5 1918
Поиски принципов постановки «Розы и креста». Воспоминания о С. И. Мамонтове. «Пантеон русского искусства». Открытие студии «Габима». Зарождение Оперной студии Большого театра. Возобновление «Иванова». Двадцатилетие МХТ. Репетиции «Младости» Л. Андреева во Второй студии МХТ.

ЯНВАРЬ

Возобновляет репетиции «Чайки».

ЯНВАРЬ 1

Играет роль Фамусова в 150-м спектакле «Горе от ума».

Дневник спектаклей.

ЯНВАРЬ 2

Встречается с театральным деятелем П. П. Лучининым по поводу организации общедоступных театров.

Вечером дежурит в Художественном театре.

ЯНВАРЬ 3

Участвует в общем собрании Товарищества МХТ, на котором решено давать «демократические спектакли» для народа в помещении «Военного театра» (бывш. «Аквариум»).

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 44.

ЯНВАРЬ 4

Из письма к Л. Я. Гуревич:

«Не пишу Вам, так как ничего хорошего нет, а ныть не хочется. Верю, что будет лучше, и жду этого лучшего, чтобы написать бодрое письмо».

Сб. «О Станиславском», стр. 158.

ЯНВАРЬ 6

На заседании в МХТ по обсуждению вопроса «о переустройстве нашего дела в связи с новыми условиями создавшейся тяжелой и ненормальной жизни».

6 «На этом заседании говорилось о том, что среди нас нет деятельного, знающего администратора, понимающего и самое дело, и его художественные требования».

Письмо С. к С. Л. Бертенсону от 7/I. Собр. соч. в 9 томах. М., «Искусство», «Московский Художественный театр», 1988 – 1999, т. 9, стр. 9.

Вечером играет роль Вершинина.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Обратите внимание на фортепиано. Поправлена ножка — вставлена белая доска; не закрашенная. Просто не понятна такая халатность. Чего стоит закрасить? Делать и не доделывать… Рояль с сосновой вставкой точно старая бочка или старый кухонный стол.

И это у трех сестер, олицетворяющих культуру».

ЯНВАРЬ 7

Играет роль Крутицкого.

Отвечает С. Л. Бертенсону, выразившему желание работать в дирекции Художественного театра:

«Очень, очень рад, что Вам пришла счастливая мысль написать мне.

Благодарю за прямое и дружеское обращение. …

Очень Вы подходящий для нас человек!»

Собр. соч., т. 9, стр. 9.

ЯНВАРЬ 8

Репетирует «Чайку».

Проводит заседание членов Профессионального союза московских артистов в помещении МХТ.

Архив К. С. (раздел «Руководство»).

ЯНВАРЬ 9

В связи с тревожным положением на улицах Москвы1* в МХТ задержано начало спектакля «Месяц в деревне».

«Далеко не полный зрительный зал вызвал колебания по вопросу, играть ли сегодня.

Вл. Ив. Немирович-Данченко перед занавесом со сцены обратился за разрешением этого вопроса к публике; Вл. Ив. указал на то, что хотя артисты мужественно пришли на спектакль, но они обеспокоены настроением улицы и тем, что публике придется поздно возвращаться; публика ответила на это настойчивым желанием смотреть спектакль и разразилась аплодисментами… Тогда Вл. Ив. попросил у публики трехминутной паузы для совещания с исполнителями, 7 после чего он заявил публике, что актеры в настроении публики (готовности рисковать из-за радости искусства) черпают новые силы и как только сосредоточатся, начнут спектакль».

Запись помощника режиссера В. М. Бебутова в Дневнике спектаклей.

ЯНВАРЬ 10

Играет роль Сатина.

ЯНВАРЬ, первая половина

Вл. И. Немирович-Данченко делает пометки в своей записной тетради по поводу реорганизации МХТ.

По плану С. новые спектакли должны исходить из студий и постепенно обновить весь репертуар Художественного театра, «а я говорю — делайте это, но раньше того берегите старый репертуар».

Архив Н.-Д., № 7970.

ЯНВАРЬ, вторая половина

С. болен.

ЯНВАРЬ 20

Пишет С. Л. Бертенсону, что в его квартире все время идут репетиции. «Моя квартира — отделение театра».

Собр. соч., т. 9, стр. 10.

ЯНВАРЬ – ФЕВРАЛЬ

Репетирует новый спектакль Второй студии; отрывок из романа Н. С. Лескова «Некуда», инсценировку «Истории лейтенанта Ергунова» по И. С. Тургеневу и композицию из «Белых ночей» Ф. М. Достоевского.

«Он занимался часами. Я помню вечер, когда он требовал от меня труднейших вещей — технически невозможных. Я плакала от бессилия, а он не замечал, показывая мне, как ходит игуменья, роль которой я играла2*. …

К. С. был необыкновенно требователен и строг. Сам он никогда не уставал».

Из воспоминаний Е. С. Телешевой. Стенограмма лекции от 23/XI 1938 г. Архив Е. С. Телешевой.

ФЕВРАЛЬ3*

Из-за болезни (воспаление почек) пропускает репетиции в театре.

«Мне опять хуже. Опять температура 37,5 и опять плохое самочувствие. Опять лежу и бешусь».

Письмо к В. В. Лужскому. Архив К. С., № 5033.

8 У себя дома работает с актерами Второй студии над инсценировками произведений Тургенева, Лескова, Достоевского.

Репетирует сцены из «Чайки».

ФЕВРАЛЬ, после 10-го

Из воспоминаний С. Л. Бертенсона:

«Под сильным впечатлением “Села Степанчикова” на следующее утро я отправился к Станиславскому, который все еще был нездоров и попросил меня к себе домой…

Прощаясь с Константином Сергеевичем, я выразил ему свое восхищение спектаклем “Село Степанчиково” и по выражению его лица и странному ответу “Я этого спектакля не видел” я понял, что сделал какую-то неловкость. Потом я уже узнал, что “Село Степанчиково” было самым больным местом у Станиславского».

С. Л. Бертенсон, Вокруг искусства. Холливуд, 1957, стр. 247.

ФЕВРАЛЬ 15

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 16

Заседание художественной комиссии при Союзе московских актеров под председательством С. по устройству спектаклей «для самых широких слоев населения Москвы».

«Ввиду болезни К. С. Станиславского заседание состоялось на его квартире и имело характер частного совещания. На нем было решено немедленно приступить к организации общенародных спектаклей, как в центре города, так и на окраинах. … В комиссию по устройству этих спектаклей привлечены представители всех московских театров; решено в каждом выступлении преследовать исключительно художественно-культурные задачи.

… В Художественном театре и обеих его студиях, а также и Малом театре уже приступлено к подготовительным работам этих спектаклей».

«Рампа и жизнь», № 6 – 7, стр. 7.

ФЕВРАЛЬ 18

Играет роль Вершинина.

ФЕВРАЛЬ 22

Играет роль Фамусова.

ФЕВРАЛЬ 24

Общее собрание Товарищества МХТ по вопросам дальнейшей работы театра.

По плану, выработанному на ближайший год, намечено «полным ходом» репетировать «Чайку», поручив режиссерскую часть Константину 9 Сергеевичу и предложив ему играть роль Дорна.

Постановлено «просить Константина Сергеевича параллельно с этим искать форму для постановки “Розы и Креста”» и попутно разрабатывать приемы постановки пьес без декораций. «Просить Константина Сергеевича создать режиссерскую коллегию и быть ее председателем».

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 45.

ФЕВРАЛЬ 26

Играет роль Вершинина.

ФЕВРАЛЬ 27

Смотрит декорации Добужинского к 1-му и 2-му актам пьесы «Роза и Крест».

Дневник репетиций.

«В первые же дни моего пребывания в театре состоялась монтировочная репетиция “Розы и Креста”: все декорации Добужинского, обставленные мебелью и бутафорией и соответственным образом освещенные, были показаны от начала до конца пьесы. … Несмотря на высокое качество постановки, Станиславский … решительно ее забраковал, в чем его поддержал Немирович-Данченко. Причина такого, казалось бы, странного решения заключалась в том, что “Роза и Крест” имела множество коротких и быстро сменявшихся актов, а постановка была настолько реальной и громоздкой, что требовала для перемены декораций много антрактов, нарушавших цельность впечатления. …

Станиславский сказал мне, что с Добужинским, видимо, не удастся сговориться о полной перемене его декораций, и потому придется начинать все сначала с другим художником».

В виде опыта С. поручил И. Я. Гремиславскому спроектировать совершенно новую постановку. В помощь И. Я. Гремиславскому был назначен помощник режиссера Ю. Е. Понс.

С. Л. Бертенсон, Вокруг искусства, стр. 250 – 251.

МАРТ

«Станиславский решил все сделать по-новому. … Переделка “Розы и Креста” была поручена Станиславским моему же помощнику по писанию декораций, молодому художнику Гремиславскому, который по его указаниям перевел все на драпировки».

М. Добужинский, О Художественном театре. — «Новый журнал», кн. 5. Нью-Йорк, 1943, стр. 60.

МАРТ 1

Играет роль Крутицкого.

МАРТ 8

300-й спектакль «Вишневого сада»4*.

Дневник спектаклей.

10 МАРТ 24

Благодарит управляющую московскими государственными театрами Е. К. Малиновскую, обеспечившую неприкосновенность его квартиры.

«Свободные две комнаты моей квартиры, которые могли бы подлежать реквизиции при уплотнении, являются маленьким отделением Художественного театра, в котором постоянно производятся репетиции. Эти комнаты нужны именно теперь, во время моей продолжительной болезни».

Собр. соч., т. 9, стр. 10.

МАРТ – АПРЕЛЬ

Ведет переговоры и проводит собрания по поводу организации новой — Артистической студии из актеров МХТ и Первой студии.

 

Разрабатывает принципы постановки «Розы и Креста». Делится своими замыслами с И. Я. Гремиславским, Ю. Е. Понсом, С. Л. Бертенсоном.

«Помню, какое большое впечатление произвели на меня первые объяснения Константина Сергеевича своего режиссерского замысла, которые он давал лежа в постели5*. В руках его был носовой платок и, рассказывая нам, что смена декораций должна производиться так же быстро, как переворачиваются страницы книги, он свертывал и развертывал платок, придавая ему разные нужные формы. Принцип сводился к тому, чтобы заменить декорации сукнами, которые, будучи подвешены на протянутых в разных направлениях проволоках, передвигались бы с предельной скоростью и принимали бы ту или иную форму. Таким путем, считал он, можно избежать задержки со сменой декораций и добиться результатов, при которых зритель переносил бы свое внимание с одного места действия на другое с такой быстротой, с какой читатель перелистывает страницы книги. В его красивых, выразительных руках, иллюстрировавших полные вдохновения и фантазии слова, обыкновенный носовой платок превращался для нас в самые замечательные декорации “Розы и Креста”».

С. Л. Бертенсон, Вокруг искусства, стр. 251.

«Основной принцип и техническая сторона постановки были им уже глубоко продуманы раньше.

… Никакой театральной живописи, постановка должна быть в сукнах, но в них вводились (аппликацией, вышивкой, гобеленом) изобразительные моменты.

В особом помещении, на так называемой “новой сцене” — за буфетом МХАТ — был сделан весь механизм движения сукон в масштабе 1/4 натуральной величины. Станиславский договорился со мной, что одновременно с осуществлением механики этого грандиозного “макета” я буду ежедневно в определенный час посещать его. Он 11 был болен в это время и находился у себя дома — в Каретном ряду. … Попутно он, лежа в постели, объяснял мне технику движения сукон, перемен картин, иллюстрируя эти объяснения при помощи носового платка»6*.

И. Я. Гремиславский, Режиссеры и художники МХАТ — Журн. «Искусство», 1938, № 6, стр. 7.

«Одновременно шла работа по отыскиванию того, что теперь называется “фактурой” декораций. Многие из тогдашних мыслей Станиславского только теперь видишь осуществляющимися то здесь, то там (фактура листьев, зелени, стволов, способ передачи толпы без участия людей, проекционная картина “заросли роз”, силуэтная проекция развалин замка на огромной высоте, на фоне черного бархата и множество других). Ненавидя обычные театральные падуги, он делал тенты из тонкой материи — батиста, окрашенного в светлые тона весенней зелени. На него навешивались куски такой же или местами более плотной материи в форме отдельных групп 12 листьев. Некоторые группы свисали вниз, между ними навешивали хрустальные шарики. Освещенные снизу транспарантом, эти тенты производили чудесное впечатление не натуралистической, а несколько условной листвы, с переливами солнечных пятен и как бы с каплями росы, в которых играло солнце. Прием этот еще до сих пор не осуществлен полностью так, как это удавалось сделать на большом макете».

Там же, стр. 8.

АПРЕЛЬ 7

А. Д. Попов пишет С. о своем намерении уйти из Первой студии, чтобы работать в провинции. «Хочется сознавать, что людям не все равно — “есть ты или нет тебя”. Желание эгоистическое, но оно дает радость жизни. В провинции, в особенности теперь, масса интересной работы. Мне предлагают организовать при губернском земстве Студию-музей, которая должна давать “образцовые” спектакли для руководителей сельскими и уездными народными домами.

Я был бы очень рад и благодарен Вам, дорогой Константин Сергеевич, если бы уходя я мог думать, что имею возможность вернуться в Ваш Театр и Студию».

Письмо А. Д. Попова к С. Архив К. С., № 9864.

АПРЕЛЬ, после 7-го

Беседует у себя на квартире с А. Д. Поповым. Убеждает его остаться в семье Художественного театра, предлагает ему помощь и поддержку в режиссерской и актерской работе.

«Мучительный разговор длился часа два. От задушевных, тихих интонаций Константин Сергеевич переходил в крик. Иногда мне становилось страшно за него. Мария Петровна Лилина, его жена, прославленная актриса Художественного театра, несколько раз приотворяла дверь, обеспокоенная и испуганная. Она боялась за сердце Константина Сергеевича, ей было совершенно непонятно такое волнение Станиславского по поводу ухода какого-то сумасбродного мальчишки».

А. Попов, Воспоминания и размышления о театре. М., ВТО, 1963, стр. 138.

Дарит А. Д. Попову фотографию с надписью:

«Милому идейному мечтателю Алексею Дмитриевичу Попову. 1918 г., апрель.

На добрую память от искренне любящего и ценящего его

К. Станиславского».

Собр. соч., перв. изд., т. 8, стр. 467.

АПРЕЛЬ, после 25-го

Обсуждает с Немировичем-Данченко вопросы, связанные с организацией Артистической студии (или Интимного театра, как предполагалось 13 назвать новую студию) и аренды для нее помещения Камерного театра на Тверском бульваре7*.

Протокол собрания Товарищества МХТ от 29/IV. Архив внутренней жизни театра, № 47.

МАЙ

Проводит репетиции «Чайки».

МАЙ 10

Играет роль Сатина.

МАЙ 15

Поздравляет письмом Г. Н. Федотову с пятидесятилетием ее сценической деятельности.

«Когда становится тяжело на душе и начинаешь терять веру в свой народ, вспоминаешь Вас, Ермолову и всех, кем мы всю жизнь гордились. Опять является уверенность, и начинаешь сознавать силу русской души, и хочется жить».

Собр. соч., т. 9, стр. 11.

«Дорогой, несравненный мой друг Константин Сергеевич!

Никогда не сомневалась в Вашей любви ко мне…

Глубоко тронута Вашим сердечным письмом, которое дает мне радость, что я не ошиблась в Ваших добрых чувствах и на старости лет не брошена, а согрета Вашей любовью и лаской на всю мою остальную жизнь. … Вечно благодарная и любящая Вас

Гликерия Федотова».

Письмо Г. Н. Федотовой к С. Архив К. С., № 10954/1.

И. М. Москвин читает в МХТ воспоминания Станиславского о С. И. Мамонтове на собрании, посвященном его памяти8*.

«Мы еще не доросли до того, чтобы уметь ценить и понимать крупные таланты и больших людей, как Савва Иванович. Он был одним из них, и он еще не понят и не оценен в полной мере. Он был прекрасным образцом чисто русской творческой натуры, которых у нас так мало и которых так больно терять именно теперь, когда предстоит вновь творить все разрушенное».

Собр. соч., т. 6, стр. 112.

МАЙ 16

Играет роль Сатина (?).

16 МАЙ 19

На квартире С. «монтировочное заседание» по спектаклю «Роза и Крест».

Дневник репетиций.

МАЙ 21

«Дорогой Константин Сергеевич!

Все, занятые сейчас в Театре на репетициях или заседаниях, шлют Вам поздравление с днем ангела, самые горячие пожелания поскорее ликвидировать Ваши недомогания и счастья в дальнейшем».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. Архив Н.-Д., № 1730.

МАЙ 22

На общем собрании Товарищества МХТ С. Л. Бертенсон зачитывает доклад, написанный С., о реорганизации Художественного театра и его студий в «Пантеон русского искусства», призванный спасти театр от упадка и поднять его на новую, невиданную ранее, высоту9*.

«Все то, что я намерен здесь высказать, — сообщает С., — продиктовано мною с единственной целью — указать каждому из нас на его гражданский долг громадной важности: русское театральное искусство гибнет, и мы должны его спасать, в этом наша общая обязанность. Спасти же его можно лишь таким путем: сохранить все лучшее, что создано до сих пор предшественниками и нами, и с огромной энергией приняться за новое творчество.

… Прежде всего у нас в руках Московский Художественный театр, который в настоящую минуту призван играть совершенно исключительную роль».

По проекту С. «Пантеон» должен объединить основателей МХТ с его студиями, которые, получив полную автономию в работе, будут неразрывно связаны «одной основной общей сутью», единым творческим методом, выработанным всей практикой Художественного театра.

«Все лучшее, что будет создано каждой из отдельных студий, должно быть принесено после тщательных исправлений на сцену основного МХТ, являющегося гордостью всех трупп, образцом наивысших достижений общего творческого дела. Это не тот МХТ, который мы знаем в теперешнем его виде, и не тот, который был когда-то, а иной, лучший, самый лучший, какой может быть создан при наличных его силах. Это театр — Пантеон русского искусства, перед которым современный МХТ с его “Скрипками”, “Лапами”10* должен казаться банальным и вульгарным».

Подробно излагая художественно-организационную структуру театра-Пантеона, С. показывает его преимущества и в материальном отношении.

17 По мнению С., театр-Пантеон поможет МХТ решить и самую его важную задачу, осуществить его миссию по организации подлинно общедоступных спектаклей.

Собр. соч., т. 6, стр. 33 – 41.

На собрании большинством голосов решено не организовывать новой, так называемой Артистической студии, «т. е. общей студии основателей и молодежи» МХТ, которая, по мысли С., должна была явиться одним из главных звеньев и первой ступенью в создании театра-Пантеона.

МАЙ, после 22-го

Запись С.:

«Величайшая честь каждой студии должна быть в том, чтоб быть удостоенным попасть в “Пантеон русского искусства”. Это дост[оинство] должно быть записано на мраморную доску каждой студии. Таким образом, театр — это общий кумир, общий храм».

Запись С. на репертуарном листе МХТ. Архив К. С., № 3976/1-2.

МАЙ 23

Играет роль Сатина (?).

МАЙ, до 27-го

В обращении к общему собранию Товарищества МХТ С. выражает согласие взять на себя, по просьбе Вл. И. Немировича-Данченко, роль «диктатора» для осуществления планов преобразования МХТ.

«Как я уже писал, вопрос идет о спасении русского искусства — это гражданский долг, от которого никто из нас не имеет права отказываться. Поэтому если собрание найдет, что вывести театр из тупика может лишь мое назначение диктатором, то пусть оно предпишет мне быть этим диктатором. Отказываться я не считаю себя вправе, но предупреждаю, что никаких административных и хозяйственных дел я на себя не возьму, а ограничу свою роль лишь проведением общего художественного плана, уже известного из моего прошлого доклада. Проводить что-либо противное моим взглядам я не смогу».

Собр. соч., т. 6, стр. 40.

МАЙ 28

Приписка С. на копии своего обращения к собранию Товарищества МХТ:

«Румянцев и Бертенсон явились ко мне от В. И. Немировича-Данченко. Он хотел писать письмо, но ему это показалось жестко.

Пришел Румянцев на словах сказать мне: он (Вл. И. Немирович-Данченко. — И. В.) просит меня быть диктатором. Вот мой ответ11*.

18 На следующий день было собрание Товарищества. Для чего нужна была эта комедия?»

Архив К. С., № 1118/1-2.

ИЮНЬ

Последние репетиции «Чайки»12*.

ИЮНЬ 2

В. И. Ленин смотрит в Художественном театре «Село Степанчиково».

Запись В. М. Бебутова в Дневнике спектаклей.

В газете «Новая жизнь» опубликованы воспоминания Станиславского о С. И. Мамонтове под заглавием «Воспоминания о С. И. Мамонтове, прочитанные на гражданских поминках в Московском Художественном театре».

ИЮНЬ, до 7-го

«Монтировочное» заседание по «Розе и Кресту» на квартире у С.

Записная тетрадь Вл. И. Немировича-Данченко. Архив Н.-Д., № 7970.

ИЮНЬ 7

Из записной тетради Вл. И. Немировича-Данченко.

«… Я сказал Константину Сергеевичу, что только материал по устройству сцены “Розы и Креста” обойдется по подсчету хозяйственной части в 60 с лишним тысяч и что я не считал бы это чрезмерным, если бы этими же сукнами можно было пользоваться и для других пьес».

Архив Н.-Д., № 7970.

ИЮНЬ 6, 7, 8

Все вечера до поздней ночи С. читает Е. Б. Вахтангову, С. Г. Бирман и А. И. Чебану свои лекции по «системе».

«И мы — нахалы — поправляли ему план и давали советы. Он — большой — слушал нас и верил нам».

Из дневника Е. Б. Вахтангова. Е. Б. Вахтангов, Записки. Письма. Статьи. «Искусство», 1939, стр. 119.

Мы были неосторожны с мечтателем, и он, глядя на нас почти умоляюще, произнес: «Ребятишки, может быть, мне не писать? А?»

С. Бирман, Путь актрисы. ВТО, 1959, стр. 93.

ИЮНЬ 8, 12

Играет роль Гаева.

19 ИЮНЬ 17

М. П. Лилина пишет матери А. А. Блока, А. А. Кублицкой-Пиоттух, о декорационном оформлении пьесы «Роза и Крест»: «Обстановку взял на себя Константин Сергеевич, и если обстоятельства не помешают, то замысел очень интересный и пробы декораций, сделанные в маленьком масштабе, всем очень понравились; мне тоже очень нравится. Музыку Потоцкого, молодого композитора, все находят прекрасной. Ну, вот! Сезон должен начаться “Розой и Крестом”».

Сб. «М. П. Лилина», стр. 211 – 21213*.

ИЮНЬ 25

Отвечает украинскому театральному критику В. А. Чаговцу, что МХТ не может приехать на гастроли в Киев.

«А как бы хотелось повидать всех вас, киевских друзей, и самый Киев, который стал теперь еще дороже, еще милей, еще ближе душе, с тех пор как у нас отняли родных по крови братьев. Не верим, чтобы они от нас отказались. Бог даст, это только временное затмение, и семья опять восстановится14*. Тяжело переживать все, что кругом, хотя надо сознаться, что к нам, артистам, отношение хорошее и новый зритель нас любит».

Собр. соч., т. 9, стр. 12.

ИЮНЬ 27

В. И. Качалов пишет С. из Казани:

«Сегодня 14-е июня15* — день рождения Художественного театра.

Душой с Вами в этот день. Хочется обнять Вас крепко, без слов, чтобы Вы почувствовали, как дороги мне Вы, давший жизнь театру, который так наполнил мою жизнь».

Архив К. С.

ИЮНЬ 30

Пишет В. В. Лужскому в связи с двадцатилетием совместной работы в Художественном театре:

«Очень жалею, что многое, постепенно разрушавшее театр, подтачивало и наши отношения. Они не так плохи, как об этом говорят Вам и мне услужливые люди. Разность наших взглядов на искусство не может быть причиной установившихся отношений. Есть другие причины, и мое искреннее желание, чтоб они были уничтожены и стена, отдаляющая нас с Вами уже давно, была разобрана на те немногие годы, которые мне осталось доработать в театре и искусстве».

Просит Лужского (как заведующего труппой и репертуаром) прислать его предложения о репертуаре и о распределении ролей.

20 «Надо устроить репертуар так, чтоб все были заняты и никто не толкался».

Собр. соч., т. 9, стр. 12 – 13.

