в «Скупом рыцаре» с режиссером П. Я. Рябовым, который дает новое для С. освещение образа.

«Актер, по его мнению, не может приклеивать ярлыка к исполняемому 118 им лицу, а я это делаю в роли Скупого. Я говорю — это скупой, бездушный, скверный человек, я его рисую в самых темных красках, освещаю с непривлекательной стороны, забывая, что он человек, а не исчадие ада».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 269.

ФЕВРАЛЬ 2

Исполняет сцену «Подвал» из «Скупого рыцаря» на очередном товарищеском вечере Общества искусства и литературы. Вводит по совету Рябова новые оттенки в свое исполнение роли Барона.

Сравнивая исполнение роли Барона артистом Дальским и Станиславским, критик журнала «Артист» пишет, что «оба исполнителя впали в одну и ту же ошибку: они гнались за внешним реализмом игры в ущерб главной задаче — обрисовать пафос скупости, объявший душу барона».

R, «Скупой рыцарь». — «Артист», март, стр. 119.

Из воспоминаний оперного певца и режиссера В. П. Шкафера:

«Молодым учеником Ф. П. Комиссаржевского, в Пушкинском театре я играл в спектакле “Свадьба Фигаро” роль Дон Базилио. Вы зашли к нам в уборную и сказали мне: “Очень хорошо сыграли роль — особенно хорошо, что не было штампа, не было утрировано”»83*.

Письмо В. П. Шкафера к С. от 13/II 1928 г. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ 4

Играет роль Дон Жуана в «Каменном госте» и барона Реццеля в пьесе «Когда б он знал!».

«Я не Дон-Жуан, и это слава Богу, но жаль — мне эта роль не дается. Почему? Потому ли, что я ее не понимаю, или потому, что каждый из зрителей слишком хорошо ее сам понимает?»

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 271.

ФЕВРАЛЬ 9

Костюмированный бал и вокально-художественный праздник «Европа в костюмах и песнях», устроенный Обществом искусства и литературы в залах Благородного собрания.

На балу выступает В. Ф. Комиссаржевская в хоре любителей цыганского пения. Среди гостей — А. П. Чехов.

«Самым крупным “событием” масленицы был, разумеется, костюмированный бал, сочиненный нашим Обществом искусства и литературы».

«Новое время», 17/II.

119 ФЕВРАЛЬ, конец – МАРТ, начало

Посылает А. Г. Достоевской сделанную им переделку для сцены повести «Село Степанчиково» и просит высказать о ней «свое откровенное мнение».

Письмо к А. Г. Достоевской. Собр. соч., т. 7, стр. 104.

МАРТ

Готовит роль Паратова в «Бесприданнице» А. Н. Островского. Самостоятельно разрабатывает во всех деталях свою роль, являясь не только ее исполнителем, но и режиссером84*.

«Я с удовольствием взялся за изучение роли Паратова, задавшись следующим планом: Паратов — барин, кутила, себялюбец; он говорит громко, в мужской компании оживлен. Вечно курит папиросы из длинной пипки. В манерах очень сдержан, особенно при женщинах. В него влюбляются не за страсть, а, напротив, за его холодное, самоуверенное спокойствие».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 280.

Придает большое значение внешнему облику Паратова, его костюму, гриму, манере держаться, которые помогают найти «хорошее самочувствие» и «раздразнить дремавшую интуицию».

Собр. соч., т. 1, стр. 178 – 179.

МАРТ 12

Заседание Ревизионной комиссии по проверке денежной отчетности Московского отделения РМО и консерватории в составе К. С. Станиславского, кн. П. Н. Трубецкого и М. И. Ляпина.

МАРТ, первая половина

Вместе с Марией Петровной слушает гастролирующего в Москве итальянского певца Мазини в опере Доницетти «Фаворитка». «Мы слышали, как хрипел бедный “душка”, но пением, по крайней мере прежним, он нас не подарил»85*.

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 105.

МАРТ 18

Играет роль Краснокутского в «Горящих письмах» и графа Гастона де Лавирак в одноактной пьесе-пародии Ф. Л. Соллогуба «Честь и месть» на товарищеском вечере в Обществе.

В роли Гастона де Лавирак «фигура получилась худая, длинная, вроде Дон Кихота. Добавим ко всему этому громкий, с некоторым дрожанием крикливый голос. Усиленный пафос, утонченная жестикуляция с 120 претензией на шик. Не балаганное, а серьезное и искреннее отношение к комико-драматическим моментам роли, несколько экзажерованное отчаяние и ужас в таковые же моменты. Все это, взятое вместе, выходило смешно».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 278.

МАРТ 21

Пишет в дневнике о своей неудовлетворенности и бесцельности работы на фабрике.

«Диву дается старичок86* тому, как я с таким хладнокровием просматриваю, и то после его настоятельной просьбы, годовые отчеты. “Как же это? — рассуждает он с собой, — целый год работать и не взглянуть, я и то красными чернилами и с особым удовольствием вывел эти знаменательные цифры, а мне что, я ничего не получу за это. Легко им даются деньги! …

Вот если Бог отнимет капитал, так другое заговорят. и т. д. и т. д.”. Не знает старичок того, что он хоть, может быть, и прав, я мало дорожу посланными мне Богом дарами, но что я чистосердечно не боюсь лишиться средств. Не будет денег, так пойду на сцену. Поголодаю — это правда, но зато и поиграю всласть. Итак, моя фабричная работа бесцельна и потому неинтересна. Пусть бухгалтер судит меня по-своему, а я не стыжусь сознаться перед собой и теми, кому суждено читать этот дневник, в том, что я бездеятелен, потому что не нашел интереса и цели своей работы. Родятся дети, может, с ними явится и цель».

К. С. Алексеев (Станиславский). Дневник, стр. 8 – 9.

МАРТ, 23

Родилась дочь Ксения.

«Маленького выкупали, стали пеленать и, о ужас, — девочка! Что же это такое, что я буду с ней делать! Однако, когда я узнал, что девочку легче родить, я примирился, несмотря на то, что с лица она неказиста».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым, которые находились за границей. Собр. соч., т. 7, стр. 108.

МАРТ 28

А. Г. Достоевская пишет С. по поводу его инсценировки «Села Степанчикова»:

«С большим любопытством прочла я Вашу переделку и нахожу, что Вы чрезвычайно умело справились с Вашею задачею. В таком виде вещь непременно должна иметь успех на сцене. Конечно, очень жаль, что приходится изменить название и прятать автора, но что же делать, если цензура не пропускает».

Письмо А. Г. Достоевской. Архив К. С.

121 МАРТ, вторая половина

Готовится к гастролям в Москве немецкой труппы герцога Мейнингенского и итальянского трагика Э. Росси. Перечитывает произведения Шекспира.

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 110.

АПРЕЛЬ, начало

Генеральная репетиция «Бесприданницы».

«Федотова хвалила на репетиции всю пьесу и все тоны».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 286.

АПРЕЛЬ 5

Премьера «Бесприданницы» в Обществе искусства и литературы. Режиссер П. Я. Рябов.

После «Бесприданницы» С. играет роль Мегрио в водевиле «Тайна женщины».

«Я — характерный актер. Через характерность мне удалось победить все подводные рифы роли Паратова: с шинелью à la испанский плащ, с высокими сапогами, с любовными словами и прочими опасными для меня соблазнами. … Мало того, я признаю, что все актеры должны быть характерными, — конечно, не в смысле внешней, а внутренней характерности».

Собр. соч., т. 1, стр. 179 – 180.

И. Н. Львов, который не видел С. на сцене пять лет, нашел, что он «сделал громадные успехи» как актер. «Фигура и манера держаться» С. в роли Паратова привели И. Н. Львова «в восторг».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 287.

«Прекрасный образ Паратова, широкого размаха, сильного, необузданного русского Дон-Жуана, создавал Константин Сергеевич».

В. М. Михайлов, Воспоминания из прошлого моей жизни, ч. 1, стр. 237.

АПРЕЛЬ 10

Просит разрешения у А. Г. Достоевской на постановку инсценированного им «Села Степанчикова» в Обществе искусства и литературы.

Одновременно обещает содействовать продвижению произведения Ф. М. Достоевского на императорскую сцену.

«Однако я предчувствую, что постановка пьесы на императорском театре будет сопряжена с большими затруднениями. Мне пришлось читать пьесу некоторым из артистов. Последние, привыкнув к современному репертуару, ищут прежде всего в пьесе действия, понимая под этим словом не развитие характеров действующих лиц, а развитие самой фабулы пьесы. Кстати сказать, наши артисты, особенно частных театров, подразумевают под фабулой пьесы движение 122 или, вернее, беготню по сцене. Понятно, что при этих требованиях артисты, слышав[шие] пьесу, нашли ее малосценичной».

Собр. соч., т. 7, стр. 112.

АПРЕЛЬ 11

Играет роль Паратова в «Бесприданнице» и Мегрио в «Тайне женщины».

Один из зрителей «говорил, что, несмотря на красоту и изящество, Паратов глубоко возмутил его. “Это отвратительный человек!” Он его возненавидел тем более, что он вышел таким жизненным и простым в моем исполнении».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 290.

АПРЕЛЬ, до 12-го

Приглашен в Тулу играть в новой пьесе Л. Н. Толстого «Плоды просвещения», «но пришлось отказаться, чтоб не покинуть Марусю на два дня».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым от 12/IV. Собр. соч., т. 7, стр. 115.

АПРЕЛЬ 12

Пишет С. В. и Е. В. Алексеевым о дочке Ксении и здоровье Марии Петровны. «Бог к нам милостив, и все идет прекрасно. Маруся терпелива и кротка и ведет себя примерно. Во все время, не сглазить бы, у нее ни разу не было жара. Девочка, слава Богу, здорова и ведет себя хорошо, растет, но не хорошеет. В настоящее время Маруся уже ходит и даже обедает наверху, куда ее носят заботливые руки ее примерного супруга. Она даже начинает поговаривать о театре, куда ее притягивают мейнингенцы, но, увы, ей их не видать и придется мне их посмотреть за нее».

Собр. соч., т. 7, стр. 114.

Просит находящегося за границей брата Бориса купить пьесу «Дело Клемансо» Армана д’Артуа по роману Дюма-сына, а также другие французские пьесы, которые имеют успех в Париже.

Там же, стр. 115.

АПРЕЛЬ

Посещает спектакли гастролирующей в Москве мейнингенской труппы: «Венецианский купец», «Зимняя сказка», «Юлий Цезарь», «Двенадцатая ночь» Шекспира, «Заговор Фиеско в Генуе», «Смерть Валленштейна», «Орлеанская дева» Шиллера, «Кровавая свадьба» Линднера. Делает заметки с точным описанием наиболее интересных для него как режиссера постановочных достижений мейнингенского театра, световых и звуковых эффектов, приемов построения массовых сцен и т. д.

123 Обращает особое внимание на планировку декораций, расположение вещей на сцене, на фактуру и цвета тканей. Зарисовывает исторически достоверные образцы оружия, мебели, костюмов.

Из записей С.:

«Орлеанская дева». 2-е действие, 3-я картина. «По подмостьям, при полной темноте идут войска безмолвно. Видны кое-где освещенные панцири и слышен шум лат. Благодаря темноте иллюзия полная.

В битве больше всего иллюзии производят отдаленные трубы. На сцене сражаются только 2 или 3 [человека]».

«Венецианский купец». 2-е действие, 4-я картина. Улица перед домом Шейлока. «Гондолы бегают очень плавно по рельсам. Одна гондола отплывает, с моста ее останавливают; она возвращается. Разговор идет между стоящими на мосту и сидящим в гондоле. Появляются действующие лица, в большинстве случаев на гондолах. Финал — карнавал. Отплывающие на гондолах засыпаются бумажками». «Заговор Фиеско в Генуе». 4-е действие, 7-я картина. «Двор во дворце Фиеско. На сцене темнота. Вносят 4 факела, втыкают их в стену, причем освещение этими 4-мя факелами и ограничивается, рампа не прибавляется…

124 Эффектно обставлен вход на сцену каждого нового лица. Сначала за сценой очень далеко слышен стук — вдалеке басом окликает сторож входящего. Слышен ответ, дальше команда офицера “впустить”. Шум цепей поднимающегося моста или отворяющихся ворот, скрип. Слышно, что при отпирании цепи протаскиваются по каменному полу. Пауза. Действующее лицо входит. Шум запирающихся ворот. Впечатление увеличивается от того, что на сцене действующие лица все время молча прислушиваются к тому, что происходит за сценой».

Альбом, посвященный спектаклям мейнингенской труппы. Архив К. С.

«Я оценил то хорошее, что принесли нам мейнингенцы, то есть их режиссерские приемы выявления духовной сущности произведения. За это великая им благодарность. Она всегда будет жить в моей душе. В жизни нашего Общества и, в частности, во мне мейнингенцы создали новый важный этап».

Собр. соч., т. 1, стр. 189.

МАЙ 1

Умерла дочь Ксения.

ВЕСНА – ЛЕТО

Перестраивает деятельность Общества искусства и литературы. Из-за больших материальных затрат (45 тысяч рублей) и долгов по Обществу вынужден отказаться от дорогостоящего помещения на углу Тверской ул. и Б. Гнездниковского переулка и снять более скромное помещение на Поварской ул., в доме Казакова.

Бывший Пушкинский театр занимает Русский охотничий клуб. При этом Общество искусства и литературы берет на себя обязательство систематически давать спектакли в клубе и устраивать художественные вечера.

«Мы взяли на себя трудную работу ставить по одной новой пьесе в неделю, как в то время делали все остальные театры».

Там же, стр. 190.

ИЮНЬ – АВГУСТ

Живет в Любимовке.

«В самом деле, стоит ли описывать, вот как я встаю по утрам, хожу купаться, еду в Москву, пекусь на фабрике, возвращаюсь в 5 часов в объятия жены, снова погружаюсь в волны Клязьмы, обедаю, торгуюсь с супругой из-за послеобеденной прогулки и, обыкновенно, настаиваю на том, чтобы, сидя на терраске, окончить вечер за чтением и выжиганием по дереву. Есть ли возможность описать словами тот чудный стильный стул, над которым я работаю теперь?»

Собр. соч., т. 7, стр. 118.

125 ИЮЛЬ 8

На свадьбе сестры — Любови Сергеевны Алексеевой и Г. Г. Струве в Любимовке.

ИЮЛЬ, вторая половина

Совершает с М. П. Лилиной трехдневную поездку на Иматру в Финляндию.

«… Самое блаженное состояние посетило нас, когда пароходик, разбивая волны, помчался из одного озерка в другое. Чудное летнее утро, восхитительный полуморской, полусосновый воздух, происходящий от густых лесов, окружающих озера, довели нас до того состояния, когда человек пьянеет и перестает различать сон от действительности. Тут только я понял красоты севера, которых до того момента не признавал. Только теперь я догадался, какими разнообразными, хотя несколько суровыми красотами испещрен наш север».

Письмо к О. Т. Перевощиковой от 30/VII. Собр. соч., т. 7, стр. 121.

СЕНТЯБРЬ 15

На званом обеде у С. И. Мамонтова.

ОКТЯБРЬ

С. и Лилина на Кавказе. Были в Тифлисе.

В. С. Алексеев, Семейная хронология. Архив В. С. Алексеева.

НОЯБРЬ, начало

Возвращаются в Москву.

Срочно возобновляет спектакли Общества для публики Охотничьего клуба87*.

НОЯБРЬ 1

В Обществе искусства и литературы гражданская панихида по скончавшемуся Ф. Л. Соллогубу.

НОЯБРЬ 8

Играет в Охотничьем клубе роль Мегрио в «Тайне женщины».

«После этого спектакля стали нас хвалить, и публика осталась довольна».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 291.

НОЯБРЬ 22

Играет роль Анания Яковлева в «Горькой судьбине».

126 Из письма оперной певицы и педагога Э. К. Павловской:

«Вы очень талантливы, Вы сами это хорошо чувствуете! А знаете, что меня поразило? Это то, что Вы на такой крошечной сцене, при Вашем росте, совсем не казались такого высокого роста, и сцена ни на минуту не казалась слишком маленькой. Это секрет пластики, который меня уже тогда поразил, когда я Вас впервые видела в Дон Жуане. Вы еще лучше владеете умением держаться на сцене. Это великое искусство, которым владеют очень немногие».

Архив К. С., № 15380/1-160.

ДЕКАБРЬ 13

Играет роль барона Реццеля в пьесе «Когда б он знал!» и Краснокутского в «Горящих письмах» с В. Ф. Комиссаржевской в роли Зинаиды Сергеевны Васильчиковой.

«Комедия Гнедича В. Ф. Комиссаржевской и К. С. Станиславским и С. М. Михайловым88* была исполнена так, что исполнение ее не оставляло желать ничего лучшего и положительно сделало бы честь даже настоящим актерам какого угодно театра».

«Московский листок», 17/XII.

ДЕКАБРЬ 17 – 20

Репетирует роль Несчастливцева в комедии А. Н. Островского «Лес». С помощью А. Р. Артема — исполнителя роли Счастливцева — разгадывает «секрет» и находит верный тон долго не удававшейся роли провинциального трагика.

«На последней простой репетиции я был очень весел и, изменив упрямству, решил попробовать рекомендуемый мне тон. Рубикон был перейден, и я еще больше воодушевился теми похвалами, которые посыпались на меня после исполнения самой трудной первой сцены и особенно после сцены четвертого акта с пятачком. Весь секрет роли оказался в том, что Несчастливцев имеет два вида, которые необходимо отчетливо показать публике. Он добрый, простой, насмешливый и сознающий свое достоинство человек, местами — трагик старинной мелодраматической школы». В соответствии с новым пониманием роли меняет внешний облик Несчастливцева. Вместо разбойника «с всклокоченными волосами» гримируется «красивым средних лет человеком».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 293 – 294.

ДЕКАБРЬ 21

Играет роль Несчастливцева в комедии «Лес». Режиссер И. Н. Греков89*.

127 1891
«Плоды просвещения» Л. Н. Толстого. Г. Н. Федотова — художественный руководитель драматического отдела Общества. «Успех у самого себя».

ЯНВАРЬ 3

Играет роль адвоката Талицкого в комедии-шутке В. Крылова «Откуда сыр-бор загорелся». Режиссер И. Н. Греков.

ЯНВАРЬ 11

В ночь с 10 на 11 января помещение Охотничьего клуба сгорело. «В ожидании отделки нового, более роскошного помещения клуба, мы остались не у дел и должны были содержать себя своими собственными спектаклями, за свой риск и страх».

Собр. соч., т. 1, стр. 192.

ЯНВАРЬ

Берет на себя руководство репертуаром и режиссерско-постановочной частью Общества искусства и литературы.

Добивается разрешения цензуры на постановку комедии Л. Н. Толстого «Плоды просвещения».

Работает над спектаклем «Плоды просвещения».

«Распределение ролей я сделал чрезвычайно тщательно, обдуманно и удачно, так как я хорошо знал средства и недостатки наших исполнителей90*. Конечно, никого из прокофьевской компании не пустил даже и на маленькие роли. Репетиции я производил по своей всегдашней системе, то есть бесконечным повторением неидущих сцен, с заранее составленным планом мест и декораций и с отдельными репетициями с лицами, которым типы не даются».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 297 – 298.

«Мне хотелось, — рассказывал мне Станиславский, — дать как бы три разреза пьесы, три ее этажа: бар, мужиков и прислугу, и при том всех их — не театральных, по установленному сценическому канону 128 и шаблону, но реальных, верных жизненной, бытовой правде».

Николай Эфрос, К. С. Станиславский (опыт характеристики), стр. 51.

ЯНВАРЬ 21

Ставит в известность Л. Н. Толстого, что 8, 11 и 15 февраля в помещении немецкого клуба (Софийка, дом Захарьина) состоится спектакль «Плоды просвещения» в исполнении членов Общества искусства и литературы. «Ваше присутствие на означенных спектаклях доставило бы большую честь устроителям и исполнителям их, и мы позволяем себе надеяться на то, что, в случае Вашего приезда в Москву, Вы не лишите одного из наших спектаклей своего посещения».

Собр. соч., т. 7, стр. 122.

ЯНВАРЬ 29

Из газеты «Новости дня»:

«Любители Общества искусства и литературы готовят пьесу очень тщательно. У них уже было более 10 репетиций и столько же предстоит».

ФЕВРАЛЬ

Продолжает репетировать «Плоды просвещения», готовит роль помещика Звездинцева.

«Достоинство моей тогдашней работы заключалось в том, что я старался быть искренним и искал правды, а ложь, особенно театральную, ремесленную, изгонял. Я стал ненавидеть в театре театр и искал в нем живой, подлинной жизни, — не обыденной, конечно, а художественной. Быть может, тогда я не умел еще делать различия между той и другой правдой на сцене. Кроме того, я понимал их слишком внешне. Но и эта внешняя правда, которую я искал, помогла мне дать верную, интересную мизансцену, которая толкала к правде; правда дразнила чувство, а чувство вызывало творческую интуицию».

Собр. соч., т. 1, стр. 193.

ФЕВРАЛЬ 8

Премьера «Плодов просвещения» в помещении Немецкого клуба на Софийке (ныне Центральный Дом работников искусства).

Играет роль Звездинцева.

На премьере Вл. И. Немирович-Данченко.

«Я утверждаю, что никто и никогда не видел такого образцового исполнения у любителей. Да если бы вы не были убеждены, что это любители, — вы бы и не поверили. Комедия гр. Л. Н. Толстого “Плоды просвещения” была разыграна с таким ансамблем, так интеллигентно, как не играют хоть бы у Корша».

129 Особо выделяет Вл. И. Немирович-Данченко игру С.:

«Если бы я был театральным рецензентом, я бы посвятил ему, как и многим другим, целую статью. Так много тонких и характерных подробностей вложил он в роль самого Звездинцева».

Гобой (Вл. И. Немирович-Данченко), Интересный спектакль. — «Новости дня», 10/II.

«Помню, что когда потом пьесу взяли в Малый театр, то там говорили: “А ведь нам так не сыграть, как в кружке Алексеева”».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, «Academia», 1936, стр. 76.

Критик П. И. Кичеев пишет, что Обществу искусства и литературы «предстоит блестящая будущность, если оно и во всех своих дальнейших действиях пойдет по тому пути, которым оно шло, исполняя пьесу г. Л. Н. Толстого».

«Московский листок», 16/II.

«Постановка “Плодов просвещения” в Обществе искусства литературы внесла собою особое оживление в среду этого Общества, сплотила между собою большую группу исполнителей пьесы и познакомила их с характером профессиональной актерской работы. Каждый из нас имел возможность постепенно углубляться и вживаться в изображаемый образ и с каждым спектаклем раскрывать новые уголки его внутреннего мира».

В. М. Михайлов, Воспоминания из прошлого моей жизни, ч. 1, стр. 221.

ФЕВРАЛЬ 11 и 15

Играет роль Звездинцева.

«Роль Звездинцева я не играл резонером, она слишком была бы скучна при таком тоне».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 298.

Станиславский «поражал умением отделать роль до мельчайших деталей, придать ей совершенно своеобразную характерность, воплотить перед зрителем живую фигуру во весь ее рост. Характерный, красивый грим: густые седые волосы с боковым пробором, выхоленные баки; мягкий, чуть-чуть старческий тон, какой-то особый говорок; характерный покрой платья и эта превосходно переданная добродушная наивность с примесью восторженности, разлитая по всему лицу. Этот исполнитель ни на секунду не выходит из роли».

Л., Общество искусства и литературы. — «Артист», № 13, стр. 146.

«У любителя, играющего Звездинцева, — замечательна эта безграничная, сияющая высшей культурной глупостью, наивно-убежденная 130 горячая вера… в самое непроходимое идиотство. Некоторые фразы, говоримые им, так и запечатываются, врезываются в памяти. Он — так детски и убежденно верит в то, что он не видел даже сам, а что повторяет от других: “в свинку, вдруг пробежавшую на сеансе и от мордочки у которой сияло!”, в “стену, которая так, вдруг взяла да и отодвинулась”».

Гр., Маленькая хроника. — «Театр и жизнь», 15/II.

«Талантливый артист так обдуманно, так правдиво проводит свою трудную роль, что все исполнение его является высоким “шедевром” драматического искусства. Лучшим местом его исполнения была известная сцена спиритического сеанса в 3-м действии: здесь артист превзошел самого себя и невольно напомнил нам методу драматического исполнения незабвенного С. В. Шумского».

«Московская иллюстрированная газета», 12/II.

ФЕВРАЛЬ 17

Газета «Театр и жизнь» пишет:

«Общество искусства и литературы заставляет говорить теперь только о себе. Конец сезона — принадлежит ему».

ФЕВРАЛЬ 18

Играет роль Звездинцева.

ФЕВРАЛЬ, вторая половина

Занимается подготовкой традиционного костюмированного бала Общества искусства и литературы.

МАРТ 2

Участвует в костюмированном бале Общества искусства и литературы, устроенном в залах Благородного собрания.

АПРЕЛЬ

Из Общества искусства и литературы уходит Ф. П. Комиссаржевский.

Утверждается новое правление Общества в составе К. С. Станиславского, И. А. Прокофьева, Т. В. Митюшина, И. Н. Грекова, Н. А. Лукутина, П. И. Голубкова, А. М. Левитского и Н. М. Кожина.

С уходом Ф. П. Комиссаржевского, а ранее А. Ф. Федотова Оперно-драматическое училище прекращает свое существование. Во главе Общества становится К. С. Станиславский. Председательницей Правления приглашается Г. Н. Федотова.

131 АПРЕЛЬ 28

«Депутация от Общества искусства и литературы лично просила артистку императорских театров Г. Н. Федотову — принять звание председательницы правления Общества. Федотова изъявила на то свое согласнее».

«Новости дня», 30/IV.

АПРЕЛЬ 22 – МАЙ 8

Посещает спектакли с участием Анны Жюдик, гастролирующей со своей труппой в помещении театра «Парадиз».

МАЙ 2 – 22

Гастроли в Москве Э. Дузе в помещении театра Корша.

Смотрит «Даму с камелиями» А. Дюма — «Антония и Клеопатру» Шекспира, «Одетту» Сарду с Э. Дузе в ролях Маргариты Готье, Клеопатры и Одетты91*.

Записная книжка. Архив К. С., № 746.

132 ИЮНЬ – ИЮЛЬ

Делает эскизы декораций к пьесе «Фома».

Заказывает художнику К. А. Коровину написать декорацию ко второму действию «Фомы».

Готовится к постановке пьесы «Дело Клемансо».

Просит М. А. Врубеля выполнить эскизы костюма для роли Изы, исполнительницей которой намечает М. П. Лилину.

Записная книжка. Архив К. С., № 746.

ИЮЛЬ 21

Родилась дочь Кира.

ОСЕНЬ

Репетирует пьесу «Фома».

Разрабатывает эскизы декораций. Продолжая начатую реформу в области оформления сцены, вводит прием характеристики персонажей через обстановку; в декорациях и костюмах точно воспроизводит черты изображаемой эпохи; уделяет большое внимание световым и звуковым эффектам, которые создают определенное настроение.

После второго действия, по замыслу С., занавес опускался не сразу. «Сцена некоторое время пуста. Луч лунного света освещает край изломанной скамейки, на которой остался забытый клочок бумаги. Александр тушит свечу в беседке, и водворяется полная тишина, нарушаемая очень отдаленным пением запоздавших гуляк да изредка раскатами и трелями соловья. Где-то вдали напоминает о себе ночной сторож своей трещоткой и снова все замолкло после столь бурного дня в ожидании новой грозы».

Ремарка С. в инсценировке «Села Степанчикова». Архив К. С.

Готовит роль полковника Ростанева92*.

«У меня с ним, естественно, произошло полное слияние, и были одни и те же взгляды, помыслы, желания. Когда мне говорили, что он наивный, недалекий человек, что он суетится зря, я этого не находил. По-моему, все, что волнует дядюшку, чрезвычайно важно с точки зрения человеческого благородства».

Собр. соч., т. 1, стр. 196.

Активным помощником в работе Общества искусства и литературы становится Г. Н. Федотова.

«Пришла Гликерия Николаевна на одну из наших любительских репетиций, села за режиссерский стол и сказала: “Теперь, когда все вас покинули, я прихожу к вам. Давайте работать вместе”. В течение многих лет, не покладая рук и безвозмездно, она работала с нами, 133 помогла поддержать то дело, которое со временем подготовило часть труппы Художественного театра».

Письмо С. Малому театру от 5/IV 1925 г. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 13

М. П. Лилина пишет Б. С. Алексееву, что Общество искусства и литературы в последнее время «процветает». «Председательницей у нас теперь Г. Н. Федотова, она удивительно мило относится к делу, и так как женское влияние всегда мягче действует, то и мы все стали относиться друг к другу дружелюбнее. Первое улучшение то, что к репетициям не опаздывают, а опоздавший на пять минут сверх quart dheure de grâce93* платит рубль штрафа в пользу голодающих. Относятся к репетициям все ужасно серьезно, повторяют по нескольку раз без всякой воркотни».

Сб. «М. П. Лилина», стр. 164 – 165.

ОКТЯБРЬ 22

Гастрольный спектакль Общества искусства и литературы в Туле в Большом зале Дворянского собрания при участии местных любителей театра.

С. играет роль Паратова в «Бесприданнице» и студента Мегра в «Тайне женщины».

ОКТЯБРЬ 29

Просит писателя Д. В. Григоровича дать разрешение на постановку его пьесы «Замшевые люди» в Обществе искусства и литературы.

«… Мы надеемся исполнить Вашу пьесу с хорошим ансамблем, — по крайней мере в тщательности ее постановки и срепетовки сомневаться не следует, так как наши члены, руководимые Гликерией Николаевной Федотовой, отнесутся к своему делу с полной любовью, воодушевленные тем доверием, которым Вы, быть может, захотите их почтить».

Письмо к Д. В. Григоровичу. Собр. соч., т. 7, стр. 124.

НОЯБРЬ 14

Первое представление пьесы «Фома» в помещении Немецкого клуба. Декорации К. А. Коровина и В. В. Гурнова.

Исполняет роль полковника Ростанева.

Д. В. Григорович был «в полном восторге» от исполнения, «говорил, что очень ловко скомпонованы сцены» из повести Достоевского.

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 303.