ИЮНЬ, конец – ИЮЛЬ

Отдыхает в пансионате Игнатьевой на станции Тучково по Белорусской жел. дор.

ИЮЛЬ 15

Из записной книжки А. А. Блока:

«Очень нужный мне разговор с Добужинским. Его сообщения привели меня в артистическую страну. Влечение к Станиславскому».

А. Блок, Записные книжки. «Художественная литература», 1965, стр. 416.

ИЮЛЬ, до 22-го

Срочно запрашивает Е. Б. Вахтангова о намечаемом им распределении ролей в «Каине» Байрона и «Шоколадном солдатике» Б. Шоу.

По плану С. подготовка «Каина» должна была начаться в Студии, а затем перейти в Художественный театр.

Письмо Е. Б. Вахтангова к С. от 22/VII. Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи». ВТО, 1959, стр. 95 – 97.

АВГУСТ 15

На общем собрании Товарищества МХТ зачитывается письмо С., в котором он поздравляет театр с началом юбилейного — двадцатого сезона.

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 50.

СЕНТЯБРЬ

Репетирует перед возобновлением в сезоне пьесы «Царь Федор Иоаннович», «Три сестры», «Вишневый сад», «Горе от ума», «На всякого мудреца довольно простоты».

СЕНТЯБРЬ 4

Вместе с Немировичем-Данченко и актерами МХТ проводит конкурсные экзамены поступающих в школу Второй студии.

СЕНТЯБРЬ 7

На общем собрании Товарищества МХТ.

СЕНТЯБРЬ 12

Открытие сезона спектаклем «Царь Федор Иоаннович».

СЕНТЯБРЬ 13

Играет роль Вершинина.

СЕНТЯБРЬ 15

Утром играет роль Гаева.

21 СЕНТЯБРЬ, до 16-го

Принимает экзамен у поступающих в школу Второй студии. Среди выдержавших экзамен В. Я. Станицын.

СЕНТЯБРЬ 19

Играет роль Вершинина.

В газете «Известия» опубликовано Положение о театральном отделе Наркомпроса, который должен осуществлять «руководство театральным делом в стране в широком государственном масштабе». В развернутом Положении конкретизированы и разъяснены задачи и структура ТЕО16*.

СЕНТЯБРЬ 21

Играет роль Крутицкого.

СЕНТЯБРЬ 25, 26

Днем репетирует роль Фамусова.

СЕНТЯБРЬ 26

Вечером первый раз в сезоне играет роль Фамусова.

СЕНТЯБРЬ 29

Играет роль Вершинина.

СЕНТЯБРЬ 30

Смотрит репетицию «Вечера студийных работ» в еврейской студии «Габима» («Старшая сестра» Ш. Аша, «Пожар» Л. Переца, «Солнце» И. Кацнельсона, «Напасть» И. Берковича). Режиссер Е. Б. Вахтангов.

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 103.

«После спектакля все собрались для беседы за столом. Станиславский сидел на диване на председательском месте; Вахтангов — по правую сторону, а Цемах (основатель “Габимы”) — по левую…» С. говорит, «что идею создания студий для всех населяющих страну народов он носит в сердце уже длительное время. По его мнению, не политика, а искусство объединит все народы, принесет им мир и дружбу».

Д. Варди, К XX-летию «Габимы». — «Бама», Тель-Авив, 1939, № 1 (20), стр. 19 – 23.

СЕНТЯБРЬ

С группой актеров Художественного и Малого театров в клубе Мытищинского вагоностроительного завода смотрит пьесу Е. Карпова «Зарево» в исполнении рабоче-крестьянской театральной студии.

С. хлопочет о создании на базе студии рабоче-крестьянского передвижного театра.

Материалы Народного музея г. Мытищи. В. Семенов, Мытищинский народный… — «За коммунизм», Мытищи, 1965, 25/IX.

22 Дарит А. М. Бродскому17* свою фотографию с надписью: «Дорогому Александру Моисеевичу Бродскому в знак дружбы и благодарности за внимание к моей деятельности и доброе отношение, от сердечно преданного

К. Станиславского».

Музей МХАТ.

ОКТЯБРЬ, начало

Проводит заседания режиссерской коллегии МХТ.

ОКТЯБРЬ 4

Играет роль Крутицкого.

ОКТЯБРЬ, до 8-го

Руководство театра-студии «Габима» приглашает своего «духовного Учителя» Станиславского на первое представление «Вечера студийных работ».

Письмо дирекции «Габимы» к С. Архив К. С., № 3036.

ОКТЯБРЬ 8

Официальное открытие театра-студии «Габима».

«Торжество было большое. Критика для “Габимы” — отличная.

Константин Сергеевич доволен».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 103.

Играет роль Вершинина.

Замечает в Дневнике спектаклей, что в третьем акте надо положить побольше книг и нот на этажерку. «Сестры много читают, а их уплотнили в одну комнату. Надо показать это уплотнение. А теперь выходит, что их не только уплотнили, но и реквизировали».

ОКТЯБРЬ 9

Играет роль Фамусова.

ОКТЯБРЬ 12

Играет роль Гаева.

«Ради Бога. Звук рубки леса прорепетировать или выкинуть вон. Вместо длинных веток с листьями, дающих звук падающего лиственного растения, — просто удар палки по полу.

Вместо пучков ломающихся веток — одна щепочка».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ 15

Пишет Е. К. Малиновской о том, что пока не созданы большие художественные произведения, отражающие «великие события» современности, 23 театру «остается одно: хорошо играть хорошие пьесы. И чем больше события, тем лучше должен быть спектакль, тем больше времени он требует для его подготовки.

… С нетерпением жду того времени, когда мне удастся на деле показать мою преданность идее и делу приобщения широких масс к театру и нашему искусству».

Собр. соч., т. 9, стр. 14.

ОКТЯБРЬ, после 15-го

Просит Н.-Д. зачислить формально (без зарплаты) артисткой МХТ его сестру А. С. Алексееву, которая под псевдонимом Алеева служила в театре в 1899 – 1903 гг. Оказав «такую услугу», Театр помог бы ей получить ценные вещи из своего сейфа, закрытого для владелицы после революции, и, тем самым, облегчить ее существование.

«Дело в том, что сестра Анна Сергеевна с семьей — голодают. Сама она совсем больная, почти лежит. На руках у нее больной туберкулезом сын, дочь, которая нужна по дому, и мальчик. Другие дети: один призывается, другие служат за гроши. А в результате — голод и холод. Пока еще — не полный. Моя поддержка пока может выразиться в очень малой помощи, так как я унижаюсь до халтуры лишь в самом крайнем случае».

Датируется предположительно по связи с другими письмами. Собр. соч., т. 9, стр. 14, стр. 688.

ОКТЯБРЬ 16

Играет роль Крутицкого.

ОКТЯБРЬ 20

Д. С. Мережковский в письме к Вл. И. Немировичу-Данченко предлагает написать для Художественного театра пьесу о Петре I.

«К. С. Станиславский такой Петр, что лучше не надо».

Архив Н.-Д., № 4931.

Приписка С. к отчету Г. М. Хмары по поводу неудовлетворительного состояния спектакля «Синяя птица» и легкомысленного отношения исполнителей к своим обязанностям:

«Я благодарю за гражданское мужество автора этого протокола и уверен, что все отнесутся к нему с благодарностью и постараются ввести в обычай и вернуть прежнее, когда друг другу говорили прямо и смело все».

Музей МХАТ. Архив Б. Л. Изралевского.

ОКТЯБРЬ 21

Присутствует на собрании Товарищества МХТ.

«Собрание обсуждает вопрос об участии МХТ в постановке опер и балетов в Большом театре» и о создании оперно-опереточной студии.

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 52.

24 «Когда управление государственными академическими театрами было поручено Е. К. Малиновской, она, в числе многих предпринятых ею реформ, решила поставить на должную высоту драматическую сторону в оперных спектаклях Московского Большого театра. С этой целью Елена Константиновна обратилась к Московскому Художественному театру, прося его помочь ей. Вл. И. Немирович-Данченко и В. В. Лужский согласились режиссировать одну из опер, намеченных к постановке. Я же предложил устроить Оперную студию при Большом театре, в которой певцы могли бы совещаться со мной по вопросам сценической игры, а молодежь готовила бы из себя будущих певцов-артистов, систематически проходя для этого необходимый курс».

Собр. соч., т. 1, стр. 469.

ОКТЯБРЬ 23

Играет роль Вершинина.

Запись С. в Дневнике спектаклей МХТ:

«Взываю ко всем, кому дорог театр: обратите внимание на нашу библиотеку. Там музейные экземпляры всех пьес за 20 лет. Там зафиксирован двадцатилетний огромный труд. Все mise en scène, вычерки и пр. Пропади экземпляр — и при возобновлении старой пьесы придется всю работу делать сначала.

… Я предлагаю вызвать добровольцев и поручить им за известную плату привести в порядок библиотеку, отделить специальный шкаф — два, три — сколько надо, лишь бы спасти 20 лет работы».

ОКТЯБРЬ 25

Начинает репетировать роль Шабельского в возобновленном спектакле «Иванов». Режиссер Вл. И. Немирович-Данченко.

«К. С. репетировал первый раз Шабельского, был в духе и, кажется, принял новых исполнителей».

Из дневника В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского.

Общество любителей российской словесности при Московском университете «в ознаменование столетия со дня рождения И. С. Тургенева и двадцатилетия существования Художественного театра» избирает С. своим почетным членом.

Письмо председателя Общества А. Е. Грузинского к С. от 17/XII. Архив К. С., № 2534.

ОКТЯБРЬ 27

Двадцатилетний юбилей МХТ.

«Никакого торжественного празднования, подобно тому, как это было в день его десятилетия, отмеченного тогда всей культурной Россией, не было. Слишком суровые и трудные дни переживали мы все в те времена, чтобы заниматься юбилеями. Дело ограничилось тем, что днем вся семья театра собралась на скромный чай, говорились приветственные речи, и Владимиру Ивановичу и Константину 25 Сергеевичу было поднесено от труппы по белому хлебу, что являлось тогда большой радостью и даже роскошью».

С. Л. Бертенсон, Вокруг искусства, стр. 270.

«Студия Московского Художественного театра счастлива поздравить Вас с двадцатой годовщиной созданного Вами родного Театра. Помоги вам Господи еще и еще!

От имени всех Вас любящих и Вам преданных всей душой

Р. Болеславский».

Письмо Первой студии к С. Архив К. С.

«Драматическая студия имени Грибоедова приветствует в лице глубокоуважаемого Константина Сергеевича Станиславского своего великого учителя Московский Художественный театр в его 20-летие».

Телеграмма Драматической студии имени Грибоедова. Архив К. С.

Поздравительное письмо Г. Н. Федотовой:

«В этот счастливый день для русского искусства прошу принять венок моего первого незабвенного учителя Ивана Васильевича Самарина, полученный им в день его пятидесятилетия 16 декабря 1884 г. Передаю этот венок вам, моим вторым учителям, Константину Сергеевичу Станиславскому, Владимиру Ивановичу Немировичу-Данченко и всей труппе Художественного театра. Желаю дорогим товарищам бесконечных успехов на радость всем любящим русский театр».

Музей МХАТ, № 727318*.

ОКТЯБРЬ 29

Играет роль Фамусова.

«Вместо Сушкевича играет Сварожич без репетиции19*. В прошлый или позапрошлый раз играл Павлов без репетиции.

Понимаю необходимость замены, но… “Горе от ума”!!! без репетиции!! В какой глухой провинции очутился театр! Как же можно будет после этого требовать от других — уважения и настоящего творчества. Отчего бы не предупредить исполнителей? Мы бы нашли минутку, между делом. Ведь у меня сцена с ним и очень важная».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ

С. и другие актеры МХТ по просьбе кинооператора Желябужского участвуют в шуточной киносъемке. Съемка происходит во дворе театра в Каретном ряду.

М. Поляновский, Киношутка Станиславского. — «Ленинская смена». Горький, 1963, 8/IX.

ОКТЯБРЬ, конец – НОЯБРЬ, начало

Репетирует роль графа Шабельского.

26 НОЯБРЬ 1, 8

Играет роль Вершинина.

НОЯБРЬ 7

300-й спектакль «Синей птицы».

Дневник спектаклей.

НОЯБРЬ 8

Из письма Е. Б. Вахтангова во Вторую студию к «группе слушателей “системы”»:

«Как радостно, как охотно и с какой готовностью я стал делиться тем скромным знанием, которое есть у меня. Мне хотелось стройно и последовательно открыть Вам и основы того, что мы называем “системой” Константина Сергеевича, и психологическую сущность ея, философию ея, практическую и методическую части ея, и ея поэзию, и ея искания, ея этику. Мне хотелось шаг за шагом, незаметно для Вас подвести Вас к пьесе и пройти таким образом весь прекрасный путь, найденный Константином Сергеевичем и Театром. Это трудно и долго, но это чудесно и много.

Болезнь моя прервала нас на первых шагах».

Музей МХАТ. Архив Е. Б. Вахтангова, № 7223.

НОЯБРЬ 9

Спектакль «Село Степанчиково» начали на два часа позже, так как ждали конца заседания VI съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. После съезда его участники были на спектакле в МХТ.

Запись помощника режиссера в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 10

Играет роль Гаева.

НОЯБРЬ 12

Премьера возобновленного спектакля «Иванов». С. играет роль Шабельского.

«Чеховского “Иванова” я видела в год его возобновления (сезон 1918/19) года.

… Больше всего запомнились его глаза и руки, … глаза, потерявшие блеск, смотрели куда-то — не то внутрь себя, не то в будущее, имя которому “вечность”. Они то искусственно оживлялись, то неожиданно потухали. Старческая беспомощность, бедность, одиночество Шабельского выражались в каждом движении. У него было дряблое, морщинистое лицо, костюм сидел плохо — очевидно, с чужого плеча. Под маской презрительного отношения ко всему он прячет смертельную скуку, тоску и насмерть оскорбленное самолюбие человека, в карманах которого к концу жизни нет ни копейки собственных денег.

27 Станиславский был по-человечески безжалостен к Шабельскому — ничто не смягчал, ничто не затушевывал. Но человеческое брало верх над всем.

… В душе старого брюзгливого шута жила глубокая поэтичность, которая, раскрываясь то в одном месте, то в другом, захватывала душу зрителя».

М. Кнебель, Вся жизнь. М., ВТО, 1967, стр. 212 – 213.

НОЯБРЬ 16, 19, 22, 27

Играет роль Шабельского.

НОЯБРЬ, до 20-го

Принимает участие в собрании-беседе, организованной художественно-просветительным Союзом рабочих организаций, о пролетарском театре. Корреспондент «Известий» комментирует:

«Овации, сопровождающие выступление К. С. Станиславского, явно показали преобладающее настроение большинства собрания. Между тем К. С. Станиславский определенно признал себя представителем буржуазного театра, который все хоронят и который все же не умирает. Он признает, что новый театр создается, но он требует бережного отношения к новорожденному. Он верит в новый театр, потому что верит в русскую душу, в русский талант». Среди выступающих А. Я. Таиров, который говорил об основах искусства Камерного театра, В. В. Каменский, «грезящий о театре на улицах, о многотысячных толпах актеров и зрителей в одно и то же время», П. М. Керженцев, утверждающий, что «подобно тому, как непрофессионалы творят революционное переустройство жизни, непрофессионалы реформируют театр» и т. д.

А., Беседа о театре. — «Известия», 20/XI.

НОЯБРЬ 30

Просматривает декорации к пьесе «Роза и Крест». Делает замечания, вносит новые предложения.

Дневник репетиций.

В письме к С. из больницы Вахтангов просит просмотреть работы учеников его новой студии. «Я давно хотел побеспокоить Вас, но не решался, так как Вы были заняты “Младостью”. … Между тем я чувствую, что если их не подтолкнуть сейчас, они могут оказаться совсем беспомощными и остановятся.

… Видеть Вас в нашей маленькой школе такой давно мечтаемый и до сих пор кажущийся неосуществимым праздник, что мы все трепетно ждем Вашего решения».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 108 – 109.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

Проводит репетиции «Младости» Л. Андреева во Второй студии.

28 Добивается жизнеутверждающего оптимистического звучания спектакля. Создает спектакль о молодежи, верящей в свое будущее.

«Предварительные, так сказать, “настроечные” репетиции “Младости” вела Н. Н. Литовцева. Она дошла до того момента, когда дальше уже необходим был проверочный глаз со стороны, и Нина Николаевна пригласила на прогон К. С. Станиславского. Прогон закончился. Мы собрались в небольшом зрительном зале 2-й Студии в Милютинском переулке.

Как только мы уселись и успокоились, Константин Сергеевич вдруг спросил:

— Простите, Нина Николаевна, какую пьесу вы мне сейчас показывали? …

— Ну, “Младость” Леонида Андреева, если вы этого так добиваетесь от меня.

— Ничего подобного — это не “Младость”, а “Старость” и не Леонида Андреева, а какого-то другого автора».

Свою первую беседу о пьесе и спектакле С. закончил словами: «Андреев потому и назвал свою пьесу “Младость”, что хотел сказать: да, старое отмирает (умер отец Всеволода — панихида была по нем), а молодое призвано жить, создавать, творить. Поэтому и нужно выявить в спектакле такие моменты, которые оправдали бы этот вывод».

В. Гайдаров, В театре и в кино. М.-Л., «Искусство», 1966, стр. 24 – 26.

«Константин Сергеевич нередко целыми днями работал во Второй студии. Он приезжал или с утра, или после репетиции в театре и, если в студии не было спектакля, оставался до позднего вечера». Репетиции «Младости» «были и школой и академией для молодых актеров. Основное внимание Константин Сергеевич обращал на педагогическую работу. После длительной и трудной репетиции Константин Сергеевич нередко оставался посмотреть работы, приготовленные студийцами, и не уезжал, не проведя разбора результатов показа и не сделав своих замечаний».

Е. Калужский, Так поступал Станиславский. — «Художественная самодеятельность», 1963, № 1, стр. 37.

Использует новые декорационно-постановочные изобретения применительно к малым размерам сцены Второй студии.

«Во втором акте пьесы Андреева “Младость”, в котором декорация изображает полотно железной дороги на опушке густого леса, я воспользовался черным бархатом. Те части деревьев, которые якобы выступали вперед и попадали в полосу лунного света, были переданы у нас отдельными подвесками, полотенцами и тряпочками. Самый же бархат, являвшийся фоном для них, рисовал в воображении зрителя беспредельную глубину густого леса. Это давало перспективу крошечной сцене. Ради еще большего усиления дали, я поставил сзади, у самого бархатного задника, оклеенный таким же бархатом 29 ящик — транспарант с прорезанными в нем огоньками, дававшими иллюзию станционных фонарей вдали. Таким образом, вся декорация состояла из нескольких тряпочек и ящика на фоне бархата.

Этот принцип был широко развит мною для несостоявшейся постановки “Розы и Креста” А. Блока».

Собр. соч., т. 1, стр. 441.

В Костроме организован бывшим артистом Первой студии А. Д. Поповым театр студийных постановок на средства костромского Губоно.

«Первые четыре месяца работа шла исключительно педагогическая. Как педагогический метод в основу была взята система Станиславского».

«Письмо из Ярославля». — «Зрелища», 1923, 12 – 17/VI.

ДЕКАБРЬ 1

Утром играет роль Крутицкого.

ДЕКАБРЬ 3

Играет роль Шабельского.

ДЕКАБРЬ 4

Днем играет роль Астрова на платной генеральной репетиции «Дяди Вани» в помещении Большой аудитории Политехнического музея.

Спектакль подготовлен Станиславским для выездных выступлений в «мягких», легко перевозимых декорациях20*.

30 ДЕКАБРЬ 5

Играет роль Крутицкого в Театре Совета рабочих депутатов.

ДЕКАБРЬ, до 9-го

В работе нового народного театра, созданного Театрально-Музыкальной секцией Отдела просвещения Совета рабочих депутатов под художественным руководством Вахтангова, должны были принять участие Первая и Вторая студии МХТ, молодежные группы МХТ, группа учеников Вахтангова. С. категорически возражает против принятого — слишком ответственного и многообещающего — наименования театра — «Художественный Народный театр».

«Мечта К. С. Станиславского создать в будущем настоящий Художественный Народный театр. У него есть впечатление, что его обошли при таком большом деле, и он не может быть не оскорбленным.

Между тем дело обстоит совсем не так, ибо в самом начале никто не задавался целью создания такого великого театра. Нашими группами он немыслим без такого художника, как К. С. Станиславский.

… Кроме того, группы знают и чувствуют, что они не могут по своим силам и репертуару (в настоящий момент) оправдать требования, вытекающие из названия: это слишком ответственно и не по скромным силам групп».

Письмо Е. Б. Вахтангова в Театрально-Музыкальную секцию от 9/XII. Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 111 – 112.

ДЕКАБРЬ 7

Играет роль Вершинина.

ДЕКАБРЬ 8

Играет роль Фамусова.

ДЕКАБРЬ 10

Смотрит отрывки, подготовленные Вахтанговым в Мансуровской студии.

«На 10 декабря просмотр наших отрывков К. С. у нас же».

Из дневника Е. Б. Вахтангова. Там же, стр. 135.

ДЕКАБРЬ 12

Выступает в прениях на особом совещании в ТЕО Наркомпроса под председательством А. В. Луначарского.

Говорит о своем понимании подлинного искусства, нужного народу, — об «искусстве переживания». Этому искусству, о котором мечтает и А. В. Луначарский, как «о новой высшей религии», С. «готов посвятить всего себя, свою семью», отдать свою жизнь. Отмечая недостатки в театральном образовании, С. утверждает, что не может быть массовой, «оптовой» подготовки актеров. При этом он всячески подчеркивает, какое громадное значение имеют для всех 31 деятелей театра общая культура и образованность.

«Для того чтобы перенести театральный успех, нужно быть очень и очень просвещенным человеком».

С. вспоминает о первом собрании после Октябрьской революции, когда он «говорил речь о том, что театр должен самым широким образом идти навстречу толпе». Сейчас он убеждается все больше и больше, что театр необходим народу. Но если это действительно так, то руководящие организации обязаны принять самые энергичные меры к сохранению актерских кадров, к улучшению их материально-бытового положения. «Голодные, холодные, необутые они обязаны халтурить самым дурным способом. И мы не имеем возможности им запретить, хотя понимаем, как это гибельно. Артисты портятся, занимаются не своим делом. За гроши продают свой труд в синематограф и тем антрепренерам, которые попадаются. … Если актер действительно нужен обществу, спасайте его самыми экстренными мерами»21*.

Стенограмма выступления. Государственный архив РФ, ф. 2306, оп. 24, л. 31 – 33.

ДЕКАБРЬ 13

Просматривает декорации и костюмы к «Розе и Кресту». Вносит поправки, уточняет детали в оформлении.

«Принцип найден. Вопрос красок. Художественного подбора красок. Левая сторона принимается при условии местами сгущений листвы. Бахрому развить больше, чтобы не было закругленных форм… Больше разнообразия в красках листьев. Бархатные сучья… Полосы не прямые, а дающие рисунок стволов.

Рисунок К. С.

В зелень вклеить кусочки неба. Это войдет в стилизацию платка. В заднике желателен гобелен (по возможности, в складку). Пейзаж нашивной, не прозрачный.

Небо прозрачное.

Облака стилизованные.

Все приравнять к одному знаменателю. Все в стиле гобелена: и зелень, и стволы, и задники».

Запись высказываний С. в Дневнике репетиций.

32 Играет роль Шабельского.

Премьера «Младости» во Второй студии МХТ. Режиссеры Н. Н. Литовцева и В. Л. Мчеделов. Художники В. Н. Масютин и Б. А. Матрунин.

«В спектакле не было налета “андреевщины” — он был легок, прозрачен, ясен; как будто юная студия почувствовала того молодого, демократического и непосредственного писателя, которым он входил в литературу».

П. А. Марков, Первые годы (Из воспоминаний). — «Театр». М., 1957, № 11, стр. 68.

ДЕКАБРЬ 15

В. И. Ленин смотрит спектакль «На всякого мудреца довольно простоты»22*.

В четвертом действии «сцена представляет собой кабинет генерала Крутицкого. Крутицкий (его играл К. С. Станиславский) томится от скуки. То расхаживает по комнате, бурча боевой марш, то деловито проверяет исправность дверной ручки, наконец, берет со стола первую попавшуюся деловую бумагу и, свернув ее трубочкой, дует в стоящий тут же аквариум с рыбками. Особенно развеселили Ленина следующие слова Крутицкого, когда тот читает проект своей докладной записки: “Всякая реформа вредна уже по своей сущности.

Что заключает в себе реформа? Реформа заключает в себе два действия: 1) отмену старого и 2) поставление на место оного чего-либо нового. Какое из сих действий вредно? И то, и другое одинаково”.

После этих слов Ленин так громко засмеялся, что кое-кто из зрителей обратил на это внимание и чьи-то головы уже поворачивались в сторону нашей ложи. Надежда Константиновна укоризненно посмотрела на Владимира Ильича, но он продолжал от души хохотать, повторяя: “Замечательно! замечательно!” В антракте он не переставал восхищаться Станиславским.

— Станиславский — настоящий художник, — говорил Владимир Ильич. — Он настолько перевоплотился в этого генерала, что живет его жизнью в мельчайших подробностях. Зритель не нуждается ни в каких пояснениях. Он сам видит, какой идиот этот важный с виду сановник. По-моему, по этому пути должно идти искусство театра».

Н. И. Комаровская, Виденное и пережитое. М.-Л., «Искусство», 1965, стр. 138 – 139.

ДЕКАБРЬ 19

Играет роль Вершинина.

ДЕКАБРЬ 21, 25

Выездные спектакли «Дяди Вани» в помещении Политехнического музея с С. в роли Астрова.

33 ДЕКАБРЬ 22

Утром играет роль Фамусова.

«На сцене чрезвычайно холодно, а все дамы — декольте!.. Если простудятся, во что это обойдется театру!»

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ДЕКАБРЬ 24

Из письма Е. Б. Вахтангова к Совету Первой студии Художественного театра:

«… Мы молимся тому богу, молиться которому учит нас К. С., может быть, единственный на земле художник театра, имеющий свое “отче наш” (к своему богу, в своем храме, построенном им во славу этого бога) и жизнью своей оправдавший свое право сказать: “Молитесь так…”»

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 142.

«Я призван К. С. помочь Второй студии наладиться и в смысле атмосферы, и в смысле внутренней организации, и в смысле занятий системой».

Записная тетрадь Е. Б. Вахтангова. Е. Б. Вахтангов. «Записки. Письма. Статьи», стр. 176.

ДЕКАБРЬ 26

Спектакль «Вишневый сад» в Театре Совета рабочих депутатов.

ДЕКАБРЬ 28

Играет роль Шабельского.

ДЕКАБРЬ 29

Утром играет роль Крутицкого.

ДЕКАБРЬ 30

На торжественном рауте в Большом театре в честь начала творческого содружества между коллективами Художественного и Большого театров.

«Это был очень милый, веселый, трогательный вечер. В залах и фойе Большого театра были накрыты столы и устроена эстрада. Сами артистки и артисты прислуживали и угощали нас по тогдашнему голодному времени весьма роскошно. Все оделись по-парадному. При появлении труппы нашего театра солисты оперы выстроились на эстраде и торжественно пропели кантату, сочиненную на этот случай23*. Потом был товарищеский ужин с речами и взаимными 34 приветствиями. На эстраде появлялись солисты оперы — А. В. Нежданова, тенор Д. А. Смирнов, бас В. Р. Петров и другие известные в Москве оперные певцы, которые пели избранные вещи, а артисты нашего театра — В. И. Качалов, И. М. Москвин и я — выступали как чтецы».

Собр. соч., т. 1, стр. 469 – 470.

ДЕКАБРЬ

Обсуждает с В. В. Лужским24* возможность его режиссерской и актерской работы на дальнейшее время. Предлагает ему ставить с актерами Первой студии интермедии Сервантеса и играть в них ряд главных ролей.

«Я искал в интермедиях для Вас работы — больше актерской, чем режиссерской, так как думал, что Вы скучаете по гротеску, который, мне кажется, должен Вам удаваться. (Это не значит, конечно, что Вы не можете хорошо играть другого, но иногда хочется и пошалить.)»

Письмо к В. В. Лужскому. Собр. соч., т. 9, стр. 15 – 16.

1918 г.

Продолжает работу над книгой «Три направления в искусстве». Переделывает ранее написанные главы, вводит новые разделы.

Архив К. С., Рукописи № 705, 706, 707, 581, 1510, 1511.

Вышла из печати книга: Николай Эфрос, К. С. Станиславский (опыт характеристики). Пг., изд. «Светозар», 1918.

 

Учительница из села Брилевка (Таврич. губ.) И. Л. Круглякова пишет С.:

«Может, Вам выслать муки, я вышлю даром. Я бы и масла выслала, да нет такой посуды. Я слышала, что в Москве умирают с голода. Конечно, Вы не умираете, но, может, нуждаетесь. Извините (Господи, как Вас назвать?), милый Константин Сергеевич, извините за это письмо. Я Вами живу, а поэтому Вы простите мне это нахальство.

Если бы артисты знали, сколько они дают нам, в захолустьи жизни, отрадн[ых] воспом[инаний] о них, то они бы порадовались за себя».

Архив К. С., № 8914.

Из воспоминаний Л. М. Леонидова:

«В голодные годы (1917 – 1918) сам видел его [Станиславского] шествующим с мешком за плечами с картошкой по проезду Худ[ожественного] театра; всегда строго соблюдал очередь, не позволял, чтобы ему выдавали раньше».

Сб. «Леонид Миронович Леонидов», «Искусство», 1960, стр. 386 – 387.

1918 – 1919 гг.

Привлекает к работе в Оперной студии балетмейстера К. Я. Голейзовского.

35 «Порядочный отрезок времени я был тесно связан с Конст. Серг.: я показывал ему свои работы и спрашивал его мнение. Конст. Серг. всегда говорил мне, чтобы я не очень его слушал, т. к., по его мнению, художник должен прежде всего иметь свое лицо. Когда я оправдывал некоторые свои творческие приемы, указывая Константину Сергеевичу на то, что он сам говорил в своих лекциях, он сердился и заявлял, что “все это для начинающих” и для тех, кто “не умеет”, кто безынициативен, кто не знает “азов” и кто не умеет “мыслить ассоциативно”. Это буквально его фраза из его письма ко мне, вернее записки, написанной в 1918 году в Большом театре на одном из совещаний в ложе дирекции, когда разбирался вопрос о постановке мной “Поэмы экстаза” (А. Н. Скрябина)».

Из воспоминаний К. Я. Голейзовского. Письмо К. Я. Голейзовского к С. В. Мелик-Захарову от 1/VII 1960 г. Архив К. С.

Письмо С. к И. Н. Берсеневу и Н. А. Подгорному.

«Дорогие Иван Николаевич и Николай Афанасьевич!

Сейчас Качалов рассказал о том, что сегодня рабочие устроили Вам новую сцену, которая, вероятно, оскорбила и охладила вас по хорошему, доброму и трудному делу помощи, которое вы на себя взвалили.

Зная хорошо это чувство одиночества и неудовлетворенности по большому личному опыту, я считаю долгом именно в эту минуту обратиться к вам, чтобы уверить вас в том, что вы не одни и что ваши обиды больно отзываютя и в нас. Ведь обижают и оскорбляют не вас лично, а целое сословие.

Но… мы должны быть мудры! Нас не может оскорбить дикость людей, еще не получивших крещения культуры. Если мы служим просвещению, мы должны быть очень мудры именно теперь, когда все люди озверели и одичали. Постарайтесь даже не возмущаться, так как ваше возмущение только доставит радость дикарям.

Терпение, выдержка и спокойное разумное слово — вот единственное оружие, которым мы можем сражаться.

Благородство в ответ на самодержавие.

И никакого раздражения. Вот лучшее наказание для тех, кто хочет куражиться над нами и пугать нас»25*.

Собр. соч., т. 8, стр. 473 – 474.

36 1919
«Творческие понедельники» в МХТ. Начало занятий с певцами Большого театра. Выступления в рабочих театрах и клубах. Выездные спектакли «Хозяйки гостиницы». Концерты в Кимрах. Участие в разработке Декрета о национализации театров. Работа над «Каином» Байрона. Репетиции «Евгения Онегина» в Оперной студии. Занятия по «Системе» во Второй студии и в Художественном театре. Проект реорганизации МХТ, театр-пантеон. Репетиции «Балладины» в Первой студии.

ЯНВАРЬ

Президиум Профессионального Союза поэтов избрал С. действительным членом Союза.

Письмо Союза поэтов к С. Архив К. С.

ЯНВАРЬ 1

Дарит свою фотографию А. П. Бондыреву с надписью: «Милому товарищу — студийцу Алексею Павловичу Бондыреву.

Если искусство облагораживает человека, пусть он отдается ему целиком. Если же искусство портит человека, пусть он бежит от него дальше. Желаю Вам новых успехов на избранном Вами пути.

Сердечно любящий и душевно преданный

К. Станиславский».

Архив К. С.

ЯНВАРЬ 4

Играет роль Гаева.

ЯНВАРЬ 9

Играет роль Вершинина.

ЯНВАРЬ 11

Играет роль Шабельского.

37 ЯНВАРЬ 13

Собрание первого «творческого понедельника» МХТ26*, на котором обсуждаются волнующие темы современной жизни и искусства.

Приветствуя этот первый «понедельник», Немирович-Данченко «выражает надежду, что, быть может, эти понедельники окажут помощь тем, кто тоскует и неудовлетворен, и осушат слезы, вызванные тяжелой атмосферой жизни, создавшейся в театре».

На собрании заслушан доклад Е. Ф. Краснопольской «Искусство наших дней». Докладчик и выступающие в прениях говорят о том, что искусство Художественного театра перестало быть праздничным, оно не удовлетворяет самих актеров, оно лишилось прежнего пафоса, вдохновенности, стало будничным, в нем появилась «ультрареалистическая простота»; театр не обращается к трагедии, по которой тоскует молодежь.

С., так же как и Немирович-Данченко, одну из главных причин всего этого видит в самих актерах, прежде всего в молодежи, которая заражена самодовольством и самоуспокоенностью, не стремится к необходимому совершенствованию своего искусства и своих человеческих качеств; С. призывает молодежь «к саморазвитию и самовыявлению».

«Владимир Иванович заявляет, что он не видит “пока большевиков” среди молодежи, не видит тех “патетических вожаков”, которые могли бы повести за собой группу, хотя бы в три человека. И он призывает к смелости. Пусть они врываются в жизнь театра, пусть устраивают свой бунт…

Ведь не всегда было так. Ведь среди нашего реализма был же тот пафос у Константина Сергеевича, который создал “Доктора Штокмана”».

Протокол «творческого понедельника». Архив внутренней жизни театра, № 532.

ЯНВАРЬ 14

Играет роль Гаева.

ЯНВАРЬ 15

«Дядя Ваня» в помещении Политехнического музея.

«Стыдно сказать. Выручает старый друг “Дядя Ваня”. Мы его играем в Политехническом музее по новому способу, без занавеса, но с декорацией и костюмами. Получается преоригинальный спектакль. Несравненно более интимный, чем в театре».

Письмо С. к Л. Я. Гуревич. Собр. соч., т. 9, стр. 18 – 19.

ЯНВАРЬ 16

Утром играет роль Крутицкого.

Просматривая записи в Дневнике спектаклей МХТ, С. обращает особое внимание на факты нарушения творческой дисциплины театра и требует строгого наказания виновных.

Дневник спектаклей.

38 ЯНВАРЬ 17, 22, 29

Занимается у себя на квартире с исполнителями драмы Рабиндраната Тагора «Король темного покоя»27*.

Запись С. на репертуарном листе. Архив К. С., № 3985.

ЯНВАРЬ 20

Второй «творческий понедельник» МХТ на тему «Наша закулисная этика».

После докладчика «первым начинает говорить К. С. Как быть?

В ком и в чем вина, что люди, пришедшие в театр, начинают тосковать? Может быть, вина в старших, может быть, вина в нем (то есть в С. — И. В.). Он призывает молодежь прийти к нему на помощь и отыскать ошибку. Как могло случиться, что он, отдавая весь свой досуг молодежи, заботясь о ее судьбе, никому не отказывая в помощи, все же не может добиться, чтобы все были заняты и не тосковали».

Протокол «творческого понедельника» Собр. соч., т. 6, стр. 475.

ЯНВАРЬ 20

На собрании в Большом театре.

Запись С. на репертуарном листе. Архив К. С., № 3985.

ЯНВАРЬ 21

Из дневника В. В. Лужского:

«К. С. вчера говорил со слезами в глазах, что у него тридцать человек на его плечах безработных голодающих»28*.

Архив В. В. Лужского, № 531.

Играет роль Шабельского.

ЯНВАРЬ 23

Играет роль Гаева.

ЯНВАРЬ 24

Играет роль Вершинина.

ЯНВАРЬ 25

Репетирует пьесу Д’Аннунцио «Дочь Иорио» в Первой студии.

ЯНВАРЬ 27

Третий «творческий понедельник» МХТ на тему «Наша закулисная этика» (доклад А. А. Гейрота).

Выступающие говорят о любви к искусству, к театру, друг к другу, о дружбе, о том, что все должны быть лучше и чище.

39 «Что значит любить искусство? — спрашивает С. — Настоящая любовь всегда действенна». Любить — это значит что-то делать для искусства. Материал для выражения любви к театру у актера разнообразен и бесконечен. «Но можно начать хотя бы с малого. Каждый может приносить сюда сведения о всем новом и ценном в искусстве — это большая всем помощь. Любовь к искусству может выразиться в любви к тем, кто волнуется, кто хочет что-либо показать, и это, может быть, и создаст нужную атмосферу.

Все новые принципы находятся всегда случайно. И если здесь, среди бесед, кто-нибудь чем-нибудь нас заинтересует, здесь же можно устроить и пробы, а с пробами мы можем найти новое… Давайте все то хорошее, что здесь говорилось, стараться проводить в жизни, в антрактах, за кулисами, в уборных. Давайте всегда помнить, когда приходишь в театр, что здесь есть алтарь — сцена и есть жрец — актер.

И будем с уважением относиться и к алтарю, и к жрецу. … И если мы будем не только думать, но и делать, мы придем к настоящему практическому действию “понедельников”. В этом скажется наша любовь в самом бескорыстном виде. И К. С. будет всей душой приветствовать “понедельники” и сейчас выражает пожелание, чтобы все “понедельники” были связаны общим сквозным действием — любовью к искусству в самом широком, красивом, действенном виде».

Протокол «творческого понедельника». Собр. соч., т. 6, стр. 476 – 479.

ЯНВАРЬ 28

Днем посещает театральную студию, организованную М. А. Чеховым.

«Исторический день в жизни студии. Мы были представлены К. С. С[таниславскому]. Он приветлив и ласков, спрашивает, тесно ли сплочены мы между собой. “Помните, что в единении — сила. Только тогда вы будете сильны, когда будете любить друг друга. А как только начнутся самолюбие и тому подобные вещи, то ничего не выйдет. Уважайте в другом его талант”».

Дневник И. М. Кудрявцева. Музей МХАТ. Архив И. М. Кудрявцева.

Вечером играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 29

Играет роль Шабельского.

ЯНВАРЬ 30

На просмотре учебной работы во Второй студии.

ЯНВАРЬ 31

Проводит генеральную репетицию «Дяди Вани» в Первой студии29*.

Играет роль Вершинина.

40 ФЕВРАЛЬ 1

Играет роль Вершинина.

ФЕВРАЛЬ 2, 3, 4

Проводит репетиции «Дяди Вани» в помещении Пресненского районного театра (бывш. театр «Альказар»).

ФЕВРАЛЬ 3

На четвертом «творческом понедельнике» МХТ — продолжение беседы на тему «Наша закулисная этика».

Н. С. Бутова и другие говорят о равнодушии, о пассивности, которые царят среди актеров, о недоверии друг к другу, насмешливом, ироническом отношении к своим товарищам по театру.

В небольшом выступлении в конце собрания С. напоминает, что «говорить об этике ради этики — это бесполезно. Ему непонятно, отчего молодежь скучает и тоскует, когда кругом так много дела.

И ему хотелось бы, чтобы молодежь вслух помечтала о том идеале, который ей грезится, тогда бы это вызвало общий интерес, а может быть, и приблизило бы к делу».

Протокол заседания. Архив внутренней жизни театра, № 532.

ФЕВРАЛЬ 7

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 9

Играет роль Фамусова.

ФЕВРАЛЬ 10

На собрании в МХТ по вопросу национализации театров.

Повестка Совета РТО. Архив К. С.

На пятом «творческом понедельнике» в МХТ С. призывает всех помечтать «вслух о будущем новом театре».

«Тут будут нелепые мечты, фантазии, но нам надо узнать тоску, узнать направление этой тоски. Может быть, естественный переход от нашего искусства будет переход к романтизму, к безумной фантастике — пусть каждый выскажется в этом направлении».

При обсуждении темы о новом театре С. полемизирует с В. Г. Гайдаровым, выступившим с позиций распространенной в то время теории «массового действа»; В. Г. Гайдаров звал к «грандиозному» театру с несколькими сценами, «где будут разыгрываться величественные пантомимы», «грандиозные мистерии с колоссальной толпой».

«К. С. задает вопрос Гайдарову, хотел бы в этом будущем театре Гайдаров исполнять роль какого-нибудь 365-го статиста на 3-й сцене».

С. думает «о театре в истинном виде», в котором главное — актерское творчество и яркие индивидуальности.

41 «Нужно уметь отделять, что принадлежит к искусству актера и что — к зрелищам новых форм. То, о чем говорит Гайдаров, в драматическом искусстве легче разрешается путем больших ярких талантов. Если на три сцены посадить: на одну — Дузе, на другую — Ди Грассо, на третью — Сальвини, то это больше захватит публику и создаст более яркое впечатление, чем толпы сотрудников…

К. С. сам увлекался мечтами грандиозного коллективного творчества. Однажды он сидел в сквере на Театральной площади — перед ним было три театра: Большой, Малый и Незлобина. И тут в его воображении вспыхнула грандиозная, красочная картина — как на улице после войны можно было бы устроить праздник народов. Три театра могут изобразить три острова… На крышах театров актеры на котурнах, в масках изображают жизнь богов. На каждой крыше происходит своя пантомима. Внизу кипит народ. Грандиозное действие показывает, что происходит “на небеси и на земли”. Сначала идут войны, люди дерутся между собой, лица богов мрачны, маски изображают боль и страдание. Затем под влиянием благого начала в человеческой душе люди мирятся, боги просветлели, на земле “да здравствует братство народов”. На крышах все залито ярким, чудесным светом, темное покрывало, покрывающее фигуру Аполлона, взвивается и падает. Аполлон — бог солнца и красоты — торжествует, над ним огненный шар, изображающий солнце. Все боги собираются вокруг него и образуют величественную группу. А внизу — торжествующие крики народов. Вот что рисовалось в воображении К. С. Но теперь К. С. спрашивает, имеет ли это зрелище что-нибудь общее с истинным искусством актера? Кому из актеров будет интересно для толпы играть на крыше бога на котурнах и в маске, рискуя, может быть, упасть с крыши?!

И К. С. повторяет, что при мечтаниях надо уметь различать искусство актера от зрелища толпы».

Протокол «творческого понедельника». Архив внутренней жизни театра, № 532.

ФЕВРАЛЬ 11

А. А. Блок посылает С. свою поэму «Двенадцать».

Александр Блок, Записные книжки, стр. 449.

Играет роль Шабельского.

ФЕВРАЛЬ, после 12-го

Праздничный спектакль «Дядя Ваня» в Московском центральном рабочем клубе в связи с открытием при клубе «Драматической студии для рабочих».

«Лучшие театральные силы сами пошли к массам в районные театры, клубы на окраинах, ставя там спектакли и концерты. А вершиною этого сближения является открытие Драматической студии специально 42 для рабочих. Знаменательно при этом, что самое живое участие в судьбе Студии принял Художественный театр во главе с его руководителями. Один из лучших в России театров — он первый пошел навстречу пролетариату, и теперь он для Студии дает руководителей».

Журн. «Рабочий мир», № б, стр. 45.

«Пьеса была поставлена так, как она ставилась в Художественном театре с теми же исполнителями и в обстановке Художественного театра.

После спектакля состоялся товарищеский ужин — беседа.

Первое слово было предоставлено К. С. Станиславскому, который сказал, что он и его товарищи с чувством большой радости приветствуют открываемую студию и надеются, что она даст России талантливых артистов и больших мастеров из рабочего класса. Художественный театр почти с момента своего возникновения стремился подойти к массам, но полицейский режим ставил неодолимые препятствия. Свою речь К. С. Станиславский закончил призывом к студийцам работать усиленно и непрестанно, ибо ничего не дается даром, и для того, чтобы стать хорошим актером, нужно пристальное изучение самого себя, своих сил и окружающих людей и обстановки, нужна большая культурная работа над собой и своими чувствами».

Там же.

ФЕВРАЛЬ 14

Запись С. на репертуарном листе: «В 2 часа с Подгорным по дрова».

Архив К. С., № 3987.

ФЕВРАЛЬ 16

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

ФЕВРАЛЬ, вторая половина

Почти ежедневно по утрам репетирует в Первой студии пьесу Ю. Словацкого «Балладина»30*.

«Шла репетиция “Балладины” классика польской литературы Юлия Словацкого. Мария Алексеевна Успенская и я играли эльфов. Внезапно Константин Сергеевич потребовал, чтобы мы… летели и встречались в воздухе. Передать нашу обескураженность, недоумение, испуг я не в состоянии и сегодня. Но он так увлеченно рассказывал нам, что для сказочных обитателей леса полет — естественное физическое состояние, что, наконец, мы прониклись ощущением легкости, надземности изображаемых существ. Конечно, Станиславский понимал, что Успенская и Гиацинтова летать не могут. Но его режиссерская выдумка, мудрость и богатство фантазии, 43 безжалостная требовательность достигли цели: исполнительницы должны были уловить суть образа, и тогда, как бы сам собой, мог возникнуть характер эльфа»31*.

С. Гиацинтова, О К. С. Станиславском. — Газ. «Знамя юности». Минск, 1963, 17/I.

ФЕВРАЛЬ 17

Проводит первое занятие — беседу с молодыми певцами Большого театра32*.

«Интерес к занятиям с Константином Сергеевичем был огромный».

Из воспоминаний В. П. Шкафера. РГАЛИ, ф. 920, оп. 2, ед. хр. 18.

«Мне задавали вопросы, я отвечал на них, демонстрировал свои мысли игрой, пел, как умел. При этом в моей душе вновь оживали давнишние, забытые увлечения, хоронившиеся во мне со времен моих оперных занятий со стариком Федором Петровичем Комиссаржевским. Снова воскресала во мне любовь к ритмическому действию под музыку».

Собр. соч., т. 1, стр. 470.

Предлагает Е. Б. Вахтангову и О. В. Гзовской помогать ему вести занятия по «системе» с артистами Большого театра.

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 148.

Шестой «творческий понедельник» в МХТ.

С. «развивает свои мечты о будущем Театре — Пантеоне. Он мечтает о таком театре, где бы в самом разнообразном и красивом виде проявлялась бы на сцене жизнь человеческого духа», он хочет создать такой театр, «который бы объединил все направления и отдал бы все свои силы на служение искусству в самом широком смысле».

С. «видит Театр — Пантеон окруженный целой сетью студий. Каждая студия выявляет и развивает свое направление и свои лучшие искания и достижения несет в общую сокровищницу Театра — Пантеона.

Но все студии в корне должны быть связаны единым, обязательным, прочным. Они должны быть основаны на органических законах творчества. Ведь и у дерева корни одни, но это не мешает стволу, выросшему из корней, разделиться, раскинуться на тысячи ветвей самой разнообразной формы, покрытых листьями самого причудливого вида, и одеться цветами, самыми нежными и хрупкими… Когда в студиях актеры научатся творить, им должна быть дана полная свобода выявления. И тут нужны чуткие режиссеры, которые не смотрели бы на актера, как на вешалку для своих идей или как на воск в своих руках, 44 а бережно, осторожно духовно руководили хрупким аппаратом актера. Будущий Художественный театр, то есть Театр — Пантеон, не будет иметь своей определенной труппы, а он будет тем учреждением, которое великолепно будет эксплуатировать, в самом лучшем значении этого слова, все художественные силы студий.

Но все это возможно, — говорит К. С., — при условии правильного взгляда и отношения к театральному искусству, при истинной основе. Здесь актер должен раз и навсегда отрешиться от “ломания вовсю” ради внешней красоты. Он должен навсегда отказаться от желания показывать себя на сцене в самых красивых позах из мелкого чувства снискать успех у публики.