В роль Ростанева С. «вложил такую массу таланта, был так прост, так естественен; столько в нем жизни и правды и так натурален он 134 в добродушии Егора Ильича, в переходах от растерянности к наивной сосредоточенности, что положительно являл собой живой образ. Верхом совершенства была у него сцена изгнания Фомы: тут артист превзошел все мои ожидания, и я смело заявляю, что русское общество теряет очень много оттого, что такой художник, как Станиславский, подвизается на частной сцене».

С. Никонов, Театр Российский. Общество искусства и литературы. — «Развлечение», 1/XII, № 47, стр. 14.

«Бесхарактерный полковник в его исполнении живет на сцене с поразительной правдивостью, и вы минутами готовы поверить, что перед вами не актер, а сам полковник, то очаровательный в своей непомерной доброте, то до отвращения тряпичный. Все переходы от минутного подъема духа к новому припадку слабодушия передаются с поразительной верностью, а в момент нападения на Фому за оскорбление невесты вы вдруг чувствуете всем своим существом, что перед вами проснувшийся бешеный зверь, готовый переломать все, что попадется ему на дороге».

С., Общество искусства и литературы. — «Артист», декабрь, стр. 127.

«Роль дядюшки и вся пьеса “Село Степанчиково” имели для меня как артиста совершенно исключительное по важности значение… В этой роли я стал дядюшкой, тогда как в других ролях я, в большей или меньшей степени, “дразнил” (копировал, передразнивал) чужие или свои собственные образы.

Какое счастье хоть раз в жизни испытать то, что должен чувствовать и делать на сцене подлинный творец! Это состояние — рай для артиста, и я познал его в этой работе и, познав, не хотел уже мириться ни с чем иным в искусстве. Неужели же не существует технических средств для проникновения в артистический рай не случайно, а по своей воле? Только тогда, когда техника дойдет до этой возможности, наше актерское ремесло станет подлинным искусством».

Собр. соч., т. 1, стр. 196 – 197.

НОЯБРЬ 19 и 25

Играет роль Ростанева.

ДЕКАБРЬ 12

Премьера комедии «Плоды просвещения» в Малом театре. Сравнивая исполнение труппы с тем, как была исполнена комедия в прошедшем году в Обществе искусства и литературы, журнал «Артист» пишет: «Надо сознаться, что, несмотря на всю опытность представителей нашей лучшей русской сцены Малого театра, в игре Общества проскальзывали некоторые черты, которые трудно заменить 135 какой бы то ни было игрой и эрудицией, и в исполнении на сцене Общества весь ансамбль звездинцевского дома носил тот характер утонченной фешенебельности, какого не доставало ему на сцене Малого театра».

Ч., Наша сцена с точки зрения художника. — «Артист», 1892, январь, стр. 152.

ДЕКАБРЬ 30

Играет роль Паратова в Обществе искусства и литературы (в помещении Немецкого клуба) «с сильнейшей инфлюэнцей при 40° температуре».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 304.

«Я был в полусознании. Но, чтоб явить собой образец дисциплины и дать на будущее время пример моим товарищам, я, со всеми необходимыми предосторожностями, приехал в театр при двадцатипятиградусном морозе. Меня загримировали в лежачем положении, и, пользуясь тем, что мне не приходилось менять костюма, я мог лежать за кулисами как во время действия, так и в антрактах. Актеры боялись, что я тут-то, среди акта, и уйду со сцены. Но я, отвлеченный болезнью, играл как никогда уверенно и свободно; и текст не мешал, и память не изменила мне».

Собр. соч., т. 1, стр. 179.

136 1892
Участие в гастрольных спектаклях артистов Малого театра. Исполнение главной роли — Богучарова в комедии Вл. И. Немировича-Данченко «Счастливец». Спектакль в доме Алексеевых с участием Г. Н. Федотовой и О. О. Садовской. Поездка за границу. Знакомство с последними достижениями золотоканительной промышленности.

1891, конец – 1892, начало

Вместе с одним из руководителей Московской консерватории К. К. Альбрехтом принимает деятельное участие в издании сочинений старинной русской музыки.

«И скажут Вам великое спасибо не только я и наши современники-музыканты, но и “тени” тех забытых первых пионеров на поприще музыкального искусства в России».

Письмо К. К. Альбрехта к С. от 29/XII (черновик). Гос. центр, музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки.

ЯНВАРЬ 23 и 30

Новый спектакль Общества искусства и литературы в помещении Немецкого клуба. С. играет роль Эли Мореака в пьесе Э. Легуве «Анна де Кервилер»94* и цирюльника Лаверже в водевиле «Любовное зелье».

«Станиславский превосходно исполнил роль Лаверже, особенно же удались ему куплеты, которые он исполнил с замечательным совершенством фразировки. К тому же даровитый исполнитель обладает очень недурным баритоном приятного тембра и известной школой».

И. А., Общество искусства и литературы. — «Артист», февраль, стр. 134.

ФЕВРАЛЬ 15

Играет роль Лыкова в пьесе В. Крылова «Девичий переполох» в гастрольном спектакле Общества искусства и литературы в Туле.

МАРТ 1

Из письма А. П. Чехова к А. С. Суворину:

«Любители, игравшие в Москве “Плоды просвещения”, поощряемые мною, собирались ехать постом в Воронеж, чтобы сыграть там 137 “Плоды” в пользу дамского комитета (разрешение от Куровского мною, как Вам известно, уже получено), но служебные обязанности затормозили дело; хотят ехать на Пасху, когда будут свободны95*. Говорят, что эти любители играли “Плоды” гораздо лучше, чем играют теперь в Малом театре».

А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 15, стр. 329 – 330.

МАРТ 17

Играет роль Анания Яковлева в «Горькой судьбине» в помещении Общества искусства и литературы (Волхонка, дом Спиридонова).

«Играл Анания по прежнему плану. Сходка вышла очень сильно, а также и последний акт».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 306.

МАРТ, до 22-го

Репетирует роль художника Богучарова в комедии Вл. И. Немировича-Данченко «Счастливец» с актерами Малого театра Г. Н. Федотовой, О. О. Садовской, А. А. Яблочкиной и Ф. Ф. Левицким для гастрольного спектакля в Рязани.

«Впервые я стоял на подмостках рядом с подлинными артистами большого таланта. Важный момент в моей жизни! Но я робел, конфузился, злился на себя, из застенчивости говорил, что понимаю, когда на самом деле не схватывал того, что мне объясняли. Моей главной заботой было не рассердить, не задержать, запомнить, скопировать, что мне показывали».

Собр. соч., т. 1, стр. 148.

МАРТ 22

Утром едет с артистами Малого театра в Рязань.

«Я накануне не спал всю ночь и, измученный за весь пост, к этому дню еле стоял на ногах».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 307.

Вечером играет роль художника Богучарова в комедии Вл. И. Немировича-Данченко «Счастливец» в помещении Офицерского собрания.

«Второй акт. Еще больше устал, но играл лучше, чем первого. Федотова сказала, что очень хорошо, особенно в начале и конце; средину — тон опустил, но очень уж молодо, свежо. К третьему акту я настолько изнервился и физически устал, что перестал владеть собой; опаздывал на реплики, путал — и ничего не вышло. … Недоволен я своим дебютом с артистами Малого театра».

Там же, стр. 307 – 308.

138 «Скажи Константину Сергеевичу, чтобы он не отчаивался и не думал, что провалился. Все, кого я знаю, в восторге от его игры».

Письмо С. А. Кошелевой к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 600.

МАРТ 27

Спектакль «Счастливец», поставленный «в пользу голодающих» в доме Алексеевых у Красных ворот, при участии артисток Малого театра Г. Н. Федотовой, О. О. Садовской, А. Н. Ермоловой-Кречетовой и артистов Общества искусства и литературы. С. играет роль художника Богучарова.

Из воспоминаний Н. Д. Красова:

«Красавца- “счастливца” играл Константин Сергеевич, жену его — Гликерия Николаевна Федотова. Финальную сцену второго акта я, как сейчас, вижу перед собой. “Счастливец”, художник Богучаров, приезжает к бросившей его жене просить развода, чтобы жениться на девушке, которой он увлечен. Встретившись, оба переживают воскресшую любовь и говорят слова, не соответствующие их чувствам. Эта двойная игра знаменитой артистки и молодого Станиславского, обладавшего блестящей внешностью и ярким талантом, велась виртуозно. Оба, как говорится, плели кружева из интонаций, мимики и движений. Получился незабываемый дуэт».

ВЕСНА

Ведет переговоры с Н. А. Хоненовым о покупке его театральной библиотеки96*.

АПРЕЛЬ 3

Едет с М. П. Лилиной за границу.

АПРЕЛЬ, после 3-го

В Варшаве встречается с писателем Д. В. Григоровичем. «Из Варшавы до Вены мы ехали с ним в одном вагоне — много разговаривали с ним».

Письмо к С. В. и В. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 128.

АПРЕЛЬ – МАЙ

Останавливается в санатории Пуркерсдорф под Веной. Из санатория совершает деловую поездку в Мюльгаузен, Лион и Париж97*.

АПРЕЛЬ

На станции в Мюльгаузене С. встретил его младший брат Борис.

139 «Оказывается, что уже 5 дней, как он поступил к Шварцу и начал работать у него. Это его оживило, тем более, что само дело его очень заинтересовало. Действительно, судя по тому, что я видел и слышал об нем, Бориска работает как вол, но об этом после».

В Мюльгаузене С. знакомится с техническими усовершенствованиями и новыми машинами на заводах Венинга и Шварца.

«Венинг меня встретил очень любезно. Несколько часов водил меня по заводу. Показывал все наши машины, объяснял и распрощался с самыми любезными пожеланиями».

На следующий день С. намеревался отдохнуть, «однако любопытство пересилило», и он осмотрел весь завод Шварца «в подробностях».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым. Собр. соч., т. 7, стр. 128, 130.

Был в театре «Eden» «на Grand spectacle».

АПРЕЛЬ, вторая половина – МАЙ, начало

В Лионе и Париже продолжает изучать последние достижения в золотоканительной промышленности. Покупает машины новых технических образцов.

«Радуюсь тому, что цель моей поездки достигнута вполне. Кажется, в машинах я не ошибся и куплю последние типы. Узнал много секретов золотоканительного производства. Словом, думаю, что времени не потерял даром».

«Приехав в Париж, нашел еще много интересного, чего нельзя было видеть в Лионе. Главное, что меня здесь задерживает, это осмотр фабрик. В Лионе фабриканты очень скрытны — и официального разрешения получить было невозможно. Пришлось осматривать их потихоньку, т. е. в то время, когда мастера отдыхают днем».

Письмо С. к М. П. Лилиной от 4/V. Собр. соч., т. 7, стр. 133.

«О себе скажу, что я измучился и похудел. Давно я столько не ходил, как эти три недели. Целый день на ногах. Спасибо еще, что в Париже можно спать до 10 час, а то в Лионе просто беда, приходится вставать в 8. Все, кажется, устроилось очень хорошо, и по приезде в Москву я буду знать все, и даже больше, по интересовавшим меня вопросам золотоканительного дела. Интересного я узнал очень и очень много. Теперь меня уже не удивляют баснословно дешевые цены заграничных рынков. … Надеюсь, что по приезде мне удастся поставить золотоканительное дело так, как оно поставлено за границей».

Письмо к С. В. и Е. В. Алексеевым, Собр. соч., т. 7, стр. 134.

140 МАЙ, начало

«В Париже, кроме мастеров и инженеров, я видел только театры по вечерам. К сожалению, репертуар самый неинтересный. Кроме Comédie — никуда не стоит ходить. Все пьесы в жанре коршевских».

Там же.

Был на балу в Casino. «Этого безобразия, хаоса описать не берусь. Дамы без стеснения задирают юбки и канканируют вовсю. Писки, визги, крик, шум, гам. Дерутся, валяются на полу».

Там же.

МАЙ 14

Возвращается с Лилиной из-за границы в Москву и в этот же день едет с артистами Малого театра в Ярославль играть роль художника Богучарова в «Счастливце» вместо заболевшего А. И. Южина. «Отказать было нельзя, и я поехал, несмотря на утомление после долгого заграничного путешествия, не повидавшись даже с родными, которые ждали меня дома».

Собр. соч., т. 1, стр. 150.

Вечером играет роль Богучарова в пьесе «Счастливец» в ярославском городском театре.

ЛЕТО

Занят фабричными делами.

Готовится к новому сезону в Обществе искусства и литературы.

Предполагает для первого спектакля поставить переведенную им с французского пьесу «Дело Клемансо» с японской пантомимой в первом акте.

СЕНТЯБРЬ 3

Просит своего брата Б. С. Алексеева, находящегося в Германии, прислать материалы к предполагаемой постановке пьесы Рихарда Фосса «Виновен»98*: костюмы военных — «те формы, которые потипичнее представляют фигуру немецкого бурбона», немецких бюргеров, рабочих, студентов и т. д.; зарисовки немецкой таверны или кабачка «помрачнее, где-нибудь в глуши города, с какими-нибудь лестницами, спусками, подъемами, низенькими окнами, грязным бельем, тусклым фонарем и т. д.».

Письмо к Б. С. Алексееву. Собр. соч., т. 7, стр. 138.

141 НОЯБРЬ, до 12-го

Возобновляет в Обществе искусства и литературы трагедию «Самоуправцы». Заново ставит народные сцены.

«Генеральная репетиция этой пьесы прошла очень гладко; особенно удались народные сцены».

«Новости дня», 12/XI.

НОЯБРЬ 12

Играет роль князя Имшина в «Самоуправцах» в новом помещении Охотничьего клуба (Воздвиженка, дом гр. Шереметева).

НОЯБРЬ 15

Гастрольный спектакль Общества «Горькая судьбина» в Туле, в зале Дворянского собрания. С. играет роль Анания Яковлева.

НОЯБРЬ 19

Играет роль Анания Яковлева в помещении Охотничьего клуба.

ДЕКАБРЬ 3

Играет роль Паратова в «Бесприданнице».

Критик журнала «Артист» упрекает С. в том, что он «слишком оттеняет грубость Паратова» и недостаточно показывает его принадлежность «к аристократическому кругу».

VV., Общество искусства и литературы. — «Артист», декабрь, стр. 175 – 176.

Отмечая прекрасное исполнение роли Паратова в целом, газета «Московские ведомости» (4/XII) считает, что С. «не дал полного типа блестящего барина-гвардейца, каким рисует Паратова автор».

ДЕКАБРЬ 15, 18, 21

Играет роль художника Ботова в комедии В. Крылова «Шалость» и студента Мегрио в «Тайне женщины» в помещении Охотничьего клуба.

142 1893
Смерть отца. Письмо-завещание. Поездка за границу. Реорганизация золотоканительного производства в России. Знакомство с Л. Н. Толстым.

ЯНВАРЬ 17

Скончался отец С. — Сергей Владимирович Алексеев в Москве, в доме у Красных ворот.

ЯНВАРЬ 19

Газета «Московские ведомости» сообщает:

«В воскресенье, 17 января, скончался известный московский благотворитель и крупный коммерсант, коммерции советник Сергей Владимирович Алексеев. Покойный состоял членом отделения Совета торговли и мануфактур, почетным смотрителем Солодовниковского шестиклассного городского училища, находящегося в ведении купеческого общества, почетным членом комиссии публичных народных чтений при Обществе распространения полезных книг и Екатерининского благотворительного общества. Кроме того, С. В. Алексеев был попечителем Солодовниковской богадельни. Покойный стоял во главе известного и крупного промышленно-торгового товарищества».

МАРТ 11

Скончался двоюродный брат С. — один из основателей Московского отделения РМО, московский городской голова Николай Александрович Алексеев99*.

 

Из воспоминаний С.:

«Когда-то я должен был сообщить жене городского головы о том, что мужа ее застрелили. После того, как я ей это сказал, мы оба стояли неподвижно минут двадцать. Я не шевелился, боясь, что она упадет, и действительно, когда я двинулся, она упала».

Запись беседы С. с учениками Оперно-драматической студии от 29/III 1937 г. Архив К. С.

143 АПРЕЛЬ 17

Уезжает с М. П. Лилиной за границу.

Под впечатлением смерти отца и двоюродного брата оставляет письмо-завещание о воспитании дочери Киры100*.

«14 лет отдать Киру в гимназию, до этих пор учить Киру дома. Взять хорошую строгую гувернантку. Дорогих учителей не брать. По возможности учить языкам, а главным образом приучать ее к чтению, развивать ее и отгонять от нее мысли о богатом женихе. Непременно учить ее искусствам, к которым она почувствует влечение, а также заранее, с молодых лет, напевать ей о том, что жизнь не сладкая конфетка, а горькая пилюля и что цель жизни не в сибаритничестве, богатстве и удовольствиях, а в серьезном труде и красоте, возвышающих душу.

Стараться выдать ее замуж за хорошего, умного и честного человека, труженика, а не лентяя, кто бы он ни был: купец, артист, ученый, доктор или учитель. Если Кира изберет себе по влечению — делу не препятствовать, лишь бы это дело было хорошо и честно.

С малых лет стараться отдалять ее от ее сверстников аристократишек и будущих тунеядцев, каковые в большинстве попадаются между богатыми семьями. Учить ее шитью и не делать из нее белоручки. Никакой лишней роскоши и туалетов не допускать до тех пор, пока у нее не явится выработавшийся и установившийся взгляд на жизнь и ум. Заставлять чтить бабушек, воспитателей и родню. Сделать все возможное, чтобы она была верующая, так как только при этом условии можно сохранить в жизни поэзию и чувство высокого.

В три года отпустить няню и взять бонну француженку (не вертлявую), а еще лучше англичанку.

Учить Киру помогать бедным и входить в нужды других.

17 апреля 1893 г. Москва.

К. Алексеев.

Со всем этим согласна. М. Алексеева».

Собр. соч., т. 7, стр. 143.

АПРЕЛЬ 21

Останавливается в Вене.

АПРЕЛЬ 23

В Берне.

АПРЕЛЬ 28

Приезжает в Лион.

АПРЕЛЬ, конец

Живет в Grand Hôtel de Lyon. Занимается фабричными делами. 144 Изучает новые технические усовершенствования в золотоканительном производстве.

АПРЕЛЬ 30

В последний раз избирается в состав Ревизионной комиссии по проверке денежной отчетности Московского отделения Русского музыкального общества и консерватории.

МАЙ, с 7 до 19

В Париже.

МАЙ, конец – ИЮНЬ

Возвращается в Москву.

ЛЕТО – ОСЕНЬ

Вместе с инженером А. Шамшиным подготавливает реорганизацию золотоканительного производства в России.

«Когда у Кости началось серьезное увлечение театром и сценой, занятия на фабрике стали тяготить его. Чтобы не задохнуться, надо было найти выход для себя и вместе с тем не погубить дело. И вот Костя, составив себе план действия, принялся с тройной энергией за организацию дела на новых условиях. Приходилось целыми днями сидеть над планами зданий и расположения машин, обдумывать новые условия существования действительно утопавшего в рутине дела».

В. С. Алексеев, Семейные воспоминания. Сб. «О Станиславском», стр. 55.

Составляет проект объединения золотоканительных фабрик в одно укрупненное Товарищество золотоканительного производства «Вл. Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин».

Представляет план перестройки фабричных корпусов и постройки нового корпуса, оборудованного по последнему слову мировой техники. В проекте подробно указывает, какие образцы паровых двигателей и других машин надо приобрести, где их установить, как наиболее целесообразно эксплуатировать.

Касаясь расположения отдельных цехов и связанных с ними подсобных помещений, С. пишет:

«Котельная должна находиться рядом с машинным отделом и отвечать всем существующим строительным правилам.

Фабричная контора должна быть соединена проходами со всеми корпусами фабрики, причем для полного надзора за производством к конторе должны примыкать два главных отдела фабрики: волочильный и прядильный.

В центре каждого из главных отделов должна помещаться контора заведующего мастерской: приказчика-специалиста (centre maître101*), в ведении 145 которого находятся все подразделения главных отделов». «Одно из главных условий расположения корпусов и конторы заключается в том, чтобы мастера и заведующие отделами известной специальности не имели бы доступа в мастерские других специальностей. Это важно потому, что каждая часть производства имеет свои секреты.

Главный склад товаров и гальваническая мастерская требуют особого надзора. Необходимо поместить эти отделы там, где директорам фабрики или их ближайшим помощникам придется по роду своих занятий проводить большую часть дня».

Заявление в правление Товарищества «Владимир Алексеев», июнь, 1893 г. ЦМА г. Москвы, ф. 883, д. 2, л. 86 – 94.

Проводит в жизнь мероприятия, намеченные в связи с реорганизацией золотоканительного производства. Впервые в русской промышленности использует гальванический способ покрытия проволоки благородными металлами, вводит в эксплуатацию новейшие образцы волочильных машин многократного действия, которые сразу тянули «товар через 14 алмазов».

СЕНТЯБРЬ 15

Едет на несколько дней в Петербург.

ОКТЯБРЬ, до 29-го

С группой артистов Малого театра и Общества искусства и литературы едет в Тулу для участия в гастрольном спектакле «Последняя жертва».

ОКТЯБРЬ 29

Знакомство с Л. Н. Толстым в Туле, в доме судебного следователя и писателя Н. В. Давыдова.

«Временно вся жизнь его (Н. В. Давыдова. — И. В.) дома приспособилась к театральным требованиям. В промежутках между репетициями происходили шумные обеды, во время которых одна веселая шутка сменялась другой. Сам, уже немолодой, хозяин превратился в школьника.

Однажды, в разгар веселья, в передней показалась фигура человека в крестьянском тулупе. Вскоре в столовую вошел старик с длинной бородой, в валенках и серой блузе, подпоясанной ремнем. Его встретили общим радостным восклицанием. В первую минуту я не понял, что это был Л. Н. Толстой».

Собр. соч., т. 1, стр. 197 – 198.

«Во время обеда у Н. В. Давыдова пришел неожиданно Л. Н. Толстой. Он просил рассказать ему содержание репетируемой пьесы, и Станиславский, конфузясь и теряя слова, с трудом изложил содержание “Последней жертвы”».

Сообщение Е. П. Туркестановой (Александровой) 7/XII 1933 г. Л. Н. Толстой, Полн. собр. соч., т. 84, М., ГИХЛ, 1928 – 1958, стр. 203.

146 1894
Возобновление деятельности Общества искусства и литературы. Режиссура «Последней жертвы». Дульчин — Станиславский. «Незабываемый спектакль». Выступление в роли Паратова с М. Н. Ермоловой — Ларисой. Работа над трагедией Гуцкова «Уриэль Акоста». Реформа в постановке массовых сцен. Роли Ашметьева в «Дикарке» и Рабачева в «Светит, да не греет».

ЯНВАРЬ 8

Постановлением Министерства финансов утверждено Московское товарищество торговли и золотоканительного производства соединенных фабрик «Владимир Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин». Основной капитал товарищества составляет 1 млн. рублей, разделенный на 100 паев по 10 тыс. рублей.

ЦМА г. Москвы, ф. 883, оп. 2, св. 9, д. 1, л. 8.

ЯНВАРЬ 20

Гастрольное выступление в роли Анания Яковлева в Ярославском городском театре.

ЯНВАРЬ 22

Проводит заседание членов Общества искусства и литературы в связи с возобновлением его спектаклей.

ЯНВАРЬ

Репетирует комедию В. Дьяченко «Гувернер», готовит главную роль — француза-гувернера Жоржа Дорси.

«Чем же объяснить этот выбор? Покаюсь: тем, что я в то время был крайне увлечен французским театром и, в частности, “Комеди Франсез” и мечтал о том, чтобы сыграть какую-нибудь роль по-французски.

… От частого посещения парижских театров у меня были на слуху все интонации и голосовые переливы речи лучших артистов “Комеди Франсез”. Кроме того, я постоянно мог пользоваться превосходной живой моделью в лице француза — корреспондента нашей фабричной конторы, с которым я не замедлил свести на это время дружбу. Таким образом, недостатка в материале для роли не было».

Собр. соч., т. 1, стр. 530.

147 ЯНВАРЬ 31

Общим собранием пайщиков Товарищества торговли и золотоканительного производства соединенных фабрик С. избран в состав дирекции и утвержден председателем Правления.

Протокол заседаний. ЦМА г. Москвы, ф. 883, оп. 2, св. 9, д. 2, л. 1.

ФЕВРАЛЬ, начало

Генеральные репетиции «Гувернера».

«Ни в одной роли я не чувствовал себя так свободно, весело, бодро и легко; не думая об образе, я уже играл самый образ, который пришел инстинктивно от правильного самочувствия на сцене. Быть может, впервые внешний образ создался инстинктивно, изнутри».

Собр. соч., т. 1, стр. 530 – 531.

ФЕВРАЛЬ 7

Спектакль Общества искусства и литературы в помещении Немецкого клуба: комедия В. Дьяченко «Гувернер» и водевиль Свечина «Что у кого болит, тот о том и говорит».

Роль гувернера Жоржа Дорси «Станиславский исполнил не только цельно и законченно, но он внес в нее истинный высокий комизм, тонкость и изящество внешней отделки, воплотил в себе дух истого француза, придал ему удивительно стильный вид, овладел в совершенстве парижским жаргоном и все это объединил чувством художественной меры».

С. Д-нъ, Московское общество искусства и литературы. — «Русский листок», 12/II.

ФЕВРАЛЬ 14

Играет роль Жоржа Дорси.

ФЕВРАЛЬ

Ведет репетиции комедии А. Н. Островского «Последняя жертва».

Тщательно разрабатывает третий акт пьесы, впервые на сцене раскрывает его обличительную направленность, придавая всему спектаклю новое социальное звучание. Выводит в третьем акте целый ряд ярких типов, характерных для купеческой Москвы того времени.

В режиссерском экземпляре пьесы пишет комментарии к роли Дульчина; неоднократно указывает на искренность и детскую наивность своего героя; подчеркивает его пустоту, легкомыслие и душевную развращенность102*.

148 ФЕВРАЛЬ 21

Премьера «Последней жертвы» в помещении Охотничьего клуба.

Играет роль Дульчина.

«Нам уже давно не приходилось видеть эту комедию, и мы с истинно художественным наслаждением просмотрели ее, в особенности в том превосходном ансамбле, с каким пьеса шла в спектакле Общества, — стоит посмотреть хотя бы третий акт этой комедии (в саду клуба), требующий сложной постановки, чтобы оценить по достоинству и настоящую любовь к делу исполнителей, их труд и превосходно поставленную у них режиссерскую часть».

К., Московское общество искусства и литературы. — «Артист», № 35, стр. 220.

«Тем более славы и чести Обществу, что в эпоху упадка русского театра оно твердо и высоко держит знамя искусства, показывая этим пример даже таким учреждениям, как Малый театр».

Ф. Д., Общество искусства и литературы. — «Московские ведомости», 22/II.

Дульчин Станиславского «не то чтобы безнравственный человек, — он только человек без нравственных правил. Он все растерял в прожигании жизни, среди совершенного легкомыслия, не умея управлять своими страстями».

Ю. Николаев, Театральная хроника. — «Московские ведомости», 24/IV 1895 г.

Станиславский «внес несколько своеобразное толкование этого характера, в котором он особенно подчеркнул присущее Дульчину легкомыслие, оставив в стороне более мрачные стороны этого типа».

Ф. Д., Общество искусства и литературы. — «Московские ведомости», 22/II.

«Эти переходы переменчивого настроения легковесного, беспринципного вивера от шутки к револьверу, от револьвера к женитьбе на богатой купчихе были переданы удивительно художественно».

К., Московское общество искусства и литературы. — «Артист», № 35, стр. 220.

МАРТ, до 20-го

М. Н. Ермолова приглашает С. быть ее партнером в спектакле «Бесприданница» во время гастролей в Нижнем Новгороде. «Мне передал А. А. Федотов Ваше любезное согласие играть Паратова. Я этому очень рада и от души благодарю Вас. “Бесприданница” должна идти 22 марта, но если Вам удобнее 20-го, то мне решительно все равно, что назначить первым спектаклем, как Вам удобнее.

… Еще раз спасибо большое за согласие, без Вас я бы пропала на Волге».

Письмо М. Н. Ермоловой к С. Архив К. С.

150 МАРТ 20

Играет роль Паратова с М. Н. Ермоловой — Ларисой в городском театре Нижнего Новгорода.

«Незабываемый спектакль, в котором, казалось мне, я стал на минуту гениальным. И неудивительно: нельзя было не заразиться талантом от Ермоловой, стоя рядом с нею на подмостках».

Собр. соч., т. 1, стр. 91.

Н. И. Собольщиков-Самарин вспоминает, что С. в Нижнем Новгороде играл с замечательными артистами Малого театра роль Паратова «в совершенно новой оригинальной трактовке. В исполнении Константина Сергеевича, разумеется, совершенно отсутствовал трафарет лихого картинного героя в поддевке и шелковой рубахе, с вызывающим видом отъявленного кутилы и скандалиста. Какая-то особая, тонкая ирония ко всему окружающему чувствовалась в каждом слове этого барина, пресыщенного жизнью.

Я до сих пор помню во всех мельчайших деталях его прекрасное исполнение. 151 Я помню даже, как в диалоге с Огудаловой он скручивал папиросу и медленно вставлял ее в длинный мундштук».

Н. И. Собольщиков-Самарин, Записки, Горьковское областное изд-во, 1940, стр. 101 – 102.

Из письма артистки Малого театра А. Ф. Грибуниной к С.:

«Я как сейчас помню Вашу замечательную игру, Ваш дуэт с Марией Николаевной, я никогда не забуду сцену из 2-го акта, в которой остаются наедине Лариса с Паратовым. Я как сейчас вижу ее замечательные глаза, сколько было трепета, любви, огорчения, слышу до сих пор все интонации ее и Ваши, помню Ваш победоносный взгляд, помню, что я, заслушавшись, была до такой степени взволнована этой сценой, что чуть не опоздала на выход103*.

… Вот какое сильное, чудесное впечатление Вы производили Вашей замечательной игрой…»

Письмо А. Ф. Грибуниной от 20/I 1938 г. Архив К. С.

«Фигура Паратова, соединяющего в своей особе крепостническое барское самодурство с купеческим, волжским, вышла в его чтении цельной и яркой».

«Литературные вечера в нижегородском театре». — Газ. «Волгарь», Нижний Новгород, 22/III.

«Исполнитель придал Паратову выражение бессердечной холодности вместе с живостью темперамента. Его смех, его насмешливость, его не то деланная, не то искренняя страстность ярко выделили фигуру и сделали ее вполне своеобразною».