А. А. Гейрот задает К. С. вопрос: вполне ли отрицает К. С. театр представлений с красивой позой и смелым жестом.

К. С. — Признаю, но не нахожу интересным».

После прослушивания музыкальных произведений в исполнении пианиста И. А. Добровейна и скрипача Л. М. Цейтлина33* С. продолжает беседу об основах всякого подлинного творчества.

«Музыка еще больше убеждает, что в каждом искусстве должны вырабатываться основы — общие для всех искусств. Вы чувствуете, — говорит К. С., — как в только что исполненных вещах каждый кусок, каждая часть подана, исчерпана до дна. Ни прибавить, ни убавить уже больше нельзя. И это достигается не только одним талантом исполнителей, но и той колоссальной техникой и знанием своего искусства, без которых нельзя достигнуть больших результатов.

Давайте же и мы, актеры, развивать свою технику. Искусство переживать, искусство чувствовать у нас развито сильнее, чем те средства, которыми мы можем выражать это искусство. Наш звук, наш голос часто бессилен передать то, что чувствует душа. Давайте же развивать и упражнять голос. Без упражнений наш инструмент останется грубым и несовершенным.

… Актеру же надо уметь победить всю видимую реальность, сцену, ткани и т. д., чтобы ярко выразить жизнь духа. Вот почему истинное актерское творчество очень трудно. Но у актера есть путь к победе над материей. Если каждая часть пьесы, каждая мелочь, все световые эффекты, все декорации будут направлены для выявления сквозного действия внутренней сущности пьесы, тогда все послужит на пользу истинному творчеству».

Протокол «творческого понедельника». Собр. соч., т. 6, стр. 481 – 483.

45 ФЕВРАЛЬ 18

Играет роль графа Любина в «Провинциалке».

ФЕВРАЛЬ 19

Играет роль Вершинина.

«Второй акт мы, актеры, играли очень невнимательно. Были две здоровые, непозволительные паузы».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ФЕВРАЛЬ 20

Общее собрание членов Товарищества МХТ по вопросу гастролей отдельных групп театра по городам России, а также в Петрограде. С. видит обновление и спасение театра только в том, что он пойдет навстречу требованиям жизни и поднимет свое искусство на новые высоты.

«… Нам нужна другая атмосфера, нам нужны другие условия и нам нужно сознаться, что мы застоялись; нам нужно более работать, нам нужно дисциплинировать себя; мы, старики, должны пережить вторую молодость, а молодежь первую молодость…

Но для этого нужны определенные условия, надо иметь мужество, уверенность в себе, безграничную любовь к своему делу для борьбы за большое и подлинное искусство.

Случилось то, что случается в других театрах: самые уборные, каждый предмет так и тянет на то, к чему мы привыкли; нас нужно пересадить на другую почву, удалить всю истоптанную, приевшуюся обстановку».

Только в этом С. видит смысл отъезда группы актеров МХТ на несколько месяцев из Москвы.

«Вся поездка не делается потихоньку, а мы идем к Малиновской и объясняем ей, что мы уезжаем отсюда не потому, что нам будет легче и лучше жить там, а потому, что наши художественные души не могут более творить в этой обстановке, нам нужно встряхнуться» и обновить свое творчество.

При этом С. ставит непременным условием, чтобы МХТ был сохранен в Москве и часть труппы или одна из студий продолжала спектакли во время гастролей.

Стенограмма собрания членов Товарищества МХТ. Архив внутренней жизни театра, № 55.

М. В. Добужинский просит С. прислать в г. Витебск кого-нибудь из молодежи студии, чтобы помочь в организации нового витебского театра. «Дело такое нужное и такое интересное!»

Письмо М. В. Добужинского к С. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ 21

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

ФЕВРАЛЬ, до 22-го

Репетирует «Дядю Ваню» в Пресненском районном театре.

46 ФЕВРАЛЬ 22

Первый спектакль «Дяди Вани» в Пресненском районном рабочем театре. С. играет роль Астрова.

«Чеховское сейчас отодвигается в историю, как и то время, которое это чеховское породило, — годы реакции и спада общественной волны. Но в “Дяде Ване” есть что-то, связывающее эту пьесу с правдой наших дней, и зрительная зала, переполненная учащейся молодежью и рабочими, чрезвычайно внимательно следила за пьесой, в которой были заняты лучшие силы Художественного театра».

«Вечерние известия Московского Совета Рабочих и Красноармейских депутатов», 24/II.

ФЕВРАЛЬ 23

Играет роль Крутицкого (утро).

ФЕВРАЛЬ 24

Из выступления С. на седьмом «творческом понедельнике» МХТ:

«Необходимость развивать внешнюю технику нашего искусства давно осознана. Но… мы не нашли еще тех новых путей, тех новых приемов, которые стали нужны в занятиях внешней техникой. Шаляпин сказал: “Каждое слово имеет душу”. Прежние занятия дикцией были далеки от этой “души”. Не так давно мы стали чувствовать “душу роли”, и теперь пришла пора почувствовать душу слова. Теперь, когда слово перестало быть простым внешним знаком и стало выражать жизнь человеческого духа, теперь нам надо говорить о настоящей дикции. …

И занятия пластикой в том виде, в каком они сейчас существуют, могут оказать мало пользы нашему искусству. Эти занятия искажают внутреннюю жизнь души и лишают возможности артиста развивать свою индивидуальность». Для актера нужна такая гимнастика, которая «может все мускулы тела сделать подвижными».

«Из своего жизненного и театрального опыта К. С. может сказать одно: в таких занятиях, как дикция и пластика, колоссальное значение имеет личная охота и личный труд.

… Затем К. С. переходит к другому вопросу. Та “военная расправа”, которую предлагает молодежь, к искусству совсем не подходит. Если бы мы ко всему подходили с абсолютной строгостью, в театре могло бы не остаться ни одного актера.

Для укрепления нашего направления мы обязаны формировать ядра, образующие студии. И вот правда, при сортировке ядер мы должны быть строгими и жестокими.

… Вина наша, — говорит К. С., — не в том, что мы не слишком жестоки и строги, а в том, что мы недостаточно умеем созидать ядра, группировать молодежь. И, может быть, нам больше всего нужны классы, где бы учили развивать личную инициативу».

Протокол «творческого понедельника». Собр. соч., т. 6, стр. 484 – 486.

47 ФЕВРАЛЬ 26

Играет роль Шабельского.

ФЕВРАЛЬ 27

Играет роль Вершинина.

После спектакля едет с М. П. Лилиной поклониться праху А. А. Стаховича, покончившего жизнь самоубийством.

С. Л. Бертенсон, Вокруг искусства, стр. 275.

Из набросков воспоминаний С. об А. А. Стаховиче:

«Алексей Александрович раньше всех приходил на репетицию и позже всех уходил с нее.

… Воспитанный на парижских театрах, он не понимал еще наших мук и исканий, не чувствовал еще Чехова, Горького, Ибсена, Гауптмана.

Он в то же время становился нужным театру в другой области.

Происходила ли ссора — он смягчал и ликвидировал конфликт.

Грозил ли Трепов или архиерей закрытием театра или запрещением [пьесы], Алексей Александрович летел по начальству, чтоб отстранить грозивший удар.

Впадал ли в уныние артист — Алексей Александрович запирался с ним в его уборной и ободрял его».

Черновые записи С. об А. А. Стаховиче. Собр. соч., т. 6, стр. 115.

МАРТ 2

Участвует в концерте в Большом зале Дома союзов.

См. письмо Совета Общества истинной свободы в память Л. Н. Толстого к С. от 8/III. Архив К. С.

МАРТ 4

Присутствует на собрании Товарищества МХТ, на котором обсуждается вопрос поездки театра на Украину, по волжским и другим городам.

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 5152/59.

МАРТ 5

Играет роль Сатина в закрытом спектакле, на котором производится съемка отдельных сцен и исполнителей для подготовляемого издательством «Светозар» альбома-монографии «На дне».

Архив К. С., № 3987.

МАРТ 7

Играет роль Фамусова.

МАРТ 8

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Пресненского районного театра, бывш. «Альказар»).

Дневник В. В. Лужского, № 531.

48 МАРТ 9

В. И. Ленин смотрит «Дядю Ваню» в помещении Первой студии.

Дневник В. В. Лужского. Также: Сим. Дрейден, В зрительном зале — Владимир Ильич.

«… Владимир Ильич пришел к нам в театр на “Дядю Ваню”, на спектакль, который многие считали ненужным советскому зрителю.

… Я подошел, поздоровался, назвал себя. Затем немного погодя спросил:

— Владимир Ильич, не скучно ли вам смотреть спектакль?

— Скучно? — отвечал он. — Нет, что вы! Замечательный автор, замечательные слова, замечательные артисты».

Н. Подгорный, Неизгладимые воспоминания. — «Горьковец», 1941, № 2.

Свидетельство Н. К. Крупской о посещении В. И. Лениным «Дяди Вани»:

«Ходили мы с ним как-то еще на “Дядю Ваню”. Ему понравилось».

Н. К. Крупская, О Ленине. Сборник статей и выступлений. М., Политиздат, 1965, стр. 93.

МАРТ 11

Играет роль Вершинина.

МАРТ 12

Днем — на репетиции «Комедии о человеке, который женился на немой» А. Франса во Второй студии.

Архив К. С., № 3987.

МАРТ 13

Играет роль графа Любина.

МАРТ 14, 15

Репетирует «Балладину» в Первой студии.

МАРТ 15

Играет роль Крутицкого.

МАРТ, вторая половина

Репетирует «Хозяйку гостиницы» Гольдони для выездных спектаклей. О. В. Гзовская — Мирандолина, Кавалер ди Рипафратта — Станиславский.

МАРТ 19

Играет роль Вершинина.

МАРТ 20

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к С.:

«Для урегулирования работ Театра организуются три самостоятельных группы на федеративных началах — самостоятельных и по составу, 49 и по распределению работ, и по финансовой структуре. Все группы будут находиться в непрерывной духовной связи и известную часть своих спектаклей давать под общей фирмой МХТ. Для организации этих спектаклей и установления связи все группы изберут одну общую администрацию.

Большинство старших членов труппы входят в первую группу. Вторая составляется вокруг Первой студии. Третья находится на пути к выяснению.

… Я Вас покорнейше прошу дать мне возможно скорее решительный письменный ответ, к которой из названных групп Вы желаете примкнуть»34*.

Архив Н.-Д., № 1734.

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

МАРТ 25

Играет роль графа Любина.

Е. Б. Вахтангов из санатория «Захарьино» посылает С. свою статью «Пишущим о системе Станиславского», опубликованную в журнале «Вестник театра», № 14.

В статье Вахтангов показывает полную несостоятельность книги Ф. Ф. Комиссаржевского «Творчество актера и теория Станиславского», а также критикует статью М. А. Чехова «О системе Станиславского» (журн. «Горн», кн. 2 – 3).

«Мне думается, что “полное и подробное изложение” может дать только тот, кто создал эту систему. Мне думается, что всякое изложение системы третьим лицом непременно будет страдать отсутствием этой “полноты”. Мне думается, что не посетует на меня автор статьи “О системе Станиславского”, если я позволю себе усомниться в целесообразности и своевременности изложения учения К. С. до тех пор, пока сам К. С. не опубликует свой труд».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 153 – 156.

МАРТ 26

На собрании 1-й группы МХТ обсуждается внутреннее положение театра. Говорится о неблагополучии внутри театра, о том, что «в обществе раздаются то тревожные, то злорадные голоса, что МХТ уже кончился, что он не способен работать».

«К. С. верит, что мы должны пережить как бы вторую молодость, пережить “Пушкино”, воскресить утраченную дисциплину.

Необходимо все наши силы отдать на организацию Первой группы. Создалось опасное положение: мы вырастили детей, которые, естественно, хотят жить своей полной жизнью и о родителях мало думают; таким образом, мы себя обездолили. Было бы преступлением и глупостью сейчас расходиться; наоборот, нам надо крепко схватиться 50 друг за друга, и тогда мы спасем и себя и русское искусство.

До сих пор у нас было слишком большое количество людей, различных по воспитанию; это мешало нам сплотиться в одну тесную семью. Молодежь не знает той суровой школы труда, которую прошли мы, старики, не знает тех ошибок и заблуждений, через которые мы пришли к нашему искусству последних лет. Публика предъявляет к нам огромные требования. Боязнь за материальную сторону дела сковывала нас по рукам и ногам; нам нужно было кормить множество людей, составляющих МХТ, и это обязывало нас иметь непременный успех у публики. А без неуспеха, без проб, без исканий нельзя идти вперед. Теперь мы сделаемся более подвижными, нас меньше, и в недалеком будущем мы заведем свою артистическую студию, а всю огромную тяготу по содержанию МХТ — Пантеона — будут нести все группы вместе».

Протокол собрания (запись Н. О. Массалитинова). Собр. соч., т. 6, стр. 490 – 491.

МАРТ 27

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

МАРТ 28

Общее собрание Товарищества первой группы МХТ. С. приветствует вновь избранных членов Товарищества и призывает их «слиться со старшими товарищами как можно крепче и ближе во имя спасения русского искусства».

Протокол собрания (запись С. Бертенсона) Архив внутренней жизни театра, № 176.

Играет роль Шабельского.

МАРТ 29

Из письма Е. Б. Вахтангова к С.:

«Я знаю, что земные дни мои кратки. Спокойно знаю, что не проживу долго, и мне нужно, чтоб Вы знали, наконец, мое отношение к Вам, к искусству Театра и к самому себе.

… В искусстве я люблю только ту Правду, о которой говорите Вы и которой Вы учите. Эта Правда проникает не только в ту часть меня, часть скромную, которая проявляет себя в Театре, но и в ту, которая определяется словом “человек”. Эта Правда день за днем ломает меня, и если я не успею стать лучше, то только потому, что очень многое надо побеждать в себе. Эта Правда день за днем выравнивает во мне отношение к людям, требовательность к себе, путь в жизни, отношение к искусству.

… Вы когда-то сказали: “Художественный театр — мое гражданское служение России”. Вот что меня увлекает, меня — маленького человека. Увлекает даже и в том случае, если мне ничего не дано сделать и если я ничего не сделаю. В этой Вашей фразе — символ веры каждого художника.

51 … Мне стыдно перед Вами за каждый шаг свой, и я всегда считаю недостойным показывать свою работу Вам, Единственному и Недосягаемому».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 158 – 159.

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

МАРТ 31

На выборах Совета нового Товарищества Художественного театра.

Перед выборами С. «напоминает присутствующим об одном из существеннейших недостатков настоящей жизни театра — упадке дисциплины на сцене и за кулисами и говорит, что будущему Совету необходимо обратить на это внимание. Пусть все вспомнят времена постановки “Юлия Цезаря”, когда весь театр обратился в “муравейник” и каждый влагал в дело свою инициативу и свой труд».

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 177.

МАРТ

На девятом «творческом понедельнике» МХТ разговор о «новом» искусстве, противопоставляемом Художественному театру, об импрессионизме, футуризме и других «измах».

Может быть, и вправду формы искусства МХТ устарели, спрашивает С., и должны уступить место «аренному искусству», где нет актерского творчества. «Давайте искать настоящее во всех воплощаемых “измах”. Пусть каждый выскажет свои впечатления относительно виденного. Из всего виденного и слышанного К. С. нашел крупицу “самого настоящего” в чтении Каменским своей пьесы “Стенька Разин”35*.

Но как читает Каменский — это одно, а как его воплощает Таиров — это совсем другое. У Каменского — ширь, сущность настоящего свободного разгула; у Таирова — рафинад и изощренность36*. Говорят, у Коонен в танцах с декламацией было что-то новое, К. С. смотрел и ничего нового не нашел… Все та же Алиса с прежней манерой движения. И К. С. просит указать ему, где же, где же это настоящее в новом, ради чего можно отказаться от своих путей».

Актеры Камерного театра, по словам С., «не уловили настоящей сущности романтизма, не нашли определенной формы и не только 52 не ушли вперед, а вернулись к самым допотопным штампам. Это хуже Малого театра. В Малом театре есть настоящие старые мастера, любящие слово, а здесь просто любительство. Звуки вульгарны, гласные мелки, отсутствие настоящей внутренней сущности прикрывается танцами, изощренными позами, бьющими в глаза красками, различными ухищрениями с веревочками в декорациях. Но здесь нового ничего нет.

… Футуризм, это стремление к новым формам, можно понимать и принимать, как извращенность гениальности, но наряду с настоящим футуризмом есть и прохвосты, которые, увлекаясь новаторством, делают аферу из квадратов, ничего общего не имеющую с настоящим пониманием сущности.

… В новых исканиях не все было в том, идти ли от формы к содержанию или наоборот. Интересно уловить более важные основания. Ведь основания Мейерхольда, Комиссаржевского — это одно, там есть много интересного, а как они выполняют эти основания — совсем иное.

… Ошибкой предшественников нашего направления было то, что они не оставили после себя никаких законов, никаких основ. Московский Художественный театр сама жизнь повела так, что он сможет оставить после себя основы, то есть те законы театрального искусства, которые будут усовершенствовать наши потомки. И поэтому бросать систему было бы преступлением перед будущим поколением. И в конце концов К. С. делает вывод, что все упреки театру в отсталости неосновательны. Эти нападки только показывают на неравнодушное отношение к нему. Многие ухищрения в декорациях украдены у Художественного театра. На Художественный театр не только не махнули рукой, но по-прежнему продолжают подслушивать и подсматривать, и каждое новое открытие перетолковывают на десять ладов в извращенном виде».

Протокол «творческого понедельника». Собр. соч., т. 6, стр. 486 – 490.

МАРТ – АПРЕЛЬ

Репетирует с артистами Большого театра отрывки из опер («Русалка», «Майская ночь» и др.) для отчетного весеннего показа.

АПРЕЛЬ, с 1-го до 11-го

Ежедневно репетирует «Хозяйку гостиницы».

Архив К. С., № 3988.

Из письма к Л. Я. Гуревич:

«Моя жизнь совершенно изменилась. Я стал пролетарием и еще не нуждаюсь, так как халтурю (это значит — играю на стороне) почти во все свободные от театра дни.

53 Пока я еще не пал до того, чтобы отказаться от художественности.

Поэтому я играю то, что можно хорошо поставить вне театра. … На днях буду играть “Хозяйку гостиницы” в бывшем Большом зале Благородного собрания.

… Наша художественная жизнь — кипит, хотя мы ничего не выпускаем. Виной этому не артисты, а рабочие. С ними сделать ничего нельзя. Хамство и воровство такое, что потомки не поверят, если б записать. Мы держимся на…»37*.

Собр. соч., т. 9, стр. 18 – 20.

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

АПРЕЛЬ 3

Играет роль Вершинина.

АПРЕЛЬ 5

Играет роль Шабельского.

АПРЕЛЬ 6

Играет роль графа Любина.

АПРЕЛЬ 8

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

АПРЕЛЬ 10

Играет роль Крутицкого.

АПРЕЛЬ 11

Первый спектакль «Хозяйки гостиницы» в Колонном зале Дома союзов.

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

«В 1919 – 1920 годах в Колонном зале Дома союзов мы выступали на эстраде с Константином Сергеевичем, Вишневским, Бурджаловым и Гайдаровым и не раз играли “Хозяйку гостиницы”».

Из воспоминаний О. В. Гзовской.

АПРЕЛЬ 12

Играет роль Фамусова.

АПРЕЛЬ 13

Участвует в концерте, исполняет монолог Брута из «Юлия Цезаря».

«Монолог Брута никогда на меня не производил такого впечатления, как сегодня.

… Это было такое же яркое впечатление, какое ощущается первый раз, увидев развалины Форума при ярком свете солнца или когда в первый раз придешь в Венеции на площадь св. Марка.

54 Мне очень интересно знать, по-новому читаете Вы, чем тогда, когда играли, или нет?»

Письмо М. П. Николаевой (Григорьевой) к С. от 13/IV. Архив К. С.

АПРЕЛЬ 15

Играет роль Шабельского.

АПРЕЛЬ 16

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

АПРЕЛЬ, до 22-го

Отказывается дать разрешение на выпуск неготового спектакля «Балладина» и показ его во время гастролей Первой студии в Петрограде38*.

АПРЕЛЬ 22

Р. В. Болеславский пишет С. о распаде Первой студии, о ее творческом тупике39*.

«Я недаром сказал Вам, когда просил Вас прийти на последнюю репетицию “Балладины”: Константин Сергеевич, придите, многое зависит от этой репетиции. Вы губите нас всех, меня и Студию. Придите, положение такое, что для душ, для сердец наших — больных и изможденных — нужно скинуть эту пьесу, все равно как она есть, потом мы докончим ее, сделаем лучше. Но сейчас придите — не будьте жестоки к нам — нам как лекарство нужна была эта пьеса, ее сдача означала для нас простор и выход на дорогу новой жизни…

Дело в том, что мы: Вахтангов, Сушкевич и я — начинаем терять обаяние и авторитетность, как ведущая группа и как режиссеры в Студии. Раз нет капитана, нет парохода. Раз мы единственные, кто вел и мог вести Студию “к высоким целям”, теряем эту возможность — Студия перестает быть цельной и стойкой.

… Мы устали, измучены, опустошены и ниоткуда не видим ни радости, ни плодов от трудов наших».

Письмо Р. В. Болеславского к С. Архив К. С., № 7343.

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко посылает приветствие Ф. И. Шаляпину в связи с 25-летием его творческой деятельности.

«За те высокие духовные радости, которыми Вы питали нас;

За то, что мечты наши черпали веру и силу в Ваших художественных достижениях;

За то, что в наших работах мы часто пользовались уроками, продиктованными Вашим гением;

За то, что Вы так высоко держите знамя сценического искусства — нашего искусства;

55 За то, наконец, что Вы поддерживаете в людях веру в богатство русского народного творчества, — в день 25-летия Вашей деятельности, глубокоуважаемый и дорогой Федор Иванович, Московский Художественный театр в полном своем составе, со старыми и малыми, низко Вам кланяется».

Петербургский музей театрального и музыкального искусства, № ГИК 11749.

АПРЕЛЬ 23

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении театра «Летучая мышь»).

АПРЕЛЬ 29

Играет роль Шабельского.

АПРЕЛЬ 30

Играет роль Гаева.

Ф. И. Шаляпин из Петрограда благодарит С. и Вл. И. Немировича-Данченко за приветствие.

«Счастлив сознанием, что в сердце великого Художественного театра я имею такой уголок, который греет мою душу.

Всей душой Ваш и с Вами всегда

Федор Шаляпин».

Архив К. С.

МАЙ

Готовит отрывки, сцены из опер с молодыми певцами Большого театра.

МАЙ 2

Играет роль Шабельского.

МАЙ 3

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

МАЙ 4

Играет роль Вершинина.

МАЙ 6

Играет роль Фамусова.

МАЙ 8

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 9

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении театра «Летучая мышь»).

МАЙ 10

Играет роль графа Любина.

56 МАЙ 12

На заседании Совета первой группы МХТ. Обсуждение распределения жалованья между членами Товарищества.

Протокол заседания. Архив внутренней жизни, № 179.

МАЙ 14

Играет роль Фамусова.

МАЙ 17

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 19

Просматривает работу, подготовленную во Второй студии: композицию из «Белых ночей» Достоевского.

МАЙ 20

Играет роль Гаева.

«В каждом спектакле замечаю, что та или другая сцена, тот или другой акт плохо освещается. Может быть, освещение и ставят по записи, но забывают о том, что напряжение теперь другое. Темная сцена для нашей игры — смерть».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

МАЙ 22

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 23

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

МАЙ 29

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 31

Играет роль графа Любина.

МАЙ

Отказывается от поездки на гастроли по южным городам России, организуемой большой группой актеров МХТ: «В марте 1919 года родилась мысль: всем театром, с семьями, двинуться куда-нибудь в покойные и сытые места — в Сибирь, на Украину (в Малороссию, как тогда говорили), на Кавказ.

… Константин Сергеевич был решительно и категорически против, Мария Петровна тоже».

В. В. Шверубович, О старом Художественном театре. М., «Искусство», 1990, стр. 178 – 179.

ИЮНЬ

Первый отчетный вечер, подготовленный С. с молодыми певцами Большого театра.

57 «С необычайными усилиями и препятствиями нам удалось, однако, к концу сезона 1918/19 года, то есть к весне, приготовить несколько отрывков. Мы показали нашу работу в зале студии некоторым из певцов, музыкантов, артистам Московского Художественного театра с Вл. И. Немировичем-Данченко во главе. Показ имел большой успех и вызвал разговоры. Но, главное, он убедил меня в том, что я могу быть полезен в оперном деле».