«Нижегородский листок», 22/III.

«После спектакля за общим ужином Ермолова была уже совсем веселой и общительной, сменив облик затворницы на простой светский тон».

Рассказ С., записанный И. М. Кудрявцевым 9/XII 1932 г. Музей МХАТ. Дневник И. М. Кудрявцева.

АПРЕЛЬ 20

Участвует в гастрольном спектакле артистки М. И. Морской в помещении Русского охотничьего клуба; играет роль Александра Львовича Ашметьева в пьесе Островского и Соловьева «Дикарка».

АПРЕЛЬ 25

Играет роль ваятеля Агезандра в драматической сцене С. И. Мамонтова «Афродита» на художественном празднике в Дворянском собрании, устроенном по случаю съезда художников и любителей художеств. 152 Н. А. Прахов104* вспоминает, что С., изображая «древнего грека, декламировал: “Работа кончена. Холодный мрамор ожил, Заветные мечты свершились наяву — Теперь свершай свой суд, Эллада…” Я как сейчас помню Вашу стройную фигуру, Вашу четкую дикцию и голос, и движения, и замечательную декорацию Василия Дмитриевича»105*.

Письмо Н. А. Прахова к С. от 14/VIII 1937 г. Архив К. С.

ВЕСНА – ЛЕТО

Занят фабричными делами.

ИЮНЬ 8

Председательствует на заседании Правления Товарищества соединенных фабрик.

ИЮЛЬ 15

М. П. Лилина пишет из Любимовки З. С. Соколовой:

«По вечерам читаем с Костей “Гардениных”106*, и к удивлению нашему, очень интересно, некоторые главы, как, напр., глава об Эсмере, прямо отлично написана: первая же глава ужасно напоминает “Плоды просвещения”, кто у кого позаимствовал?»

Архив М. П. Лилиной.

ИЮЛЬ 16

Воронежское товарищество летнего театра просит С. приехать на гастроли в Воронеж.

Письмо Ф. Хрущева к С. Архив К. С.

АВГУСТ 5 – 9

В письме к директорам Охотничьего клуба излагает условия, при которых Общество искусства и литературы может взять на себя обязательство систематически давать спектакли в помещении клуба в будущем сезоне.

Ставит ряд требований, связанных с проведением начатой им реформы в области организации театрального дела; считает, что театр может дать желательные результаты «только при хорошей администрации, только при строгой дисциплине».

«Пусть в глазах не понимающих дела я буду мелочным в своих требованиях, понимающие поймут, что это элементарные, самые насущные требования сцены. И в самом деле: возможно ли играть какую бы то ни было серьезную роль, когда в двух саженях от вдохновляющегося актера поминутно скрипит дверь, а шарканье по полу 153 входящей публики заглушает его голос? Можно ли отдаться настроению, когда в расстоянии аршина от действующего на сцене лица топают, шепчутся или ругаются необузданные, подчас даже и пьяные декораторы? Если при таких условиях сам актер не может поверить своему чувству, то чего же ждать от публики, ничего не видящей из того, что происходит на сцене, за вереницей входящих и выходящих, ничего не слышащей от шарканья ног и скрипа двери».

Собр. соч., т. 7, стр. 145 – 147.

АВГУСТ, середина

Пожар на шерстомойке «Товарищества Вл. Алексеев» в Григоровке, под Харьковом.

«Увы! ничего не было застраховано, ибо шерсть сырая, не мытая не горит. … А как оказывается, на мойке был поджог, ибо с двух разных углов загорелось, наискось».

Письмо Е. В. Алексеевой к З. С. Соколовой от 30/VIII. Архив К. С.

АВГУСТ 30

Е. В. Алексеева пишет З. С. Соколовой, что «Косте до зареза нужен помощник и директор», так как брат его Борис фабричными делами занимается слишком мало.

Там же.

СЕНТЯБРЬ 14

Родился сын Игорь.

ОСЕНЬ

Начинает работу над трагедией Гуцкова «Уриэль Акоста». Договаривается с декоратором императорской сцены Ф. Н. Наврозовым об оформлении спектакля.

Привлекает в качестве своих помощников по режиссерской части Н. А. Попова и А. А. Санина.

Репетиции «Уриэля Акосты» «начинались поздно вечером. Почти все члены труппы днем были заняты, кто своими торговыми и фабричными делами, кто уроками, репетиторством, кто хождением в университет или другие высшие учебные заведения, кто службой в правительственных учреждениях.

… Кончались репетиции почти всегда около полуночи».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 186.

«Мне пришлось несколько раз присутствовать на репетициях. Первые 10 – 15 репетиций были сплошной мукой. Не пропускалось без критики ни одно слово, разбирался каждый жест, “ставили голоса”, 155 точно это были не любители драматического искусства, а присяжные певцы. Горячо спорили по поводу всякой детали, исполнитель не мог отступить ни на йоту от задуманного плана».

В. Маров, Чеховский театр. — Газ. «Вечер», СПб., 1908, 14/X.

Пишет развернутый режиссерский комментарий к пьесе. Особое внимание уделяет массовым сценам в «Уриэле Акосте», в частности, сцене 2-го акта (праздник на вилле Манассе и появление раввинов, предающих Акосту проклятию).

«До поднятия занавеса — гул веселый. Каждый, кто на сцене, должен во все время громко смеяться до 3-х раз. Поклоны входящих — дамам. Кавалеры подают кулак, дама кладет на него и на руку кавалера свою руку по локоть. Входящие раскланиваются с Манассе. Подают обе руки. С кем заговорят — продолжать разговор не менее 10 секунд. Совсем не жестикулировать. Когда Н. А. Попов с. А. С. Штекер — пройдет с помостьев за кулисы — это знак к тому, чтоб смолкать. Проходя, следует напомнить толпе, чтобы не сразу стихали и расходились в разные стороны. Давать музыку, лишь только Н. А. Попов и А. С. Штекер пойдут. Генералам, управляющим толпой, следить, чтобы гул не обрывался. Через 15, 20 секунд по проходу Н. А. Попова из 1-й левой (от публики) кулисы выпускать Симона и Манассе. Когда гул стихнет настолько, что можно говорить, — Манассе и Симон выходят на авансцену. До первых слов Юдифи, она говорила с гостями на помостьях в глубине сцены».

Режиссерский план «Уриэля Акосты». Архив К. С.

«Жизненность толпы подготовлялась еще задолго до генеральных репетиций особым приемом: каждому из статистов была написана роль, и в известный момент какой-нибудь сцены начинался диалог между ближайшими соседями, жестикуляция допускалась с разрешения режиссера. Такие диалоги составлялись из стихов самой пьесы или из фраз, ритмически соответствовавших ее тексту. На несколько мгновений этим приемом создавались говорящие группы, в нужный момент превращавшиеся в сценическую толпу, стихийно захваченную одним общим чувством».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 195.

ОКТЯБРЬ 9

Гастроли С. в Ярославле. Играет роль гувернера Жоржа Дорси. «Станиславский поистине воскресил перед нами этот, уже отживший в наше время, тип француза-гувернера в богатой помещичьей русской семье. Прекрасный грим, прекрасные манеры и отличный французский прононс как нельзя более способствовали полному 156 успеху Станиславского. Отсюда понятна та восторженная овация, которую устроила публика своему любимцу не только во время исполнения им роли, но даже и по окончании ее, когда г. Станиславский, в качестве уже зрителя оперетки107*, вошел в литерную ложу бельэтажа».

Старый театрал, Ярославский городской театр. — «Ярославские губернские ведомости», 11/X.

ОКТЯБРЬ 11

В Ярославском городском театре «труппою русских драматических артистов с участием в последний раз известного московского артиста-любителя К. С. Станиславского» разыграна «Бесприданница» А. Н. Островского.

Программа спектакля.

«При выходе встречали аплодисментом. После первого акта подали венок, собранный по подписке публики и студентов».

Собр. соч., т. 5, кн. I, стр. 311.

ОКТЯБРЬ, вторая половина

Журнал «Артист» сообщает о гастролях С. в Ярославле: «Труппою З. А. Малиновской с большим успехом была исполнена комедия “Плоды просвещения”, давшая полный сбор. В качестве гастролеров выступили приехавшие из Москвы: артист-любитель К. С. Станиславский и артист императорских театров А. А. Рассказов».

«Артист», № 42, стр. 277.

ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ

Ставит пьесу А. Н. Островского и Н. Я. Соловьева «Светит, да не греет». Готовит роль Рабачева.

НОЯБРЬ 5

В Охотничьем клубе просматривает декорации к «Уриэлю Акосте».

Собр. соч., т. 7, стр. 151.

НОЯБРЬ, до 24-го

Избран председателем Совета попечительства Рогожского участка.

«Посвятив этому доброму делу те немногие часы свободного времени, которыми я располагаю, я остаюсь в надежде, что, при энергичных и деятельных сотрудниках, его хватит для выполнения серьезных обязанностей, возлагаемых на меня, и что при этих условиях я буду в состоянии послужить делу призрения бедных в течение всего срока, на который я почтен избранием».

Письмо к московскому городскому голове К. В. Рукавишникову от 24/XI. Собр. соч., т. 7, стр. 152.

157 НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

Готовит роль Уриэля Акосты.

Выступает против установившихся канонов в исполнении трагедийной роли; выдвигает новое понимание героического в театре. Приближает образ борца за правду Уриэля Акосты к современности.

ДЕКАБРЬ 8

Начало регулярных спектаклей Общества искусства и литературы в помещении Охотничьего клуба. Играет роль Жоржа Дорси.

ДЕКАБРЬ 15

Первое представление пьесы «Светит, да не греет».

Играет роль Рабачева.

«В роли Рабачева, грубоватого и мешковатого малого, Станиславский был безукоризненно хорош. В его игре было много наивности и прямодушия — драгоценных качеств, столь редко встречающихся у профессиональных актеров. Он, действительно, разговаривал с живым разнообразием оттенков и интонаций, а не отвечал на реплики, как бы уже заранее зная речь собеседника — прием, который так часто портит игру актеров».

Ю. Николаев, Театральная хроника. — «Московские ведомости», 1895, 16/IV.

ДЕКАБРЬ 16

Играет роль Рабачева в спектакле в пользу Московской школы для бедных детей и сирот.

ДЕКАБРЬ 31

Председательствует на заседании Правления Товарищества соединенных фабрик.

1894 г.

Знакомится с М. Ф. Андреевой. Привлекает ее к участию в спектаклях Общества искусства и литературы.

158 1895
Новое в толковании трагедийных ролей. Выступление в «Горькой судьбине» с П. А. Стрепетовой — Лизаветой. Режиссерский замысел «Отелло». Возобновление «Самоуправцев».

ЯНВАРЬ 2

Репетирует «Уриэля Акосту» до четырех часов ночи.

«Маня108* участвует в костюме с гримом, в народе, и еще за кулисами поют они еврейские напевы церковные».

Костя «удивительно хорош, артист великий он. Так моментами за сердце хватает, за него страшно становится, например, когда он свое отречение читает и перед проклятием во время монолога».

Письмо Е. В. Алексеевой к З. С. Соколовой от 3/I. Сб. «К. С. Станиславский», стр. 405.

ЯНВАРЬ, до 9-го

Генеральные репетиции «Уриэля Акосты».

ЯНВАРЬ 9

Первое представление трагедии К. Гуцкова «Уриэль Акоста» в помещении Охотничьего клуба. Декорации Ф. Н. Наврозова109*.

Играет роль Акосты.

Спектакль «Уриэль Акоста» оставлял «большое впечатление, волновал, крепко запомнился. Потому что в нем был дух и колорит эпохи, был старый XVII век, Амстердам, и не только в мелочах заботливо воспроизведенной историко-бытовой картины. Чувствовалось меценатство Манассе, чувствовался еврейский уклад, подчиняющий, поглощающий личность, сковывающая сила вековых традиций, религиозный и национальный фанатизм».

Николай Эфрос, Московский Художественный театр, стр. 68 – 69.

«Постановка “Акосты” с большими народными сценами à la мейнингенцы наделала много шуму и привлекла внимание всей Москвы. О наших спектаклях заговорили, мы прославились и как бы взяли патент на народные сцены».

Собр. соч., т. 1, стр. 209.

159 Подводя итоги сезона, «Русский листок» пишет:

«Станиславский “дает сто очков вперед” заправским режиссерам. Его постановка “Уриэля Акосты” возбуждает общий восторг … Ему “делают триумф”. Он этого заслужил».

«Русский листок», 12/II.

«Я искренне советую нашим антрепренерам, и театралам вообще, пойти на спектакль и поучиться.

Не говоря уже о тщательной обстановке, о прекрасных декорациях и костюмах, — присмотритесь, как мастерски идет народная сцена во время выхода раввинов во 2-м акте или как идет народная сцена в синагоге!»

Арсений Г., «Уриэль Акоста». — «Новости дня», 11/I.

С каждым словом отречения Акосты «злорадство фанатизированной толпы, которая не терпит, чтоб “из ряда выходили умы”, все растет; страсти разгораются, толпу… охватывает одно дикое чувство — жажда отомстить дерзкому безумцу. А когда Акоста, не выдержав позорного обряда отреченья до конца, вбегает назад в синагогу, кричит, что все, что он сейчас прочитал, — ложь… неистовство толпы достигает крайнего предела, переходит в delirium, в какое-то массовое помешательство. Толпа вот-вот бросится на дерзнувшего пойти против нее и разорвет Акосту в клочья… Жутко сидеть в театре!..»

Н. Э. (Н. Эфрос), Общество искусства и литературы. — «Артист», январь, стр. 220.

ЯНВАРЬ, после 9-го

Споры в критике по поводу толкования образа Акосты.

Замысел роли и передача его Станиславским «сводят Акосту с того пьедестала, на котором мы его привыкли видеть». Акоста Станиславского «не философ, не мыслитель, для которого истина, идея — выше всего, а в созерцании ее — высшее наслаждение и счастье.

… Напротив, перед вами был человек, который сам тяготится своим именем отщепенца, а не несет его с гордостью, который даже сомневается в правоте своего поведения, не мыслей, а именно поведения.

… Лучшие качества героя, таким образом, пропали, потускнел окружающий его ореол».

Там же, стр. 221.

«Стремление Станиславского сделать из Уриэля во что бы то ни стало “не-героя” представляется нам не совсем правильным». В конце 3-го акта «за искусными и разнообразными внешними приемами игры не чувствуется того внутреннего огня и жизни, которые непосредственно влияли бы на зрителя».

В. П. (Преображенский), Современное обозрение. — «Артист», февраль, стр. 150.

160 «Большинство было разочаровано тем, что при наличности средств у Станиславского изобразить Акосту героем, он вовсе не изображает его таковым… Осуждение не героического исполнения Акосты Станиславским происходило прямо из умственной близорукости и неразвитости мышления, которой все прошлое, шаблонное кажется великим, все разумное, живое, свежее — неудачным и непозволительным.

… Величайшая заслуга Станиславского как артиста и заключается в его самобытном замысле характера Акосты, в оригинальности, но при том в верности, в правде жизни, в очеловечении этого персонажа. Станиславский необыкновенно цельно, с сохранением чувства художественной меры, красиво, просто и жизненно передал всю роль Акосты».

С. Д-нъ (С. Дудышкин), Московское общество искусства и литературы. — «Русский листок», 13/I.

ЯНВАРЬ 10

Репетирует переводной водевиль Д. Т. Ленского «Любовное зелье».

ЯНВАРЬ 11, 16 и 19

Играет роль Акосты.

В исполнении Акосты «философ победил любовника. Все те места роли, которые требовали убеждения, твердости, мужественности, находили во мне духовный материал для своего выявления. Но в любовных сценах я, как всегда, впадал в дряблость, женственность и сентиментальность».

Собр. соч., т. 1, стр. 204.

ЯНВАРЬ 13

Е. В. Алексеева в письме к дочери З. С. Соколовой рассказывает о посещении Г. Н. Федотовой спектакля «Уриэль Акоста»: «Надо сознаться, что Костя артист в душе, великий артист-трагик. Федотова все свои глаза проплакала и, придя наверх в уборную, вызвав к себе Костю из его уборной, как увидала его, принялась целовать…»

Архив З. С. Соколовой.

ЯНВАРЬ 26, 27 и 30

Играет роль цирюльника Лаверже в водевиле «Любовное зелье».

Станиславский «оказался превосходным исполнителем и этой чисто водевильной роли».

«Московские ведомости», 28/I.

«В 1895 г. я не только видел Станиславского в этой его самой любимой роли, но и мог сравнивать его игру с игрой блестящих комедийных 161 актеров того времени. Это было безупречно — тонко и уже не носило никаких следов подражания кому бы то ни было, тем более опереточному комику Родону, которому Станиславский 19-ти лет от роду подражал в этой роли».

Н. А. Попов, К. С. Станиславский в Алексеевском кружке. РГАЛИ, ф. 837, оп. 1, стр. 18.

ЯНВАРЬ 28

В связи с возобновлением «Последней жертвы» А. Н. Островского репетирует с А. С. Штекер роль Юлии Тугиной.

«Играть же Тугину с трех репетиций мудрено, и сестра требует усиленной работы с ней».

Письмо к Н. А. Попову. Собр. соч., т. 7, стр. 153.

ФЕВРАЛЬ 2

Играет роль Дульчина в «Последней жертве».

ФЕВРАЛЬ 5

Гастрольное выступление в роли Уриэля Акосты в Ярославском городском театре.

ФЕВРАЛЬ 9

Повторение спектакля «Уриэль Акоста» в Охотничьем клубе.

ФЕВРАЛЬ 10

Играет роль Дульчина.

У Станиславского «все от начала до конца, всякий жест, всякое движение, всякая фраза были так прекрасны, так художественно верны, что нам остается только от души повторить то, что мы говорили 10 февраля: браво! браво! браво!»

В. Маров, Общество искусства и литературы. — «Театрал», № 9, стр. 60.

ФЕВРАЛЬ 12

Вместе с М. П. Лилиной смотрит в Малом театре пьесу Вл. И. Немировича-Данченко «Золото» с Г. Н. Федотовой в роли Шелковкиной.

«… Вы поразили нас своей чудной игрой в совершенно новом для Вас амплуа».

Письмо к Г. Н. Федотовой. Собр. соч., т. 7. стр. 155.

ФЕВРАЛЬ 19

Покорнейше просит А. П. Ленского предоставить возможность ему и М. П. Лилиной посмотреть его учеников в школьном спектакле.

Письмо к А. П. Ленскому. Там же.

162 МАРТ 23

Председательствует на заседании Правления Товарищества соединенных фабрик.

АПРЕЛЬ, начало

Репетирует шутку А. П. Чехова «Медведь».

АПРЕЛЬ 5

«Уриэль Акоста» в Охотничьем клубе в пользу городских попечительств о бедных Арбатского, Пречистенского и Рогожского участков.

АПРЕЛЬ 9

В Интернациональном театре (бывш. театр «Парадиз») играет роль Анания Яковлева с выдающейся трагедийной актрисой П. А. Стрепетовой в роли Лизаветы.

«Публика устроила овацию как Стрепетовой, так и Станиславскому, прекрасно сыгравшему свою роль».

«Московские ведомости». 10/IV.

«С внешней стороны оба исполнителя имели шумный успех, причем большинство аплодисментов выпало на долю Станиславского».

«Московский листок». 11/IV.

«Из исполнителей пальма первенства должна принадлежать Станиславскому, исполнявшему роль Анания превосходно. Артист имел колоссальный успех».

«Русский листок». 10/IV.

«Станиславский играл в этом спектакле с большим художественным тактом, был живым лицом, а Стрепетова рядом с ним казалась банальной, 163 крикливой актрисой, прибегавшей к недоброкачественным мелодраматическим эффектам».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 203.

Известный артист Н. Россов благодарит Станиславского за исполнение Анания Яковлева и «с недоумением» спрашивает его, почему он не хочет поступить на профессиональную казенную сцену.

«У нас теперь так мало актеров на бытовые роли, — пишет Н. Россов, — у Вас же для этих ролей все данные. Поверьте, любительская 164 сцена, как бы она ни была хорошо поставлена, все же будет постоянно стеснять Ваше дарование».

Письмо Н. Россова. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 10

Исполняет свою первую чеховскую роль — помещика Смирнова в шутке «Медведь».

В этот же вечер играет Жоржа Дорси в «Гувернере».

АПРЕЛЬ 14

Из письма писателя Н. И. Тимковского к С.:

«Вчера я виделся с Л. Н. Он сказал мне, что разрешает Вам делать с “Властью тьмы” что угодно и что Вы его можете видеть, когда хотите».

Архив К. С.

АПРЕЛЬ, после 14-го

Посещает Л. Н. Толстого в его московском доме в Хамовническом переулке и рассказывает ему свой план режиссерской переделки четвертого акта пьесы «Власть тьмы».

АПРЕЛЬ 27

Общее перевыборное собрание пайщиков Товарищества торговли и золотоканительного производства соединенных фабрик. С. «вновь единогласно избран» директором Товарищества.

Протокол собрания. ЦМА г. Москвы, ф. 883, оп. 2, св. 50, д. 369, л. 17.

ИЮНЬ 20

Едет на несколько дней в Петербург.

Письмо М. П. Лилиной к Е. В. Алексеевой. Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

ВЕСНА – ЛЕТО

Ставит в подмосковном летнем театре села Богородского «Ревизора» Гоголя с профессиональными актерами110*.

 

Играет в Богородском роль Несчастливцева в «Лесе» А. Н. Островского111*.

165 «С каким подъемом вел он сцену с Аксюшей, когда уговаривал ее идти в актрисы!

Вспоминаю и великолепно проведенную финальную сцену с Гурмыжской. С каким уничтожающим сарказмом он бросал мне, игравшему Милонова, в лицо реплику: “Ах ты, злокачественный мужчина!”»

Н. Д. Красов, Станиславский-актер, стр. 7.

«Я вспомнил, как мы однажды возвращались с Вами из Богородска на извозчике. Всю долгую дорогу Вы развивали передо мною бродившие в то время в Вашей голове планы о студиях, о формах развития театрального дела и т. п.».

Письмо Н. Д. Красова к С. от 20/I 1933 г. Архив К. С.

С. «говорил о том, что провинция должна быть разбита на группы городов, в которых каждая труппа должна готовить лишь несколько постановок, а затем переезжать полным ансамблем со всеми декорациями и бутафорией из города в город».

Н. Д. Красов, Станиславский-актер, стр. 7 – 8.

ИЮНЬ – ИЮЛЬ

Готовится к постановке трагедии Шекспира «Отелло». Изучает «Всемирную историю» Фридриха Кристофера Шлоссера.

«По-моему, выясняется, что Кипр был долгое время во владычестве турок, и потому отчего бы не придать постройкам восточный характер?»

Письмо к А. А. Санину. Собр. соч., т. 7, стр. 156.

Приглашает в Любимовку Н. А. Попова, Н. Н. Архипова и других членов Общества, чтобы познакомить их со своим планом постановки «Отелло».

«Его план постановки “Отелло” был очень динамичной, но колоссальной по размерам повестью, отличавшейся от обычных беллетристических пересказываний шекспировских пьес тем, что в его рассказе отсутствовали реплики и тирады действующих лиц с обычными прибавлениями: “сказал он”, “вздохнула она”. Его рассказ передавал сущность переживания героев, их тайные мысли, окружающую людей обстановку. Шло непрерывное развитие действия, а это был уже громадный шаг в росте его режиссерского таланта. Самый спектакль тем, кого Константин Сергеевич познакомил со своим первоначальным режиссерским планом, казался потом бледной копией с чудесного оригинала».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 211.

«На другое утро после нашего ночного заседания Константин Сергеевич показал за чаем макет для сцены на Кипре. Он сам его смастерил. Вышло немного аляповато, но очень интересно по удобству 166 для развития в нем сценического действия. На макете был показан целый квартал восточного города. Небольшая площадь, и в нее вливались кривые улички. Громоздились двух- и трехэтажные дома и лачуги с плоскими крышами. На этих крышах кое-где торчали какие-то шесты с тряпьем, стояли кадки с деревьями, были разбросаны восточные ковры, подушки, циновки».

Там же, стр. 210.

АВГУСТ 5

Уезжает с М. П. Лилиной за границу: «Прямо поехали в Берлин, оттуда в Баден к Алек. Влад., потом в Париж, оттуда в Биарриц на три недели купаться, а после в Рим, Венецию».

Письмо Е. В. Алексеевой к З. С. Алексеевой. Архив К. С.

АВГУСТ – СЕНТЯБРЬ

В Париже покупает книги по истории костюма, старинное оружие, гобелены и другие детали для постановки «Отелло», материи для костюмов Отелло и Дездемоны, «удивительную обувь и шляпу для Родриго» и т. п.

Записная книжка (Архив К. С., № 749) и письмо к Н. А. Попову. Собр. соч., т. 7, стр. 158.

«В одном из летних ресторанов Парижа я увидел красавца-араба в национальном костюме и познакомился с ним.

Через полчаса я уже угощал обедом своего нового друга в отдельном кабинете. Узнав, что я интересуюсь его костюмом, араб снял свою верхнюю одежду, чтобы я мог сделать с нее выкройку. Я заимствовал также от него несколько поз, которые показались мне типичными. Потом я изучал его движения. Вернувшись к себе в номер гостиницы, я полночи простоял перед зеркалом, надевая на себя всевозможные простыни и полотенца, чтобы вылепить из себя стройного мавра с быстрыми поворотами головы, движениями рук и тела, точно у насторожившейся лани, плавную, царственную поступь и плоские кисти рук, обращенные ладонями в сторону собеседника».

Собр. соч., т. 1, стр. 226.

СЕНТЯБРЬ, первая половина

В Биаррице.

Встречается с А. С. Сувориным; намечает с ним переделку четвертого акта «Власти тьмы».

Собр. соч., т. 7, стр. 158.

Просит Н. А. Попова заблаговременно разослать роли исполнителям «Отелло»; «иначе будет кавардак, который отзовется на всем сезоне».

Письмо к Н. А. Попову. Собр. соч., т. 7, стр. 160.

167 ОКТЯБРЬ, первая половина

В Венеции.

«С утра до ночи мы с женой бегали по музеям Венеции и искали старинные вещи, зарисовывали костюмы с фресок, покупали отдельные части обстановки, парчу, шитье и даже мебель».

Собр. соч., т. 1, стр. 225.

ОКТЯБРЬ 16

Возвращается в Москву. Председательствует на заседании Правления Товарищества соединенных фабрик.

ОКТЯБРЬ, после 16-го

Начинает репетировать «Отелло».

«Репетиции происходили в моей квартире, в той единственной небольшой комнате, которую я мог уделить Обществу искусства и литературы. “В тесноте, да не в обиде!”

“Все к лучшему! Тем чище будет атмосфера нашего маленького кружка!”

Репетиции продолжались ежедневно до трех-четырех часов ночи».

Там же, стр. 226.

168 НОЯБРЬ 2

Начало сезона в театре Общества искусства и литературы.

Исполняет эпизодическую роль квартального в комедии А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся». Режиссер И. А. Прокофьев.

«Сыграть роль квартального — это было своего рода самопожертвование. Константин Сергеевич доказывал этим нам, своим сотрудникам, что не отказывается ради дела даже от самых маленьких ролей. Вероятно, ему пришлось пойти на это еще и потому, что спектакли в Охотничьем клубе без его участия не представляли интереса.

… Его квартальный вел себя на сцене так, как если бы ему поручено было настоящим начальством, а не по воле драматурга, принять меры к действительному пресечению плутовских махинаций купца Подхалюзина; театр перерастал почти в жизнь. Если это было нетеатрально на фоне традиционной театральной трактовки других ролей в этом спектакле, то было художественно цельно и, во всяком случае, знаменательно как не осознанное еще, вероятно, до конца искание молодым Станиславским новой формы сценического реализма».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 213 – 214.

НОЯБРЬ, вторая половина

Заново ставит трагедию Писемского «Самоуправцы». Работает над ролью князя Имшина.

В одной из рукописей С. отмечает, что он не был удовлетворен своим исполнением роли князя Имшина, изобразив в нем лишь одного из типичных представителей екатерининского времени. «Мои задачи были шире, я хотел олицетворить всю ее эпоху, — пишет С. — Ради цельности фигуры приходилось быть очень строгим, кричать в сердитых местах, задыхаться в минуты отчаяния, хрипеть в минуты сильной злости. Ведь этим иллюстрировал мысль автор, недаром же он назвал пьесу “Самоуправцы”, да еще трагедией».

Архив К. С., № 701.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

Продолжает репетировать «Отелло».

По-новому трактует сцену на Кипре; в режиссерском плане подчеркивает острую вражду между угнетенными туземцами, населяющими остров Кипр, и колонизаторами-венецианцами.

«Чувствуя такую атмосферу, Яго задумал план интриги в гораздо более крупном масштабе, чем обыкновенно изображается на сцене. Дело не в том только, чтобы поссорить между собой двух офицеров, вставших ему на пути. Задача более крупная — сделать их виновниками нового восстания острова. Яго знает, что довольно искры для того, чтобы вспыхнул бунт. Простую драку двух пьяных он раздувает 169 в событие, бегая сам и посылая Родриго кричать по улицам о том, что случилось. И он добился своего».

Собр. соч., т. 1, стр. 229.

Из режиссерского плана «Отелло»:

«Выстрел, за ним крик одного голоса, потом крик растет, лязг сабель. Все вскакивают, музыка прекращается. Шум и крики, все бегут за сцену. Там крик усиливается. Трубы, колокольный звон. Из дворца пробегают туда солдаты. Из улицы налево бегут турки и пробегают по улице направо. Шум удаляется.

Сцена пуста. Справа по улице бежит Родриго без шпаги, во все горло кричит “помогите”. Кассио бежит со шпагой за ним. Яго, который прятался за углом улицы при повороте налево, останавливает Кассио. Монтано догоняет его и тоже удерживает.

Опять выстрел, трубы, крики за сценой все усиливаются. Направо по улице выбегают солдаты и прячутся за угол дома. Слева толпа турок выбегает и сталкивается [с солдатами]. Баталия. В самый разгар слышен могучий голос Отелло, который сейчас же выбегает и бросается в самую свалку».

Режиссерские экземпляры К. С. Станиславского, т. 6, 1930. Пьеса В. Шекспира «Отелло». М., «Искусство» 1994, стр. 393.

ДЕКАБРЬ 4

Генеральная репетиция «Самоуправцев».

ДЕКАБРЬ 6 и 7

Первые спектакли трагедии «Самоуправцы», заново поставленной в Обществе искусства и литературы. Режиссер К. С. Станиславский112*.

Указывая на историческую верность «всей обстановки» и костюмов, критик Ю. Николаев подчеркивает, что «этим одним нельзя было бы достигнуть иллюзии; дело тут в общем колорите эпохи, в тех неуловимых оттенках, в том общем стиле, который был воспроизведен на сцене, вот что производило неотразимое впечатление. Дело тут в оттенках исполнения, которое было выдержано в стиле эпохи.

Екатерининский “генерал-аншеф” был перед нами как живой — со своею хотя грузною, но мощною фигурой, с грубоватым воинственным лицом, с грубоватою, но величавою походкой солдата, не раз видевшего смерть лицом к лицу. Все, манера говорить, тон речи, было передано прекрасно, с тою свободой, которая не переходит в разнузданность, и с тою простотой, которая не делает исполнения вялым и бесцветным».

«Московские ведомости», 10/XII.

171 Станиславский в роли Имшина — «не зверь, он — жертва судьбы и своей ревности. “Больно им, но больно и мне”, — вот истинный ключ к пониманию Имшина — Станиславского, и эти его слова приобретают значение центрального пункта роли…»

— Ф — (Н. Эфрос). Общество искусства и литературы. «Самоуправцы». — «Новости дня», 10/XII.

ДЕКАБРЬ, до 17-го

Расширяет народную сцену нападения беглых крестьян на усадьбу князя Имшина (4-й акт) перед показом «Самоуправцев» в Солодовниковском театре, арендуемом М. В. Лентовским.

«Всех нас, массу, он разбил на отдельные группы, каждая из них соответствовала по количеству людей тому, сколько их могло бы поместиться на одной телеге. Откуда-то из верхних артистических уборных эти “телеги” с гиканьем, пеньем, звоном бубенцов и троечных колокольцев мчались по лестнице вниз на сцену с разным дрекольем. Параллельно рампе, на втором или третьем плане сцены, стоял забор. Поорав вволю, осадив воображаемых лошадей, люди лезли приступом на забор. Артем, взобравшись на него верхом, командовал приступом. Все это проделывалось с таким же подъемом, с каким велась массовая сцена в синагоге в “Акосте”».

Из воспоминании Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 217.

ДЕКАБРЬ 17

Играет роль князя Имшина в «Самоуправцах» на сцене Солодовниковского театра.

Критик А. Ярцев пишет в «Московских ведомостях», что Общество искусства и литературы имеет все основания для преобразования в профессиональный общедоступный театр для широких слоев населения.

«Очевидно, у деятелей Общества есть все необходимое для организации театра на художественных и прочных началах: есть средства, руководители и исполнители.

Спектакль в театре Солодовникова дает нам повод сказать, что путь для Общества верный и долговечный. Это создание и развитие общедоступного театра, в котором Москва так нуждается и необходимость которого давно доказана и постоянно всеми чувствуется».

ДЕКАБРЬ 18

Французский критик и драматург Люсьен Бенар о спектакле «Самоуправцы»:

«Я был в восхищении от Вашего вчерашнего спектакля. Прежде всего я очень симпатизирую Вашему большому личному таланту. Ансамбль, законченность Вашей интерпретации пьесы заслуживают 172 самых горячих похвал Вам и Вашим друзьям. Добиться такого результата с любителями считаю настоящим подвигом. (Большинство из них играют вернее и лучше, чем артисты Вашего Большого театра.) Увидев в Вашем Обществе такое хорошее исполнение этой плохой пьесы Писемского, мне очень захотелось посмотреть “Отелло” в Вашей постановке. Надеюсь, что Вы доставите мне это большое удовольствие.

… Поздравляю Вас от всего сердца как одного из тех, которые бескорыстно защищают театр от возрастающего упадка. Я скоро Вас увижу и поздравлю Вас устно».

Письмо Л. Бенара (перевод с франц.)113*. Архив К. С.

1895 г.

В отчете Правления Товарищества соединенных фабрик отмечается, что для рабочих и служащих фабрики по Б. Алексеевской ул. проводились публичные чтения с туманными картинами; читальня при фабрике пополнена новыми книгами; по просьбе рабочих организован самодеятельный хор под руководством специалиста-регента.

ЦМА г. Москвы, ф. 883, оп. 2, св. 50, д. 369.

«Фабрика Товарищества “Вл. Алексеев, Вишняков и Шамшин” по общему благоустройству — одна из лучших фабрик. Во всех отделениях фабрики чисто, светло и просторно, везде теплые переходы. Есть для рабочих приемный покой, читальня и небольшой театр, переделанный из какой-то мастерской.

Живут они при фабрике в особом помещении, которое, вообще говоря, тесновато и не отличается особыми удобствами».

К. И. Тумский, Канительная промышленность в России и заграницей, М., изд. Департамента промышленности и мануфактур, 1901, стр. 89.

173 1896
Премьера «Отелло». Встречи с Э. Росси, Л. Барнаем, М. Грубе. Работа с профессиональными актерами труппы М. В. Лентовского. Фантастика и быт в постановке «Ганнеле» Г. Гауптмана. Репетиции «Польского еврея» Эркмана-Шатриана; роль Бургомистра Матиса. Проекты преобразования Общества искусства и литературы в профессиональный общедоступный театр.

ЯНВАРЬ

Репетирует трагедию «Отелло» и готовит роль Отелло.

Обращается с просьбой к директору Охотничьего клуба В. В. Королеву перевести на время последних репетиций и спектаклей «Отелло» «игральную комнату наверх», с тем, чтобы гостиную, примыкающую к кулисам, можно было использовать для постановки народных сцен. «Размеры сцены и особенно кулис настолько малы для толпы из 70 человек, которая фигурирует на сцене, что уместить ее и представить отдаленный шум оказывалось невозможным до тех пор, пока сегодня нам не открыли гостиную не только для склада бутафории, но и для закулисных массовых сцен. Сразу все, что не выходило раньше, пошло безукоризненно».

Собр. соч., 7, стр. 162.

ЯНВАРЬ 11

Из газеты «Театральные известия»:

«17 января в Охотничьем клубе состоится генеральная репетиция “Отелло”. … Интерес спектакля помимо исполнителей представляет режиссерская сторона, задуманная весьма реально и жизненно К. С. Станиславским».

ЯНВАРЬ 19

Первое представление «Отелло» в помещении Московского охотничьего клуба. Режиссер К. С. Станиславский. Декорации Ф. Н. Наврозова. Играет роль Отелло.

«Обстановка и постановка ослепительные; реквизит, бутафория, костюмы — неподражаемы; если бы что-либо подобное было дано на большой сцене, это явилось бы целым событием сезона. С внешней стороны спектакль напоминает мейнингенцев. Исполнители шекспировской трагедии были не все равны, но дали бесспорно много удачных мест. Успех они имели огромный».

«Новости дня», 23/I.

174 Н. Эфрос пишет:

«Я ничуть не погрешу против правды, если скажу, что такой постановки этой шекспировской трагедии Москва никогда не видала. Декорации, бутафория, костюмы отличаются большою роскошью, оригинальностью, живописною красотою и, говорят знатоки дела, полнейшею исторической верностью.

… Все это, в связи с большим художественным вкусом, позволило оправить пьесу в замечательные внешние рамки, совершенно исключительного интереса».

— Ф — (Н. Эфрос), Общество искусства и литературы. — «Новости дня», 2/II.

«Я давно не испытывал такого эстетического наслаждения, какое Станиславский дает в начале четвертой картины в том месте, где он слушает наветы Яго, но еще не верит. Насколько я помню, кроме Сальвини, все исполнители Отелло сразу приподнимают тон и с места в карьер играют “героев”. Станиславский в этом месте просто человек. Он слушает Яго, но его душа, душа ребенка, еще покойна. Он обожает свою Дездемону и спокойно говорит и про ее наряды, и про ее желанье нравиться… Точь-точь современный человек. Это великолепно… И вы видите, как ревность не сразу захватывает его душу, как страсть постепенно обуревает весь его организм».

В. Маров, Общество искусства и литературы. — «Русский листок», 22/I.

«Соблюдая типичность национальную в гриме, в пластических движениях и позах, г. Станиславский не Отелло — герой, “родом из царственного дома”, безумно отважный и величавый в то же время. Нет, он почти сын нашего века, нервный, подвижный, гибкий, безумно любящий и безгранично страдающий. Это не тот Отелло, которого нарочно сделал мавром автор, чтобы подчеркнуть всю силу страстей, — а настоящий мавр, немного цивилизованный, за отвагу произведенный в генералы…»

Л. Жданов, «Отелло» на сцене Общества искусства и литературы. — «Театральные известия», 25/I.

Отелло Станиславского «большое дитя, простодушное, до крайности доверчивое, от природы совсем не ревнивое».

— Ф — (Н. Эфрос), Общество искусства и литературы. — «Новости дня», 2/II.

Н. Эфрос сравнивает трактовку Станиславским — роли Отелло с исполнением ее итальянским актером Росси. Много глубокого и значительного видит критик в исполнении третьего акта прославленным трагиком. «Но когда высвобождаешься из-под страшной власти артиста, начинаешь поспокойнее вдумываться в этот момент трагедии, с глазу на глаз с шекспировским текстом, тогда понемногу 175 встает другое понимание его, и именно то, которого держится Станиславский. Оно правдивее и в большем соответствии с общим замыслом трагедии».

Amicus (Н. Эфрос), Общество искусства и литературы. — «Театрал», февраль, стр. 41 – 42.

ЯНВАРЬ 22

Спектакль «Отелло» смотрит Эрнесто Росси.

«Мы видели, как Э. Росси, сидевший в числе зрителей, без всякой jalousie de métier114* аплодировал после каждого занавеса».

Л. Жданов, «Отелло» на сцене Общества искусства и литературы. — «Театральные известия», 25/I.

ЯНВАРЬ 23

Э. Росси благодарит С. за постановку «Отелло» и просит передать «любителям, исполнившим роли с умом и любовью настоящих артистов», о доставленном ему удовольствии.

Письмо Э. Росси. Архив К. С.

ЯНВАРЬ 22 – 23

Люсьен Бенар пишет С. о своих впечатлениях от спектакля:

«С точки зрения мизансценировки, пьеса поставлена замечательным образом, с совершенством, превосходящим все, что я когда-либо видел во Франции или в Германии».

Признавая громадные актерские и режиссерские заслуги С., Л. Бенар упрекает исполнителей в отступлении от традиций в толковании Шекспира, в модернизации образа Отелло. «Вы один некоторым образом защитили творение великого поэта, но, несмотря на то, что Вы поняли душу Отелло, Вы все-таки не сыграли его в шекспировской традиции. Я поясняю. Традиция — это душа пьесы, переходящая от поколения к поколению. Это та традиция, которая заставляет средних актеров “Комеди Франсез” в ансамбле хорошо играть комедию Мольера и самых серых актеров Малого театра хорошо играть драму Островского.

… Раз двадцать по ходу пьесы Ваши очень интересные находки в роли Отелло меня радовали, и все-таки я был огорчен, видя нервные манеры, слишком современный, слишком “внетрадиционный” облик Вашего персонажа. … Думаю, что каждого автора — классиков особенно — надо играть в их традиции, надо выражать их время, их современность».

Письмо Л. Бенара от 22 – 23/I. Архив К. С.

ЯНВАРЬ, после 23-го

Встречается с Э. Росси; говорит с ним о трагедии Шекспира и исполнении ее в Обществе искусства и литературы; выслушивает мнение Росси о своей игре.

176 «“Бог дал вам все для сцены, для Отелло, для всего шекспировского репертуара. (Сердце у меня екнуло при этих словах.) Теперь за вами дело. Нужно искусство. Оно придет, конечно…”

… Меня смутило то, что, несмотря на мои реплики, он ничего не сказал мне о моем толковании роли. Но потом, когда я стал более беспристрастно судить себя, я понял, что Росси не мог сказать ничего другого. Не только он, но и я в конце концов не понимал, каково мое толкование роли и что было от меня, а что от великого Сальвини».

Собр. соч., т. 1, стр. 233.

ЯНВАРЬ 25

Играет роль Отелло.

ЯНВАРЬ 29

Спектакль «Отелло» смотрит В. Э. Мейерхольд.

«От спектакля О-ва искусства и литературы получил большое наслаждение. Станиславский крупный талант. Такого Отелло я не видел, да вряд ли когда-нибудь в России увижу. В этой роли я видел Вехтера и Россова. При воспоминании об их исполнении краснеешь за них. Ансамбль — роскошь. Действительно, каждый из толпы живет на сцене. Обстановка роскошная. Исполнители других ролей довольно слабы. Впрочем, Дездемона выделялась»115*.

Из дневника В. Э. Мейерхольда. Цитируется по кн.: Н. Волков, Мейерхольд, т. I, М.-Л., «Academia», 1929, стр. 57.

ЯНВАРЬ 31

Играет роль Отелло.

ФЕВРАЛЬ 2

Играет роль Отелло.

ФЕВРАЛЬ-МАРТ

Начинает хлопоты по организации профессионального театра на акционерных началах для широких слоев населения. Предполагает назвать его Общедоступным театром, установив минимальные цены на места.

«Постепенно мы стали перерастать рамки Общества искусства и литературы, Константин Сергеевич, да и многие из нас, все чаще говорили о необходимости создания особого театра — театра высокой театральной культуры и художественности, театра, доступного не маленькой группке высокопоставленных и богатых посетителей фешенебельного Охотничьего клуба, а более широкой публике».

Из воспоминаний М. Ф. Андреевой. Сб. «О Станиславском», стр. 230.

177 В поисках помощника, который мог бы разделить с ним «труд по управлению будущим театральным делом», С. знакомится «в работе с прославленным антрепренером» М. В. Лентовским. «Уж не он ли тот директор, которого я искал?»

Собр. соч., т. 1, стр. 215, 216.

Осуществляет с профессиональными актерами постановку пьесы Г. Гауптмана «Ганнеле»116* на сцене арендованного М. В. Лентовским Солодовниковского театра.

На репетициях «Ганнеле» продолжает борьбу с распущенностью закулисного быта, с «ужасными актерскими привычками», которые «мешали подходить к делу с чистыми руками и открытым сердцем», заботится о повышении культуры актера.

Там же, стр. 219.

МАРТ, первая половина

Едет в Петербург по делам, связанным с проектом организации профессионального театра.

МАРТ 11

Театральный критик и литератор Вл. Преображенский пишет С. в Петербург:

«Весьма важен вопрос о наименовании общества и его театра. Название может смутить. Не вызовет ли название “общедоступного театра” подозрение в желании создать народный театр, что в свою очередь может вызвать особую строгость в отношении рамок его деятельности, репертуара etc.?»

Письмо Вл. Преображенского. Архив К. С.

МАРТ 15

На собрании учредителей Московского Литературно-художественного кружка избран в состав комиссии по выработке устава кружка.

АПРЕЛЬ 1

Проводит генеральную репетицию «Ганнеле». В спектакле заостряет тему опустившихся на дно жизни людей, измученных голодом, несчастных и озлобленных.

АПРЕЛЬ 2

Премьера «Ганнеле» в помещении Солодовниковского театра117*. Режиссер К. С. Станиславский. Декорации Дубровина и Гвоздева. По окончании спектакля М. В. Лентовский торжественно преподнес С. экземпляр первого издания «Ревизора» с собственноручными пометками 178 Н. В. Гоголя и его надписью: «Моему доброму и бесценному Михаилу Семеновичу Щепкину от Гоголя». Получив этот дар от великого русского актера, М. В. Лентовский передал его С. как «достойнейшему».

Экземпляр «Ревизора» хранится в Рукописном отделе РГБ.

АПРЕЛЬ 3, 4

Спектакли «Ганнеле» в Солодовниковском театре.

Из воспоминаний Л. М. Леонидова:

«Пьеса эта очень трудна для постановщика — в ней мистика переплетается с ярким натурализмом. То, что я увидел, поразило меня. Никогда ничего подобного я не видел. Особенно запомнились две сцены: появление нищих, которые медленно, покачиваясь и переступая с ноги на ногу, двигались в полумраке на рампу, прямо на зрителя, и сцена с Ангелом смерти. Он расправлял крылья над умирающей Ганнеле, и крылья постепенно заполняли всю сцену».

Сб. «О Станиславском», стр. 269.

В постановке «Ганнеле» режиссер «достигает неслыханной силы впечатления».

«Вот как поставлена была, например, г. Станиславским сцена смерти Ганнеле. Девочка лежит в агонии на постели. Тусклая лампочка поставлена так, что рефлектор закрывает огонь от зрителей, и свет падает только на одну постель умирающей, а вся сцена погружена в полутьму, которая к противоположному концу сцены становится совершенною тьмою. Девочка в ужасе всматривается в эту тьму и спрашивает задыхающимся голосом: “Кто ты? Почему ты молчишь и не отвечаешь?” И вдруг зритель замечает в этой тьме еще более темную тень, медленно, едва заметно приближающуюся к умирающей. “Кто ты?” — еще с большим ужасом спрашивает умирающая, но тень молчит, и от нее медленно начинают подниматься во мраке два черных, едва заметных, огромных крыла. Крылья эти растут, поднимаются выше и выше, достигают самых падуг и медленно начинают опускаться над умирающей».

С. Глаголь, Проблески новых веяний в искусстве. — В книге: Джемс Линч и Сергей Глаголь, Под впечатлением Художественного театра, М., 1902, стр. 34 – 35.

«Перед зрителем — крайний предел человеческого упадка, и изображен он с большой выпуклостью, штрихами смелыми и яркими; чувствуется уверенная рука мастера, близко знающего и понимающего» страшный быт ночлежного приюта.

«В общем, спектакль представлял интерес громадный и является в нашей театральной жизни настоящим событием».

— Ф — (Н. Эфрос), «Ганнеле». — «Новости дня», 4/IV.

179 «Случись Вам когда-нибудь дать эту пьесу между истинно бедным классом, — они Вас вынесут на руках из театра».

Письмо Е. Я. Михайловой к С. Архив К. С.

«Постановка произвела на меня огромное впечатление. Я ясно помню до сих пор все ее детали. Бредовые видения Ганнеле были переданы необычайно правдиво, как это ни странно звучит в применении к видениям. Картину бреда Станиславский поставил так: за какой-то легкой дымкой были расположены фигуры пришедших соседей, и они все тихонько, еле заметно покачивались, колебались, как будто их легкие тела колыхал ветерок. Это создавало необыкновенно фантастичное, жуткое впечатление.

Все превращения были сделаны очень искусно и точь-в-точь, как бывает во сне. Сестра милосердия незаметно превращалась в мать, в голубоватое, светящееся поэтичное видение. Ангел смерти, освобождающий девочку Ганнеле от тяжкой жизни, был нереальный, бестелесный, легкий. Не помню, кто играл девочку, но она была очень искренна и трогательна. Этот спектакль был одним из самых сильных и поэтичных впечатлений».

Н. А. Смирнова, Воспоминания, М., ВТО, 1947, стр. 343.

Из письма писательницы А. А. Вербицкой к С.:

«Суровый Н. К. Михайловский118* говорил мне, что он до шестидесяти лет не бывал в театре, презирая его в качестве убежденного народника. Но столько слышал о “Ганнеле”, что пошел смотреть и плакал».

Письмо от 29/XII 1927 г. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 8

Актриса Общества искусства и литературы Е. Я. Михайлова пишет С.:

«Эти дни Вы мне все кажетесь Уриэлем между нашими членами: идет человек полусознательно к свету, к свету, к свету!! А кругом — недоумение, и, вероятно, пойми они — они бы тоже пошли вперед. Но именно понять они еще не могут».

Архив К. С.

В газете «Новости дня» Н. Эфрос излагает свою беседу с С. по поводу создания общедоступного театра в Москве.

«Инициатор дела, в будущем — главный его воплотитель и душа всего предприятия» основную трудность создания общедоступного театра видит не в деньгах, как думают многие, а в новой организации всей закулисной жизни. Необходимо «дисциплинировать наших будущих актеров, отучить их от привитых провинциальной сценой и кулисами привычек, увлечь сознанием великой серьезности исполняемого дела».

180 Первый сезон С. предлагает играть в маленьком театре, где должны быть подготовлены новые кадры рабочих сцены, костюмеров, декораторов, бутафоров, от опытности и добросовестности которых зависит значительная доля успеха. В этом маленьком театре установится «общий тон сцены», накопится репертуар, приобретется доверие зрителей. Только с таким багажом можно открыть широкие двери общедоступного театра.

Д-т (Н. Эфрос), Общедоступный театр в Москве.

АПРЕЛЬ 14

Репетиция «Отелло» перед спектаклем в Солодовниковском театре.

Письмо С. к Н. А. Попову от 14/IV.

АПРЕЛЬ 16

Спектакль Общества искусства и литературы «Отелло» в Солодовниковском театре.

АПРЕЛЬ, конец

Перевозит семью в Григоровку под Харьковом в имение брата Георгия и возвращается в Москву.

АПРЕЛЬ 30

«Со станции заехал домой, там уже немцы поселились и пустили корни»119*.

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 163.

МАЙ 1

«Должно быть, мне не отвертеться от хлопот по празднику120*. … Завтра Вознесение. Что я буду делать днем — ты не можешь себе представить, какая пустота без тебя и без театра. По крайней мере хоть ты пожалей меня».

Там же, стр. 165.

МАЙ 2

Был у Н. М. Медведевой. «Просидел с 2 до 8 часов. Обедал, чай пил и все шесть часов проговорил, конечно, о театре. Медведева была необыкновенно в духе. Все выпытывала, почему ты больна, не потому ли, что ревнуешь меня к театру. Я удивился, откуда она знает! Оказывается, что у нее с мужем всю жизнь была та же история. Прости, милунчик, может, я сделал глупость, но я признался, что часть твоей болезни происходит оттого, что ты меня не видишь. Вот 181 Медведева понимает мое состояние артиста и мужа и сознает, насколько трудно совместить эти две должности; она понимает эту двойственность, живущую в артисте. Любовь к женщине — одно, а любовь к театру — другое. Совсем два разных чувства, одно не уничтожает другого. По-моему, она очень хорошо говорила, и я решил, по твоем возвращении, посоветоваться именно с ней. Мне думается, что именно она поймет и тебя, как женщина, и меня, как артистка. Все время почему-то она говорила на тему, что я обязан сделать что-нибудь для театра, что мое имя должно быть в истории. Она давно это твердит в Малом театре, и после “Ганнеле” Ленский стал ее поддерживать».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 166.

МАЙ, начало

Отказывается от предложений гастролирующей в Москве Л. Б. Яворской поставить с ее участием «Принцессу Грёзу» Э. Ростана.

«Опять приглашали ставить “Принцессу Грёзу” — отказался вторично. Об этом, впрочем, не жалею, так как выйдет гадость. Откупился от Яворской декорациею из “Отелло”».

Там же, стр. 165.

МАЙ 3

«Сегодня меня потрепали. Нужно выдавать по Попечительству ежедневно до 300 билетов на бесплатные обеды бедным. Затруднений и путаницы не оберешься».

Вечером «опять говорили о театре» с актером Общества Д. Ф. Вансяцким.

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 165.

МАЙ 4

«… Провел день как подобает купцу. Утром — фабрика, вечером — обед с купцами. … Перепились все, кроме меня и Бухгейма121* (ради Бога, никому об этом не говори, тем более Бухгейм), потом развозили пьяных, говорили глупые речи, пили брудершафта, рассказывали неприличные анекдоты, от избытка благородных чувств ругали в виде милой шутки друг друга нецензурными словами, и в 3 часа я вернулся домой с ужасной головной болью и настроением».

Письмо к М. П. Лилиной от 5/V. Собр. соч., т. 7, стр. 170.

МАЙ 5

«Завтракал у Вансяцкого, в три с половиной часа был на заседании у Южина. После заседания разговорился с ним об Отелло (выполнение замысла и постановку хвалит. Замысел роли не разделяет) и 182 об общедоступном театре, о котором он мечтает тоже. Обедал у Южина и после обеда поехал в Малый театр — “Волки и овцы”. Играла Медведева за Федотову, и играла неважно».

Там же.

МАЙ 6

В письме к Лилиной:

«Надо тебе сознаться, что это время я, кажется, даже забыл о намерении бросить театр. Впрочем, это не совсем так, не то что забыл, а сам театр преследует меня, да это и понятно, так как оставшееся у меня знакомство — только театральное122*.

… Вансяцкий предлагает воспользоваться одиночеством и сходиться ежедневно по вечерам для подготовительных работ по проекту нового театра.

… Мне жаль Попечительства, потому что, разойдясь на театральном деле, мы могли бы с тобой сойтись только на почве благотворительности».

Собр. соч., т. 7, стр. 172.

МАЙ 7

Смотрит «Принцессу Грёзу» с участием Яворской.

«Много видел на свете, но такой мерзости видеть не приходилось».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 175.

МАЙ 8

«Сегодня праздник, завтра также. Что я буду делать? Милунчик, уж разреши мне переговорить с Вансяцким и мечтать и составлять разные проекты».

Там же, стр. 174.

МАЙ, после 10-го

Едет в Григоровку навестить М. П. Лилину.

МАЙ 20

Возвращается в Москву.

«Хандрю ужасно, так как приехав опять навалили груды писем».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 176.

Пишет Лилиной про события на Ходынском поле 18 мая: «Что пишут в газетах, неправда — было что-то совершенно необъяснимое. Шеренги каких-то сумасшедших брались за руки и толкали народ вперед. Говорят, что этим занимались морозовские мастера. 183 Давили оттого, что падали в рвы и канавы. Двести человек попадали в колодцы, так как их забыли прикрыть. Егор123* был вечером и говорит, что горы тел свалены. У многих оторваны челюсти, ноги, руки. По Тверской навстречу государю возили возами тела. Большое и отрадное впечатление произвела панихида государя и объезд больных. Все симпатии на его стороне».

Там же.

МАЙ 21

Встречается с известным немецким актером Л. Барнаем.

«Из посольства приходил немецкий актер, просил декорации. Я отправился в наш дом. Меня представили каким-то немецким господам. Я дал им разных материй и флагов, и вместе с Барнаем мы обсуждали, как убрать сцену. Смотрели альбом Акосты, и немцы ахали, не знаю, искренне или нет».

Там же, стр. 179.

МАЙ 22

На обеде, даваемом «нашим именитым купечеством» в честь министра финансов С. Ю. Витте в Сокольниках.

«Разведи скорей огонек, согрей, потому что наружи скучно и холодно. Рубли, девальвация, валюта, золото!!! Ты понимаешь, что все это слова, от которых можно замерзнуть. Музыка, звон посуды, откупоривание бутылок, глупые тосты и остроты, вся соль которых — неприличные слова. … Окружи меня поэзией, чтобы опомниться от сегодняшнего вечера.

Ах, милунчик, как все мне показались смешны, скучны и бездарны! Ах, как отчаянно невыносимо весь вечер корчить из себя делового человека и проговорить о деньгах. Ни одного живого, искреннего и талантливого слова не сказали наши избранные купцы, но надо было сидеть на виду у Витте для того, чтобы он видел и сознавал, что мы ему благодарны за какую-то пошлину. Целый вечер я просидел и делал вид, что я понимаю и интересуюсь тем, что он говорит. Не верь, я ничего не понял, так как хлопал ушами и думал о тебе».

Там же, стр. 182.

МАЙ 23

«Сейчас четыре раза присылали от Барная. Просят помочь устроить сцену124*. Спешу».

Там же, стр. 183.

Присутствует на торжественном приеме в Городской думе.

184 МАЙ 24

«Барнай попросил послать ему карточки “Отелло”, что я сейчас и сделал».

Там же, стр. 185.

Музыкальный вечер и спектакль, данный германским послом во время коронационных торжеств в доме Алексеевых.

«Помещение германского посольства, находящееся у Красных ворот, в доме Алексеевой, было убрано очень красиво и изящно. Въезд в ворота был весь задрапирован ветвями хвойных деревьев, а под воротами по обеим сторонам сплошными шпалерами были расставлены лавровые деревья.

… Приезд приглашенных, число коих простиралось до 500 ч., начался к 9 часам вечера, а в 9 3/4 в помещение посольства изволили прибыть их Императорские Величества…»

После музыкального отделения концерта «была поставлена сцена из “Валленштейна” Шиллера с участием гг. Барная (Валленштейн), Кеслер (Тилли), Арндт (Терцки), Грубе (Квестенберг) и г-жи Погге (графиня Терцки). … В музыкальной части собрано было почти все, что есть теперь лучшего в Германии, а драматический отрывок сыгран лучшими берлинскими актерами».

«В память священного коронования их Императорских Величеств», СПб., Книгоиздательство Г. Гоппе, 1896, стр. 204.

МАЙ 25

«Вчера мог иметь полную возможность пройти на хоры, чтобы понаблюдать с режиссерской целью придворных, но помня, что ты боишься всяких таких собраний и просила меня никуда не ездить (в Думе это была крайняя необходимость), я остался дома и не выходил даже во двор, несмотря на то, что Лид. Егор.125* раза три приходила звать меня, ругала, что я не иду, и уверяла, что так это красиво и что туда можно пройти никем не замеченным, а следовательно, не нужно бы было даже переодеваться.

… Все, что я себе позволил, — это наблюдение из палисадника в нашу квартиру — она была обращена в курильню. Все комнаты были переполнены мундирами, все окна отворены. Тут я только мельком видел, как прошел государь. Но я не пошел. Жду награды, потому что мне очень нужно было там побывать. Это первая театральная жертва».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 190.

Знакомится с известным немецким театральным деятелем, режиссером Берлинского королевского театра М. Грубе. Говорит с ним об 185 искусстве. М. Грубе приглашает С., когда он будет в Берлине, приходить на все репетиции и спектакли Берлинского театра и разрешает ему — по просьбе С. — «в качестве мастера работать за кулисами».

Письма к М. П. Лилиной от 25/V и 27/V. Там же, стр. 191, 195.

МАЙ 27

«Страшно рад, что ты начинаешь понимать, что артисты должны быть немного странны, в этом их прелесть и их несчастье».

Письмо к М. П. Лилиной. Там же, стр. 195.