Собр. соч., т. 1, стр. 471.

ИЮНЬ 1

Группа актеров МХТ во главе с В. И. Качаловым и О. Л. Книппер-Чеховой уезжает на гастроли по городам Украины.

ИЮНЬ 4

Возобновление «Дяди Вани» на сцене Художественного театра40*.

ИЮНЬ 4, 6, 8, 11

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 11

Вместо заболевшего В. Ф. Грибунина роль Вафли исполняет М. А. Чехов.

«Чехов играл для первого раза — прекрасно. Хмара отлично и вовремя аккомпанировал. Спасибо им».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ИЮНЬ 12

У себя на квартире встречается с Е. Б. Вахтанговым. С. сказал:

«Внутренняя цель Первой студии — театр Пантеон». «До тех пор, пока у вас не засядет крепко театр Пантеон, до тех пор вы будете маленьким театром».

Записи Е. Б. Вахтангова, сделанные на режиссерском экземпляре «Сказки об Иване-дураке». Архив К. С.

ИЮНЬ 14, 15

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 15

Из письма С. к К. Е. Антаровой:

«Совсем было отвык от музыки, а за последнее время так привык к ней, что скучаю о ней, так точно, как и о моих новых друзьях по Оперной студии».

Собр. соч., т. 9, стр. 22.

ИЮНЬ 16

На открытом заседании по обсуждению первого проекта декрета, составленного ТЕО Наркомпроса о национализации театров.

58 Председатель заседания заведующий культотделом ВЦСПС Я. Новомирский.

«Диспут привлек в стены бывшего театра “Зона” всю артистическую Москву».

Среди выступающих с речами — А. И. Южин, А. Я. Таиров, Вл. И. Немирович-Данченко, Ф. Ф. Комиссаржевский.

Многие высказывают опасение, что «национализация» приведет театры к потере их творческой свободы, что государственная опека поработит сценическое искусство.

«Очень волнующим было выступление К. С. Станиславского».

«Кооперация», 21/VI.

ИЮНЬ, после 16-го

После заседания Я. Новомирский обращается с письмом к В. И. Ленину:

«В заключение хочу Вас самым настоятельным и самым сердечным образом просить: в интересах социалистической революции не подписывайте декрета, не поговорив со знающими дело: по крайней мере с Южиным, старым заслуженным артистом Малого Государственного театра, который выбран теперь всем коллективом служащих и рабочих в руководители театром, и Станиславским, руководителем Московского Художественного театра: оба они не только первоклассные знатоки театрального дела, но и вполне лояльны к Советской власти».

Цит. по кн.: Сим. Дрейден, В зрительном зале — Владимир Ильич. М., «Искусство», 1967, стр. 308 – 309.

ИЮЛЬ – АВГУСТ

Отдыхает в селе Савелове, недалеко от г. Кимры.

«Кимрский Пролеткульт предоставил нам для отдыха дачи на красивом, лесистом берегу Волги. За это мы — артисты и музыканты Московского Художественного и Большого театра — обязались устраивать два раза в месяц для жителей города Кимры сборные концерты. Кроме бесплатных дач, Пролеткульт города Кимры взялся снабжать участников этих концертов и их семьи продовольственными пайками.

… Ко взятому на себя обязательству все мы — и прежде всего Станиславский — отнеслись очень серьезно. Концерты наши устраивались в городском саду на открытой эстраде. Программы концертов составляли К. С. Станиславский и И. М. Москвин».

Б. Изралевский, Музыка в спектаклях Московского Художественного театра, стр. 87.

На первом концерте в Кимрах читает монолог Барона из «Скупого рыцаря». В концерте принимали участие А. В. Нежданова, Н. С. Голованов, Е. К. Катульская, В. Л. Кубацкий, И. А. Добровейн, И. М. Москвин, А. Л. Вишневский, Г. С. Бурджалов, Б. Л. Изралевский.

59 В других кимрских концертах исполняет сцену Фамусова и Скалозуба из «Горя от ума».

«Эта работа Станиславского имела принципиальное значение: ведь до него парные сцены исполнялись одним актером крайне редко.

Только впоследствии Василий Иванович Качалов, с легкой руки Константина Сергеевича, ввел их в свой концертный репертуар».

Б. Изралевский, Музыка в спектаклях Московского Художественного театра, стр. 88.

В Савелове «Станиславский гулял и много писал».

Там же, стр. 90.

Перерабатывает отдельные разделы рукописи «Работа актера над собой».

Архив К. С., № 583.

ИЮЛЬ 19

Приезжает на несколько дней в Москву.

Представительствует от МХТ на экстренном заседании, посвященном вопросу национализации театров. Председатель заседания — А. В. Луначарский.

«По проекту, выдвинутому Наркомом, все управление театральным делом в стране должно сосредоточиться в Центротеатре… Театры, имеющие особо художественное значение и зарекомендовавшие себя в своей деятельности, становятся автономными.

В настоящее время автономию предполагается предоставить только Художественному театру, но в дальнейшем в идеале все национализированные театры должны перейти на начало автономное».

Проект получил одобрение присутствующих, в том числе С., Ф. И. Шаляпина, А. И. Южина, Вл. И. Немировича-Данченко и др.

«Правда», 22/VII.

«Ведь концентрация, “Центротеатр” и т. д. — все это на днях пройдет в декрете, проект которого нам читал Луначарский и по поводу которого в большом заседании у нас были с ним прения. Проект в общем хорош».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к В. В. Лужскому. Архив Н.-Д., № 1067.

ИЮЛЬ 21

Из записной книжки С.:

«21 июля был в театре. 1) Трушников — уехал. 2) Лубенин и прочие сторожа — уехали. 3) Немирович — уехал. 4) Румянцев — приехал на один день хлопотать об отсрочке. 5) Бертенсон — уехал и 6) на моих глазах уехал в Киев — полковник41*. Из шести человек — никого. Кто стережет деньги и все добро? Николай Чудотворец?».

К. С. Станиславский, Из записных книжек. В двух томах. М., ВТО, 1986, т. 2, стр. 197.

60 АВГУСТ 2

Из письма Немировича-Данченко к Лужскому:

«Кажется, наступает опять критический момент42*. Да еще почище, чем болезнь Станиславского (“Карамазовы”) или война, или сезон без Москвина и Германовой.

… Но надо столковаться. Я вызвал всех из Савелова (включая и живущего там Станиславского) на среду. Если я отстраню несколько противоречий, которые предвижу, то с четверга в несколько дней создам весь план действий. Но если я и не устраню, если меня охладят, с одной стороны, ревнивое чувство К. С. или его недоверие, а с другой — стремление Вишневского только халтурить, свести все к халтуре, и с третьей — страхи Москвина, — то я умою руки в Театре…

… Малиновская вернется на свое место. Этому очень помогают и Сумбатов, и Станиславский, и я, и многие.

… Говорят, Конст. Серг. думает спастись 1-й Студией, отозвав ее из Петрограда, и “Балладиной”. Я сказал, что буду горячо протестовать. Не желаю, чтобы говорили студийцы, что они нас кормят, как обнищалых. Обойдемся и без них».

Архив Н.-Д., № 1067.

«А не хочет ли К. С. все-таки сыграть Ростанева?

— Нет, не захочет нипочем. Вопрос задал Москвин, а ответил я. Я и предлагать не стану».

Там же.

АВГУСТ 3

А. Д. Попов пишет Е. Б. Вахтангову о своих безрадостных впечатлениях от атмосферы, царящей в Первой студии.

«Я, приезжая в Москву, был как-то удручен общей картиной студийной [слово неразборчиво] жизни. Общаясь кой с кем из студийцев за эту зиму, я понял, что в Студии у Вас непокойно, идет борьба за диктатуру и прочие прелести, мое мнение такое, что Студию могут спасти только большие потрясения, тяжелая болезнь, которую, если она переживет до конца, то выйдет обновленной и сильной для дальнейшей работы, если же она будет только подчиниваться и заштопывать дыры свои, то идейно умрет.

… Организуйте вокруг себя здоровую, идейную, трепетную часть студийцев, и это будет Студия К. С., а все остальное, какими бы вывесками оно ни прикрывалось, через два года будет заурядным интимным театриком, и если даже Вы пойдете в этот “театрик” один, то Вы будете только режиссером этого “театрика”, а Студии К. С. не будет — она умрет».

Письмо А. Д. Попова к Е. Б. Вахтангову. Музей театра им. Евг. Вахтангова, № 209/р.

61 АВГУСТ, первая половина

Член Правления Первой студии С. И. Хачатуров пишет Б. М. Сушкевичу в Петроград: «Если Вам дорога Студия и дорого ее существование и дальнейшее развитие — бросьте все дела хотя бы на три дня и неситесь в Москву. Вам необходимо, как представителю Студии, повидаться с К. С. и Вл. Ив. Театр сейчас в критическом положении из-за отрезанности харьковской группы. К. С. рвет и мечет, ругает Студию напропалую, с каждым из нас холоден и неприветлив. Надо все это выяснить, чтоб между нами не было неясностей… Поймите одно: в таком положении Театра мы не можем играть в Петербурге, мы должны быть здесь. С нашей стороны было бы преступлением бросить Театр в наикритический момент его существования. Я это говорю от имени группы студийцев, находящихся в Москве, которые общались и виделись с К. С. и Вл. Ив. Они обижены на нас ужасно. Конст. Серг. совершенно отвернулся от Студии. Он нас сейчас ненавидит, и ему тяжело встречаться с каждым из нас.

Неоспоримо одно — они хотят, чтоб мы были здесь, они уверены, что мы поможем театру, но обращаться сами к нам не хотят и ждут, чтоб инициатива исходила от нас».

Музей МХАТ. Архив Н. Н. Бромлей, № 8094/2.

АВГУСТ 6

По вызову Вл. И. Немировича-Данченко С. приезжает в Москву с группой актеров МХТ на экстренное совещание по поводу дальнейшей работы театра.

Б. Л. Изралевский вспоминает:

«В вагоне третьего класса к 10 часам прибыли без осложнений в Москву, а в 11 часов утра все мы — Станиславский, Москвин, Бурджалов, Вишневский и я, — пройдя пешком пол-Москвы, вошли в кабинет Немировича-Данченко».

Вл. И. Немирович-Данченко сообщает о том, что группа актеров, уехавшая на Украину, отрезана от Москвы белогвардейскими войсками и в ближайшее время не сможет вернуться в театр. На совещании решено, что театр должен так перестроить свою работу и репертуар, чтобы открыть сезон без отсутствующей части труппы. Станиславскому поручено немедленно начать подготовку к репетициям «Каина».

Б. Изралевский, Музыка в спектаклях Московского Художественного театра, стр. 92 – 93.

АВГУСТ, после 6-го

В Савелове готовится к репетициям мистерии «Каин». Перечитывает пьесу (перевод Ив. Бунина).

«1. Прочел, произвело впечатление вначале, то есть молитва, речь Каина, появление Люцифера. Дальше все спутано.

62 2. Стал искать те места, которые меня волновали. Было три-четыре куска. По мере вчитывания куски увеличивались. Потом нашел мостики.

3. Вековой волновал вопрос.

4. Постепенно картина стала вырисовываться.

5. Стал искать динамику пьесы. …

Главные действующие 2 лица: Бог и Люцифер. Богоборчество. Каин — материал для богоборчества. Люцифер через Каина действует на Бога. Это с одной стороны. С другой стороны, Люцифер есть создание Каина. Он выпустил из себя Люцифера и в последнем действии является Каино-Люцифером».

Режиссерские заметки С. к пьесе «Каин». Станиславский репетирует. М., Изд-во «Московский Художественный театр», 2000, стр. 169.

АВГУСТ 7

«Достаньте сегодняшний № “Известий”, прочтите статью Луначарского. Мы — автономный театр. Необходимую субсидию получим… Нам будет дана всяческая возможность развернуть свою деятельность…»43*.

Письмо С. И. Хачатурова к Б. М. Сушкевичу. Архив Н. Н. Бромлей, № 8094/2.

АВГУСТ 20

Вл. И. Немирович-Данченко проводит первую беседу о «Каине»44*.

Дневник репетиций.

АВГУСТ 24

На последнем концерте в Кимрах (помещение театра железнодорожного парка) читает речь Брута из «Юлия Цезаря» и исполняет сцену Фамусова и Скалозуба из «Горя от ума».

В концерте участвуют Е. К. Катульская, В. Р. Петров, И. М. Москвин, И. А. Добровейн, А. Л. Вишневский, М. А. Токарская.

Программа концерта. Архив К. С.

АВГУСТ 26

Советским правительством принят декрет «Об объединении театрального дела», подписанный В. И. Лениным.

64 В театре, после репетиции «Каина», «решили ждать приезда К. С. Станиславского и учить слова» ролей.

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

АВГУСТ, между 26 и 28

Приезжает в Москву.

АВГУСТ 28

У себя на квартире проводит беседу о «Каине» с художником Н. А. Андреевым и исполнителем роли Каина Л. М. Леонидовым.

Ищет зерно роли Каина.

«Почему есть зло? Почему я должен страдать за грех, не мною совершенный (состоящий в жажде знания)? Почему должны страдать дети и потомство?

Прошу Леонидова заготовить этот список в пьесе, то есть в сценах Каина и Люцифера, — “почему”.

Кардинальный вопрос не разгадан. Что такое Люцифер?»

Станиславский репетирует, стр. 170.

АВГУСТ 29 и 31

У себя на квартире проводит беседы о «Каине» со всеми исполнителями. Разбирает пьесу и отдельные образы.

«Авель должен быть очень сильным антиподом Каина». В образе Авеля «не хотелось бы мещанской покорности».

В процессе обсуждения отдельных сцен, кусков «наткнулись» на мысль о несовершенстве Бога. «Он подослал змия; он же знал, что из этого выйдет. Это подлость. Исполнителю роли Каина легко проникнуться возмущением через эту несправедливость и провокацию».

Каин говорит, что «жизнь есть благо и знание есть благо. Как же может быть злом — добро?

Для разъяснения этой мысли обратились к Библии. Путались». Решили, что «не надо богословских споров, а надо только споры ради оценки фактов» пьесы. «Изо всего спора — Леонидову важно только несовершенство божественного творения».

«Как дальше работать? Нужно ли идти по всей пьесе с оценкой фактов и потом возвращаться к кускам, или пройти куски и потом возвращаться к фактам. Я утверждаю, что происходит так: оценили факты, потом начинаем разбивать [текст] на куски. При этом явится новая оценка. Вернитесь к исправлению этой оценки. Исправили. Идите — дальше».

«Я рассказал, как будем опускать и поднимать лампады сообразно с полетом Каина — вверх или вниз».

Станиславский репетирует, стр. 170, 173 – 174.

65 АВГУСТ 30

«Сегодня ночью были арестованы К. С. Станиславский и Москвин по постановлению М. Ч. К. Я сегодня все утро и день бегал по разным лицам и учреждениям, желая как можно скорее освободить старика, главным образом. … Сегодняшние аресты, говорят, вызваны открытием какой-то кадетской организации, арестовано всего в Москве более шестидесяти человек, между прочим, и сын В. В. Лужского.

… На квартире Вл. И. Немировича-Данченко — засада; его нет в Москве, он живет на даче. Все эти сведения я узнал в тех учреждениях, где мне сегодня пришлось побывать из-за старика. Был я первый раз и в М. Ч. К., еле-еле добился коменданта, несмотря на свое пролеткультовское удостоверение и партийный билет. Дисциплина сотрудников там железная. Комендант мне показывал приказ Дзержинского, в котором, между прочим, сказано: “За невыполнение в точности сего приказа каждый сотрудник подлежит немедленному аресту”. Был у Каменевой — она повертела хвостом. Вряд ли чего она сделает. Поехал к Дзержинскому. … Вообще нажал все пружины, которые возможно. Жаль, нет в Москве Луначарского, а то бы, я уверен, что старик уже и сейчас был на свободе. В театре все перетрусили. Да, старика зря забрали, он ни в чем, я уверен, не виноват… Ведь в политике — он ребенок».

Из дневника В. С. Смышляева. Музей МХАТ. Архив В. С. Смышляева.

«Станиславский и Москвин были освобождены в тот же день в 6 часов вечера».

Там же. Запись от 11/IX.

«Я был глубоко потрясен, узнав о Вашем аресте. Искренно и сердечно радуюсь Вашему освобождению. Не могу удержаться, чтоб не выразить Вам своего горячего сочувствия по поводу пережитого Вами и не послать Вам радостного привета — освобожденному!»

Письмо А. Я. Таирова к С. Архив К. С., № 10615.

АВГУСТ 31

Репетирует «Каина».

АВГУСТ – СЕНТЯБРЬ

Разрабатывает первый вариант постановки «Каина», при котором сцена и зрительный зал представляют собой внутренность средневекового храма.

«Пусть в этом храме монахи представят нам религиозную мистерию». Вместе с художником-скульптором Н. А. Андреевым ищет простых наивно-условных средств в декорациях, в изображении бесконечности мироздания, картин рая, ада и т. п., в решении световых эффектов и музыкального оформления спектакля; в одеждах актеров-монахов хочет дать лишь отдельные выразительные намеки на костюм изображаемого лица.

66 «… Подземелья, катакомбы, могильные плиты, памятники, гробницы пригодились бы для картины Ада, куда по пьесе сходят Люцифер и Каин. Восхождение их по лестнице на высокие хоры храма намекает на полет в надземные сферы.

Ночная процессия молящихся в черных монашеских одеяниях с многочисленными зажженными свечами создавала бы подобие миллиардов звезд, мимо которых проносятся воздушные путешественники. Ветхие большие фонари на высоких палках, проносимые церковнослужителями, слабый свет этих фонарей, проникающий через потускневшую от времени слюду, заставляют думать о гаснущих планетах, а кадильные клубы дыма напоминают облака. …

Огромные разноцветные окна собора, которые то темнеют и кажутся зловещими, как ночная тьма, то загораются красным, желтым или голубым светом, отлично передают рассвет, луну, солнце, сумерки и ночь.

Древо познания Добра и Зла, с висящими на нем плодами и обвившейся вокруг ствола змеей-искусительницей, наивно, пестро расписанными, как церковная живопись и скульптура Средних веков; два камня по обе стороны Древа, два жертвенника — вот и вся обстановка для первого и финального актов обрядово-религиозной наивной постановки мистерии.

Костюмы артистов — монашеское платье с добавлением к нему каких-то небольших частей, намекающих на костюм».

Собр. соч., т. 1, стр. 464 – 465.

«Перед Станиславским вставала, можно сказать, непосильная задача — превратить зрительный зал стиля модерн архитектора Ф. О. Шехтеля в средневековую церковь. Так, Константин Сергеевич решил заменить висевшие в зале люстры, бра и прочие светильники кубической формы такими, которые напоминали бы пламя, то есть были бы спиралеподобными. … В своем увлечении Константин Сергеевич забыл, что в то время не только изощренных спиралеподобных лампионов, но и простых электрических лампочек достать было почти невозможно!»

В. Гайдаров, В театре и в кино, стр. 36.

Изучает книгу Ильина «Философия Гегеля, как учение о конкретности Бога и человека». Делает выписки из предисловия Ильина к книге и пишет свои заметки:

«Система моя должна служить как бы дверью для творчества, но надо суметь не загородить, а отворить эту дверь для себя». «Надо уметь непосредственно чувствовать мысль (живое видение). Вне чувствования и видения нельзя говорить о мысли. Мысль не может быть понята одной мыслью».

«Надо овладеть системой — изнутри: принять ее в себя, потерять себя в ней и усвоить ее так, как если бы она была собственным созданием, усвоить ее стиль… ее содержание».

67 «Люди, по превосходному выражению Зиммеля, все только рассматривали очки, вместо того, чтоб смотреть в них, все только чистили оружие, вместо того, чтоб сражаться им».

«Не от системы, а через систему…»

К. С. Станиславский, Из записных книжек, т. 2, стр. 193 – 194.

СЕНТЯБРЬ 1

Продолжает разбирать «Каина».

«Ищем линию переживаний Каина.

… Каин — фигура созерцательная. Одиночество. …

Каин говорит: “Я томлюсь в трудах и думах; чувствую, что в мире ничтожен я, меж тем, как мысль моя сильна, как Бог!” Не здесь ли сквозное действие роли?»

«Каин ни в ком не чувствует сочувствия и потому вступает в сообщества с духами».

«В матери угасла та искра, что влекла ее к познанию».

Ада «не понимает мыслей, меня гнетущих».

Отношение Каина к смерти: «Думы, невыразимые в моем уме, теснятся и жгут его». «Смерть внушает трепет».

Не здесь ли сквозное действие? Жажда жизни, отсюда и боязнь смерти.

Режиссерские заметки С. на репетиции «Каина». Станиславский репетирует, стр. 174.

СЕНТЯБРЬ 2

На большой сцене МХТ «выгородка и пробы декораций» «Каина» в присутствии С., Н. А. Андреева и всех исполнителей ролей. Предварительные наметки мизансцен.

Дневник репетиций.

СЕНТЯБРЬ 3

Репетиция «Каина» на квартире С.

«До сих пор черта и отрицание разбирали — антирелигиозная сторона. Чем же жить — тем, кто верует в Бога? Поэтому решено исчерпать [тему] Бога».

«Судя по сцене с Ангелом, в которой мы искали каких-нибудь положительных сторон Бога, оказывается, что Бог-то в произведении — библейский еврей, карающий (Троцкий). Поэтому выходит, что вся молитва и все поклонение Богу на страхе, только. …

Одну сомнительную добродетель нашли: “Ты… не дал погибнуть чадам грешного отца, которые погибли бы навеки, когда бы правосудие твое не умирялось благостью твоею к великим их неправдам!” (Грехам).

Значит, Бог не совсем погубил детей Адама за грехи родителей. Это ему ставят в плюс. Но… ведь Бог этих детей оставил жить для мучений? Но…

Секрет в том, что для Каина главное — познание (древо знания), для Авеля — жизнь во что бы то ни стало.

70 Гайдаров чувствует в Авеле, что он будущий Христос. “Верою и любовью спасется мир”. … Последние слова Авеля примиряющие — слова Христа (“не ведает, что творит”). “Прими мой дух смиренный и отпусти убийце”.

Явилась отсюда мысль — дать у Авеля в гриме намек на Христа».

«Ада, как и Авель, дорожит только древом жизни. К тому же она и не пошла за знанием. Аде до знания нет дела. Все это женское начало.

… Дело в том, что есть две веры. У Каина вера с размышлением, у других — вера безусловная.

Спор с Гайдаровым… Для Гайдарова сомнение Каина — есть отрицание веры.

Я говорю Гайдарову, что это ученая точка зрения, уничтожающая сквозное действие, так как вся пьеса не в том, чтоб познать, что такое вера».

Станиславский репетирует, стр. 177 – 183.

Намечает постановочные эффекты для сцены жертвоприношения Каина и Авеля (3-е действие).

«Как сделать огонь — сказать Андрееву попробовать с рефлектором.

Я бы сделал вместо грома — звон колокола с Ивана Великого. Как делать колокола? Есть созвучие на фортепиано + тромбон и еще какой-то инструмент + удар большого колокола. В результате сильный, густой звук колокола.

Предупредить Андреева, что жертвенник должен разваливаться».

Там же, стр. 180 – 181.

СЕНТЯБРЬ 3, 4

Проводит первые в сезоне репетиции отдельных сцен из «Евгения Онегина» в Оперной студии Большого театра45*.

СЕНТЯБРЬ 4

Репетиция «Каина» на квартире С.

Разбор роли Евы.

«Обратили внимание на то, что у Авеля и Ады — евангельское мировоззрение, а у Евы — чисто ветхозаветное, еврейское».

С. ищет пути к тому, чтобы вдохновить, «зажечь» исполнительницу роли Евы — Ф. В. Шевченко для сцены проклятия после убийства Авеля.

«Перед проклятием целая разработанная сцена — догадка, допрос, недоумение, подозрение, жажда разубеждения, успокоения и, наконец, понимания.

… Что зажигает? 1. Последовательность и логика чувств, приводящая логически по ступеням к результату. 2. Аналогия, то есть сопоставление смежных фактов, чувств. 3. Мысль, приводящая к чувству. …

71 Актер должен быть конгениален автору.