МАЙ 29

«Забываю тебе писать, что меня со всех сторон приглашают то играть Кречинского с петербургским Давыдовым, то играть в Кускове “Гувернера”, наконец, какой-то Крылов, заведующий царскосельскими спектаклями, просит приехать в СПБ играть в царских спектаклях. Распорядители Нижегородского театра якобы через Пуаре126* спрашивают, могут ли они приехать звать меня играть вместе с Ермоловой. Кроме последнего предложения, на которое я не сказал ни да, ни нет, я от всех отказался и не жалею».

Там же, стр. 198.

МАЙ 31

«Да я буду твоим рыцарем — отдайся только мне вся беззаветно, уверуй в меня хотя бы с одной только стороны, что я более других людей способен к поэзии и не буржуазной жизни, отдайся мне вся целиком — без разбора. Ты ведь не рутинерка, а пока все хочешь держаться рутинных примеров нашей родни и знакомых, и тогда я берусь унести тебя в другой мир, в наш собственный, где будет один закон Божий, основанный на красоте и добре. Там будет немного и бутафории, так как ты первая любишь обстановочку, что я ее люблю — это понятно, так как я актерская душа и француз»127*.

Собр. соч., т. 7, стр. 205 – 206.

ИЮНЬ, первая половина

Перевозит М. П. Лилину с детьми, Кирой и Игорем, из Григоровки в Любимовку.

ЛЕТО

Подготавливает репертуар на будущие сезоны, учитывая предполагаемое расширение деятельности Общества искусства и литературы и преобразование любительской труппы в профессиональный театр.

186 Пишет краткие аннотации к прочитанным пьесам.

В отборе драматических произведений для постановки в театре С. во многом предвосхищает будущий репертуар МХТ. Среди намеченных пьес — «Царь Федор Иоаннович» А. К. Толстого, «Венецианский купец» Шекспира (С. — Шейлок), «Ревизор» Гоголя, «Трактирщица» Гольдони, а также «Борис Годунов» Пушкина, «Много шуму из ничего», «Укрощение строптивой» (С. — Петруччио), «Женитьба» (С. — Яичница) и др.

Записная книжка. Архив К. С., № 745.

О пьесе А. С. Суворина «Не пойман — не вор» записывает свое «мнение: ни писать, ни тем более играть эту русскую тяжеловесную пошлость, с претензией на французскую легкую шутку, нет никакой нужды.

Забыть — и пьесу разорвать».

Собр. соч., т. 5, кн. 2, стр. 98.

Ведет переговоры с Я. В. Щукиным об аренде театрального помещения в Каретном ряду, где в течение двух с половиной месяцев предполагает давать регулярные спектакли Общества.

 

Встречается с С. И. Мамонтовым на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде.

«Мы проговорили с ним всю ночь. Живописный, с блестящими глазами, горячей речью, образной мимикой и движениями, в ночной рубашке с растегнутым воротом, освещенный догорающей свечой, он просился на полотно художника. Полулежа на кровати, он говорил о красоте и искусстве. Потом он говорил с экстазом о своей новой любви, уже свившей прочное гнездо в сердце Саввы Ивановича, о Федоре Шаляпине».

Собр. соч., т. 6, стр. 110.

ИЮЛЬ

Начинает работать над пьесой Эркмана-Шатриана «Польский еврей». Подыскивает материалы по костюмам и быту эльзасской деревни; интересуется эльзасской народной музыкой и песнями.

Письмо к Е. В. Алексеевой от 3/VIII. Архив К. С., № 4454.

«Я выбрал для постановки именно эту пьесу, а не другую, не потому, что она мне понравилась в подлиннике, а потому, что я полюбил ее в том плане постановки, который мне мерещился».

Собр. соч., т. 1, стр. 209.

ИЮЛЬ – АВГУСТ

Занят фабричными делами.

187 АВГУСТ 3

Пишет Е. В. Алексеевой:

«Ко мне наехали разные восточные покупатели, и все это время я возился с ними. С нетерпением ожидаю на фабрику нового техника и по его приезде урву недельку и устрою себе отпуск».

Собр. соч., т. 7, стр. 219.

СЕНТЯБРЬ 11

Антрепренер Н. А. Московский (Бахтиаров) пишет из Петербурга:

«От моих старых друзей А. И. Южина, М. В. Дальского, К. Н. Богданова-Невского и также из московских и петербургских газет мне известно, что Вы прекрасный актер и, как говорят у нас в Петербурге, — “Москва на руках носит Вас”… Не пожелаете ли Вы появиться перед избранной петербургской публикой на сцене С.-Петербургского Благородного собрания в одной из хороших Ваших ролей в спектакле с благотворительной целью, — партнерами Вашими по спектаклю могут быть Л. Б. Яворская, П. А. Стрепетова, А. Я. Глама-Мещерская, артисты М. В. Дальский, В. П. Далматов, К. Н. Богданов-Невский и другие известные артистические имена…»

Архив К. С., № 9473.

СЕНТЯБРЬ 17

Едет с семьей в Ялту.

«В поезде с нами ехал Коровин. День проводили с ним».

Письмо к Е. В. Алексеевой от 30/IX. Собр. соч., т. 7, стр. 223.

СЕНТЯБРЬ, вторая половина – ОКТЯБРЬ

В Ялте разучивает роль Яго, которую предполагает играть в спектаклях Общества искусства и литературы с участием Л. Барная в роли Отелло128*.

Письмо к Е. В. Алексеевой. Собр. соч., т. 7, стр. 223.

ОКТЯБРЬ 8

Исполняет роли Барона в сцене «Подвал» из «Скупого рыцаря» и Краснокутского в «Горящих письмах» на вечере-концерте в ялтинском городском театре. Роль Зинаиды Сергеевны Васильчиковой играет Ф. К. Татаринова129*. Среди участников концерта известный оперный артист Н. Н. Фигнер.

ОКТЯБРЬ, после 10-го

Приезжает из Ялты в Москву.

188 ОКТЯБРЬ 17

Первое представление «Чайки» Чехова в Александринском театре в Петербурге.

«Пьеса шлепнулась и провалилась с треском. В театре было тяжкое напряжение недоумения и позора. Актеры играли гнусно, глупо»130*.

Письмо А. П. Чехова к М. П. Чехову от 18/X. А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 16, стр. 366.

«В Москве ставить пьесу я не буду.

Никогда я не буду ни писать пьес, ни ставить».

Письмо А. П. Чехова к А. С. Суворину от 18/X. Там же.

ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ

Репетирует пьесу «Польский еврей»; готовит главную роль бургомистра Матиса.

«Эта постановка была для меня как бы новым уроком, на котором я учился извне, режиссерскими трюками, помогать актеру. А кроме того, я учился на ней искусству четко выявлять фабулу пьесы, ее внешнее действие».

Собр. соч., т. 1, стр. 214.

НОЯБРЬ 3

Заседание Правления Товарищества соединенных фабрик под председательством С. постановило «устраивать при фабрике род чтений с туманными картинами для мастеров и с этой целью хлопотать о соответствующем разрешении».

Протокол заседания. ЦМА г. Москвы, ф. 883, оп. 2, св. 9, д. 2, л. 48.

НОЯБРЬ 19

Премьера драмы Эркмана-Шатриана «Польский еврей» в помещении Охотничьего клуба. Режиссер К. С. Станиславский. Декорации Ф. Н. Наврозова.

Играет роль бургомистра Матиса.

На спектакле присутствует Л. Барнай.

«Вы чрезвычайно поразили меня, как драматический артист и первоклассный режиссер, своими удивительными достижениями. Могу сказать откровенно, что постановка “Польского еврея”, которую я видел в Вашем театре, привела меня в восхищение. Это относится как к исполнению ролей — Вами и другими актерами, так и к 189 необыкновенной постановке всей пьесы с живыми, красочными народными сценами 2-го акта».

Письмо Л. Барная к С. от 4/XII н. с. (перевод с нем.). Архив К. С.

«Надо отдать справедливость Станиславскому: он приложил весь свой и режиссерский и артистический талант для того, чтобы изобразить перед зрителями “ночь ужасов”. Полчаса он держит публику в мраке: темно и в зале, и на сцене. Полоса электрического света выхватывает из мрака фигуру спящего Матиса, вытянувшуюся во весь свой рост у позорного столба. Кругом черные тени, и мрачный голос читает обвинительный акт. Станиславский с удивительною “реальностью” передает тяжелый бред человека, которого душит страшный кошмар».

Р. М., Московское общество искусства и литературы. — «Русский листок», 22/XI.

«Превращение комнаты в судилище совершалось почти незаметно и производило настолько кошмарное впечатление, что почти на всех спектаклях нервные дамы выходили из залы, а некоторые падали в обморок, чем я, изобретатель трюка, очень гордился!»

Собр. соч., т. 1, стр. 213.

НОЯБРЬ 21

Играет роль Матиса в пьесе «Польский еврей». «Этот спектакль до некоторой степени убедил меня в том, что я начинаю уметь играть, но еще не самую трагедию, а подход к ней. … Я утвердился в хорошем новом, приобретенном раньше».

Там же, стр. 154.

Посылает «роскошный венок» Л. Барнаю в день начала его гастролей в Москве.

Письмо Л. Барная к С. от 4/XII н. с. Архив К. С.

НОЯБРЬ, после 21-го

Посещает спектакли с участием Л. Барная131*.

НОЯБРЬ, вторая половина

Репетирует спектакль «Уриэль Акоста» в связи с его возобновлением на сцене Охотничьего клуба.

НОЯБРЬ 28

Играет роль Акосты.

«Особенно заслуживает похвалы весьма ясно выраженное во всей 190 постановке и исполнении стремление выйти из обычных шаблонных рамок, найти самостоятельные пути к воспроизведению трагедии на сцене».

Т. П., Общество искусства и литературы. — «Русские ведомости», 1/XII.

ДЕКАБРЬ

Л. Барнай дарит С. фотографию с надписью: «Моему глубокочтимому другу, выдающемуся артисту и режиссеру господину Алексееву-Станиславскому. Людвиг Барнай. Москва. Ноябрь — декабрь 1896».

ДЕКАБРЬ 2, 6 и 17

Играет роль Матиса в «Польском еврее».

ДЕКАБРЬ 3, 9 и 16

Играет роль Уриэля Акосты.

Посмотрев спектакль «Уриэль Акоста», известные артисты Роб. и Раф. Адельгеймы выразили в письме к С. свое восхищение его игрой.

Письмо Роб. Адельгейма от 6/I 1897 г. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ, первая половина

Заново ставит «Бесприданницу» А. Н. Островского. Вводит новых исполнителей на роли Ларисы Дмитриевны (М. Ф. Андреева), Кнурова (И. Ф. Красовский), Карандышева (А. М. Левитский).

На одну из репетиций приглашает Н. А. Медведеву, чтобы помочь М. Ф. Андреевой в работе над ролью Ларисы.

Воспоминания М. Ф. Андреевой. Сб. «О Станиславском», стр. 226 – 227.

ДЕКАБРЬ 19

Первое представление возобновленного Станиславским спектакля «Бесприданница».

Играет роль Паратова.

«Налицо были не только талантливые люди, но прежде всего необыкновенно тщательная отделка ролей.

… Лучшего Паратова я не помню. Это, действительно, губернский лев, сердцеед, общий любимец, рубаха-парень. Станиславскому вообще удаются военные; даже под штатским сюртуком зрители чувствуют военную косточку, изящество манер и внутреннюю дисциплину».

Н. В. Дризен, Сорок лет театра, 1917, стр. 108.

1896 г.

Принимает в состав труппы Общества искусства и литературы Н. Г. Александрова; привлекает к работе в Обществе рабочего сцены И. И. Титова.

191 ПОСЛЕ 1896 г.

Из воспоминаний К. К. Алексеевой:

«Когда отец бывал свободен, он, придя к нам в детскую на минуту, засиживался надолго, увлекательно рассказывал о событиях из своей биографии или в популярной форме пересказывал содержание классических пьес “Ромео и Джульетта”, “Король Лир”, “Укрощение строптивой” и других, которые мы потом изображали в лицах».

К. Алексеева, Из воспоминаний об отце. (Рукопись.) Архив семьи К. Р. Фальк (Барановской).

Принимает участие в музыкальных вечерах, устраиваемых на даче В. С. Алексеева, где бывали Л. В. Собинов, П. С. Оленин, А. В. Секар-Рожанский, А. Мельгунова, И. Хренникова и другие известные оперные певцы.

«Перед тем как расходиться, детвора окружала отца, требуя наперерыв исполнения любимого номера. Кто хотел увидеть древнюю старуху, профиль которой обозначался суставами пальцев, сложенными в кулак, глаза изображались огоньками зажженных папирос, кулак обвязывался салфеткой в виде головы, а раздвигающиеся суставы среднего и безымянного пальцев передразнивали шамкающий рот старухи, который раскрывался, чтобы поглощать пищу, протягиваемую с опаской детскими руками, — гримасничал, показывал язык. Другие предпочитали балетный танец, исполняемый вторым и третьим пальцами каждой руки, причем на верхней стороне кисти углем рисовалась голова и туловище танцовщицы, а иногда прикреплялась и бумажная юбочка. Последний и “коронный” номер был изображение грозы одной мимикой лица, которое передавало сначала постепенно заволакивающееся небо, загорающуюся вдали молнию, постепенно разражалась гроза, перекатывались раскаты грома, наконец показывался луч солнца. Солнце торжествовало над разбушевавшейся стихией и в конце концов расплывалось в радостную неудержимую улыбку…»

Там же.

192 1897
Комедии Шекспира. Роли Бенедикта и Мальволио. «Первый опыт оперной постановки». Историческая встреча с Вл. И. Немировичем-Данченко. Спор с Л. Бенаром о традициях в искусстве. Знакомство с художником В. А. Симовым.

ЗИМА – ВЕСНА

Ведет подготовительную работу к преобразованию Общества искусства и литературы в профессиональный театр с ежедневными спектаклями. Запрашивает у художника Ф. Н. Наврозова сведения о размерах сценических площадок московских театров и Петербургской консерватории.

Изучает планы и устройство современных русских и иностранных театров. Составляет приблизительный бюджет профессионального театра.

Записная книжка. Архив К. С., № 745.

ЯНВАРЬ 4

Читает стихотворение Лермонтова «На смерть поэта» на литературно-музыкальном вечере в театре Корша в пользу Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым.

В вечере принимают участие К. М. Станюкович, Н. Г. Гарин (Михайловский), Н. Н. Златовратский, В. В. Чарский, М. Л. Кропивницкий, А. Н. Корешенко и другие.

«Станиславского, прочитавшего стихотворение Лермонтова “На смерть поэта”, публика заставила повторить стихотворение».

«Театральные известия», 6/I.

ЯНВАРЬ 9, 14

Играет роль Паратова в «Бесприданнице».

ЯНВАРЬ 12

Принимает участие в устройстве детского домашнего спектакля «Среди цветов» с участием дочери Киры. «1-й дебют Киры» — запись С. в книге Общества искусства и литературы.

Архив К. С.

ЯНВАРЬ 19

Общество искусства и литературы дает спектакль для рабочих на московской фабрике Прохоровской трехгорной мануфактуры. Актерами-любителями 193 сыграна комедия А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся» и «Предложение» А. П. Чехова.

Программа спектакля. Музей МХАТ. Архив Г. С. Бурджалова.

ЯНВАРЬ 24, 31

Играет роль Паратова.

ЯНВАРЬ – начало ФЕВРАЛЯ

Работает над постановкой комедии Шекспира «Много шума из ничего», которая давала возможность «использовать превосходный живописный материал», накопленный во время путешествия по Италии и посещения средневекового замка в Турине.

Готовит роль Бенедикта.

«Я решил играть грубого рыцаря, который думает только о военных схватках и ненавидит женщин, особенно Беатрису. Он говорит ей дерзости с заранее обдуманным намерением. Я надеялся найти характерность образа во внешней военной грубости. К тому времени я начал уже любить скрывать себя за характерностью».

Собр. соч., т. 1, стр. 235.

ФЕВРАЛЬ 6

Первое представление комедии «Много шума из ничего» в помещении Охотничьего клуба. Режиссер К. С. Станиславский. Декорации Ф. Н. Наврозова.

Играет роль Бенедикта.

«Кажется, кто не знает комедии Шекспира “Много шума из ничего”, а между тем, под режиссерством Станиславского, комедия эта оказалась совершенно новою, а главное, более понятною, чем она казалась на других сценах. … Перед публикой было не “представление”, а сама жизнь, которая все уясняет и дополняет…»

Неприсяжный рецензент (В. Д. Левинский). — «Будильник», 16/II, № 7, стр. 5.

Писатель и критик Е. Гославский в журнале «Театрал» (№ 108) пишет: «Великое произведение ощущалось во всей его полноте, не утрачивалась ни малейшая блестка». Режиссерская часть «положительно великолепна. Великолепна до крайней степени; дальше идти некуда. Какая красота mise en scène, как жизненно и изящно располагаются отдельные персонажи и, особенно, группы. И какая смелость, какая оригинальность!

Поставить пьесу так может только истинный художник, и притом художник-мыслитель, и притом же и знаток своего дела. Декорации, костюмы, все мельчайшие аксессуары, затем позы, жесты действующих лиц — все это прямо поражает как изяществом, так и выдержанностью в смысле стиля и исторической верности. Тут прямо 194 учиться можно. А какая срепетовка, какая цельность действия, какие детали в передаче ролей».

ФЕВРАЛЬ 10

В последний раз играет роль Уриэля Акосты.

ФЕВРАЛЬ 11 и 14

Играет роль Бенедикта.

Высоко оценивая игру С., критика особо отмечает исполнение последней сцены второго действия, когда Бенедикт подслушивает разговор о том, что в него влюблена Беатриса.

Эта «мимическая сцена верх совершенства, и действительно нужно иметь удивительно развитое художественное чутье, чтобы так тонко передать одной мимикой так много, как это сделал Станиславский».

Бинокль, Охотничий клуб. — «Новости сезона», 13/II.

«Монолог в конце второго действия, когда Бенедикт меняет свои воззрения на любовь и супружество, — был прямо шедевром и один, сам по себе, может служить ярким образцом выдающегося таланта» Станиславского.

А. Д. Апраксин, Спектакль Общества искусства и литературы. — «Русский листок», 13/II.

Играя роль Бенедикта, С., по собственному признанию, «лишний раз сознал важность характерности для ограждения себя от вредных актерских приемов игры. Я думал, что творческий путь идет от внешней характерности к внутреннему чувству. Как я узнал впоследствии, это был возможный, но далеко не самый верный творческий путь. Хорошо, если характерность приходила сама собой и я сразу овладевал ролью. Но в большинстве случаев она давалась не сразу, и тогда я оставался беспомощным. Откуда добыть ее? Над этим вопросом я много думал, работал; и это было полезно, так как в погоне за характерностью я искал ее в живой подлинной жизни. Я начал, по завету Щепкина, “брать образцы из жизни” и оттуда старался перенести их на сцену».

Собр. соч., т. 1, стр. 236 – 237.

ФЕВРАЛЬ 15

В театре Корша на литературно-музыкальном вечере в пользу нуждающихся студентов Московского университета исполняет сцену «Подвал» из «Скупого рыцаря».

«Вечер, отличавшийся очень разнообразною, интересною программою, прошел с большим успехом. Особенно много аплодисментов и вызовов выпало на долю Вл. И. Немировича-Данченко, очень хорошо прочитавшего отрывок из своей повести “Драма за сценой”, К. С. Станиславского, с большою силою сыгравшего в костюме и 195 гриме сцену в подвале из пушкинского “Скупого рыцаря”. Среди лучших номеров упоминаются также выступления украинского театрального деятеля, драматурга, режиссера, актера М. Л. Кропивницкого и артистов театра Корша».

«Новости дня», 16/II.

«Для меня, любителя, — это был знаменательный вечер. Играть в настоящем театре, в чисто театрально-профессиональной обстановке. … Понятно, что я волновался, хоть играл сцену не в первый раз. … Неуютные уборные с тонкими перегородками, разговор каких-то чуждых мне лиц во время костюмирования — все это было неприятно и расстраивало настроение.

Я играл плохо, чувствовал это и конфузился».

Уходя из театра, встречается с А. П. Чеховым.

«А. П. подошел ко мне и благодарил, но, увы, не за “Скупого рыцаря”, а за роль… в его пьесе “Медведь”, которую я незадолго перед тем играл в Обществе искусства и литературы. “Послушайте, вы же, говорят, чудесно играете мою пьесу. Я же не видал, понимаете ли? А я же автор… провалившийся”»132*.

Собр. соч., т. 5, первое изд., стр. 615.

ФЕВРАЛЬ 16

В редакции журнала «Русская мысль» обсуждает проект здания народного театра, представленный архитектором Ф. О. Шехтелем. На обсуждении присутствует А. П. Чехов.

ФЕВРАЛЬ 17, 19, 21

Играет роль Бенедикта.

ФЕВРАЛЬ 19

После спектакля «Много шума из ничего» члены Охотничьего клуба устроили чествование главы Общества искусства и литературы — С.

ФЕВРАЛЬ 22

Из газеты «Новое время»:

«В нынешнем сезоне труппа Станиславского и в особенности он сам имели огромный успех у московской публики…»

ФЕВРАЛЬ – МАРТ

Участвует в выработке устава клуба Литературно-художественного кружка, создаваемого по инициативе А. И. Южина.

197 МАРТ 6

Вместе с артистами Ермоловой, Никулиной, Климентовой, Лавровской принят великим князем Сергеем Александровичем по поводу организации Литературно-художественного кружка.

«Новости дня», 7/III.

МАРТ 8

В Русской Частной опере на «Лоэнгрине» Р. Вагнера с участием немецкого гастролера Шейдвеллера133*.

МАРТ 12

На заседании Правления Товарищества соединенных фабрик.

МАРТ 9 – 23

Участвует в работе Первого Всероссийского съезда сценических деятелей в качестве члена съезда.

На съезде обсуждаются состояние драматического и оперного театра, вопросы театрального образования, критики, цензуры, материального положения актеров и т. п.

МАРТ, до 27-го

Занят подготовкой оперного спектакля с учениками преподавателя Московской консерватории М. Н. Климентовой-Муромцевой.

МАРТ 27

«Первый опыт оперной постановки».

Запись С. в книге Общества искусства и литературы. Архив К. С.

Спектакль учеников оперного класса М. Н. Климентовой-Муромцевой, поставленный С. в помещении Малого театра.

Исполнены сцены из опер «Пиковая дама» и «Черевички» П. И. Чайковского, «Руслан и Людмила» М. И. Глинки, «Маккавеи» А. Г. Рубинштейна и музыкальная комедия в одном действии «Юный Гайдн», музыка Г. Чиполлини.

Газета «Московский листок» обращает внимание на отличную режиссерскую сторону спектакля; пишет, что «хорошая постановка, толковая игра и более чем удовлетворительный оркестровый аккомпанемент сгладили кое-какие шероховатости в пении», содействовали общему хорошему впечатлению от спектакля в целом.

— Щ —, Театр и музыка. — «Московский листок», 29/III.

198 «Спектакль Климентовой прошел лучше, чем я думал, но все-таки не очень важно».

Письмо к Е. В. Алексеевой. Собр. соч., т. 7, стр. 227.

АПРЕЛЬ 4

А. П. Чехов пишет А. С. Суворину:

«Брать Солодовник[овский] театр я Вам решительно не советую. … Это один из самых непопулярных театров в Москве. … Мне кажется, что и Станиславский отсоветует Вам брать Солодовн[иковский] театр. Это важный симптом, что сам Станиславский не берет этого театра».

А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 17, стр. 57.

АПРЕЛЬ 9

Присутствует на очередном собрании владельцев Московского товарищества торговли и золотоканительного производства соединенных фабрик.

АПРЕЛЬ 15

Едет с М. П. Лилиной за границу.

АПРЕЛЬ 17 – 21

Останавливается на несколько дней в Берлине.

«За четыре дня моего житья в Берлине я видел:

1) “Потонувший колокол”, 2) “Ганнеле”, 3) “Кориолана”, 4) “Много шума из ничего”. Каждая из этих пьес меня заставила подумать. Я привез с собой груду записок, исписал целую тетрадь, зарисовал целый альбом…»

Письмо к Л. Бенару от 20/VI. Собр. соч., т. 7, стр. 243.

АПРЕЛЬ, после 22 – МАЙ, начало

Живет в Париже в Hôtel Campbell.

Смотрит в театре Французской комедии пьесы Мольера «Скупой» и «Мизантроп».

«Самые большие враги Мольера — это артисты Comédie. Это не традиции, а просто глупое упрямство — сушить так великого автора, как они это делают».

Письмо к Л. Бенару. Собр. соч., т. 7, стр. 243.

МАЙ, до 8-го

«Невообразимо! Скоро две недели, как я в Париже, и, судя по прежним поездкам, я должен был бы побывать в театрах свыше 25 раз, то есть по два раза в день, а я был только, только 7 раз. Это возмутительно!»

С. пишет, что самое интересное, что он видел в Париже, — это пьеса под названием «Евангелие в трех частях» («Самаритянка») Э. Ростана с участием Сары Бернар.

199 «Такого рода спектакли устроены для тех, кто желает молиться и очиститься душой. Несмотря на то, что пьеса не Бог знает как и кем сыграна, несмотря на то, что действующие лица, кроме Сары и Христа, мало напоминают библейские времена, несмотря на то, наконец, что я не согласен с образом и характером Христа, представленным в этой мистерии, — я плакал все три акта и вышел из театра совершенно обновленным.

… А это “Отче наш”, изложенное в чудных ростановских стихах и шепотом произносимое Сарой среди всхлипываний публики, это до слез трогает».

Письмо к О. Т. Перевощиковой. Собр. соч., т. 7, стр. 228.

«Подумайте… парижанин и — Христос! Знаете, чем он подкупил меня? Тем, что он был прост, ничем не собирался удивлять публику».

Письмо к В. В. Котляревской от 20/XII 1901 г. Собр. соч., т. 7, стр. 428.

«Ищу ноты одноактных опер, но пока — безуспешно».

Письмо к О. Т. Перевощиковой. Там же, стр. 230.

МАЙ 14

Возвращается с Лилиной в Москву.

ИЮНЬ 7

Вл. И. Немирович-Данченко интересуется местопребыванием С. «Я приготовил Вам длинное-длинное письмо, но так как буду скоро в Москве, то не отправляю его».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. «Избранные письма», М., «Искусство», 1954, стр. 103.

ИЮНЬ 17

Получает от Немировича-Данченко записку с предложением встретиться в ресторане «Славянский базар».

«Мы давно искали друг друга, хотя, казалось, искать было нечего, мы давно были знакомы и часто встречались, но только не угадывали друг друга».

Собр. соч., т. 1, стр. 548.

ИЮНЬ 22

Историческая встреча с Вл. И. Немировичем-Данченко в ресторане «Славянский базар»134*.

«Все чаще становился вопрос ребром о скорейшем выполнении моего обещания, то есть о создании своего театра. … Тут судьба снова помогла мне, столкнув меня с тем, кого я так давно искал. Я встретился 200 с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко, который, как и я, был отравлен одной мечтой».

Там же, стр. 547.

«Вся наша беседа заключалась в том, что мы определяли, договаривались и утверждали новые законы театра, и уж только из этих новых законов вырисовывались наши роли в нем».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, «Academia», 1936, стр. 86.

«Мировая конференция народов не обсуждает своих важных государственных вопросов с такой точностью, с какой мы обсуждали тогда основы будущего дела, вопросы чистого искусства, наши художественные идеалы, сценическую этику, технику, организационные планы, проекты будущего репертуара, наши взаимоотношения».

Собр. соч., т. 1, стр. 245.

«В протокол было записано:

Литературное veto принадлежит Немировичу-Данченко, художественное — Станиславскому».

Там же, стр. 246.

«Именно этот пункт и станет в будущем самым взрывчатым во всех наших взаимоотношениях…»

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 111.

«На этом же заседании было решено, что мы создаем народный театр — приблизительно с теми же задачами и в тех планах, как мечтал Островский».

Собр. соч., т. 1, стр. 250.

ИЮНЬ 23

Дает пьесу «Фома» И. П. Киселевскому «для исполнения ее на провинциальных сценах при условии его участия в ней».

«Право же постановки пьесы исключительно при его участии, в моих глазах, достаточно гарантирует ее от плохого исполнения как главных, так и второстепенных ролей».

Собр. соч., т. 7, стр. 231.

ИЮЛЬ

Разрабатывает Устав нового, проектируемого с Вл. И. Немировичем-Данченко театра.

ИЮЛЬ 16

Любительский спектакль членов Общества искусства и литературы с участием Л. В. Собинова в Пушкине на даче у Н. Н. Архипова. С. играет 201 роль Геркулеса в одноименном переводном водевиле и Гастона де Лавирака в одноактной шутке-пародии Ф. Соллогуба «Честь и месть». «С дурацким текстом» роли Геркулеса С. «расправился без тоски, без думы роковой, — он его вымарал до последней реплики и сделал из Геркулеса здоровенного англичанина, не понимающего по-русски. Он зарядил Геркулеса англосаксонской флегмой. Этот верзила обходился у него всего двумя словами: “jes” и “indeed”, и только под занавес разражался репликой на каком-то воляпюке: “Снаменитый херкулес… с’э моа!..” Как сейчас вижу: с трудом “выжимает” сквозь свои лошадиные английские зубы и неприспособленные губы торжествующий Геркулес это “с’э моа”.

А какое разнообразие интонаций для “jes” и для “indeed”! Каждый раз новая интонация на огромном выразительном подтексте, поразительно пластично и доходчиво раскрывающая “внутренний мир” персонажа. Богатейшая мимика и неповторяющийся экспрессивный жест обыгрывают положения до отказа. Театрально фигура выросла до размеров, конечно, и не снившихся наивному автору водевиля. Было безумно смешно. Так смеялась, вероятно, только публика Аристофана».

Из воспоминаний В. И. Блюма. Сб. «О Станиславском», стр. 252.

ИЮЛЬ, вторая половина

Переписывается с Вл. И. Немировичем-Данченко, находящимся в Ялте, по поводу состава труппы и репертуара будущего театра.

ИЮЛЬ 19

«Сегодня был у меня Шульц, антрепренер Барная, берлинского Лессинг-театра и пр. Он снимает театр Парадиз на предстоящую зиму и переделывает его, т. е. ремонтирует, чистит и освещает электричеством». На время, свободное от спектаклей иностранных гастролеров, В. Н. Шульц предлагает Обществу искусства и литературы свой театр. С. намеревается в будущем сезоне осуществить на сцене театра Парадиз постановку «Потонувшего колокола» Г. Гауптмана и заново поставить «Ганнеле».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко. Собр. соч., т. 7, стр. 236.

ИЮЛЬ 20

В ответ на замечания в письме Л. Бенара (от 22 – 23 января 1896 г.) о «внетрадиционном» исполнении в Обществе искусства и литературы роли Отелло С. выдвигает и отстаивает свое понимание традиций в театральном искусстве. Он разделяет традиции на подлинные, живые, идущие от самой жизни, от природы, и на фальшивые, надуманные, которые уродуют актеров, превращают их в манекенов. «Согласен с Вами, — пишет С., — что и я провалил роль Отелло, 202 но буду спорить против одного Вашего замечания, а именно: что мы играли и ставили пьесу не в традициях Шекспира. Я обожаю его и потому считаю своей обязанностью заступиться за него. Мое мнение таково: традиции Шекспира выражены им самим в монологе Гамлета с актерами. Эти традиции должны быть святы каждому актеру.

Я преклоняюсь перед французами за их традицию, которая, к слову сказать, перешла теперь в простую, неинтересную рутину в области легкой комедии и драмы. Но традиции их в трагедии… что может быть ужаснее ее, что общего между нею и словами Гамлета?»

С. вступает в спор с отжившими традициями и условностями французского театра, который «перестал говорить новое слово в искусстве», «перестал двигаться вперед».

«Артисты Comédie в ролях Мольера не живые люди, а манекены. Вот почему самый лучший Тартюф, которого я видел, это был наш русский актер Ленский, он не играл по традициям, а создавал роль и был интересен».

Ведя «отчаянную борьбу с рутиной» у себя в «скромной Москве», С. считает важнейшей задачей театральных деятелей своего поколения «изгнать из искусства устарелые традиции и рутину, дать побольше простора фантазии и творчеству».

Собр. соч., т. 7, стр. 238.

ИЮЛЬ, до 25-го

Обращается к переводчику и драматургу В. П. Буренину с просьбой разрешить поставить в Обществе искусства и литературы переведенную им пьесу Г. Гауптмана «Потонувший колокол».

Письмо В. П. Буренина к С. от 25/VII. Архив К. С.

ИЮЛЬ

Поручает композитору А. Симону написать музыку к пьесе «Ганнеле».

ИЮЛЬ, конец – АВГУСТ, начало

Делает макеты декораций для «Потонувшего колокола».

Письмо к В. П. Буренину от 9/VIII. Собр. соч., т. 7, стр. 245.

АВГУСТ 8

Вл. И. Немирович-Данченко получает от С. проект устава театра Акционерного общества.

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. от 9/VIII. «Ежегодник МХТ» за 1949 – 1950 гг., стр. 90.

АВГУСТ, до 12-го

А. Симон пишет С.:

«Я кончил 1-ю часть “Ганнеле”, мне необходимо повидаться с Вами и потолковать о 2-й части, где находятся разные моменты, которые мне по сцене не очень ясны».

Письмо А. Симона. Архив К. С.

203 АВГУСТ 12

Из письма В. П. Буренина к С.:

«Если Вам угодно — Вы можете ставить “Колокол” в моем переводе. В сущности, ведь это мне не выгодно только в материальном смысле, а поставлен у Вас он, вероятно, будет не хуже, чем в Малом театре».

Архив К. С.

АВГУСТ 16

В Любимовке обсуждает с композитором А. Симоном музыку к пьесе «Ганнеле».

АВГУСТ, середина

Смотрит в кусковском театре (под Москвой) пьесу «Старые годы» с М. Л. Роксановой (Петровской) в роли Маши. После спектакля ведет переговоры с Роксановой о поступлении ее в Общество искусства и литературы, которое, по мнению С., должно преобразоваться в «новое театральное дело».

Собр. соч., т. 7, стр. 246 – 247.

АВГУСТ 18

В. П. Буренин посылает С. экземпляр «Потонувшего колокола» в своем переводе.

Письмо В. П. Буренина к С. от 19/VIII. Архив К. С.

АВГУСТ 19

Убеждает Вл. И. Немировича-Данченко начинать создание театра не с частной провинциальной антрепризы, а с основания прочно поставленного акционерного общества. При этом С. предлагает использовать небольшую, но сыгравшуюся труппу Общества искусства и литературы, пополнить ее недостающими актерами и открыть спектакли в самой Москве, а не в провинциальных городах.

«Акционерное дело необходимо нам в самом начале, в момент риска, как поддержка материальная; то же акционерное общество необходимо и после нашей смерти, для продолжения дела по установленным нами традициям. Вот почему, мне кажется, неблагоразумно начинать дело частной антрепризой.

К тому же, как мне кажется, Москва и не поверит частному делу, она даже и не обратит на него внимания, а если и обратит, то слишком поздно, когда наши карманы опустеют и двери театра будут заколочены. Мое участие в частной антрепризе припишет Москва, подобно Мамонтовской, самодурству купца, а создание акционерного, да еще общедоступного театра поставится мне в заслугу, скажут, что я просвещаю, служу художественно-образовательному делу и пр. и пр.».

Собр. соч., т. 7, стр. 249 – 250.

204 АВГУСТ 21

«Затевается “Акционерная компания общедоступных театров и аудиторий”. Устав уже набросан. Труппу готовить будем я и Алексеев (Станиславский). … Дело уже, что называется, на мази».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к Е. П. Карпову. «Избранные письма», стр. 105.

АВГУСТ 23

К. А. Коровин пишет С.:

«Как бы тебя увидеть, дорогой Константин Сергеевич? Я бываю дома до 11 ч. утра. Сегодня хотел поехать к тебе на дачу, но мне сказали, что ты в Москве, Петр Егорович135* говорит, что на даче!»

Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ, после 3-го

Уезжает с семьей в Крым.

СЕНТЯБРЬ 24

В Ялте на концерте известного опереточного певца А. Д. Давыдова.

«… Совсем уже не стало у него голоса, но зато чувства хоть отбавляй».

Письмо П. А. Алексеевой к Е. В. Алексеевой. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ, первая половина

Ставит в ялтинском театре любительский спектакль: третий акт «Гувернера», водевиль «Несчастье особого рода» и переведенный с польского водевиль «Свидание».

Письмо П. А. Алексеевой к Е. В. Алексеевой от 11/X. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 12

Играет роль Жоржа Дорси, доктора Нилова и главную роль — Морозова — в водевиле «Свидание».

«Костя очень хорошо сыграл 3-й акт “Гувернера” и был очень смешон в новом водевиле “Свидание”».

Письмо М. П. Лилиной к Е. В. Алексеевой. Сб. «М. П. Лилина», стр. 171.

ОКТЯБРЬ, вторая половина

Возвращается из Ялты в Москву и приступает к репетициям комедии Шекспира «Двенадцатая ночь».

ОСЕНЬ

Знакомится с художником В. А. Симовым; осматривает его мастерскую в Иванькове, под Москвой.

«Первая встреча сразу меня очаровала. Вошел очень высокий мужчина, 205 чернобровый, черноусый, но уже с седеющей головой, вошел, притягивая к себе расположение мягкой пленительной улыбкой. Широким жестом протянул нам с матерью и женой свою большую руку, которую я тотчас заметил и запомнил на многие годы.

В нем ясно угадывалось его стремление искать все оригинальное, отметая трафарет и шаблон. Это сказывалось в манере приглядываться к окружающему, в тонких указаниях по поводу замеченного».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб. «О Станиславском», стр. 278.

«Это Константин Сергеевич “нашел” Симова и втянул его в круг театра, — в тот круг, из которого, как и с того света, нет возврата».

Из воспоминаний Вл. И. Немировича-Данченко. К. Станиславский, В. Немирович-Данченко, Два письма В. А. Симову. — Журн. «Театр и драматургия», 1933, № 1, стр. 54.

НОЯБРЬ

Репетирует «Двенадцатую ночь» и готовит роль Мальволио.

Впервые на русской сцене поручает исполнение двух ролей — близнецов Виолы и Себастиана — одной актрисе (Е. В. Шидловской)136*.

Привлекает композитора А. Н. Корещенко к написанию музыки для спектакля.

На репетициях «Двенадцатой ночи» говорит о необходимости творческой сплоченности всех участников спектакля, их художественного единения.

«Свет, воздух, свежесть, звуки музыки — все будет звать к жизнерадостности, счастью, любви, смеху, шутке. Таков основной тон, который должен лечь в основание исполнения комедии, по замыслу режиссера. По его мысли, сцены поэтические, сцены высокого лиризма и красоты должны чередоваться со сценами неудержимого, вызывающего смеха, искрометного веселья, того специфического юмора, который завещан народным английским творчеством и театром, который занесен сюда в комедию компанией сэра Тоби прямо с улицы, из толпы… Таков характер всех комических сцен, который, по начертанию режиссера, должен быть в исполнении строго нарисован и выдержан до конца».

Из воспоминаний А. А. Санина (черновые записи). Музей МХАТ. Архив А. А. Санина.

НОЯБРЬ 1

Из дневника председателя Городской управы кн. В. М. Голицына: «Дома я застал многочисленный сеанс рисования, долго беседовал с К. С. Алексеевым о народном театре; были М. Ермолова137*, Саричанская, О. Булыгина и др.».

РГБ, Рукописный отдел, ф. 75, ед. хр. 20, стр. 218.

206 НОЯБРЬ 17 и 19

Играет вместо А. А. Санина в спектакле Общества искусства и литературы «Горячее сердце» А. Н. Островского роль Барина с большими усами138*.

НОЯБРЬ 23

Составляет вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко смету расходов создаваемого театра.

Записная книжка. Архив К. С., № 745.

НОЯБРЬ 27

Играет в Охотничьем клубе роль Геркулеса.

ДЕКАБРЬ 1

Актриса Общества искусства и литературы Е. В. Шидловская подарила С. прядь волос А. С. Пушкина, снятую с головы поэта тотчас после его кончины Петром Максимовичем Куницким. В своем письме она пишет С.:

«Я глубоко обязана Вам, поддержавшему меня, терпеливо учившему, и с чувством самой искренней благодарности у меня есть желание не отблагодарить Вас чем-нибудь, а просто доставить Вам какое-нибудь самое безобидное удовольствие. Я вспомнила, что у меня хранится доставшаяся мне по наследству от тетки вещица, которая как святыня береглась в нашей семье. С самым хорошим чувством передавая ее Вам, я прошу Вас оставить мое имя в тайне, дабы этот поступок мой искренний и простой не истолковал кто-либо так, над чем бы можно было посмеяться»139*.

ДЕКАБРЬ, первая половина

Продолжает репетировать «Двенадцатую ночь».

ДЕКАБРЬ 14

Художник императорских театров А. Ф. Гельцер отказывается выполнить декорации к «Потонувшему колоколу» по макетам С. на маленькой сцене Охотничьего клуба.

«Вчера утром я вымерял сцену клуба долго и много придумывал, чтобы изобразить декорации в таком виде, как нам с вами желательно и как мы их понимаем, но все мои мечты и желания разбивались о невозможность на этой сцене все это сделать. Труды и средства погибнут ни за что, поэтому извиняюсь и отказываюсь с прискорбием написать декорации, но в будущем, глубокоуважаемый Константин Сергеевич, я себя ласкаю надеждой поработать с 207 Вами как с большим знатоком сцены и театра вообще, но только не на такой маленькой сцене. Возвращаю Ваши макеты».

Письмо А. Ф. Гельцера. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ 17

Премьера комедии Шекспира «Двенадцатая ночь» в помещении Охотничьего клуба. Режиссер К. С. Станиславский. Декорации Ф. Н. Наврозова.

Играет роль Мальволио.

«Надо было любоваться тем настроением, которое владело всеми исполнителями. Как большой, хорошо сыгравшийся оркестр, руководимый опытным, обладающим громадным вкусом дирижером, разыграли они эту пьесу. Ни одного фальшивого тона, ни одного резкого звука, темпо не замедлено и не ускорено…»

И. Рудин, Театральная хроника. — «Русское слово», 1898, 6/I.

В игре любителей — членов Общества искусства и литературы «не было натянутости, исключающей искреннюю веселость, они были веселы и свободны и не походили вовсе на актеров; публика имела дело не с исполнителями ролей, а с живыми людьми.

… Срепетирована пьеса была прекрасно, mise en scène безукоризненна».

«Новости сезона», 21/XII.

ДЕКАБРЬ, между 17 и 22-м

Встречается у себя на квартире у Красных ворот с В. А. Симовым и договаривается с ним об оформлении пьесы Гауптмана «Потонувший колокол».

«Завязался оживленный разговор: театр вообще, его роль, нудная казенщина, репертуар (в частности, Гауптман) и постановка выбранной пьесы. Взгляды на искусство — смелые, пожелания — широкие, даже рискованные.

… В результате нашего второго свидания, делового, я ушел, нагруженный сведениями о предстоящем спектакле, режиссерскими пожеланиями и типичными хитросплетениями условных знаков, с извинением за плохой их рисунок».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб. «О Станиславском», стр. 280.

ДЕКАБРЬ 18, 21 и 22

Играет роль Мальволио.

«Поразила изумительная, выдержанная фигура Мальволио, его костюм, жесты и мимика, затем — богатство мизансцен, дающих художественно-правдивое настроение и эффектную композицию. Это было ново для меня, открывало не использованные мною возможности».

Там же.

208 Критик И. Рудин не согласен с толкованием роли Мальволио. Он считает, что С. останавливал на своем герое «внимание зрителя дольше, чем следует, заставлял задумываться над ним, награждая его сильными страстями. Радость Мальволио при получении письма, затем его негодование и гнев были слишком значительны, слишком бурны для этого ничтожного педанта, и поэтому Мальволио вместо смеха возбуждал жалость».

«Русское слово», 6/I, 1898 г.

ДЕКАБРЬ 25

Люсьен Бенар благодарит С. «за очень большое, очень компетентное и очень интересное письмо о толковании Шекспира».

Л. Бенар просит разрешения опубликовать это письмо на французском языке в Париже.

Письмо Л. Бенара от 7/I (н. с.). Архив К. С., № 2024.

ДЕКАБРЬ 26

В ресторане «Славянский базар» обсуждение докладной записки в Городскую думу о Московском общедоступном театре, которую подготовили Вл. И. Немирович-Данченко и С.

Письмо А. А. Санина к Г. Д. Рындзюнскому от 25/XII. Музей МХАТ. Архив Г. Д. Рындзюнского.

ДЕКАБРЬ 31

Из дневника В. М. Голицына:

«В управе у меня был К. Алексеев с просьбой о субсидии на народный театр…»

РГБ, Рукописный отдел, ф. 75, ед. хр. 20, стр. 295.

1897 г.

Справочник «Вся Москва» сообщает, что потомственный почетный гражданин К. С. Алексеев является попечителем 1-го и 2-го Рогожских участков Городского попечительства о бедных, куда входят приют для ста престарелых женщин, не способных к труду, ясли на 25 детей, а также попечителем 3-го Рогожского начального мужского училища.

«Вся Москва», стр. 759, 598.

209 1898
Постановка «Потонувшего колокола». Ходатайство перед городской управой об открытии в Москве народного театра. Создание Московского Художественного Общедоступного театра. Речь на первом собрании труппы в Пушкине. Репетиции «Венецианского купца», «Царя Федора Иоанновича», «Антигоны», «Ганнеле». Театр новой режиссуры. «Трактирщица» К. Гольдони и роль Кавалера ди Рипафратта. Режиссерский план «Чайки». Линия интуиции и чувства. Триумф театра.

ЯНВАРЬ

Ведет репетиции «Потонувшего колокола» и готовит роль мастера Генриха.

Работает с художником В. А. Симовым над осуществлением своих постановочных замыслов.

«Не раз путешествовал я к Красным воротам, прежде чем договорились о композиции в целом и о ее деталях. При первых шагах я почти всецело подчинялся режиссерской руке, а рука была твердая, смелая. Слушал и слушался. Сколько бы ни говорил Станиславский, в его речах не остывала страстная убежденность, она, точно раскаленная лава, плыла потоком мыслей, образов, сравнений, жизненных штрихов, литературных примеров, воспоминаний. Вперед мчатся мечты, осуществимые и неосуществимые. Придя домой, стараюсь восстановить огромное содержание увлекательной беседы».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб., «О Станиславском», стр. 283.

«Материал, данный в пьесе поэтом, неисчерпаем для режиссерской фантазии. К тому времени, когда ставилась пьеса, я уже научился владеть как режиссер сценическим полом. По-современному это значит, что я был опытным конструктором.

… Я приготовил актерам такой пол, по которому ходить было невозможно. “Пусть, — думал я, — актеры лазят или сидят на камнях, прыгают по скалам, балансируют или ползают по деревьям, пусть уходят вниз, в люк, чтобы снова взбираться кверху. Это заставит их (и меня в том числе) как актеров приспосабливаться к непривычной для актера мизансцене, играть так, как по традициям играть было не принято, без стояния у рампы”. Негде было производить оперного торжественного шествия, не для чего было прибегать к воздеванию “руц”. На всей 210 сцене было всего несколько камней, на которых можно было стоять или сидеть. И я не ошибся. Как режиссер, я не только помог актеру необычной планировкой, но вызвал, помимо его воли, новые жесты и приемы игры. Сколько ролей выиграло от этой мизансцены!»

Собр. соч., т. 1, стр. 240, 242.

В образе Генриха подчеркивает черты активного преобразователя мира, борца против людской пошлости, против узкой морали благочестивого филистера.

Видит себя в спектакле «центральным лицом, от которого лучами брызжет сосредоточенная воля энтузиаста. Режиссер наметил слияние слепых стихийных сил, руководимых мощным разумом гениальной личности. Преодолевая пессимизм автора, Станиславский хотел показать победную идею мирового колокола, всемирного благовеста, звучать должна была вся природа».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб. «О Станиславском», стр. 282 – 283.

ЯНВАРЬ 3

Из дневника В. М. Голицына:

«В управе у меня были… К. Алексеев с Вл. Немировичем-Данченко, представивший мне записку о народном театре».

РГБ, Рукописный отдел, ф. 75, ед. хр. 20, стр. 290.

ЯНВАРЬ 5

С. и Вл. И. Немирович-Данченко снова в Городской управе у В. М. Голицына по поводу создания Народного театра.

Там же, стр. 293.

ЯНВАРЬ 7

В помещении читальни при фабрике Московского товарищества золотоканительного производства состоялся бесплатный спектакль для членов Рогожского отделения общества трезвости и их семей. Силами рабочих и служащих были исполнены комедия А. Н. Островского «В чужом пиру похмелье» и шутка «Вытурил».

«Новости дня», 11/I.

ЯНВАРЬ 8, 9, 12, 13 и 14

Играет роль Мальволио в спектакле «Двенадцатая ночь».

ЯНВАРЬ 15

Доклад Вл. И. Немировича-Данченко о принципах организации общедоступного театра на собрании постоянной комиссии при Русском техническом обществе.

Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, М., «Искусство», 1959, стр. 63 – 71.

211 «Доклад Владимира Ивановича в той части, где речь шла о художественной позиции будущего театра, об его актерах, режиссере, подытоживал все то, чего добивался в своих спектаклях в Охотничьем клубе Станиславский».

Из воспоминаний Н. А. Попова. Сб. «О Станиславском», стр. 221.

ЯНВАРЬ 16, 17, 18

Репетирует «Потонувший колокол».

ЯНВАРЬ 19

В Охотничьем клубе повторение шутки «Геркулес», «блестяще разыгранной Станиславским, Саниным и Бурджаловым. Водевиль прошел при несмолкаемом хохоте публики».

«Русские ведомости», 20/I.

ЯНВАРЬ 20

«Князь В. М. Голицын довел до сведения Думы, что К. С. Алексеев и Вл. И. Немирович-Данченко представили докладную записку об устройстве общедоступного драматического театра, с просьбою передать ее на рассмотрение Думы. Гг. Алексеев и Немирович-Данченко ходатайствуют перед Думою о присвоении театру наименования городского и об ассигновании ежегодной суммы на его содержание. Дума передала заявление на рассмотрение Комиссии о пользах и нуждах общественных»140*.

«Московские ведомости», 21/I.

ЯНВАРЬ 20, 21, 23, 25

Проводит последние репетиции «Потонувшего колокола».

«Станиславскому хотелось, чтобы по оболочке, по “телу” Генрих был рабочим, литейщиком, с могучими руками, с лишенным всякой нарочитой красивости лицом, без этих кудрей до плеч, которые так раздражали и оскорбляли Станиславского в виденном им немецком исполнителе роли141*. Пусть будет Генрих вполне реалистичным, пусть будет человеком данной среды, во всей полноте земных черт. И только дух его пусть будет надземен, только мысль его пусть будет крылатая и чрезвычайная. “Героизм” и жизненная правда, — они должны быть в согласии, не в противоречии. Вот то, чего он хотел, чего добивался. И чего добился только отчасти».

Николай Эфрос, К. С. Станиславский (опыт характеристики), стр. 64.

212 ЯНВАРЬ 26

Генеральная репетиция «Потонувшего колокола».

ЯНВАРЬ 27

Премьера спектакля Общества искусства и литературы «Потонувший колокол» в помещении Охотничьего клуба. Режиссер К. С. Станиславский. Помощник режиссера А. А. Санин. Художник В. А. Симов. Играет роль Генриха.

ЯНВАРЬ 28

Вл. И. Немирович-Данченко поздравляет С. с «огромным успехом» спектакля. «Я видел пока только 2 действия, но и они произвели на меня такое громадное впечатление, какого я давно не испытывал в театре».

«Ежегодник МХТ» за 1949 – 1950 гг., стр. 97.

ЯНВАРЬ 29 и 30

Играет роль Генриха.

Критик И. Рудин упрекает С. в сближении главного героя пьесы с современностью. Критику кажется, что «убежденный мечтатель» Генрих будет более интересен, «если его представить себе в XVI веке», в нарядном костюме эпохи Возрождения.

«Зато там, где Генрих, полный сил и вдохновения, творит свое новое произведение, там, где он спорит против узкой морали пастора, словом, где Генрих — борец, г. Станиславский безукоризнен».

«Русское слово», 9/II.

«С еще большим правом можно упрекнуть г. Станиславского за излишнюю реализацию Генриха. Хоть он и “колокольный мастер”, но едва ли в нем можно видеть реальное лицо. Это — тоже поэтический символ, фантастическая фигура, и излишняя реализация этого образа вредит общему характеру и идее драмы».

В. П., «Потонувший колокол». — «Новости дня», 13/IV.

Генрих — Станиславский «это — не обычный мастер-литейщик, а настоящий поэт, исполненный возвышенных и сильных страстей».

«Московские ведомости», 29/I.

Критика обращает внимание на великолепную игру С. в четвертом действии:

«И голос и фигура г. Станиславского как нельзя более гармонировали этой дико-ужасной сцене. Генрих, бросающий в бежавших от него людей громадные глыбы скал, в изображении Станиславского, проявил действительно дьявольскую мощь».

Ф, «Потонувший колокол» на сцене Общества любителей искусства и литературы. — «Курьер», 29/I.

213 В передаче Станиславского «Генрих приобретает характер титанический».

«Новости дня», 30/I.

ЯНВАРЬ 31

Газета «Московский вестник» пишет:

«Глядя на образцовую постановку такой во всех отношениях сложной пьесы, как “Потонувший колокол”, невольно подумаешь: сколько прекрасных минут эстетического наслаждения предстоит испытать москвичам, если ходатайство гг. Алексеева-Станиславского и Немировича-Данченко об открытии общедоступного театра будет удовлетворено.

Стоит лишь комиссии о пользах и нуждах общественных побывать на одном из представлений “Потонувшего колокола” — и успех ходатайства обеспечен».

 

Докладная записка об организации общедоступного театра «произвела отрицательное впечатление на Городскую управу и не была даже рассмотрена Думой. Тогда решено было начать театр на частные средства».

Из воспоминаний Н. Д. Телешева. Музей МХАТ. Архив Н. Д. Телешева.

ФЕВРАЛЬ 3, 4, 5, 9

Играет роль Генриха в «Потонувшем колоколе».

ФЕВРАЛЬ 10

Из письма Е. В. Алексеевой к З. С. Соколовой:

«Костя, кажется, свой человек у великой княгини142*, он там режиссирует, и они все от него в восторге; он сказал мне, что он попросит великого князя разрешить ему постом спектакль в пользу воронежских голодающих, вероятно, он ему разрешит; в пятницу великие князья в третий раз будут смотреть “Потонувший колокол” в Охотничьем, бенефис Шенберга и Геннерта; билеты давно все проданы. Шенберг не знает, куда сажать великую княгиню со свитой ее».

Архив З. С. Соколовой.

ФЕВРАЛЬ 11

В большом зале генерал-губернаторского дома «великосветский любительский спектакль», поставленный Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко.

В спектакле были прочитаны сцены из «Евгения Онегина» Пушкина, разыграна комедия А. Доде «Лилия», исполнены две картины из оперы Симона «Песнь торжествующей любви». Спектакль закончился 214 сыгранным на французском языке первым актом «Романтиков» Э. Ростана.

Помимо любителей в спектакле участвовали солисты Большого театра. Для исполнения народных сцен были привлечены учащиеся Филармонического училища.

«Новости дня», 12/II.

ФЕВРАЛЬ 12

Играет роль Генриха.

ФЕВРАЛЬ

Получает прощальный адрес от участников спектаклей — «членов-исполнителей» Общества искусства и литературы.

«Мы твердо всей душой верим, что, когда Вам представится гораздо более широкое поприще для приложения Ваших богатырских сил, Вы останетесь и на нем на той же высоте, как и доныне; тем более, что в этом “большом плавании большого корабля”, вышедшего наконец на простор открытого моря, путеводной звездой Вам будет сиять великая идея театра, несущего свет мысли и теплоту чувства — массе, робко заглядывающей пока в не всегда гостеприимные для нее двери. Рука, которая широко распахнет их, будет — Ваша рука, рука талантливого художника и честного труженика».

Адрес, подписанный всеми членами Общества искусства и литературы, украшен рисунками В. А. Симова.

Дом-музей К. С. Станиславского.

ФЕВРАЛЬ – МАРТ

Посещает школьные спектакли филармонического училища, поставленные Вл. И. Немировичем-Данченко; знакомится с его учениками.

«Я кончала последний курс драматической школы бывшего Филармонического общества. И вот во время одного рядового школьного спектакля “Трактирщицы” Гольдони143* разнеслась весть, что в зале находится Станиславский…

… Можно представить себе, с каким волнением, с каким замиранием сердца выглядывали мы из-за кулис в щелочку, и тут-то я получила первое впечатление и сразу пленилась внешностью и значительностью этого великолепного, в полном смысле слова, красавца-человека — пленилась и как-то убоялась его…»

Из воспоминаний О. Л. Книппер-Чеховой. Сб. «О Станиславском», стр. 263.

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко формирует труппу Художественного театра.

215 Из Общества искусства и литературы во вновь создаваемый театр переходят: М. П. Лилина, М. Ф. Андреева, М. А. Самарова, А. Р. Артем, Н. Г. Александров, Г. С. Бурджалов, И. Ф. Кровский, В. В. Лужский, А. А. Санин, Е. В. Шидловская, Е. М. Раевская, художник В. А. Симов, гримеры Я. И. Гремиславский и М. А. Гремиславская, суфлер П. Н. Ахалина, рабочий сцены И. И. Титов и другие144*.

МАРТ 6

Литературно-музыкальный вечер в Русском охотничьем клубе. «Чтение из сборника “Живая струна”. Исп. К. С. Станиславский и А. А. Андреев». Среди участников вечера О. П. Мельгунова, П. С. Оленин, М. Ф. Андреева.

Программа вечера. Архив К. С.

МАРТ 8

В связи с открытием в Москве Нового театра Вл. И. Немирович-Данченко пишет управляющему делами Дирекции Императорских театров В. П. Погожеву: «… чем успешнее пойдет дело Нового театра145*, тем труднее будет мне и Алексееву работать в предприятии, от которого мы теперь, несмотря ни на что, не отступим, что бы это нам ни стоило».

Л. Фрейдкина, Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко, М., ВТО, 1962, стр. 141.

МАРТ 11

Выступает с художественным чтением на литературно-музыкальном вечере в пользу Пятницкого попечительства о бедных в помещении Охотничьего клуба.

«Новости дня», 11/III.

МАРТ 27

Спектакль оперного класса М. Н. Климентовой-Муромцевой, поставленный К. С. Станиславским на сцене Большого театра при участии его артистов.

Исполнены: четвертый акт оперы М. И. Глинки «Иван Сусанин», третий акт оперы Ц. А. Кюи «Ратклиф» и второй акт оперы К. Рейнеке «Губернатор из Тура».

«Новости дня», 29/III.

ВЕСНА

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко разрабатывает репертуар Художественного театра. В записной книжке упоминает пьесы, 216 шедшие в Обществе: «Плоды просвещения», «Самоуправцы», «Бесприданница», «Последняя жертва», «Фома» (инсценировка «Села Степанчикова»), «Ганнеле», «Уриэль Акоста», «Много шума из ничего», «Двенадцатая ночь», «Потонувший колокол», «Польский еврей», «Гувернер», «Горячее сердце».

Среди новых пьес, намечаемых к постановке, «Царь Федор Иоаннович», «Чайка» и «Иванов», «Антигона» Софокла, «Трактирщица» Гольдони, «Ревизор», «Лес», «Доктор Штокман» и «Эллида» Г. Ибсена, «Севильский цирюльник» Бомарше и др.

Архив К. С., № 752.

АПРЕЛЬ 8

Играет роль Генриха в спектакле Общества искусства и литературы «Потонувший колокол».

АПРЕЛЬ 19

Официально назначается на должность главного режиссера и директора Московского Общедоступного театра.

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», М., 1899, стр. 7.

Заключает контракт с Я. В. Щукиным на наем театрального помещения в Каретном ряду, в доме Мошнина.

Письмо нотариуса И. А. Маурина к С. от 30/XI. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 23

Газета «Русские ведомости» сообщает, что в состав товарищества «для учреждения Московского Общедоступного театра» вошли: К. С. Алексеев, Вл. И. Немирович-Данченко, С. Т. Морозов, К. В. Осипов, К. К. Ушков, Н. А. и Л. Г. Лукутины, Д. Р. Востряков, И. А. Прокофьев, К. А. Гутхейль, А. И. Геннерт.