… Я даю пример Шевченко для того, чтоб зажечь центр роли. Допустим, что вас изнасиловал урод солдат, немец во время наступления [немецкой армии] и скрылся. Вынашивая ребенка, она старается забыть ужасную истину — молится, примиряется. Ребенок родился, первенец. Все время (по всей жизни) страх, как бы из него не вышел немец. Наконец, в один прекрасный день она воочию узнает в сыне — немца, которому она не успела наплевать в лицо. Отсюда — проклятие, как месть не сыну, а его отцу».

Для усиления сцены проклятия Евы С. просит заказать «колокол, музыку и черт его знает что для голоса с неба. Трубы. Рожки. Орган. Голос Каина.

При голосе с неба и выходе ангелов — эффекты световые. Лампады спускаются сверху. Небесный цвет заменяется красным, сверху — из купола — лучи солнца, несколько лучей сразу, как бывает в церкви.

Заметили спокойствие Адама. Что это — мудрость? Патриархальность философа.

Ева, как женщина, очень хорошо характеризована своей несдержанностью. Ева сама первая нагрешила и сама проклинает».

«Разбирали роль Селлы, искали изюминки для чувства. … Хочется, чтоб Селла и Авель были очень молоды — 12-и и 15-и лет».

Станиславский репетирует, стр. 183 – 186.

СЕНТЯБРЬ 5

На репетиции «Каина» разбирает образ Люцифера.

«Решили — найти зерно Люцифера». Предложили ее исполнителю А. Э. Шахалову рассказать, как он понимает свою роль после целого ряда бесед и что его смущает в работе над ролью.

«Шахалов. Смущает его прежде всего, что он [Люцифер] не человек. К. С. А. возражает: “Вы человек и можете изображать только человека”.

… Решено после спора. Надо прежде всего искать человека, а потом сверхчеловека. Это и есть нормальный ход. Идти обратным путем, то есть прямо к сверхчеловеку, а потом к человеку — нельзя. Когда прямо суешь свой палец в область сверхсознания — получается штамп, ремесло, ломание, подделка.

… Бог говорит: нет, надо оставить (добро и зло), то есть допустить компромисс. Люцифер говорит: компромисс порождает условности, ограничения и пр., которые уменьшают, убивают свободу. Надо допустить правду, свободу. Пусть гибнут люди, пусть все перемеливается, в конце концов, придут к правде и познают все. Бог утверждает, что такая свобода приводит к эгоизму и только через добро и непротивление злу и пр. можно получить добро. Люцифер утверждает, что … пока не было добра и зла, было блаженство, рай.

72 … В результате споров А. Э. Шахалов определяет сверхзадачу своей роли: “Бог неправ, протестую”. Если бы Бог сознался, что он ошибся, Люцифер бы примирился с Богом. … Он сострадает об ошибке Бога.

“Хорошо, что Шахалов так оправдывает Люцифера, — замечает С., — значит, он верит в его правоту”.

Борьба Бога и Люцифера — это борьба за власть.

С. считает, что в роли Люцифера должен быть экстаз; этого требует пьеса. Он предлагает Шахалову найти обстоятельства, “которые дают экстаз”».

Станиславский репетирует, стр. 186 – 189.

СЕНТЯБРЬ 6

Репетирует «Каина».

«После долгих разговоров нашли: Адам, Ада, Ева, Седла, Авель говорят:

“Дивны дела твои, Господи”. В это же время Каин и Люцифер говорят: “Неправда, мир создан несовершенно”».

Там же, стр. 189.

«В течение всего репетиционного периода Станиславский обращал особое внимание исполнителей на философско-этическую сторону мистерии Байрона, который ставил под сомнение благостность и справедливость создателя мира и выдвигал на первый план пытливо ищущую и яростно протестующую мысль Каина: где же правда и справедливость “благостного” создателя?»

В. Гайдаров, В театре и кино, стр. 37.

Вечером проводит репетицию «Евгения Онегина» в Оперной студии.

СЕНТЯБРЬ 8

Проводит репетицию «Евгения Онегина» в Оперной студии.

СЕНТЯБРЬ 9

Пробы сценических эффектов для «Каина» на сцене МХТ.

Дневник репетиций.

С. Г. Бирман из Петрограда пишет С.:

«И вот что я поняла: что в периферии своей жизни люди могут обмануть друг друга, и не надо судить их за это. Но есть места, за известными гранями души, где все неизменно и торжественно. У самого жалкого и убогого душевно человека есть такие углы в душе.

Поэтому ясно одно для меня: как можем мы предать вас, Константин Сергеевич, если бы по подлости или же по слабости людской мы хотели этого? Это немыслимо. Я могу не отдать полтинник, который я взяла у кого-нибудь. Но как можно не отдать добра, которое дали вы, которое дал театр каждому из нас, дал Студии. Мне кажется, это немыслимо».

Архив К. С., № 7291.

СЕНТЯБРЬ 10

Репетирует сцены из «Евгения Онегина» в Оперной студии.

73 СЕНТЯБРЬ 11

Репетиция «Каина» на квартире С.46*.

Дневник репетиций.

Перед открытием сезона на репетиции «Дяди Вани» С. снова поставил «наболевший вопрос о поднятии дисциплины и этики в Художественном театре».

Запись В. В. Лужского в Дневнике спектаклей.

СЕНТЯБРЬ 12

Проводит репетицию отдельных сцен из оперы Даргомыжского «Русалка» в Оперной студии.

Открытие сезона в МХТ спектаклем «Царь Федор Иоаннович».

СЕНТЯБРЬ 13

Играет роль Астрова.

Г. П. Юдин, бывший артист Второй студии, поступивший в Камерный театр, пишет С.:

«Я боюсь только одного, прошу только об одном: не отворачивайтесь от меня, дорогой, бесконечно любимый Константин Сергеевич, и верьте мне, что на всю жизнь я сохраню в душе своей глубочайшую благодарность Вам за все, что Вы для меня сделали, за каждое слово, за каждый ласковый взгляд, за каждый Ваш совет».

Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ 14, 15

Проводит репетиции «Евгения Онегина» в Оперной студии.

СЕНТЯБРЬ 17

Играет роль Астрова.

СЕНТЯБРЬ 18

Репетиция «Каина» на квартире С. «Композитор проходил молитву с музыкой. Н. А. Андреев принес эскизы (2 шт.)».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

Вечером проводит репетицию «Евгения Онегина»: «тронули сцену письма» Татьяны с артистками Н. П. Сыроватской и К. Е. Антаровой (няня).

СЕНТЯБРЬ 19

Проводит репетицию 2-го акта «Русалки» в Оперной студии.

СЕНТЯБРЬ 20

Играет роль Астрова.

74 На заседании Правления МХТ решено в первую очередь выпустить трагедию «Каин», за ним «Ревизор» и «Дочь Анго». Постановку «Розы и Креста» приходится отложить из-за отсутствия значительной части труппы.

Протокол заседания. Архив внутренней жизни театра, № 5187/1.

СЕНТЯБРЬ 21

Играет роль Сатина.

Возмущен разладом спектакля «На дне», произвольной заменой исполнителей народной сцены, нарушениями творческой дисциплины, небрежной работой бутафорской части.

«Нет! Так долго идти не может. Только что срепетировали сцену; не успели наладить — одни не приходят и вводят без репетиции новых исполнителей. Получилась каша. Черт знает что. Возмут[ительно].

Опускаются руки и хочется бросить все и бежать от этой халтурщины».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

СЕНТЯБРЬ 22

Проводит занятие по «системе» во Второй студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 833.

СЕНТЯБРЬ 23

Н. А. Андреев показывает на Большой сцене выгородку декорации к «Каину».

С. утверждает декорацию в целом, делает ряд замечаний, дает указания по световым эффектам.

«Сделать ряд кукол для процессии со свечами…

Все куклы ставить реже 3/4 аршин (1 аршин). Огни на палках, уходящие наверх. Открыть задник сцены и по задней лестнице пустить огни (по боковым лестницам тоже). Спустить лампионы».

Запись С. в Дневнике репетиций.

СЕНТЯБРЬ 24

Играет роль Астрова.

СЕНТЯБРЬ 25

Проводит монтировочное заседание по «Каину».

СЕНТЯБРЬ 27

Репетиция «Каина» на квартире С.

Участвуют все исполнители и автор музыки к «Каину» композитор П. Г. Чесноков.

«Разучивали молитву с музыкой».

Дневник репетиций.

Играет роль Астрова.

СЕНТЯБРЬ 29

Проводит занятие по «системе» во Второй студии. И. Я. Судаков читает «Пир во время чумы». «От текста — к мысли; от мысли — к чувству».

К. С. Станиславский, Из записных книжек, т. 2, стр. 201.

75 Репетирует «Евгения Онегина» в Оперной студии.

СЕНТЯБРЬ 30

Вместе с О. В. Гзовской47* репетирует второй акт «Русалки».

СЕНТЯБРЬ

Привлекает к руководству музыкальной частью Оперной студии Большого театра Н. С. Голованова.

ОКТЯБРЬ 1

Ведет занятие по «системе» в Оперной студии.

«Формального подхода, каких-либо определенных “правил” в своих занятиях великий артист никогда не устанавливал. Все его усилия были направлены к тому, чтобы создать для всех присутствующих атмосферу творческую, легкую, вовлечь всех в творческое состояние, чтобы каждый гибче и глубже входил в общую артистическую жизнь протекающего момента».

К. Е. Антарова, Беседы К. С. Станиславского в Студии Большого театра в 1918 – 1922 гг., М., «Искусство», 1952, стр. 155.

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 2

Репетирует «Евгения Онегина» в Оперной студии.

Проводит занятие по «системе» во Второй студии. Делает «коллективные упражнения на народные сцены».

«Что же дают такие упражнения народных сцен?

Чувство коллективного творчества. … Упражняют дисциплину. Учат повиновать, подчинять свою волю желанию других. Исполнять чужие желания не просто, механически, а оправдывая их, т. е. мотивируя их какими-то предшествующими эпизодами, придуманными воображением. … Вырабатывают творческую решимость. … Вырабатывают выдержку, сосредоточенность. Отвлекают от зрителя, привлекают к цели творчества».

Вырабатывают «творческое внимание». «Учат создавать свои обстоятельства, темы разговора, слова (приходится говорить в течение двадцати минут). … Учат быстро ориентироваться для совместного творческого действия. Учат говорить сценично» и т. д. После упражнений С. приступает к репетиции «Синей птицы».

Запись С. Архив К. С., № 833.

76 Письмо С. Г. Бирман к С.:

«Я не знаю, можно и нужно ли возвращать прежнее. Я многого не знаю. Не знаю, лучше ли сейчас уснуть и уберечь себя от всех трудностей, толчков, потрясений. Или же нужно жить — жить бодро, что-то творить. Когда я думаю о Вас, а я думаю очень часто, я тогда чувствую надежду и желание жить».

Архив К. С., № 7292.

ОКТЯБРЬ 3

Играет роль Сатина. Письмо С. В. Гиацинтовой к С.:

«… Мы с тоски умираем: потому что нет настоящей работы, все здесь чужое, мы не дома48*, и потому что хочется закончить, наконец, “Балладину”. … В Студии, мне кажется, происходит сейчас какой-то перелом и происходит мучительно. … Я очень твердо верю, что Студия выйдет на правильный путь, что мы будем работать дружно и мы всей душой хотим хорошего и правильного. … Я не могу разобраться, в чем дело, почему нет прежней радости от Студии.

Но я верю в Вас, что Вы все разберете. Потому что, когда есть что-то большое, ради чего идешь, — все можно перенести. А в Вас это большое есть всегда. И чуть только потеряешь его из вида, тут-то и можно запутаться… Без Вас, Константин Сергеевич, мы мертвые, а я хочу жить и потому я хочу быть с Вами».

Архив К. С., № 7793.

Письмо Е. Б. Вахтангова к С.:

«Я верю, что мы приедем к Вам бодрые и подружившиеся, что Вы увидите Студию, готовую помогать и Вам и Театру всем, чем она может помочь, что никаких сепаратистских намерений у Студии, как у учреждения, нет, что она не мыслит своей работы без Вас, что все члены спаяны одним желанием и что в ней жив Леопольд Антонович».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 175.

ОКТЯБРЬ 4

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 5

Репетирует «Русалку» в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 6

С 1 ч. дня до 6 ч. вечера на квартире С. репетиция всего первого акта «Каина».

Намечает пять больших кусков акта:

«Если не будет первой молитвы — нет пьесы. Если не будет сомнения Каина — нет пьесы. Если не будет прихода Люцифера и всех постепенных 77 ступеней его искушения, если не будет борьбы между знанием и просто жизнью по вере и если не будет полета Каина и познавания прошлого и настоящего, если не будет молотов знания, которыми Люцифер оглушает Каина, бьет его нещадно и, наконец, спускает вниз, — то тогда не будет пьесы. И вот предстоит огромная задача: лепка этих кусков. Эти куски, держащие всю фигуру произведения, всю форму его, всю его скульптуру, — они необходимы».

Стенограмма лекции С. в МХТ. Архив К. С., № 834.

Вечером ведет занятия по «системе» в Оперной студии.

«В беседах с нами Станиславский старался дать нам понять, как через правильное внутреннее и внешнее поведение актера, через гармонию мыслей и чувств, отраженных в ряде верных простых физических действий, создается та жизнь сцены, которая привлекает все внимание зрителя, втягивает его в сценическую жизнь».

К. Е. Антарова. Беседы К. С. Станиславского в Студии Большого театра в 1918 – 1922 гг., стр. 24.

ОКТЯБРЬ 7

Уточнение кусков и задач первого акта «Каина». С. подводит актеров к живым, действенным задачам.

«Знаменский рисует Адама покорным. Как бы он не вышел Менелаем. … Спокойствие Адама от веры в себя. Вот и нужно найти в схеме и партитуре роли сильные вехи. Покорность Богу — элемент обычный на сцене — глаза кверху, и все сделано».

«Как отвлечь Гайдарова от умствования?»

С. говорит о «творческих ходах» актера при работе над ролью:

«1) Прочел пьесу. 2) Изучил и создал, оживил предлагаемые обстоятельства, как поэта, режиссера, так и свои собственные. 3) Делить по кускам (логические мостки). 4) Составить маршрут для своего чувства (то есть природу данного состояния), по ступеням. 5) От них рождается намек, толчок, позыв на истину страстей, правдоподобие чувств. 6) Рождение задачи — умственное (имя существительное). 7) Перевод существительного на глагол (то есть действие). 8) Физическая задача и ее проведение. 9) Психологическая задача. 10) Распределение ступеней природы страстей по фразам или периодам, кускам сцены. 11) Искания слов во фразе для выявления каждой из ступеней природы чувств».

Станиславский репетирует, стр. 191 – 192.

Из записи С. на репетиции «Каина»:

«Каких бы учеников я хотел выпустить? Экзамены по схеме. Нет у меня таких учеников. Первая студия выучилась б + а = ба и уже требует, чтобы ее везли в Париж».

Там же, стр. 191.

Играет роль Сатина.

78 ОКТЯБРЬ 8

Днем проводит занятие по «системе» во Второй студии. Продолжает заниматься со студийцами народными сценами.

Вечером проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 833.

ОКТЯБРЬ 9

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 10

Репетирует «Русалку» в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 12

Проводит занятие по «системе» во Второй студии.

Репетирует «Русалку» в Оперной студии.

Играет роль Астрова.

 

«Чеховской студии.

Учитесь скорее самому трудному и самому важному: любить искусство, а не себя в искусстве. Дай Бог вам сил, здоровья и успеха.

К. Станиславский».

 

«Это — надпись на портрете Станиславского, которую он сделал при мне в своей уборной после спектакля “Дядя Ваня”.

Портрет этот был нарисован мной для Чеховской студии, он долго висел на стене Студии…

К. С. Станиславский в тот момент, когда подписывал портрет, был в гриме и костюме доктора Астрова. Вошел он в гримировальную комнату, звоня в колокольчик49*. Мы с М. А. Чеховым ждали его уже там. Но он, не взглянув на нас, опустился на колено перед своей кушеткой, просунул руку с колокольчиком под кушетку и там уже дозвонил, все тише и тише.

Только после этого он поздоровался с нами и подписал портрет».

Дневник И. М. Кудрявцева. Музей МХАТ. Архив И. М. Кудрявцева.

ОКТЯБРЬ 13

Начинает курс лекций — занятий по искусству актера в Художественном театре.

Из конспекта лекции С.:

«Любить чистое искусство, театр, общее направление, идею, репертуар, пьесу, ее сущность, сверхзадачу и сквозное действие, форму, постановку и, наконец, свое создание.

… Если любишь искусство, театр, пьесу, роль, ансамбль, то в каждую данную минуту живешь ими, сверхзадачей, сквозным действием пьесы, театра — его направления и пр. Вырабатывается механическая привычка чувствовать сцену, где бы и когда бы ни был в театре.

79 … На спектакле, имея перед глазами сверхзадачу, сущность, пьесу — ее форму, только и думаешь о них, о том, как они выявляются. Невольно следишь кто, в каждую данную минуту, ведет основную сцену. Не мешать, а помогать ему. То стушеваться, чтоб не отвлекать на себя внимание; то слушать, чтоб придать своим отношением к тому, что говорит другой, еще большую цену проводимой теме.

… Когда же приходит очередь брать тему и инициативу в свои руки, — не зевать и хватать их и проводить со всем увлечением и энергией. На этот случай быть всегда под “парами”. И не только на самой сцене, но и сидя за кулисами чувствовать темп и ритм пьесы, автоматически, даже не принуждая себя… инстинктивно. Надо выходить с этим ритмом и темпом. … Словом, пьеса идет хорошо, когда выявляется сквозное действие».

К. С. Станиславский, Из записных книжек, стр. 215 – 216.

Вечером ведет занятия по «системе» в Оперной студии. «Не ладилась работа. Перешел к кругу»50*.

Записная книжка. Архив К. С., № 833.

ОКТЯБРЬ 14

Репетирует «Каина». Намечает с исполнителями «партитуру» отдельных ролей.

Запись С. на репетиции «Каина». Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 15

Конкурс певцов, желающих поступить в Оперную студию Большого театра. «От 1 ч. до 2 ч. было заседание. От 2-х до 5 ч. 30 мин. — конкурс.

За столом: я, Антарова, Мигай, Богданович, Гзовская, Голованов».

С. прослушал около шестидесяти человек.

На вечернем заседании — обсуждение результатов прослушивания.

Отобрано для вторичной пробы 15 человек.

Записная книжка С. Архив К. С., № 833.

В Дневнике спектаклей МХТ В. В. Лужский пишет о падении дисциплины среди участников народных сцен в спектакле «Царь Федор Иоаннович»:

«Очень прошу дирекцию театра принять какие-нибудь меры к тому, чтобы участвующие в народных сценах приходили вовремя; сегодня на первом шуме были не все, а ко второму шуму прибегали уже тогда, когда шум начали одни рабочие.

… А я буду просить К. С. просмотреть как-нибудь “Сад”51*, может быть, он вдохнет свежей струи. Никаких сил нет, такой сплошной штамп, равнодушие, холод и все аксессуары будничного, надоевшего спектакля».

80 Ответ С. на запись Лужского:

«Караул.

Умоляю, настаиваю, требую, кричу караул — немедленно вводить автоматические штрафы.

Если люди, считающие себя артистами, не понимают всего того, что я целый месяц втолковываю им на уроках, то надо прекратить всякие уроки и применять не артистические, а самые простые меры взысканий. … Прежде, когда артисты любили, берегли свой театр, такие штрафы были бы оскорбительными, а теперь при этом омерзительном халтурном отношении — штраф неизбежен. И я на нем настаиваю. Или пусть соберутся сами сотрудники и ученики и прекратят это безобразие.

Прошу дать мне теперь и [давать] каждый раз списки опаздывающих. Если и теперь не внемлют воплю, то я потеряю всякую веру».

Дневник спектаклей.

ОКТЯБРЬ 16

Репетирует с актерами и учениками Второй студии «Синюю птицу», сцену «Лазоревое царство».

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 17

Репетирует «Каина», продолжает разбирать роли по кускам и задачам.

Репетирует сцены из «Русалки» в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 18

Прослушивает певцов, поступающих в Оперную студию (вторичная проба).

Записная книжка С. Архив К. С., № 833.

ОКТЯБРЬ 19

Играет роль Астрова.

Группа актеров — исполнителей «Дяди Вани» — пишет в Дневнике спектаклей:

«Обращаемся к Правлению с просьбой протопить театр и довести по крайней мере [температуру] до 12°, иначе отказываемся играть, так как все уже простужены».

«Присоединяюсь, — пишет С., — но знаю, что котлы чинят и потому могу только просить ускорить работы, чтобы не оказалось слишком поздно, так как все простудятся и дело остановится».

ОКТЯБРЬ 20

В Оперной студии «репетиция не состоялась. Я был болен».

Записная книжка С. Архив К. С., № 833.

ОКТЯБРЬ 22

Репетиция «Евгения Онегина».

81 «Спевка “Онегина”. Станиславский (болен, слушал лежа в постели), Гзовская. Прошли пение 1-го акта».

Там же.

ОКТЯБРЬ 23, 26

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 24

Проводит репетицию «Евгения Онегина» в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 25

Репетирует первый акт «Синей птицы» с актерами Второй студии.

Читает лекцию о драматическом искусстве в Оперной студии для вновь принятых учеников.

 

В спектакле «Сверчок на печи» О. В. Бакланова пропустила выход в конце третьего акта, объяснив плохим самочувствием52*. С. пишет в связи с этим фактом:

«Как! Что же это такое? Не может выйти на сцену играть роль?

Можно умереть на сцене, но не выйти на нее — невероятно. Считаю себя дважды обиженным.

То, что завоевывалось десятками лет, — пропадет в один месяц.

Именно теперь, с новой публикой, которую надо воспитывать, — необходимо настоять на том, чтоб наши правила соблюдались.

… Известен ли Владимиру Ивановичу этот небывалый инцидент?»

Дневник спектаклей.

Газета «Правда» сообщает: «При Большом театре организована Студия, в которой занятия происходят под руководством К. С. Станиславского. В Студию принимаются все желающие из наличного состава труппы. Во главе Студии — Правление, в которое входят артисты Большого театра: Богданович, Антарова, Минеев и Голованов. В качестве преподавателей, кроме самого К. С. Станиславского, в Студии работают В. С. Алексеев и О. В. Гзовская. Приглашен Михаил Чехов. Занятия происходят почти ежедневно».

ОКТЯБРЬ 28

Репетирует третий акт «Каина», сцену «первой смерти» — убийства Авеля. Намечает схему физических и психологических задач, схему чувств и действий, ролей Селлы, Евы и Адама.

«Научитесь играть схему в один час, в 10 минут, в 10 секунд».

Станиславский репетирует, стр. 194 – 195.

Присутствует на занятиях О. В. Гзовской в Оперной студии.

84 ОКТЯБРЬ 29

Репетирует сцены первого акта «Евгения Онегина» для концерта, посвященного памяти Пушкина. «Пропели, как будем петь в концерте, на местах, сидя…»

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Проводит занятие по драматическому искусству во Второй студии.

Занятие посвящено внутреннему ритму.

Там же.

ОКТЯБРЬ 30

Играет роль Астрова.

ОКТЯБРЬ 31

Проводит десятое занятие во Второй студии. «Объяснил весь процесс творчества».

Там же.

ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ

Продолжает работу над «Каином».

«Некоторые роли, как, например, самого Каина в исполнении Л. М. Леонидова, производили огромное впечатление. Я не могу забыть одной интимной репетиции, потрясшей меня. Это было в первой стадии работы, когда пьеса доводится до полной законченности, но в комнатной, а не в сценической обстановке и без костюмов».

Собр. соч., т. 1, стр. 467.

Делает новую попытку убедить коллектив Художественного театра в необходимости преобразования МХТ в Театр — Пантеон.

«Понимает ли театр, что я не в силах отказаться от этой мечты, потому что я твердо знаю, что без этого Художественному театру суждено рассыпаться в самом ближайшем времени. Пантеон же может сохранить до известной степени то, что нами сделано за всю нашу жизнь.

Понимает ли театр, что служить тому, что происходит в театре сейчас, нет ни сил, ни смысла, особенно, когда знаешь, что осталось жить недолго. Такой театр надо скорее и со славой закрыть. Понимает ли театр, что без идеи и цели я ни физически, ни нравственно работать не в силах.

… Понимает ли театр, что теперь, больше чем когда-либо, у меня много средств для осуществления своей цели и в России и в Москве». С. показывает, что спасение постаревшего Художественного театра в его обновлении актерской молодежью; отказ от идеи Пантеона неизбежно приведет к потере Художественным театром его студий.