АПРЕЛЬ 28

Е. В. Алексеева пишет дочери Зинаиде, что Костя «весь ушел в устройство театра и назначения всего репертуара и выдачи ролей, дела масса у него!».

Архив З. С. Соколовой.

МАЙ 11

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко ходатайствует перед московским генерал-губернатором, великим князем Сергеем Александровичем о разрешении к постановке пьесы «Царь Федор Иоаннович», находящейся под цензурным запретом.

«В первый год существования Театр по ценам на места еще не может носить вполне характер общедоступного. Стремление товарищества 217 заключается в создании репертуара и дружно сформировавшейся труппы. Для этой цели нами снят театр в Каретном ряду.

Сообщая об этом, имеем честь обратиться к Вашему Императорскому Высочеству с почтительнейшей просьбой оказать нам содействие в разрешении к постановке трагедии гр. А. К. Толстого “Царь Федор Иоаннович”, каковая трагедия уже разрешена к постановке на сцене театра Литературно-Артистического кружка в Петербурге.

Распорядители “Товарищества для учреждения в Москве Общедоступного театра” Константин Сергеевич Алексеев, Владимир Иванович Немирович-Данченко».

ЦМА г. Москвы, ф. 16, оп. 88, ед. хр. 111.

МАЙ, конец

«Поездка в гор. Ростов-Суздальский — для ознакомления с находящимися там Белой палатой, старинными церквами и музеем… Отправившаяся туда экскурсия членов нашего театра, в составе: главного режиссера К. С. Алексеева, режиссера А. А. Санина, декоратора художника В. А. Симова, артистов М. Ф. Андреевой, Г. С. Бурджалова и члена Правления Общ. искусства и литер. А. А. Желябужского встретила там радушный прием со стороны г. Шмакова, открывшего самый широкий доступ ко всему, что нам могло пригодиться, разъяснявшего все памятники русской старины XVI века, любовно хранящиеся под его присмотром и в большинстве собранные его стараниями. Из этой поездки был почерпнут громадный и чрезвычайно ценный материал для постановки главной пьесы сезона, трагедии “Царь Федор Иоаннович”».

«Художественно-Общедоступный театр». Отчет о деятельности за 1-й год, стр. 84.

МАЙ – ИЮНЬ

Готовится к постановке «Царя Федора Иоанновича» А. К. Толстого и «Венецианского купца» В. Шекспира. Работает над их декорационным оформлением с художником В. А. Симовым. Считает, что на сцене не обязательно должно быть все исторически верно, «главное, сделать так, чтобы этому поверили».

В. Симов, «Царь Федор Иоаннович». — «Искусство», 1938, № 6, стр. 34.

Макеты декораций В. А. Симов «делал на квартире Станиславского “у Красных ворот”, чтобы советоваться при всяком затруднении… Не раз при горячем обсуждении, в принципиальных спорах или за передачей своих переживаний встречали мы приближающийся рассвет».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб. «О Станиславском», стр. 286.

Руководит изготовлением костюмов.

218 «Надо было найти что-то новое, совершенно невиданное, о чем тогда никто не думал».

Собр. соч., т. 1, стр. 257.

Пишет режиссерский план постановки пьесы «Венецианский купец».

ИЮНЬ 1

«… Начало репетиций приближается, а я далеко еще не подготовлен к сложным пьесам, с которых нам придется начинать нашу работу, мне необходимо перечитать еще до 10-ти книг, составить рисунки декораций и костюмов, чтоб с началом репетиций не отвлекаться этой скучной работой в ущерб репетициям. Ввиду отсутствия Владимира Ивановича146* на меня легли и хозяйственные заботы по постройке пушкинского театра для репетиций и по многим другим подготовительным делам».

Письмо к И. А. Тихомирову. Собр. соч., т. 7, стр. 251.

219 ИЮНЬ 5

Вл. И. Немирович-Данченко предлагает С. решить, кого он будет играть в «Царе Федоре» — Шуйского или Бориса Годунова. «Мне в последнее время положительно кажется, что пьеса очень выиграет, если Годуновым будете Вы».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. — «Ежегодник МХТ» за 1949 – 1950 гг., стр. 104.

ИЮНЬ, начало

С Симовым, Саниным и группой актеров совершает поездку в Ростов (Ярославский), Ярославль, Углич и другие волжские города, «чтобы познакомиться с русской стариной».

Собр. соч., т. 7, стр. 251.

«… Во вторую поездку приобретены были многие памятники старинного быта и различные принадлежности утвари, костюмов, составившие так называемый наш “музей”…»

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», стр. 83.

«Вернувшись домой, я прибавил весь привезенный материал к тому, который у нас был собран ранее. По целым часам и дням мы сидели, окруженные материями, лоскутами, вышивками, и комбинировали цвета, искали пятна, оживляющие менее красочные ткани и костюмы, старались если не скопировать, то уловить тон отдельных вышивок, украшений для “козырей” (воротники боярских костюмов), для царских барм и вышивок платен, для царских кик и проч. Хотелось уйти от театральной грубой позолоты и грошовой сценической роскоши, хотелось найти простую, богатую отделку, подернутую налетом старины».

Собр. соч., т. 1, стр. 260.

ИЮНЬ, первая половина

Пробует исполнителей на главные роли в «Царе Федоре Иоанновиче», «Венецианском купце», «Антигоне».

«Читал с Савицкой роль Антигоны. Пришел в восторг от ее голоса и темперамента. Если удастся сделать из нее гречанку — будет очень хорошо. … Читал с Красовским Федора — никакой надежды. … Читал Шейлока с Дарским. Чудный голос и темперамент, но художника никакого. Это переведенный на русский язык Поссарт с примесью Южина. Жаль, что он трус с узкой фантазией. Он ищет в пафосе великих образов».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко от 12/VI. Собр. соч., т. 7, стр. 254.

ИЮНЬ 12

Подробно информирует Вл. И. Немировича-Данченко о ходе подготовительных работ к началу репетиций в Пушкине.

222 Сообщает, что декорационно-постановочная сторона «Царя Федора» начинает вырисовываться. Ручается, что «такой настоящей русской старины в России еще не видывали. Это настоящая старина, а не та, которую выдумали в Малом театре.

… Кто Федор?.. это главный вопрос. Теперь мне стало казаться, что она (роль. — И. В.) удастся одному — Мейерхольду. Все остальные слишком глупы для него».

Перечисляет актрис на роль Ирины. «Савицкая? — нет, ей скорее играть Бориса или Грозного. Это силища, мало женщины. По-моему, не удивляйтесь, лучше всех — Книппер. По истории, Ирина большая франтиха — восточного (не русского) типа (татарка). В ней было что-то манящее, что так нравилось иностранцам, которые в своих летописях воспевают ей хвалы. В ней было много женственности, царственности. По-моему, она была аристократкой среди мужиков-бояр. Все это есть у Книппер».

Собр. соч., т. 7, стр. 152 – 156.

«Не только в “Федоре”, но и в других пьесах буду счастлив, если Вы начнете проходить роли с отдельными актерами. Это я и не люблю и не умею. Вы же на это мастер. Только вот что бы мне хотелось: дайте мне вылить, нарисовать пьесу так, как она рисуется… самостоятельно… Потом поправляйте, если наделаю глупостей… Я всегда боюсь подпасть под чье-нибудь влияние… тогда моя работа бывает неинтересной и шаблонной. Бывает и так, что я долго не могу нарисовать, что мне мерещится. Часто случалось, что эти-то места и удавались лучше всего. Если я буду упорно на них настаивать бессознательно, по чутью, будьте терпеливы, дайте время выясниться моей мысли, принять более понятную форму. Ведь эти-то мелочи, которые подсказывает чутье, и дают колорит пьесе. Чувствую, что их в “Федоре” будет много, так как приходится отставать от рутины, к которой мы привыкли при исполнении якобы русских пьес. Эта манера их игры мне совершенно невыносима… необходимо уйти от нее подальше».

Там же, стр. 255 – 256.

Возражает Вл. И. Немировичу-Данченко по поводу включения в репертуар театра пьесы В. Величко «Меншиков».

«Знаете, что слышишь почти со всех сторон: наш театр хорош своим репертуаром. “Антигона”, “Федор”, “Шейлок”, “Ганнеле” дают ему свою физиономию, и эти пьесы интересны и солидны. … Не потерять бы нам своей физиономии постановкой “Меншикова”, “Между делом”147* и проч.».

223 ИЮНЬ 14

Первое собрание артистов Товарищества «для учреждения Московского Общедоступного театра» в Пушкине.

Вл. И. Немирович-Данченко телеграфирует С.: «Душою всеми вами. Шлю всем дружеский привет и поздравления с началом большого дорогого нам дела».

Архив К. С.

В своей речи перед труппой С. говорит о целях и задачах нового театра: «… мы приняли на себя дело, имеющее не простой, частный, а общественный характер.

Не забывайте, что мы стремимся осветить темную жизнь бедного класса, дать им счастливые, эстетические минуты среди той тьмы, которая окутала их. Мы стремимся создать первый разумный, нравственный общедоступный театр, и этой высокой цели мы посвящаем свою жизнь».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 32.

«После речи Алексеева, встреченной шумными аплодисментами, артисты были приглашены к чаю. После чая открылось заседание.

… Неофициальная часть заседания была посвящена раздаче ролей (Антигона, Шейлок и Гувернер)».

Письмо В. Э. Мейерхольда к Е. М. Мунт. Н. Д. Волков, Мейерхольд, т. I, стр. 101.

«Программа начинающегося дела была революционна. Мы протестовали и против старой манеры игры, и против театральности, и против ложного пафоса, декламации, и против актерского наигрыша, и против дурных условностей постановки, декораций, и против премьерства, которое портило ансамбль, и против всего строя спектаклей, и против ничтожного репертуара тогдашних театров».

Собр. соч., т. 1, стр. 254.

ИЮНЬ 15

Начало репетиций в Пушкине.

На роль Шейлока в «Венецианском купце» намечаются Станиславский и М. Е. Дарский.

С. демонстрирует макеты декораций к «Венецианскому купцу», которые, по его режиссерскому, плану должны «ярко выразить контраст между двумя мирами — грязным, угрюмым, трусливо и злобно озирающимся еврейским кварталом и площадью перед дворцом Порции, беззаботно веселою, ликующею, влюбленною».

Николай Эфрос, Московский Художественный театр (1898 – 1923), стр. 119.

224 ИЮНЬ, вторая половина

Проводит репетиции «Венецианского купца», «Антигоны», «Ганнеле», «Самоуправцев» и «Гувернера»148*.

«Репетиции начинались в полдень, продолжались до 4-х, возобновлялись в 7 часов и затягивались до полуночи. Нередко шли параллельно две репетиции — одна на сцене театрика, а другая где-нибудь в лесу или в поле.

Станиславский жил в десяти верстах, в имении своих родных, и приезжал каждый день».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, Л., 1928, стр. 42 – 43.

«Первые репетиции вызвали большие прения в общежитии. Было решено, что это не театр, а университет. Ланской кричал, что за три года в школе он слышал и вынес меньше, чем на одной репетиции (конечно, это не очень рекомендует петербургскую школу). Словом, молодежь удивлена… и все испуганы немного и боятся новой для них работы».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко. Собр. соч., т. 7, стр. 263.

«… Пьесу читали, сидя за столом. Тогда многие еще конфузились с непривычки. Но Станиславский требовал: “Забудьте стыд, не стесняйтесь”. Выбранная пьеса перед началом репетиций обсуждалась сообща».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, стр. 45 – 46.

«Порядок на репетиции сам собой устроился образцовый (и хорошо, что без лишнего педантизма и генеральства), товарищеский. Если бы не дежурные — у нас был бы полный хаос, так как первое время мы жили даже без прислуги (взятый Кузнецов скрылся в день открытия). Дежурные мели комнаты, ставили самовары, накрывали столы — и все это очень старательно, может быть потому, что я был первым дежурным и все это проделал очень тщательно».

Собр. соч., т. 7, стр. 263.

ИЮНЬ 16

Чтение за столом «Антигоны» и беседа о ней с исполнителями.

ИЮНЬ 18

Читка на труппе комедии Шекспира «Венецианский купец».

ИЮНЬ 21

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к С.:

«Мое с Вами “слияние” тем особенно ценно, что в Вас я вижу качества 225 художника par excellence149*, которых у меня нет. Я довольно дальновидно смотрю в содержание и его значение для современного зрителя, а в форме склонен к шаблону, хотя и чутко ценю оригинальность. Здесь у меня нет ни Вашей фантазии, ни Вашего мастерства».

Вл. И. Немирович-Данченко, Избранные письма, стр. 121.

ИЮНЬ 22

Из письма В. Э. Мейерхольда о репетициях «Венецианского купца»: «Репетиции идут прекрасно, и это исключительно благодаря Алексееву. Как он умеет заинтересовывать своими объяснениями, как сильно поднимает настроение, дивно показывая и увлекаясь. Какое художественное чутье, какая фантазия.

… А как, спросишь ты, ведет себя на репетиции Дарский, этот гастролер, пробывший в провинции лет восемь. … Не только подчиняется внешней дисциплине, а даже совсем переделывает заново ту роль (Шейлока), которую он так давно играет. Толкование роли Шейлока Алексеевым настолько далеко от рутины, настолько оригинально, что он не смеет даже протестовать, а покорно, хотя и не слепо (на это он слишком умен), переучивает роль, отделывается от условщины, от приподнятости. А если бы ты знала, как это трудно!

… Нет, Дарский заслуживает большого уважения. Алексеев будет эту роль играть, конечно, лучше. Роль им отделана дивно».

Письмо В. Э. Мейерхольда к Е. М. Мунт. Н. Д. Волков, Мейерхольд, т. I, стр. 103.

ИЮНЬ 24

В связи с предполагаемой постановкой «Эллиды» Ибсена Вл. И. Немирович-Данченко пишет С.:

«Вы — идеальный Незнакомец. Воображаю в этой роли Ваш грим, тон, жесты, фигуру. Это было бы чудесным колористическим пятном в пьесе».

Л. Фрейдкина, Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко, стр. 144.

ИЮНЬ, до 26-го

Пробует репетировать с О. Л. Книппер и В. Э. Мейерхольдом роли царицы Ирины и Федора Иоанновича.

Книппер «читала Ирину на общих тонах, но роль пойдет». Мейерхольд в Федоре «удивил меня. Добродушные места — плохи, рутинны, без фантазии. Сильные места очень хороши… Думаю, что ему не избежать Федора, хотя бы в очередь».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко. Собр. соч., т. 7, стр. 260.

Ищет декорационное решение последней картины «Царя Федора», отвечающее его режиссерским замыслам. Ставит перед В. А. Симовым 226 задачу: воспроизвести на сцене Кремлевскую площадь с тремя соборами.

«Константину Сергеевичу, как всегда, трудно было отказаться от своей облюбованной мысли, и долго мы мучались над решением фактически неразрешимой задачи».

Из воспоминаний В. А. Симова. Сб. «О Станиславском», стр. 286.

«Мы с ним (В. А. Симовым. — И. В.) час сидели в Кремле, отыскали церковь (деревянную), которая была между Успенским и Архангельским соборами. Думаю, что выйдет недурно».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко от 26/VI. Собр. соч., т. 7, стр. 265 – 266.

ИЮНЬ 26

Сообщает Вл. И. Немировичу-Данченко о проделанной работе по подготовке спектаклей, о занятиях с каждым актером по выявлению их творческих возможностей.

Собр. соч., т. 7, стр. 257 – 265.

«“Антигона” вся прочтена по ролям. Мизансцена сделана, и репетируют на сцене целиком.

“Шейлок” по ролям прочтен неоднократно. Мизансцена сделана четырех первых картин. Еще далеко не слажено по тонам.

“Самоуправцы” прочтены. Мизансцена сделана первых трех актов.

“Гувернер” прочтен, к мизансценам не приступали».

Там же, стр. 264.

ИЮНЬ 28

«Кончив школу, я попал в Академию Драматического Искусства. Столько интересного, оригинального, столько нового и умного. Алексеев не талантливый, нет. Он гениальный режиссер — учитель. Какая богатая эрудиция, какая фантазия».

Письмо В. Э. Мейерхольда к Е. М. Мунт. Н. Д. Волков, Мейерхольд, т. I, стр. 105.

ИЮНЬ, конец

Просит у Вл. И. Немировича-Данченко разрешения назначить себе помощника по хозяйственным делам.

«При всем искреннем желании у меня не хватает времени, чтобы вести хозяйственную часть, так как, с одной стороны, репетиции, с другой — декорации, портные, бутафоры, выбор материи, закупка всех мелочей для “Федора” и “Шейлока” — все лежит на мне, и надо торопиться».

Там же, стр. 266.

227 ИЮНЬ – ИЮЛЬ

Пишет режиссерский план «Царя Федора Иоанновича».

ИЮЛЬ 7

Начало репетиций «Царя Федора Иоанновича». С. читает пьесу и рассказывает исполнителям режиссерский план постановки, иллюстрируя его макетами декораций.

«На декорации можно смотреть по часам и все-таки не надоест. Какое не надоест, их можно полюбить, как что-то действительное.

… Из оригинальных декораций “Сад Шуйского”, “Мост на Яузе”. Сад Шуйского по замыслу принадлежит Алексееву. Как ты думаешь, что в ней оригинального? Деревья тянутся по сцене на самом первом плане вдоль рампы. Действие будет происходить за этими деревьями. Можешь себе представить этот эффект. За деревьями видно крыльцо дома Шуйского. Сцена будет освещена луной».

Письмо В. Э. Мейерхольда к Е. М. Мунт. Н. Д. Волков, Мейерхольд, т. I, стр. 107.

Н. Эфрос вспоминает, что в рассказе С. «особенно увлек всех сад Шуйского с деревьями на переднем плане, вдоль рампы, так что зритель должен видеть сцену и происходящее на ней действие через сетку стволов и ветвей. Это новшество казалось тогда целой революцией, восхищало правдою и смелостью. … В других макетах для “Федора” радовала режиссера и его молодую армию историчность, разрыв с трафаретом в трактовке на сцене старой боярской Руси».

Николай Эфрос, Московский Художественный театр, (1898 – 1923), стр. 127.

«Начались репетиции этой грандиозной вещи 7 июля и продолжались без перерыва до самого открытия спектаклей; она потребовала 74 репетиции; репетировалась она под руководством трех режиссеров: К. С. Алексеева, А. А. Санина и Вл. И. Немировича-Данченко, из коих постановка и весь предварительный труд по разработке пьесы лежал на К. С. Алексееве, который не только руководил mise en scène, но сам наблюдал и выбирал рисунки и т. д. по всей монтировке. … Вл. И. Немирович-Данченко заменял К. С. Алексеева и руководил во время его отсутствия репетициями, подготовляя другой состав исполнителей».

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», стр. 59 – 60.

ИЮЛЬ, после 7-го

Репетирует «Царя Федора Иоанновича»150*.

«Мы подошли к нему со стороны чисто реальной. Но этот реализм был протестом против штампа старых и ложно понятых “традиций”, 228 это была реакция против псевдоромантизма, против актерских приемов, в которых не было подлинной правды воплощения, а было наигранное мастерство своего ремесла».

Юргис. Запись беседы с К. С. Станиславским. — Газ. «Руль», 1913, 14/X.

Считает, что «в “Царе Федоре” главное действующее лицо — народ, страдающий народ… И страшно добрый, желающий ему добра царь. Но доброта не годится, — вот ощущение от пьесы».

Е. В. Волькенштейн, Станиславский, М., 1922, стр. 54.

А. Л. Вишневский, исполнитель роли Бориса Годунова, вспоминает, что у него во время репетиций были «столкновения со Станиславским». «Я привык играть “нутром” и не понимал иногда вражды Станиславского к штампам. Штамп казался мне естественным, и указания Станиславского сердили меня. Но потом все сгладилось — и я был только благодарен Станиславскому».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, стр. 46 – 47.

ИЮЛЬ 22

Читает труппе пьесу «Ганнеле» под аккомпанемент музыки, написанной для спектакля композитором А. Ю. Симоном.

«Чтение произвело громадное впечатление. Слушатели плакали».

Николай Эфрос, Московский Художественный театр (1898 – 1923), стр. 127.

ИЮЛЬ, после 22-го

Поручает В. В. Лужскому работу по возобновлению спектакля «Ганнеле» с новыми исполнителями. Проводит репетиции «Ганнеле».

ИЮЛЬ, после 23-го

Приезжает в Москву Вл. И. Немирович-Данченко; на время репетиций в Пушкине поселяется в доме Алексеевых в Любимовке.

АВГУСТ, начало

«Владимир Иванович первое время исключительно занимался со своим бывшим учеником по филармонии Москвиным. Тот трогательный образ “слабого царя”, который создан артистом, принадлежит толкованию Владимира Ивановича. Со всеми остальными исполнителями работал Константин Сергеевич».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, стр. 43.

АВГУСТ 5

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к А. П. Чехову:

«Живу я у Алексеева. И он убедительно просит тебя погостить у него».

«Ежегодник МХТ» за 1944 г., т. 1, стр. 108.

229 АВГУСТ 5, 6

На Нижегородской ярмарке покупает старинные вещи, недостающие для постановки «Царя Федора»: шитье, головные уборы, кики и кички разных фасонов и размеров, обувь, платки, косынки, пояса, «персидский шелковый кушак для Федора», ожерелья, бухарские сапоги, деревянные ковши, тарелки, старинные материи и т. д.

Записная книжка. Архив К. С., № 751, стр. 5 – 13.

«Я возвратился в Москву с богатой добычей, так как привез с собой целый музей не только костюмов, но и разных других вещей для обстановки “Федора”: много деревянной посуды для первой картины пира Шуйского, деревянную резьбу для мебели, восточные полавочники и проч., и проч. На сцене нет нужды делать роскошную обстановку от первой вещи до последней. Нужны пятна — и вот эти-то пятна будущей постановки я и приобрел в ту счастливую поездку».

Собр. соч., т. 1, стр. 261.

АВГУСТ, первая половина

Длительные беседы С. с Вл. И. Немировичем-Данченко о творчестве Чехова и о «Чайке».

«И был один такой красивый у нас день: не было ни у меня, ни у него репетиции, ничто постороннее нас не отвлекало, и с утра до позднего вечера мы говорили о Чехове. Вернее, я говорил, а он слушал и что-то записывал».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 155.

«Мы с Алексеевым провели над “Чайкой” двое суток, и многое сложилось у нас так, как может более способствовать настроению (а оно в пьесе так важно!)».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к А. П. Чехову от 21/VIII. «Избранные письма», стр. 131.

АВГУСТ 10 или 11

Едет в Андреевку под Харьковом писать режиссерский план «Чайки». «Я уехал в Харьковскую губернию писать mise en scène.

Это была трудная задача, так как, к стыду своему, я не понимал пьесы. И только во время работы, незаметно для себя, я вжился и бессознательно полюбил ее. Таково свойство чеховских пьес. Поддавшись обаянию, хочется вдыхать их аромат».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 85.

АВГУСТ, вторая половина

«Я писал в режиссерском экземпляре все: как, где, каким образом надо понимать роль и указания поэта; каким голосом говорить, как двигаться и действовать, куда и как переходить. Прилагались особые 230 чертежи для всех мизансцен уходов, выходов, переходов и проч., и проч. Описывались декорации, костюмы, грим, манеры, походка, приемы, привычки изображаемых лиц и т. д. и т. д. Эту огромную трудную работу мне предстояло проделать с “Чайкой” за какие-нибудь три-четыре недели, и потому я просидел все время на вышке в одной из башен дома, из которой открывался унылый и скучный вид на беспредельную, однообразную степь. К моему удивлению, работа казалась мне легкой: я видел, чувствовал пьесу».

Собр. соч., т. 1, стр. 267.

АВГУСТ 24

Вл. И. Немирович-Данченко сообщает С. о полученном им разрешении «к представлению на сцене “Товарищества для учреждения Общедоступного театра”» в Москве «пьесы “Царь Федор”», а также о сделанных цензурой вымарках и заменах.

«Ежегодник МХТ» за 1949 – 1950 гг., стр. 138.

АВГУСТ, конец

Заканчивает писать режиссерский план трех актов «Чайки» и приступает к работе над планировкой четвертого акта.

«С последним актом я сел… Пока ничего не идет в голову, а выжимать насильно не хотел бы. Почитаю еще пьесу в надежде, что посланных (заказным) трех актов хватит надолго».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко. Собр. соч., т. 7, стр. 272.

Обеспокоен настойчивым предложением Немировича-Данченко играть роль Дорна151*.

«Начинаю читать Дорна, но пока — не понимаю его совершенно и очень жалею, что не был на беседах “Чайки”. … Меня волнует, что я не понимаю: чего от меня ждут в этой роли. Боюсь, что я ее сыграю только прилично. Боюсь, что я не теми глазами смотрю на роль. Я себя вижу, например, в Шамраеве, в Сорине, в Тригорине даже, т. е. чувствую, как я могу переродиться в этих лиц, а Дорна я могу сыграть выдержанно, спокойно и только».

Там же, стр. 271.

АВГУСТ 30

Возмущен цензурными вымарками и вставками, сделанными в пьесе «Царь Федор». Дает ряд практических советов, как «исправить гениальное произведение цензора».

Письмо к Вл. И. Немировичу-Данченко, Собр. соч., т. 7, стр. 272.

231 СЕНТЯБРЬ 1 или 2

Вл. И. Немирович-Данченко получает от С. из Андреевки режиссерский план трех актов «Чайки».

«Мне трудно было вообще переделать свой план, но я уже вник в Ваш и сживаюсь с ним».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. от 2/IX. «Избранные письма», стр. 133.

«Мизансцена была смелой, непривычной для обыкновенной публики и очень жизненной».

Станиславский «отлично схватывал скуку усадебного дня, полуистеричную раздражительность действующих лиц, картины отъезда, приезда, осеннего вечера, умел наполнять течение акта подходящими вещами и характерными подробностями для действующих лиц.

Одним из крупных элементов сценической новизны режиссера Станиславского было именно это пользование вещами: они не только занимали внимание зрителя, помогая сцене дать настоящее настроение, они еще в большей степени были полезны актеру, едва ли не главнейшим несчастьем которого в старом театре является то, что он всем своим существом предоставлен самому себе, точно находится вне времени и пространства. Эта режиссерская черта Алексеева стихийно отвечала письму Чехова».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 168 – 169.

СЕНТЯБРЬ 4

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко:

«Вчера я поставил 1-е действие, прошел его два раза — в полутонах, вырабатывая Вашу mise en scène.

Как я и писал Вам, многое выходит великолепно. Но не скрою от Вас, что кое-что меня смущает. Так, фигура Сорина, почти все время сидящая спиной на авансцене, — хорошо. Но так как это прием исключительный, то больше им пользоваться нельзя. … Изменил я еще один переход Нины — и только. Остальное все по Вашему плану».

Вл. И. Немирович-Данченко, Избранные письма, стр. 136.

СЕНТЯБРЬ, между 4 и 10

А. С. Суворин с артистами Литературно-художественного общества П. Н. Орленевым и К. И. Дестомб приехал в Москву, чтобы ознакомиться с работой С. над трагедией «Царь Федор Иоаннович»152*.

232 «Все они с ума сошли от того, как Вы поставили “Федора”. Суворин называет Вас “гениальным”. И представьте, что у них в Петербурге пьеса почти готова, а было 6 репетиций, причем начинали в 11 часов, а в половине второго кончали всю трагедию (все 11 картин)».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. от 12/IX. «Избранные письма», стр. 141.

СЕНТЯБРЬ 9

Приехавший в Москву Чехов смотрит репетицию «Чайки» в помещении Охотничьего клуба на Воздвиженке.

«Ваша mise en scène вышла восхитительной. Чехов от нее в восторге. Отменили мы только две-три мелочи, касающиеся интерпретации Треплева. И то не я, а Чехов.

… Он быстро понял, как усиливает впечатление Ваша mise en scène».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. от 12/IX. «Избранные письма», стр. 140.

СЕНТЯБРЬ 10

Посылает Вл. И. Немировичу-Данченко режиссерский план 4-го акта «Чайки».

«Повторяю: я сам не пойму, хороша или никуда не годна планировка “Чайки”. Я понимаю пока только, что пьеса талантлива, интересна, но с какого конца к ней подходить — не знаю. Подошел наобум, поэтому делайте с планировкой что хотите».

Собр. соч., т. 7, стр. 275.

«Вот поразительный пример творческой интуиции Станиславского как режиссера. Станиславский, оставаясь все еще равнодушным к Чехову, прислал мне такой богатый, интересный, полный оригинальности и глубины материал для постановки “Чайки”, что нельзя было не дивиться этой пламенной, гениальной фантазии».

Вл. И. Немирович-Данченко. Цит. по статье С. Балухатого в кн. «“Чайка” в постановке Московского Художественного театра. Режиссерская партитура К. С. Станиславского», Л.-М., «Искусство», 1938, стр. 47 – 48.

В ответ на замечания Вл. И. Немировича-Данченко по планировке первых трех актов «Чайки» С. пишет:

«Ваше замечание о том, чтобы в первом акте, во время представления пьесы Треплева, второстепенные роли не убивали главных, я понимаю вполне и соглашаюсь с ним. Вопрос, как этого достигнуть… Я по своей привычке раскрыл каждому действующему лицу более широкий рисунок роли. Когда актеры им овладевают, я начинаю стушевывать ненужное и выделять более важное. Я поступал так потому, что всегда боялся, что актеры зададутся слишком мелким, неинтересным рисунком, а ведь по такой канве всегда выходят кукольные банальные фигурки».

Собр. соч., т. 7, стр. 275.

233 СЕНТЯБРЬ 11

Чехов просит, чтобы роль Тригорина играл непременно Станиславский.

«Я сказал, подойдет ли Тригорин крупный к его положению. Чехов ответил — “даже лучше”.

Вот видите, как я перед Вами виноват, что все отклонял от Вас эту роль. И вся труппа, оказывается, ждала, что Тригорина будете играть Вы».

Там же, стр. 141.

СЕНТЯБРЬ 12

Вл. И. Немирович-Данченко получает от С. режиссерский план восьмой картины («На Яузе») «Царя Федора Иоанновича».

Там же, стр. 140.