Собр. соч., т. 6, стр. 40 – 41.

НОЯБРЬ 2

Играет роль Астрова.

85 НОЯБРЬ 3

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

НОЯБРЬ 4

Начинает систематические репетиции «Балладины» в Первой студии, прерванные весной этого года53*.

«Станиславский занимался так интересно и блистательно, с такой необузданной фантазией и смелостью, что эти репетиции даже стали называться у нас “университетом”».

Из воспоминаний С. В. Гиацинтовой. Архив Первой студии МХАТ.

Проводит занятие в Оперной студии.

НОЯБРЬ 5

Репетирует «Балладину».

Играет роль Астрова.

НОЯБРЬ 6

Репетирует сцены из «Пиковой дамы» в Оперной студии.

НОЯБРЬ 7

На общем собрании труппы МХТ говорит о ближайших задачах и планах театра, о работе над «Каином». Собрание принимает решение предложить Первой студии временно объединиться с первой группой, что облегчило бы дальнейшее существование театра, лишенного значительной части актеров, уехавших на гастроли и отрезанных от Советской России белогвардейскими частями.

Протокол собрания. Архив внутренней жизни театра, № 180.

Вечером читает лекцию молодежи Оперной студии о театральном искусстве.

НОЯБРЬ 8

Работает с В. Г. Гайдаровым над ролью Авеля; разбирает сцены третьего акта. Предостерегает Гайдарова от слишком современных интеллигентских рассуждений.

«Не надо отвлеченных мыслей. Надо действие. А от соответствующего действия придут и чувства».

Станиславский репетирует, стр. 197 – 198.

Заходит на репетицию «Русалки», которую ведет О. В. Гзовская.

 

Вечером играет роль Астрова. Записывает в Дневнике спектаклей:

«В первом акте уже который раз впускают публику после начала, и начинается то, давно прошедшее, от чего мы так страдали и что 86 губило все начала пьес. С этой новой публикой с первой поры надо быть неуклонно строгим. Не уступать ей ни в чем из наших порядков; надо быть все более и более твердым и требовательным к ней, только это ее воспитает.

… Необходимо придумать какое-нибудь объявление в коридорах и в афише о том, как вредно для самой публики шуметь и кашлять. Публика до такой степени распущена и невоспитана, что надо ее учить».

НОЯБРЬ 9

Проводит занятие во Второй студии.

«Общий разнос за то, что не посещают репетиций “Синей птицы”».

Говорит об этике, дисциплине; объясняет, как «вводить себя перед спектаклем в творческое состояние».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

НОЯБРЬ 10

Проводит занятие в Оперной студии.

НОЯБРЬ 11

Репетиция «Каина».

«В присутствии Константина Сергеевича был прочитан всеми действующими лицами первый акт. Конст. Серг., кажется, остался доволен. Затем, после небольшого антракта, Леонидов и Шахалов читали первую картину 2-го акта.

… Константин Сергеевич после всего этого делал свои замечания и [намечал] планы будущей схемы пьесы».

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении театра «Альказар»).

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

НОЯБРЬ 12

Репетирует первый акт «Каина». «Сегодня Константин Сергеевич всю репетицию посвятил тому, чтобы расшевелить слабую волю» исполнителей в сцене молитвы.

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

«Молитва должна быть сценически горячая, чтобы у публики осталось впечатление, что молятся фанатики. Теперь это сделать трудно, так как истинно верующих очень мало. Однако режиссер должен добиться впечатления горячей молитвы. Это первый кусок.

В этот же кусок входит нарушение этого моления Каином. … Он не может молиться, потому что душа его требует познания».

Стенограмма лекции, правленная С. от 1/XII. Записная книжка. Собр. соч., т. о, стр. 126.

Репетирует первый акт «Евгения Онегина» в Оперной студии.

87 НОЯБРЬ 13

На репетиции «Каина» намечает схему пластических движений исполнителей в первом акте.

Дневник репетиций.

Играет роль Астрова.

«Как дела с Понсом?54* Не забыли ли о нем театр и Вторая студия?»

Запись С. в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 14

Репетирует «Балладину» в Первой студии; проходит с Е. Г. Сухачевой схему роли Балладины.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Вечером слушает и записывает лекцию С. М. Волконского о дикции в Оперной студии.

Там же.

НОЯБРЬ 15

Репетирует «Балладину».

Стремится увести актеров от однотонности, серости и сентиментальности в исполнении ролей.

«Однотонность, белокровие, бескрасочность Бирман. Чем их вытравить? Определил так: это общая болезнь Художественного театра.

… Все это происходит потому, что слишком боятся штампов, лжи.

Держатся далеко от границы, далеко до предела большой правды и остаются в малой правде.

Надо делать иначе. Надо переходить границы правды, познавать перейденное расстояние, по нем узнавать, где граница. А узнав — жонглировать и гулять свободно в области правды».

К. С. Станиславский, Из записных книжек, т. 2, стр. 231.

Проводит конкурс певцов и аккомпаниаторов в Оперную студию.

НОЯБРЬ 16

Репетирует первый акт «Каина», много говорит о ритме.

«Очень грустно, обидно, досадно, что ушла Шевченко с репетиции; Конст. Серг. говорил так много и интересно, что необходимо было бы слушать всем действующим лицам».

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

Играет роль Астрова.

НОЯБРЬ 17

Второе занятие С. в Художественном театре.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

88 На заседании Центротеатра под председательством А. В. Луначарского оглашается постановление Отдела народного образования «О Московском Художественном театре»: «Ввиду исключительных общекультурных заслуг Московского Художественного театра, способствовавшего обновлению и неусыпному углублению всей стихии театрального искусства, представляется необходимым признать его автономным. Тот же характер автономности распространяется и на органически входящие в состав МХТ студии».

«Вестник театра», № 43, стр. 9.

Репетирует первый акт «Евгения Онегина».

НОЯБРЬ 18 и 19

Репетирует «Балладину».

НОЯБРЬ 19

Репетирует «Евгения Онегина» в Оперной студии.

В связи с новой жалобой В. В. Лужского на разлад народной сцены в последнем акте «Царя Федора Иоанновича» С. пишет в Дневнике спектаклей:

«Как все это грустно. … Значит, все мои беседы, наставления, доказательства о вреде небрежной игры в народных сценах и об огромной пользе внимательной игры — по существу, не действуют!! Пусть платятся в будущем».

НОЯБРЬ 20

Играет роль Сатина.

«Играл экстренно “Дно”».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

НОЯБРЬ 21

Репетирует сцену Каина и Люцифера из первого акта «Каина» «с остановками и замечаниями».

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

Каин «не может работать, не уяснив себе, почему он должен работать», не может жить далее, не найдя разгадки многих других «почему». «И в ту минуту, когда явился первый человек с умственными запросами, первый человек, который говорит “зачем”, является Люцифер (lux ferus — несущий свет). Люцифер — есть порождение самого Каина. Это есть — “почему, зачем”. Это дух, который вместе с Богом создал землю, но, создавая ее, они не сошлись в том, какая земля должна быть. Люцифер хотел населить землю богами, а Бог пошел на компромисс, создал человечков. И вот Люцифер… приближается, подходит к Каину. … Вы чувствуете, что значит это знакомство, когда к человеку подходит сверхсознательное; как он его боится, как от него шарахается, как к нему тянется, пока не получит 89 какую-нибудь приманку». Люцифер показывает Каину «все прекрасные миры, беспредельное пространство и доводит до крайней степени экстаза». Каин видит вдали землю, угасшие планеты, «царство смерти, скользящие тени. …

И вот Каин возвращается. Он уже совершенно другой, он полон отрицания».

Стенограмма лекции С. Собр. соч., т. 6, стр. 126 – 128.

Играет роль Астрова.

НОЯБРЬ 23

Играет роль Сатина.

«Как Понс? Не забыли ли о нем?»

Запись С. в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 24

Проводит занятия по «системе» в Художественном театре. «1. Ослабление мышц. 2. Ходьба (походка). 3. Мыслями возбуждать чувства».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Репетирует «Евгения Онегина» в Оперной студии.

НОЯБРЬ 25

Репетирует с Л. М. Леонидовым и В. Л. Ершовым сцены Каина и Люцифера из первого акта. «Ершов сделал громадные успехи!!!»

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

Играет роль Астрова.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Сверчок — отвратительно. Часто, точно канарейка, назойливо.

Без чувства самой сцены. Ремесло механика, машина. А не артистично. Такой сверчок мешает, и лучше его убрать».

НОЯБРЬ 26

Продолжает репетировать сцены Каина и Люцифера. Делает много «замечаний и указаний» по сценической речи, правильной расстановке ударений, произношению слов и фраз.

Разбирает с Л. М. Кореневой роль Ады.

Дневник репетиций.

Последняя запись в заметках С. о «Каине»: «Нет, Каин не принимает того, что есть. Он видел то, что показал Люцифер. Теперь он отрекается от знания.

Убил — обратился к Богу.

Его гонят, карают.

И все-таки он остается с вопросом без разрешения его.

Самое страшное — молчание Бога».

Станиславский репетирует, стр. 199.

90 Вечером репетирует «Евгения Онегина».

«Опоздал на 5 – 10 минут, задержала репетиция “Каина”».

«Пропели первый акт “Онегина” (хорошо). Сделал замечания. Приехал Голованов (во фраке). Прошли музыкально весь акт. Повторили mise en scène концертного выступления. Решили в понедельник спеть “Онегина” в Художественном театре».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

НОЯБРЬ 27, 29

Репетирует «Балладину» в Первой студии.

НОЯБРЬ 28

Днем проводит занятие во Второй студии.

Вечером — занимается с молодежью Оперной студии.

НОЯБРЬ 29

Играет роль Астрова.

НОЯБРЬ 30

На репетиции «Каина» разбирает с Леонидовым и Кореневой сцены Каина и Ады из третьего акта.

Дневник репетиций.

Вечером на сцене МХТ в первый раз идет спектакль Первой студии «Двенадцатая ночь».

С. делает много замечаний в отношении внешнего оформления спектакля и требует немедленного устранения недостатков и небрежностей в декорациях, костюмах, бутафории.

«Бедность внешней постановки — непозволительна для МХТ. Случайность подбора костюмов, безграмотность в эпохе — также непозволительны. Что можно сделать в этом направлении? Особенно плох костюм Оливии, неверен костюм сэра Тоби (ландскнехт?!!).

… Всю роль Сухачева55* играет без ножен с обнаженной шпагой. Что это такое? Ведь этого же не может быть в Художественном театре.

Чем объяснить это? Что это — безвкусица, непонимание костюма, стиля, небрежность, художественная распущенность? Недопустимо!

Такая внешняя постановка может уронить название Художественного театра. Гарнитур синих сукон из лоскутов — неприлично. Всюду видны белые и коричневые изнанки. Падуги плохо опускаются.

Во многих картинах видны пролеты.

Все декорационные поправки я просмотрю на сцене».

Дневник спектаклей.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

Отказывается от первоначального замысла постановки «Каина» (сцена и зрительный зал представляют собой храм, в котором монахи 91 разыгрывают мистерию). Поиски новых принципов постановки и возможности их осуществления.

«Вместо режиссерских мизансцен и планировок — пластические группы, выразительные позы, мимика артистов на соответствующем общему настроению фоне. В картине Ада — томящиеся души усопших Великих Существ, якобы живших в прежнем мире, олицетворялись огромными статуями втрое больше человеческого роста, расставленными по разным плоскостям сцены, на фоне спасительного черного бархата. Эти статуи удалось сделать чрезвычайно просто и портативно: огромные головы с плечами и руками, вылепленные Н. А. Андреевым, были посажены на большие палки и покрыты плащами из простого желтого декорационного холста, напоминающего цветом глину, из которой лепят статуи. Материя ниспадала с плеч огромных фигур красивыми складками и драпировалась на полу».

В первом акте «декорации изображали портик, вход и лестницу наверх, к преддверию Рая. Огромных размеров колоннада окружала сцену и уходила вверх, вместе с гигантскими по размеру ступенями.

Трюк заключался в том, что был взят сильно увеличенный масштаб колонн и всей постройки по сравнению с обычным ростом человека. … В портале сцены был показан лишь самый низ его, то есть первые ступени и начало гигантских колонн, — остальное достраивалось воображением зрителей.

Эту архитектурную декорацию удалось сделать очень портативно, легко и дешево из того же желтого декорационного холста. Огромные колонны, аршина в три толщины, были сделаны также из этого холста».

Собр. соч., т. 1, стр. 465 – 466.

Разрабатывает новые типы упражнений по «системе» для занятий в Оперной студии Большого театра.

Записные книжки. Архив К. С., № 799, 834.

Беседует с новым администратором Художественного театра Ф. Н. Михальским.

С. говорил: «Если вы хотите добиться от актера полноценного творчества, поставьте его в такие условия, чтобы он в момент спектакля ни о чем не думал, кроме своих творческих задач. Если же он придет в театр, уже без того обремененный своими домашними заботами о дровах, о квартире, о голодной семье, а в театре его встретит грубый персонал, неубранные холодные уборные, чуть ли не мороз на сцене, то как же при таких условиях он сможет исполнять свою роль, как донесет до зрителя идеи автора и театра?»

Музей МХАТ. Архив Ф. Н. Михальского.

ДЕКАБРЬ 1

Четвертая лекция — занятие по «системе» в МХТ. Тема лекции: о режиссерских кусках пьесы и роли, о схеме роли. «Все куски, отдельные сцены 94 нужно соединить, но так, чтобы они не были смазаны. Эти куски должны быть не только понятно логически слеплены, но и красиво, и художественно, и просто, и, не пугайтесь этого слова, сценически занятно.

Театр получает свое настоящее значение, тогда, когда можно сказать: я еду в театр, потому что только там, в театре, я могу получить то громадное содержание пьесы, которого я дома сам уловить не мог. Прийти к кристаллизации многих кусков, выявить их, вылепить, превратить их в сценическое действие — вот в чем заключается задача режиссера…

Сверхзадача, сквозное действие, режиссерские куски и их задачи составляют схему. Мой идеал будущей школы состоит в том, чтобы выпускной экзамен производился так: экзаменатор-режиссер спрашивает:

— “В какой роли выпускаетесь?”

— “В Макбете”.

— “Потрудитесь дать схему Макбета. А вы?”

— “В Офелии”.

— “Потрудитесь дать схему Офелии”.

И вот в течение 10 минут актер дает схему Макбета, или Гамлета, или Офелии».

Стенограмма лекции С. Собр. соч., т. 6, стр. 126 – 129.

Вечером показывает Художественному театру первый акт «Евгения Онегина».

Из воспоминаний С. И. Мигая — первого исполнителя в Оперной студии партии Онегина:

«Выступали мы в собственных костюмах, стиль которых, надо признаться, очень мало совпадал с пушкинской эпохой: время было трудное, и моему Онегину пришлось щеголять в вишневой бархатной куртке, сшитой из потрепанной портьеры, а Ленский был облачен в малопоэтичный потертый пиджак»56*.

Сб. «Чайковский и театр. Статьи и материалы», М.-Л., «Искусство», 1940, стр. 198.

ДЕКАБРЬ 2

На Большой сцене МХТ просматривает декорации, костюмы к спектаклю «Каин», пробует сценические эффекты.

ДЕКАБРЬ 3

Продолжение просмотра декораций и сценических эффектов к «Каину».

С. намечает новую планировку декораций. Дает указание «заготовить привидения»: «ползущие тени», «летающие призраки». В Дневнике репетиций делает зарисовки различных видов привидений с соответствующими пояснениями.

Запись С. в Дневнике репетиций.

Работает с певицей Большого театра Е. А. Степановой над сценой «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

95 ДЕКАБРЬ 4

Читает пьесу Луначарского «Оливер Кромвель» на занятии с молодежью Оперной студии.

Там же.

ДЕКАБРЬ 4 и 5

Репетирует «Балладину» в Первой студии.

ДЕКАБРЬ 6

Играет роль Астрова.

ДЕКАБРЬ 7

Московскому Художественному театру присвоено звание «академического» театра.

См. сб. «Советский театр. Документы и материалы». Л., «Искусство», 1968, стр. 65.

Репетиция «Каина» на Большой сцене.

«Понс Ю. Е. ничего не заготовил, как было сказано, и потому репетиция наполовину пропадает. Планировки делать не придется, так как декорация первого акта не поставлена».

С. намечает «очередные пробы» декораций и сценических эффектов:

«1. Скалы — по Андрееву (пробовать).

2. Скалы, с бархатом — по Станиславскому.

3. Скалы остроконечные, закрученные — по Станиславскому.

4. Те же, с красными лампами.

5. Бережки на пол, красные.

6. Привидения, чуть светлее бархата (пробовали).

7. Принцип возрастающих карликов (пробовали).

8. Облака (делать).

9. Угасшие планеты — нести и панорамой.

10. Змий (делать).

11. Лазурь: из “Гамлета” золотые плащи (делать).

12. Красивые девы (делать).

13. Призраки с лампочками внутри (делать).

14. Летящие фигуры Люцифера и Каина (на подмостках посредине).

15. То же сбоку, закутать плащом (делать).

16. Перспектива теней вдали (транспарантом делать).

17. Полотна сверху донизу для полета: а) бархатные, а под ними б) суровые, полотняные.

18. По этому белому полотну пустить облака».

Станиславский репетирует, стр. 160 – 161.

ДЕКАБРЬ 8

«Сцена для “Каина”» опять «поставлена не так, как заказано. Такое невнимание считаю непозволительным».

96 «Рабочие и техники отказались работать, поэтому никаких проб делать нельзя и пришлось ограничиться планировкой с актерами».

Запись С. в Дневнике репетиций.

Проводит занятие по «системе» в Художественном театре.

Репетирует сцены из «Евгения Онегина» в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 10

Репетирует «Каина».

Играет роль Астрова.

Запись в Дневнике спектаклей МХТ:

«Я просмотрел сегодня все протоколы и вижу, что никто, кроме меня, их не читает. Быть может, никому эти протоколы не нужны.

Но я с этим не согласен. К этим протоколам, которые нередко пишутся кровью, в самый момент боя, следует относиться с совершенно исключительным вниманием и придавать им огромное значение, если хотят, чтоб в театре дисциплина поддерживалась. Надо же помогать нам, участвующим в спектаклях и ведущим их».

ДЕКАБРЬ 11

Возглавляет процессию от МХТ на похоронах О. О. Садовской.

«Вестник театра», 1969, № 46, стр. 16 – 21.

Репетирует «Балладину» в Первой студии.

ДЕКАБРЬ 12

Репетирует «Каина». «В присутствии Константина Сергеевича все действующие лица читали на Новой сцене почти все три картины».

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

ДЕКАБРЬ 13

Репетирует «Балладину».

ДЕКАБРЬ 14

Просматривает новую выгородку декорации для третьего акта «Каина».

Играет роль Астрова.

ДЕКАБРЬ 15

Читает лекцию об аффективных чувствах в Художественном театре.

Проводит занятие в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 16 – 28

Почти ежедневно проводит репетиции «Каина», ищет формы и приемы декорационного оформления спектакля.

ДЕКАБРЬ 17

Репетирует сцену «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина».

98 Утверждает планировку декораций 1-го акта и 1-й картины 2-го акта «Каина» и предлагает «немедленно приступить по чистовым эскизам» к изготовлению декораций, помостьев, бутафории и пр. Заказывает «как можно скорее на кусках стекла приготовить разные образцы облаков — густых, темных, более светлых, синих, красных дымчатых — грозовых.

Нашить стекла на бархат и светить точками и т. д. (звезды), (на отдельном куске попробовать)».

Станиславский репетирует, стр. 161.

ДЕКАБРЬ 18

Играет роль Астрова.

ДЕКАБРЬ 19

Присутствует на уроке С. М. Волконского по сценической речи в Оперной студии и ведет его подробную запись.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ДЕКАБРЬ 20

В. В. Лужский снова пишет о возмутительно плохом исполнении народной сцены в спектакле «На дне»57*.

«Халтура торжествует вовсю, спасибо, дожили…»

Запись В. В. Лужского в Дневнике спектаклей.

ДЕКАБРЬ 22

На митинге работников театрального искусства в Большом театре под председательством А. В. Луначарского зачитывается письмо Станиславского к участникам митинга.

С. выражает свое удовлетворение политикой в области искусства, проводимой Луначарским, который понимает, что творчество не терпит насилия, что «нужно дать время артистам и старому искусству для того, чтобы переродиться и создать новые формы, чтоб проникнуть глубоко в сущность великих событий и выявить живую душу русского народного искусства.

… В трепетном ожидании нового русского всенародного искусства будем искать и работать с удвоенной силой и благодарить судьбу за то, что она отдала театр под охрану того, кто умеет понимать, то есть чувствовать, наше, далеко не всем доступное искусство актера».

Собр. соч., т. 6, стр. 136 – 137.

Репетирует сцену «Письмо Татьяны» со Степановой и Антаровой.

Замечает, «что у студийцев нет доброжелательности. Надо что-то любить в другом, а у нас только ненавидят плохое. Выяснилось, что недовольны студийцы второй частью системы» — работой над ролью. С. решает перестроить свои занятия, сделав их более легкими для восприятия и более интересными.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

99 ДЕКАБРЬ 24

Играет роль Астрова.

ДЕКАБРЬ 25

В. И. Ленин смотрит в Художественном театре «На дне»58*.

(С. в спектакле не участвовал). Из воспоминаний Н. К. Крупской:

«Когда мы потом в России смотрели с Ильичей постановку “На дне” Горького в Художественном театре — а Владимиру Ильичу очень хотелось посмотреть эту пьесу, — ему ужасно не понравилась “театральность” постановки, отсутствие тех бытовых мелочей, которые, как говорится, “делают музыку”, рисуют обстановку во всей ее конкретности…».

Н. К. Крупская, Воспоминания о Ленине. М., Госполитиздат, 1957, стр. 257.

ДЕКАБРЬ 26

Репетирует третий акт «Каина».

Возмущен плохой работой декорационно-постановочных мастерских.

Обращается в Правление театра с просьбой помочь ему наладить работу по изготовлению декораций.

«Декорации 1-й и 2-й картин были утверждены. На будущей неделе я располагал делать генеральные репетиции первых двух картин.

Сегодня мы пошли в мастерские. Мертвое царство. Там даже не начинали ничего делать.

… Художник, который делает декорацию, даже ни разу не пришел ко мне, как к режиссеру.

Понс не знает даже, что декорацию делает Костин; все сваливают друг на друга.

Ввиду того, что ни Правление, ни Румянцев не следят за постановкой, а только требуют от нас невозможного, ввиду того, что я уже не могу взять на себя большое дело, я впредь снимаю с себя ответственность за постановку и беру только ответственность за актеров.

В четверг назначается генеральная репетиция 1-го акта. Что делать с костюмами и гримами, я не знаю».

Запись С. в Дневнике репетиций.

Репетирует сцены из «Пиковой дамы» в Оперной студии.

Присутствует на занятии С. М. Волконского по сценической речи.

ДЕКАБРЬ 27

На репетиции «Каина». «Макет, выполненный Н. А. Андреевым для скалы 2-й картины второго акта, принят К. С. Станиславским».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

На общем собрании в Художественном театре.

100 На занятии по «системе» в Оперной студии. «Я устал после репетиции “Каина” и общего собрания МХТ, пришел в 7 ч. 30 мин»59*.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Занимается с Е. Г. Сухачевой ролью Балладины.

Там же.

В Художественном театре 300-е представление «Царя Федора Иоанновича». Из актеров главный юбиляр И. М. Москвин, сыгравший 298 раз роль царя Федора и два раза гусляра в сцене на Яузе.

ДЕКАБРЬ 28

Репетирует «Балладину» в Первой студии.

ДЕКАБРЬ 29

Репетиция «Балладины». «Новое. Делали только физические и элементарные психологические задачи».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

После репетиции «Каина» заказывает Н. А. Андрееву «сделать схемы поз для действующих лиц (идя от исполнителей)»60*.

Запись С. в Дневнике репетиций.

Проводит занятие в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 30

Играет роль Астрова.

ДЕКАБРЬ 31

«По решению МХТ» участвует в концерте в бывшем Александровском училище.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Репетицию первого акта «Каина» не закончили, так как «Л. М. Леонидов не мог репетировать»61*.

Дневник репетиций.

Из письма зрителя О. Рахмановой к С.:

«Мне кажется, что, выходя из Вашего театра, человек делается лучше, чище, благороднее, он добрее, он более чуток. Какое большое, какое огромное и прекрасное дело Вы делаете.