СЕНТЯБРЬ, до 15-го

Чехов на репетиции «Царя Федора Иоанновича». «Меня приятно тронула интеллигентность тона, и со сцены повеяло настоящим искусством, хотя играли и не великие таланты».

Письмо А. П. Чехова к А. С. Суворину от 8/X. А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 17, стр. 324.

СЕНТЯБРЬ, до 17-го

Выезжает из Андреевки в Москву. По пути останавливается в Харькове.

«Дорогой ничего не делал, прочел только роль Тригорина — она мне больше по душе, чем Дорн; по крайней мере что-то есть, а там ничего нет, а ждут — Бог знает что».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 281.

Смотрит в Харьковском театре комедию К. И. Фоломеева «Злая яма» и водевиль с участием М. М. Петипа.

«“Злая яма” производит потрясающе отвратительное впечатление при полной бездарности автора.

… В водевиле играл Петипа очаровательно, и все-таки я вышел из театра (давно не видал спектакля) с тяжелым чувством. Все это несерьезно — не стоит посвящать такому делу свою жизнь. Неужели я делаю то же самое? Это меня очень мучает. Неужели проживешь и так и не узнаешь, что ты делал?»

Там же, стр. 282.

СЕНТЯБРЬ 20

Приезжает в Москву.

Днем смотрит репетицию «Царя Федора».

«Первая картина мне не понравилась, и я было приуныл (я приехал 234 к сцене Бориса и Шуйского); вторая лучше, а остальные совсем хороши. Москвин играл (хотя, говорят, он был не в ударе) так, что я ревел, пришлось даже сморкаться вовсю».

Там же, стр. 284.

«Константин Сергеевич просмотрел две картины из “Царя Федора”, срепетованные в его отсутствие, позвал меня к режиссерскому столу и, взволнованный, с заплаканными глазами, сказал, что Царя Федора буду играть я и что с завтрашнего дня приступим к дальнейшим репетициям уже всей пьесы».

И. М. Москвин, Первая роль. — «Советское искусство», 1938, 26/X.

Вечером просматривает декорации к «Царю Федору». «Не все декорации одинаково великолепны, но все интересны и хороши».

Письмо к М. П. Лилиной. Собр. соч., т. 7, стр. 284.

СЕНТЯБРЬ 21

А. П. Чехов пишет П. Ф. Иорданову:

«Если случится быть в Москве, то побывайте в театре “Эрмитаж”, где ставят пьесы Станиславский и Вл. Немирович-Данченко. Mise en scène удивительные, еще не бывалые в России. Между прочим, ставится моя злосчастная “Чайка”».

А. П. Чехов, Полн. собр. соч. и писем, т. 17, стр. 311.

СЕНТЯБРЬ 28

Просит заведующего бутафорской частью И. И. Геннерта дать ему список вещей, материй и костюмов, которые он должен перевезти из своего дома в театр для спектаклей «Царь Федор Иоаннович», «Венецианский купец», «Самоуправцы» и «Потонувший колокол».

Записная книжка. Архив К. С., № 829, стр. 14.

СЕНТЯБРЬ, после 20-го – ОКТЯБРЬ

Ведет репетиции «Царя Федора» и «Венецианского купца».

ОКТЯБРЬ 6

Л. Н. Толстой обращается к С. «с просьбой о денежной помощи кавказским духоборам, которые находятся теперь в очень тяжелом положении», подвергаясь «жестокому гонению от русского правительства».

Письмо Л. Н. Толстого. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 12

Приглашает С. И. Мамонтова, как «знатока русской старины и большого художника», прийти вечером на генеральную репетицию 235 «Царя Федора» в театр «Эрмитаж» и помочь театру «исправить те ошибки, которые неизбежно вкрались в столь сложную постановку»153*.

Письмо к С. И. Мамонтову. Собр. соч., т. 7, стр. 285.

ОКТЯБРЬ 12 или 13

После последней репетиции наблюдает вместе с Ф. И. Шаляпиным, как вешают матерчатый серый занавес, который, по замыслу создателей театра, должен был «перевернуть все искусство необычностью и простотой своего вида».

Собр. соч., первое изд., т. 1, стр. 204.

«Приветствую новый храм искусства, желаю ему широкой и славной деятельности, глубоко сожалею, что не получила возможности быть на генеральной репетиции и принуждена лишь издали благословить его первый шаг».

Телеграмма Н. М. Медведевой С. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 14

Открытие Московского Художественно-Общедоступного театра в помещении театра «Эрмитаж» в Каретном ряду.

«Для театральной Москвы это “открытие” является в некотором роде событием. О театре Вл. И. Немировича-Данченко и К. С. Алексеева говорили и писали очень много, еще с середины прошлого сезона, когда это предприятие стало оформляться и намерения талантливого драматурга и талантливого режиссера, подавших друг другу руку для совместной работы, получили огласку.

С тех пор их театр не переставал быть темою для газетных статей, фельетонов, заметок. Нельзя сказать, чтобы к новому начинанию отнеслись в печати, да и в обществе, с большим единодушием. В одних проектируемый театр возбуждал самые сильные симпатии и надежды, в других, напротив, подозрительное недоверие и сомнение в успехе, в котором подчас ясно чувствовалась значительная примесь трудно объяснимого злорадства; но во всех этот нарождающийся театр вызывал самый живой интерес. Во что-то он отольется и какое место займет в культурной жизни старушки-Москвы?»

«Новости дня», 14/X.

Первое представление трагедии А. К. Толстого «Царь Федор Иоаннович». Режиссеры: К. С. Станиславский и А. А. Санин. Художник В. А. Симов.

«Ровно в 7 1/2 час. вечера раздался за сценой троекратный удар колокола, и оркестр, состоящий из 35 музыкантов под управлением г. Калинникова, сыграл увертюру г. Ильинского, специально написанную для открытия театра. Непосредственно после увертюры начался и самый 236 спектакль». Во время спектакля были получены приветственные телеграммы от А. П. Ленского, от молодых актеров Нового театра, от учеников Филармонического училища, от «друзей из Парижа» и др.

«Московские ведомости», 15/X.

«На первом представлении в зале можно было встретить и художников, и писателей, и редких посетителей чужих театров — актеров, и даже режиссера Императорских театров — А. М. Кондратьева. И все это в первом же антракте волновалось, спорило и, очевидно, было задето чем-то за живое. В самом деле, как не волноваться и не интересоваться, когда какие-то неведомые гг. Москвины, Лужские, Роксановы и т. п. перед лицом маститых Императорских театров осмелились разыграть трагедию, на которую даже и Императорские театры не дерзали. Да и разыграть-то осмелились во многом по-своему, оригинально и вопреки давно установленному кодексу театральных представлений».

Глаголь (С. Голоушев), Художественно-Общедоступный театр. — «Курьер», 19/X.

«Приехала Марья Николаевна154* не то с генеральной репетиции, не то с 1-го спектакля. Приехала в восторге. Она ведь не была очень разговорчива; предпочитала не говорить, а слушать. Но когда она чем-нибудь восхищалась, с ней было трудно спорить. Она не столько убеждала, сколько с горячностью, с темпераментом бросала ряд фраз, не терпящих возражений.

“Вот это игра! Это постановка! Костюмы! Мы наденем поверх корсетов телогреи да шубки, кокошник на голову и думаем, что мы боярыни. Мы — ряженые! У Станиславского надо учиться!” Очень восхищалась игрой И. М. Москвина».

Письмо Г. Курочкина155* к С. от 26/I 1938 г. Архив К. С.

«Успех спектакля решила 3-я картина — примирение Шуйского с Борисом Годуновым и приход выборных к царю. Публика была захвачена новым, невиданным зрелищем. Стало ясно, что режиссеры, действительно, сказали “новое слово”».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, стр. 32.

Н. Эфрос признает, что у первого представления нового театра есть свои недочеты. «Но нужно было быть в очень уж желчном настроении, чтобы увидать только их и за ними не заметить крупнейших достоинств постановки, как декоративной, так и режиссерской».

Вместо «узаконенной фальши» в изображении старины на сцене — эта старина воспроизведена в «Царе Федоре» во всей полноте, яркости и правде. «Всякого захватывала своим общим тоном эта размашистая 237 Русь шестнадцатого века, со всем ее своеобразным пестрым колоритом, со всеми особенностями ее быта и духа, — и зритель, безусловно, верил этому изображению, хотя и не сумел бы сказать, точны ли необычайные головные уборы на женщинах, бесконечной длины мужские рукава, утварь и т. д.». В спектакле «очень хороши» массовые сцены, в которых «настоящая жизнь; не обычная театральная толпа, но толпа живая и, как в жизни, разнообразная в своих представителях, вся из типичных гримов, в ней много естественного движения, которое захватывает и зрителя.

Особенно удачны сцены 3-й картины 1-го акта, когда выборные обступают царя Федора с мольбою защитить от Годунова, и начальная сцена у Яузы, когда гусляр поет о подвигах Ивана Шуйского. Эта последняя — мастерская жанровая картина. Говорят, тут режиссер сочинял за автора. Да, сочинял, но верный авторскому указанию».

— Ф — (Н. Эфрос), «Царь Федор». — «Новости дня», 18/X.

«Постановка трагедии “Царь Федор” привносит к пьесе новый элемент: необыкновенную живописность, — пишет С. Васильев (С. Флеров). — Впечатление живописности достигается колоритностью и стильностью костюмов, не оставляющих желать ничего лучшего, равно как внесением в пьесу множества подробностей хотя и не обозначенных автором в его сценических ремарках, но тем не менее лежащих в логике вещей.

… К. С. Алексеев великий мастер режиссерского дела. В нем есть какая-то неистощимая изобретательность, к которой присоединяется несомненно художественный вкус».

Из дружного ансамбля исполнителей С. Васильев выделяет Москвина, который «в точности исполнил завет автора. Он полюбил Федора и воспринял его в свою душу…» «Гн. Москвин прямо живет на сцене».

«Московские ведомости», 19/X.

«У первых спектаклей Художественно-Общедоступного театра — два героя: mise en scène и г. Москвин».

— Ф — (Н. Эфрос), «Царь Федор». — «Новости дня», 20/X.

ОКТЯБРЬ 15

Из письма С. И. Мамонтова к С.:

«Горячо и искренне рад вчерашнему успеху и верю твердо, что дело, в которое кладешь душу и любовь, не может не иметь благотворного результата. Надо спокойствие, выдержку и настойчивость… Вечером увидимся».

Архив К. С.

По просьбе С. художник В. А. Симов берет на себя устройство на сцене верхней рампы.

238 «Ведь это целый переворот… Ведь Ленский вот все собирается, а Станиславскому надо сделать».

Письмо В. А. Симова к С. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ, с 15 до 19

Проводит генеральные репетиции «Потонувшего колокола». Репетирует роль Генриха.

ОКТЯБРЬ 19

Первое представление «Потонувшего колокола» в МХТ. Режиссеры: К. С. Станиславский и А. А. Санин. Художник В. А. Симов.

Играет роль Генриха.

«Постановка “Потонувшего колокола” задумана была Станиславским удивительно оригинально и поэтично. Вся фантастическая часть сказки, все сцены с эльфами, то появляющимися неизвестно откуда, то исчезающими неизвестно куда, все эти хороводы горных фей, гномы и леший с водяным, — все это переносит вас в какой-то мир волшебных снов. Когда закрылся занавес и пробуешь восстановить все эти сцены в своем воображении, они принимают формы какой-то туманной грезы.

Достигнуто это впечатление огромным режиссерским трудом, но этот труд не повел бы ни к чему, если бы у Станиславского как режиссера не оказалось огромного запаса такого художественного чутья, за которое охотно простишь ему десяток всяких других промахов…

Представитель земли — Станиславский — Генрих — мощная фигура полутитана, получеловека».

Глаголь (С. Голоушев), Художественно-Общедоступный театр. — «Курьер», 22/X.

Критик А. Осипов упрекает С. в излишнем стремлении к реализму в толковании и воплощении образа Генриха. В свою роль исполнитель «вносит много страсти, много горячности — слишком много земного».

«Русское слово», 21/X.

ОКТЯБРЬ, вторая половина

«Станиславский один со своими помощниками бился на сцене, временно даже перестал посещать свою фабрику. На его плечах были и новая постановка “Шейлока”, и возобновление пьес его кружка, и участие в них его как актера…»

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 180.

Заканчивает постановку «Шейлока».

«В интерпретации К. С. Алексеева, которому принадлежит постановка этого произведения, пьеса приобрела некоторую своеобразную 239 окраску. … Сообразно взгляду К. С. на Шекспира и тем требованиям, которые он предъявляет к постановке его на сцене, значительно выдвинулся вперед элемент характерности, присущей эпохе и месту, словом, того, что на языке Художественно-Общедоступного театра называется “стильностью”. Все роли режиссеры стремились сделать настолько выпуклыми, чтобы не было того обычного в представлении трагедий Шекспира явления, что все, не относящееся непосредственно к центральной фигуре, стушевывается на задний план и низводится на степень аксессуара, необходимого для героя; поэтому так старательно были разработаны те сцены, где Шейлок не принимает участия, как 3-й акт во дворце Порции, и восстановлен у нас никогда не идущий 5-й акт (возвращение из суда в Бельмонт)».

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», стр. 63, 64.

ОКТЯБРЬ 21

Первое представление «Венецианского купца». Режиссеры: К. С. Станиславский и А. А. Санин. Художник В. А. Симов.

«Полнейшая неудача постигла “Шейлока”.

В постановке были замечательные по красоте куски, оправдывавшие смелое наименование театра “художественным”. Было много и красивого, и оригинального. Если бы это было в любительском кружке для небольшого слоя тонких ценителей, то интерес к этому спектаклю был бы больше. Но, как сказал где-то Лев Толстой: “В искусстве утонченность и сила влияния почти всегда диаметрально противоположны”.

Станиславский в борьбе со штампами провинциального трагика Дарского, игравшего Шейлока, заставил его говорить с еврейским акцентом. Театральная зала этого не приняла: трагическая роль Шекспира и — акцент! Любители внешней красоты оценили в спектакле многое, но громадному большинству казался приниженным глубокий замысел трагедии».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 180 – 181.

ОКТЯБРЬ 27

Проводит последнюю генеральную репетицию пьесы «Ганнеле»156*.

«Генеральная репетиция подходила к концу. Мы все ликовали, уверенно пророчили полный триумф. Вдруг принесли телеграмму от обер-полицмейстера, извещавшую, что пьеса снимается с репертуара. Сейчас же Станиславский и Немирович-Данченко поехали на Тверской бульвар к обер-полицмейстеру. Трепов сказал им, что он сам ничего поделать не может, так как требование о снятии “Ганнеле” идет от московского митрополита. Несмотря на усиленные хлопоты, “Ганнеле” осталась под запретом».

А. Л. Вишневский, Клочки воспоминаний, стр. 57.

240 «Материальные дела театра были плохи. Последний удар был нанесен запрещением постановки “Ганнеле” Гауптмана, на которую возлагались последние перед гибелью надежды»157*.

Отчет о десятилетней художественной деятельности МХТ. Собр. соч., т. 5, стр. 408.

ОКТЯБРЬ 28

«Теперь, когда все газеты единогласно признали, что такого неудачно задуманного “Шейлока” в Москве еще не приходилось встречать, позволительно назвать вещь ее собственным именем. Да! Господин Дарский извратил и исказил Шейлока и сделал из грозной фигуры венецианского жида комическую фигурку жалкого польского еврея.

… Теперь распространился слух, что Станиславский, благодаря указаниям которого получился такой оригинальный Шейлок, сам выступит в этой роли, чтобы “защитить свое толкование Шейлока”».

Глаголь, Отголоски дня. — «Московский вестник».

ОКТЯБРЬ 29

А. В. Амфитеатров просит С. дать ему возможность ознакомиться с мизансценами спектакля Общества искусства и литературы «Двенадцатая ночь», которую намеревается поставить Русский драматический театр в Петербурге.

Письмо А. В. Амфитеатрова к С. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ

Играл роли: Генриха — 19, 25, 30-го.

НОЯБРЬ 1

В письме к А. П. Ленскому благодарит артистов Нового театра за приветствие в день открытия Художественно-Общедоступного театра.

«Дай Бог, чтобы общедоступность наших театров вызвала к художественной жизни многих москвичей, лишенных до настоящего времени лучшего земного наслаждения — искусства, которым каждый человек, бедный или богатый, должен иметь возможность пользоваться на земле для поддержания своих духовных сил, истощаемых повседневной прозой».

Собр. соч., т. 7, стр. 286.

НОЯБРЬ, начало

Репетирует пьесу «Самоуправцы» и роль князя Имшина.

«Мебель для этой пьесы была доставлена театру из собрания К. С. Алексеева».

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», стр. 75.

241 НОЯБРЬ 4

Первое представление «Самоуправцев» в Художественно-Общедоступном театре. Режиссеры: К. С. Станиславский, В. В. Лужский и А. А. Санин. Художник В. А. Симов.

«Интереса новизны спектакль не представлял: новому театру достались по наследству от Общества искусства и литературы и весь прекрасный maise en scène, и удачные исполнители центральных ролей с Станиславским — князем Имшиным во главе».

«Новости дня», 5/XI.

Критик С. Васильев отмечает своеобразие в трактовке роли Имшина.

«… Князь Платон является у Станиславского не таким, какого ожидал видеть зритель. Это не лютый зверь, с глазами, налитыми кровью, беспощадно терзающий все вокруг и наводящий ужас своим животным рычанием. Нет. Перед нами человек, не знающий препятствий проявлениям своего характера».

«Московские ведомости», 30/XI.

НОЯБРЬ 5

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к А. П. Чехову: «Тригорина готовит Алексеев».

«Ежегодник МХТ» за 1944 т., т. 1, стр. 113.

242 НОЯБРЬ

Ведет репетиции комедии К. Гольдони «Трактирщица»158*.

«Она была поставлена целиком главным режиссером…»

«Художественно-Общедоступный театр. Отчет о деятельности за 1-й год», стр. 67.

Готовит роль Кавалера ди Рипафратта.

НОЯБРЬ 19 и 26

В Русском охотничьем клубе играет роль Жоржа Дорси в пьесе «Гувернер».

НОЯБРЬ 27

И. И. Левитан пишет А. П. Чехову:

«Был два раза у Станиславского. Талантливые ребята».

И. И. Левитан, Воспоминания и письма, М., «Искусство», 1950, стр. 110.

НОЯБРЬ 30

Получил извещение от нотариуса И. А. Маурина о поступлении от Я. В. Щукина заявления, что следуемые от Художественно-Общедоступного театра 3000 рублей по контракту за наем помещения в Каретном ряду 15 ноября ему не внесены. Если эта сумма не будет внесена до 12 часов 1 декабря, Щукин будет считать контракт нарушенным и предъявит иск к Товариществу о взыскании следуемых денег и неустойки.

Архив К. С.

НОЯБРЬ

Играл роли: Имшина — 4, 8, 18-го; Генриха — 5, 11, 22-го; Жоржа Дорси — 19, 26-го.

ДЕКАБРЬ 2

Первое представление «Трактирщицы». Режиссер К. С. Станиславский. Художник В. А. Симов.

«Тяжелое впечатление, какое оставила “Грета”, рассеяла “Трактирщица” Гольдони159*. Блестящая пьеса знаменитого итальянского комика была поставлена чрезвычайно живописно и разыграна великолепно. Станиславский выдвигает роль женоненавистника “кавалера” на первый план, заслоняя ею все другие фигуры, и играет ее безупречно, с чрезвычайною характерностью, яркостью и искренним комизмом, с массою прелестных деталей».

«Новости дня», 3/XII.

243 С. Глаголь подчеркивает, что в исполнении С. Кавалер ди Рипафратта «вовсе не грубый солдат и вся его грубость только напускная».

«Курьер», 4/XII.

«Станиславский был великолепен в роли ненавистника женщин, влюбляющегося в трактирщицу. Все остальные артисты, не исключая г. Тарасова, исполнявшего роль слуги кавалера, безукоризненно поддерживали ансамбль и дружно способствовали полному успеху пьесы. Постановку комедии, костюмы и пр. можно назвать образцовыми. Публика от души смеялась и усердно вызывала артистов. Впечатление от неудачной венской пьесы сгладилось, все вышли из театра очень довольными: “все хорошо, что хорошо кончается”».

Ан. (М. Н. Ремезов), Современное искусство. — «Русская мысль», 1899, январь, стр. 170.

ДЕКАБРЬ 3

Газета «Московский листок» сообщает, что в день премьеры «Счастья Греты» и «Трактирщицы» театр был далеко не полон. Последние «неудачные постановки», замечает газета, несколько поколебали престиж театра.

ДЕКАБРЬ, первая половина

«Дела театра шли плохо. За исключением “Федора Иоанновича”, делавшего большие сборы, ничто не привлекало публики».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 85.

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко завершает постановку «Чайки». «Мы оба, то есть В. И. Немирович-Данченко и я, подходили к Чехову и зарытому в его произведениях духовному кладу каждый своим самостоятельным путем: Владимир Иванович — своим, художественно-литературным, писательским, я — своим, изобразительным, свойственным моей артистической специальности».

Собр. соч., т. 1, стр. 293 – 294.

«Мы положили на пьесу всю душу и все наши расчеты поставили на карту. Мы, режиссеры, т. е. я и Алексеев, напрягли все наши силы и способности, чтобы дивные настроения пьесы были удачно интерсценированы. Сделали 3 генеральных репетиции, заглядывали в каждый уголок сцены, проверяли каждую электрическую лампочку…»

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к А. П. Чехову, 18 – 21/XII, «Ежегодник МХТ» за 1944 г., т. 1, стр. 114.

ДЕКАБРЬ 17

Первое представление пьесы Чехова «Чайка».

Режиссеры: К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко.

Художник В. А. Симов.

244 «Настроение было нервное. И не только среди участвующих в “Чайке”, но и по всему театру».

Вл. И. Немирович-Данченко, Из прошлого, стр. 190.

«Публики было мало. Как шел первый акт — не знаю. Помню только, что от всех актеров пахло валериановыми каплями. Помню, что мне было страшно сидеть в темноте и спиной к публике во время монолога Заречной и что я незаметно придерживал ногу, которая нервно тряслась».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 86.

«Успех “Чайки” был особенно характерным явлением. Он многое объяснил нам, на многое открыл нам глаза. Исполнение артистов Художественного театра этой комедии было далеко не безупречным. Одна из главных ролей комедии, писателя Тригорина, была и неверно понята, и неправильно исполнена, роль героини комедии “Чайки” была прямо-таки искажена, и тем не менее мы простили артистам их крупные недочеты, с живым интересом присутствовали на представлении этой превосходной комедии и уходили из театра под впечатлением крупного, хорошего успеха».

— инъ (Я. А. Фейгин), Письма о современном искусстве. — «Русская мысль», 1899, кн. X, стр. 191.

«Я сам был на первом представлении. С первого же акта началось какое-то особенное, если так можно выразиться, приподнятое настроение публики, которое все повышалось и повышалось. Большинство ходило по залам и коридорам со странными лицами именинников, а в конце (ей-Богу, я не шучу) было бы весьма возможно подойти к совершенно незнакомой даме и сказать: “а? какова пьеса-то?” По крайней мере, всегда очень сдержанный и “благоприличный” Н. Е. Эфрос неожиданно ринулся на меня с кресла, когда я после второго акта возвращался на свое место, и, остановив меня в проходе партера, воскликнул чуть не на весь театр: “— А!! Какова пьеса-то, А. С.?! Каково играют?!” Такова сила энтузиазма!»

Письмо писателя А. С. Лазарева-Грузинского к А. П. Чехову от 19/1899 г. Цит. по кн.: «“Чайка” в постановке Московского Художественного театра. Режиссерская партитура К. С. Станиславского», стр. 63.

После спектакля вместе с Немировичем-Данченко и группой актеров телеграфирует Чехову о триумфе «Чайки».

«Только что сыграли “Чайку”, успех колоссальный. С первого акта пьеса так захватила, что потом следовал ряд триумфов. Вызовы бесконечные. Мое заявление после третьего акта, что автора в театре нет, публика потребовала послать тебе от нее телеграмму. Мы сумасшедшие от счастья. Все тебя крепко целуем».

Телеграмма подписана Вл. И. Немировичем-Данченко, Станиславским, Книппер и другими. Собр. соч., первое изд., т. 5, стр. 617.

245 «Пьеса имела огромный успех благодаря тому, что самое существенное в ней — “настроение” — уловлено артистами правильно и передано совершенно верно, в надлежащем тоне. Мы вышли из театра восхищенными небывалою у нас пьесой и необыкновенною стройностью ансамбля у исполнителей. Ни в пьесе, ни в ее исполнении ничего нет шаблонного или рутинного. Здесь все — ново и талантливо чрезвычайно, все изображено настолько тонко, что “сделать” такую пьесу нельзя, ее можно только прочувствовать скорбною душой, крайне чуткой к недугам и страданиям».

Ан. (М. Н. Ремезов), Современное искусство. — «Русская мысль», 1899, январь, стр. 167.

Критик журнала «Театр и искусство» главную причину успеха пьесы видит в том, что режиссура театра сумела заставить артистов «проникнуться манерой автора», передать настроение пьесы, «придать спектаклю тот особый колорит, который один мог служить истинным фоном для мелодии отчаяния, вырвавшегося у Чехова».

Арсений Г., Московские письма. — «Театр и искусство», № 2, 10/I, стр. 30 – 31.

П. П. Гнедич пишет, что нашелся наконец театр, «который понял, как надо подступаться» к пьесам, подобным «Чайке», выходящей «далеко за пределы шаблонной комедии», «как осторожно и тонко надо за них браться. В этой реабилитации “Чайки” я вижу, — предсказывал Гнедич, — залог светлого будущего не для одного данного театра, — для русского театра вообще. … Театральное дело вступает в новую фазу. Много борьбы предстоит с представителями отживающих форм, мнимой сценичности, но главное — первый шаг сделан».

«Новое время», 1899 г., 18/I.

Высоко оценивая спектакль «Чайка», часть критики отрицательно отзывается об отдельных деталях новаторской режиссуры С. Сидя спиной к публике в первом действии, замечает А. И. Урусов, актеры «вынуждены говорить в сторону, поворачиваясь профилем, — иначе их не слышно, а силуэты их, освещенные рампою, представляют не особенно привлекательное зрелище».

«Курьер», 1899, 3/I.

«Московский листок» (20/XII) пишет:

«В походках действующих лиц, в их движениях, в их словах, в каждом звуке их голоса чувствуется потерянность, ненормальность, граничащая с сумасшествием. С этим в тон гармонирует свист ветра в трубах, медленный тягучий бой часов на колокольне, полумрак, царствующий на сцене, звук выстрела, которым на сцене кончает с собой герой пьесы Константин Треплев».

 

246 Из воспоминаний В. Э. Мейерхольда:

«Вы спрашиваете, был ли натурализм в “Чайке” Художественного театра, и думаете, что задали мне “коварный” вопрос, потому что я отрицаю натурализм, а там с трепетом играл свою любимую роль. Должно быть, отдельные элементы натурализма и были, но это не важно. Главное, там был поэтический нерв, скрытая поэзия чеховской прозы, ставшая благодаря гениальной режиссуре Станиславского театром. До Станиславского в Чехове играли только сюжет, но забывали, что у него в пьесах шум дождя за окном, стук сорвавшейся бадьи, раннее утро за ставнями, туман над озером неразрывно (как до того только в прозе) связаны с поступками людей. Это было тогда открытием, а “натурализм” появился, когда это стало штампом. А штампы плохи любые: и натуралистические, и “мейерхольдовские”…»

«Мейерхольд говорит». Запись А. К. Гладкова. — «Новый мир», 1961, № 8, стр. 221.

«Чайка» «принесла нам счастье и, подобно Вифлеемской звезде, указала новые пути в нашем искусстве».

Собр. соч., т. 5, кн. 1, стр. 140.

ДЕКАБРЬ 18 – 21

Немирович-Данченко пишет Чехову, что С. в роли Тригорина «схватил удачно мягкий безвольный тон. Отлично, чудесно говорил монологи 2-го действия. В третьем был слащав».

Вл. И. Немирович-Данченко, Избранные письма, стр. 147.

ДЕКАБРЬ 20

Из беседы Вл. И. Немировича-Данченко с корреспондентом газеты «Новости дня»:

«Когда борешься против рутины, естественно ждать и протестов. Кому бы пришла в голову смелая мысль говорить со сцены спиною к публике? Однако же в “Чайке” К. С. Станиславский поставил скамью у самой почти рампы, и актеры сидели на ней спиною к публике и так вели беседу. И однако же это вышло очень удачно…»

ДЕКАБРЬ

Репетирует «Антигону», работает над сценами с народом и с хором. «Хор расписать по ролям и раздать по следующему подбору голосов: Баранов, Баратов, Зонов, Смирнов, Харламов, Грибунин, Григорьев160*. После тенора пусть говорит бас, потом опять тенор. К концу 247 же хора сводить на октаву, т. е. начинает Грибунин (высокий голос), за ним Баратов, Смирнов (кажется, средней высоты голос), Григорьев, Харламов, Зонов и Баранов.

Для финала я бы просил Симона написать похоронный марш, который можно было бы делить на короткие части. Эти короткие части играть во время монолога Калужского161* в последнем акте. Во время музыки продолжать и декламацию хора. Целиком марш играть при входе и уходе хора. Написать марш для следующих инструментов: арфа, гобой, флейты, скрипка, мандолина, медный инструмент и цимбалы (цимбалы бьют такт марша, придавая ему восточную грусть). Слышал такую музыку в Париже и пришел в восторг».

Запись С. Архив К. С., № 3283.

ДЕКАБРЬ

Играл роли: Кавалера ди Рипафратта — 2, 3, 6, 10, 11-го; Генриха — 4-го; Имшина — 8, 15, 20, 27-го; Тригорина — 17, 28, 30, 31-го.

248 1899
Премьера «Эдды Габлер». Роль Левборга. А. П. Чехов на спектакле «Чайки». Режиссура «Смерти Иоанна Грозного» А. К. Толстого и «Геншеля» Г. Гауптмана. Работа с Вл. И. Немировичем-Данченко над «Дядей Ваней». Режиссерский план пьесы Г. Гауптмана «Одинокие». Противоречивые отзывы критики об исполнении с. Роли Иоанна Грозного. Станиславский — Астров.

ЯНВАРЬ 8

Спектакль «Чай