Я редко могу приезжать в Москву, но тот подъем, те переживания, которые охватывают душу в Художественном театре, могут надолго украсить жизнь, полную труда и исканий».

Архив К. С.

101 1919 г.

Выходят из печати книги:

Николай Эфрос, «Вишневый сад». Пьеса А. П. Чехова в постановке Московского Художественного театра. Пг., 1919. Художественная редакция книги А. М. Бродского.

Николай Эфрос, «Три сестры». Пьеса А. П. Чехова в постановке Московского Художественного театра. Пг., 1919. Художественная редакция книги А. М. Бродского.

Кратко изложив принцип «системы» С., в частности основы искусства переживания, Н. Е. Эфрос полное воплощение этих основ видит в исполнении С. роли Вершинина.

«Вершинин Станиславского — лучшая практика этой теории и осуществление этого идеала, поскольку он вообще осуществим. Если бы Станиславский захотел иллюстрировать эту часть своей “системы” живым примером — ему не надо бы далеко ходить; лучшего, чем его собственный Вершинин, не найти».

1919 – 1920 гг.

Из воспоминаний врача И. М. Саркизова-Серазини:

«Среди личных разговоров на беспокоившие москвичей темы дня Александр Леонидович [Вишневский] обмолвился такой фразой:

“Как же не болеть? Вчера я был у Кости (так он называл К. С. Станиславского) — кашляет, насморк. Ботинки порваны, а починить негде… У сына пальцы выглядывают из ботинок…”

Слушая Вишневского о том, как плохо живется Станиславскому и его семье, слушая о том, что Станиславские живут впроголодь, я не мог не задать А. Л. вопрос, почему Константин Сергеевич не обратился к Ленину, Семашко или Луначарскому за помощью. Как сейчас, помню широко открытые глаза Вишневского, его хлопающий удар рукой по голове и восклицание: “Ты что, не знаешь этого блаженного? Костя с голоду умрет, а не попросит для себя. Для других попросит, для меня попросит, для Бурджалова попросит”, — протянул руку Вишневский по направлению квартиры последнего, расположенной внизу.

Вишневский сердито говорил о полной неприспособленности “Кости” к жизни и неумении Станиславского использовать в эти тяжелые революционные дни свой авторитет, имя и уважение, которыми пользовался он у руководителей государства».

Архив К. С.

102 1920
Завершение постановки «Каина»; поиски его декорационного оформления; провал спектакля. Премьера «Балладины» в Первой студии. Воспитательная беседа со зрителем. Репетиции «Евгения Онегина», «Каменного гостя», «Русалки», «Вертера», «Веры Шелоги» в Оперной студии. Занятия по «Системе» с учениками четырех драматических студий. Работа над интермедиями Сервантеса.

ЯНВАРЬ

Разрабатывает план дальнейших занятий по «системе» в Оперной студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

«Вся подготовительная работа — теоретическое изучение “системы”, ежедневные упражнения в ритме под музыку, этюды на оправдание самых разнообразных положений тела в пространстве, освобождение от мышечных напряжений и, наконец, самое главное и интересное — пение арий и романсов, в которых синтезировались все пройденные элементы “системы”, — все это было проделано студийцами до постановки студийных спектаклей».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера. М., «Искусство», 1969, стр. 24.

Почти ежедневно репетирует «Каина».

ЯНВАРЬ 2

Слушает и записывает лекцию С. М. Волконского певцам Оперной студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ЯНВАРЬ 3

Репетирует первый акт «Каина» с хором и органом.

«Караул!!!

Мотор еще не поставлен62*. Никто не помогает и не смотрит. Я решительно 103 снимаю с себя ответственность кроме артистической части. Обратите своевременно внимание на наши вопли, а не в последнюю минуту, когда будет уже поздно».

Запись С. в Дневнике репетиций.

ЯНВАРЬ 4

На репетиции третьего акта «Каина» советует Л. М. Леонидову все внимание направить на «исполнение физических задач». Нельзя «механически нажимать на темперамент», нельзя, чтобы темперамент предшествовал мысли — «всегда попадешь в плоскость внешнего актерства».

Запись А. А. Шереметьевой на репетиции «Каина». Музей МХАТ. Архив А. А. Шереметьевой.

Играет роль Астрова.

ЯНВАРЬ 5

Ведет занятия в Оперной студии.

Репетирует «Балладину» в Первой студии. Работает с О. И. Пыжовой над ролью феи Гопланы.

ЯНВАРЬ 8

Играет роль Астрова.

«Проходили общую схему» третьего акта «Каина». «Размечали куски».

ЯНВАРЬ 10

Ведет занятия в Оперной студии.

Проба сценических эффектов «Каина».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

ЯНВАРЬ 13

В связи с частыми опозданиями и пропусками репетиций «Каина», которые допускают многие исполнители, С. обращается ко всем участникам спектакля:

«А для спасения театра и всех его детей необходимо, необходимо, необходимо во что бы то ни стало, чтобы в самое ближайшее время “Каин” шел. Чего бы это ни стоило!!! Поэтому объявляю репетиции “Каина” на военном положении и мобилизую всех его участников, основных исполнителей и дублеров. Всех их вызывать на все без исключения репетиции. Кто не может, того заменить новым дублером. Пока дублеры: Евы — Шереметьева, Адама — Лазарев, Ады — Молчанова, Селлы — Булгакова.

Временно Люциферу и Ангелу дублеров не назначаю».

Запись С. в Дневнике репетиций.

Играет роль Астрова.

104 ЯНВАРЬ 13 – 19

В журнале «Вестник театра» № 48 опубликована статья П. М. Керженцева под названием «Театральный музей».

«Разве можно назвать иначе, как музеем театр, где артисты всерьез играют, а публика всерьез смотрит пьесы Чехова о печальных людях, которые не умеют бороться с жизнью, которые оплакивают свое уходящее прошлое и бессильны что-либо сделать, чтобы удержать его. Разве пьесы Тургенева и Алексея Толстого, большая часть пьес Островского и Леонида Андреева не являются печальным остатком давно минувших эпох, отражающим настроение, нам совершенно чуждое».

ЯНВАРЬ 14

На репетиции «Каина» советует актерам от сознательного идти к бессознательному; «ловить чувство никогда нельзя, надо правильно выразить мысль», «надо всегда логически правильно действовать».

Запись А. А. Шереметьевой на репетиции «Каина».

Занимается с Е. А. Степановой сценой «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Р. В. Болеславский, режиссер спектакля «Балладина», уезжает из России за границу.

ЯНВАРЬ 15

Играет роль Астрова.

ЯНВАРЬ 16

Присутствует на занятиях по сценическому движению63* и по сценической речи в Оперной студии.

ЯНВАРЬ 17

Вместе с О. В. Гзовской проводит занятие в Оперной студии. Пробует новые упражнения под музыку на ускорение и замедление темпа.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ЯНВАРЬ 21

Репетирует «Каина».

«Назначена репетиция для просмотра костюмов, а никого из костюмерного отдела не явилось. Отсюда новая задержка».

Станиславский репетирует, стр. 162.

Проводит занятие в Оперной студии.

В. В. Лужский указывает в Дневнике спектаклей на недобросовестное отношение к своим обязанностям исполнителей народной сцены в спектакле «Царь Федор Иоаннович».

105 «Когда-то установил сцену Владимир Иванович — забыли и бросили, устанавливал я — бросили, теперь наладил было К. С. — и это все пошло прахом! Кого еще выбрать помучиться с этой сценой?

Может быть, одного из участвующих, тогда, может быть, будет понятнее, каких трудов стоит сладить народную сцену!» В ответ на это С. пишет: «Не артисты. Не будет толку из такого отношения. Все мои лекции — ни к чему».

Дневник спектаклей.

ЯНВАРЬ 26

Проводит заседание по вопросу репертуара в Оперной студии.

«Решено: Станиславский и Голованов ставят “Каменного гостя”».

Пропели 1-й и 2-й акты «Каменного гостя». «За роялем Голованов».

Партию Дон Карлоса исполняет С. И. Мигай.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ЯНВАРЬ 27

Присутствует вместе с группой артистов Художественного театра на генеральной репетиции пьесы Д. Пинского «Вечный жид» в студии «Габима»64*. После спектакля беседует с актерами и руководством студии.

«Вестник театра». М., 1920, № 51, стр. 7.

ЯНВАРЬ 28

Проводит занятие в Оперной студии.

ЯНВАРЬ 29

На репетиции «Каина» занимается «устройством полета Леонидова; грузен, очень земной…»

Запись А. А. Шереметьевой на репетиции «Каина». Архив А. А. Шереметьевой.

«Летящая группа Каина и Люцифера во второй картине пьесы была помещена на высоких подмостках. Покрытые черным бархатом, сливавшимся с таким же фоном, подмостки пропадали для глаз зрителя, отчего получалась иллюзия того, что фигуры Каина и Люцифера держатся в воздухе между полом и потолком сцены. Статисты, одетые в черные костюмы, проносили на длинных черных палках огромные светящиеся транспаранты, изображавшие потухшие планеты. И черные палки, и черные люди, проносившие их, пропадали на фоне бархата, отчего казалось, что планеты сами плывут в воздухе».

Собр. соч., т. 1, стр. 466.

Играет роль Астрова.

Призывает всех работников театра к сохранению высокого художественного уровня спектакля.

«Сегодня дождались. Над окном сквозь все стены зияла громадная дыра. Я пришел в ужас. Хотел уйти за кулису, чтобы предпринять что-нибудь. 106 Краснел от стыда. Если при мне допускается такая небрежность, что же делается без меня. Этого не может быть никогда в Художественном театре. К нам исключительные требования, у нас сборы втрое больше, чем в других театрах. Как можно поднять занавес с таким беспорядком? Что же смотрит пом. режиссера? Значит, он не осматривает сцены. Значит, он смотрит и не видит. А все остальные на сцене!!!»

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ЯНВАРЬ 30

Слушает и записывает лекцию Волконского в Оперной студии.

Продолжает репетицию второго акта «Каина».

«Леонидов не согласен с постановкой этого серого фона, где люди сливаются» с декорацией. Для «К. С. это необыкновенное открытие: применяются скульптура и монохром и изгоняются краски. Конечно, все художники будут ругать, но пьеса тогда только имеет успех, когда поднимается бунт».

Говорит исполнителям: «Если актер что-то кричит и кажется, что он в большом нерве — неверно и если апатичен, как бы ничего не делает — тоже неверно…»

Запись А. А. Шереметьевой. Архив А. А. Шереметьевой.

ЯНВАРЬ – ФЕВРАЛЬ

Завершает постановку «Балладины» в Первой студии.

«Помните в “Балладине” моментальную живую перестановку из дремучего леса в комнату Балладины. Это происходило на еще меньшей сцене, чем наша. Тогда я придумал такой выход. Сначала уставил в лесу необходимые для комнаты Балладины вещи, то есть кровать, стол, шкаф, печь. Потом долго возились над тем, куда девать остальные мелкие вещи. Наконец нашли место — под столом, на кровати, под кроватью и т. д. Срепетировали быструю расстановку их и укладку опять под кровать и стол. Когда поняли, что это можно сделать скоро, то заказали декорацию, то есть стену, амбразуры окон, печь — все из полотна без всякой поделки. Эта мягкая декорация в сложенном виде валялась на полу (кажется, потом сделали так, что она спускалась сверху, все три стены сразу)».

Письмо к Б. И. Вершилову от 29/IV 1930 г. Собр. соч., т. 9, стр. 412.

ФЕВРАЛЬ

Продолжает поиски декорационного оформления «Каина».

«К сожалению, и эта, упрощенная до последней степени, постановка нам не давалась. Можно подумать, что спектакль родился под несчастной планетой.

Во всей Москве нельзя было достать необходимого нам количества черного бархата, и его пришлось заменить крашеным холстом. Но он не поглощает лучей, и потому найденные трюки освещения, делавшие 107 скульптурные фигуры прозрачными, не удались, и вся картина Ада с тенями получила материальную, вещественную грубость».

Собр. соч., т. 1, стр. 466 – 467.

ФЕВРАЛЬ 1

Играет роль Астрова.

ФЕВРАЛЬ 2

Репетирует сцену «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина».

ФЕВРАЛЬ 4

«По случаю отсутствия электрической энергии репетиция [“Каина”] с Большой сцены была перенесена на Новую сцену».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

Проводит занятие в Оперной студии. «По случаю холода в Каретном ряду65* урок перенесен в контору Государственных театров».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

После занятия Вл. И. Немирович-Данченко, по просьбе С., читает студийцам лекцию о «Каменном госте».

Там же.

ФЕВРАЛЬ 5

В Дневнике репетиций «Каина» С. записал:

«Станиславский опоздал на 1 1/2 часа. Причина. Выселение из квартиры и хлопоты для избежания его. Звонил в 4 телефона, но никуда дозвониться не мог».

Станиславский репетирует, стр. 162.

В Оперной студии репетирует отрывки из опер «Пиковая дама», «Евгении Онегин».

ФЕВРАЛЬ 6

На Новой сцене С. занимается «ритмом и пластикой со всеми действующими лицами и дублерами» «Каина».

На Большой сцене просмотр декорации второй картины, второго акта («Царство смерти»).

«Ввиду сложности выгородки и затруднений при перестановке декораций Константин Сергеевич предложил к следующему разу новую выгородку: сохраняя панораму, подъем и станки первого акта, накрыть их холстом, спускающимся сверху».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

ФЕВРАЛЬ 7

Занимается с Л. М. Леонидовым ролью Каина.

108 Играет роль Астрова. Пишет в Дневнике спектаклей: «Надо сделать что-нибудь с кашлем. Воплю в двадцатый раз. И хоть бы кто-нибудь откликнулся.

Больше терпеть не могу и потому предупреждаю, что если дирекция не предпримет чего-нибудь, я начну скандалить. Остановлю спектакль и каждый раз сам буду обращаться с заявлением к публике.

… Почему в публике сидят в пальто, в шляпах. Ведь если распустить эту публику, с ней больше сладу не будет. Что завоевано годами — упустим в один миг».

Дневник спектаклей.

ФЕВРАЛЬ 8

Записывает в Дневнике репетиций «Каина»:

«Понс опоздал. Сцена не готова, сделана наполовину в контуре, когда репетиция назначена для планировок. Стол режиссера не готов. Лампы нет. Протокола нет.

К. Станиславский.

Итак, 2 репетиции сорваны Ершовым; сегодня 1/2 сорвется задержкой сцены. Режиссер, пришедший для того, чтобы работать, отдал все свои нервы на глупость. Есть мера и режиссерскому терпению!!!

К. Станиславский.

И никто даже не заглядывает в эти протоколы режиссерских вздохов.

К. Станиславский».

Станиславский репетирует, стр. 162 – 163.

ФЕВРАЛЬ 9

Репетирует сцены из «Евгения Онегина» и «Каменного гостя» А. С. Даргомыжского.

«В конторе Государственных театров, в комнате Малиновской — угар, в кабинете Обухова нет ключа от рояля, в Каретном — нет дров. Пошли в Художественный театр».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ФЕВРАЛЬ 11

Проводит занятие в Оперной студии.

ФЕВРАЛЬ 12

«Ввиду того, что на сцене только четыре рабочих, репетиция началась в 1 ч. 20 мин.»66*.

Запись С. в Дневнике репетиций «Каина».

Играет роль Астрова.

«Я утверждаю еще серьезнее, что театр обязан обратить и внимание на воспитание новой публики».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

109 ФЕВРАЛЬ 13

«Репетиция отменяется, т. к. Шереметьева и Гайдаров вызваны на снеговую повинность.

Была репетиция хора, но очень много людей отсутствовало, отозванных на снеговую повинность.

Репетиция не продуктивна, т. к. придется вновь репетировать то же с отсутствующими».

Запись С. в Дневнике репетиций «Каина».

«… В борьбе с самыми невероятными препятствиями — от “снеговой повинности” до чисто творческих трудностей — и шла наша работа.

… Если не удавалось репетировать с актерами, которые втягивались на какую-нибудь повинность, проводились репетиции с техническими цехами. Для “Каина” это были чаще всего репетиции с электротехниками. Освещение играло в этом спектакле особо важную роль.

Многого не хватало: не было электроламп нужной мощности и т. п.».

Б. Изралевский, Музыка в спектаклях Художественного театра, стр. 106 – 107.

Присутствует на уроке Гзовской, на занятиях по сценическому движению и по сценической речи в Оперной студии67*.

ФЕВРАЛЬ 15

На спектакле «Дядя Ваня», перед началом второго акта, С. в костюме и гриме Астрова «вышел перед занавесом и объяснил публике значение тишины для хода спектакля и игры артистов. Заявление было встречено одобрением. Весь спектакль шел при полной тишине. Даже не позволяли смеяться. Если бы на каждом спектакле делали то же, то через месяц, я ручаюсь, не узнали бы публики. Она подберется и не посмеет входить в театр в пальто и шляпах. После 2-го акта потребовал, чтоб удалили из зала пьяного. Он был удален».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

После разговора со зрителем произошло почти сразу «полное преображение». «Новые зрители за четверть часа сидели на местах; они перестали курить, не щелкали орехов, не носили закусок, а когда я, не занятый в спектакле, проходил по коридорам театра, наполненным новыми зрителями, шустрые мальчишки шныряли по всем углам, предупреждая: “Он идет!”»

Собр. соч., т. 1, стр. 460.

ФЕВРАЛЬ, после 15-го

Болен гриппом; температура до 38,3°.

Записная книжка. Архив К. С., № 3321.

А. Л. Вишневский пишет С.:

«Как только Бог даст, я кончу “Каина”, немедленно примусь приготовить 110 с Леонидовым — Бертрана и Ершовым — Гаэтана. Ведь вся пьеса “Роза и Крест” почти готова! Кроме вышеназванных ролей, которые отсутствуют, все налицо. Пьеса на мази. У Вас тоже с постановкой почти все готово. Костюмы также все шиты и музыка готова. Остается приготовить эти две роли, и пьеса может, если не в этом сезоне, то на открытии будущего быть совершенно готова».

Архив К. С., № 7597.

ФЕВРАЛЬ 16

Из докладной записки Наркома по просвещению А. В. Луначарского в Малый Совнарком об улучшении положения московских театров.

«В числе художественных ценностей РСФСР есть несколько театров, представляющих собою безусловно важное культурное достояние и занимающих одно из первых мест в ряду театров цивилизованного мира.

В этих театрах собраны все первоклассные таланты, выделенные народом, а их деятельность неразрывно связана с деятельностью всего окружающего коллектива.

Я имею в виду Московскую ассоциацию народных театров, т. е. Большой [и] Малый государственные театры и Художественный театр, ныне подавший заявление о желании своем сделаться полностью государственным.

Советское правительство, ставя своей задачей приобщение пролетариата к высшим художественным достижениям, не может допустить гибели этих театров, а они стоят теперь на пороге к полному разрушению в силу общего экономического положения страны». Далее А. В. Луначарский предлагает конкретные меры по улучшению положения вышеперечисленных и некоторых других московских театров68*.

Сб. «Советский театр. Документы и материалы», стр. 65.

ФЕВРАЛЬ 22

Лежа в кровати проводит заседание Правления Оперной студии. Присутствуют Антарова, Голованов, Мигай, Садовников.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

МАРТ 1, 3

Проводит занятия в Оперной студии. Среди новых учеников — певцы Н. Н. Озеров и В. М. Политковский69*.

МАРТ 2

Премьера «Балладины» в Первой студии. Режиссер Р. В. Болеславский.

111 МАРТ 5

Присутствует на уроке Гзовской в Оперной студии.

МАРТ 7

Играет роль Астрова.

Пишет коллективу МХТ:

«Мое нездоровье наделало много хлопот театру и усилило работу и без того измученных артистов.

Искренно сожалею о том, что я причинил столько хлопот и убытка театру и товарищам»70*.

Собр. соч., т. 9, стр. 23.

МАРТ 8

«Вызван на экстренное заседание в МХТ».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

МАРТ 9

Первый раз после болезни репетирует «Каина». С. «после болезни похудел, даже как будто постарел».

Запись А. А. Шереметьевой репетиций «Каина». Архив А. А. Шереметьевой.

МАРТ, после 9-го

Завершает постановку «Каина».

«Мы, артисты и режиссеры (моим помощником был А. Л. Вишневский), произвели колоссальную работу, во время которой я продолжал свои искания в области дикции, музыкальности стихов, верной речи и благородной ее простоты. Нам удалось добиться довольно яркой словесной чеканки и передачи философских идей».

Собр. соч., т. 1, стр. 467.

МАРТ 10

Проводит занятие в Оперной студии.

МАРТ 11

Проходит с исполнителями «Каина» «всю схему третьего акта».

Запись А. Л. Вишневского в Дневнике репетиций.

Играет роль Астрова.

МАРТ 12

Просматривает световые и другие сценические эффекты к «Каину».

Уточняет многие детали в освещении.

Просит Правление театра предоставить необходимое количество рабочих сцены, без которых дальнейшие репетиции непродуктивны.

112 «Без рабочих половину предположенных эффектов не удалось установить».

Запись С. в Дневнике репетиций. Станиславский репетирует, стр. 163.

МАРТ 13

Репетирует «Каина» со всеми исполнителями, с музыкой и хором; устанавливает свет по записям в книге репетиций.

Дневник репетиций.

МАРТ 14

Смотрит генеральную репетицию «Узора из роз» Ф. Сологуба во Второй студии МХТ. После репетиции беседует с режиссером спектакля В. В. Лужским.

«К. С., кажется, остался доволен».

Дневник В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского, № 5089.

МАРТ 16 – 27

Ежедневно репетирует отдельные акты и картины «Каина».

МАРТ 16

В Оперной студии ведет «показательный урок работы над ролью».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Играет роль Астрова.

МАРТ 17

Проводит занятие в Оперной студии.

Принимает работу, проделанную без него над первым актом «Евгения Онегина» и сценой «Письмо Татьяны».

Там же.

МАРТ 19

Присутствует на занятии Волконского по сценической речи в Оперной студии.

МАРТ 22, 24, 29

Проводит занятия по «системе» в Оперной студии.

МАРТ 27

Играет роль Астрова.

МАРТ 28

Играет роль Сатина.

МАРТ 30

Ведет репетицию всей пьесы «Каин».

113 МАРТ 31

Просмотр коллективом Оперной студии первых трех картин «Евгения Онегина». «Начали разбор “Риголетто”».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

Приглашает Е. К. Малиновскую на одну из генеральных репетиций «Каина».

«Не судите строго, так как работали при таких условиях, при которых никто другой работать бы не согласился».

Собр. соч., т. 9, стр. 23.

АПРЕЛЬ 1

Генеральная репетиция «Каина».

Играет роль Сатина.

АПРЕЛЬ 2

Днем открытая генеральная репетиция «Каина» с публикой. Перед репетицией К. С. Станиславский указал, «сколь трудную задачу взял на себя Художественный театр, пытаясь облечь в театральные формы философскую поэму Байрона».

«Вестник театра», 12 – 18 апреля, № 60, стр. 11.

«К сожалению, в силу материальных причин, постановку пришлось выпустить на сцену и на публику раньше времени и сыграть пьесу в сыром, незаконченном виде.

… И тут нам не повезло. На генеральной репетиции, когда переполненный зрителями зал и взволнованные за кулисами артисты ожидали поднятия занавеса, часть электротехнического персонала театра забастовала. Пришлось искать им заместителей и задержать начало спектакля. Это охладило и артистов и зрителей. Но этим неудачи не ограничились: при самом начале первого акта у исполнителя Каина произошло досадное несчастье с костюмом. Артист так растерялся, что не мог играть и лишь механически подавал реплики».

Собр. соч., т. 1, стр. 467.

Из письма зрителя А. А. Карзинкина к Л. М. Леонидову: «Не могу удержаться, чтобы не выразить Вам моего восхищения от исполнения Вами Каина! То, о чем говорил К. С. Станиславский в его обращении к публике (перед началом дневного спектакля 2 апреля), т. е. о желательности слияния сцены с зрительной залой, души артистов с душой зрителей, — Вами одним было достигнуто в совершенстве. Таинственной властью таланта Вы совершили это чудо! После первого же акта мистерии “Ваш” Каин оделся для меня плотью и ожил. Я сам почувствовал себя до известной степени Каином, и все его страдания, беспокойные мысли мятущегося духа, подобно змеям клубящиеся в его голове, страстная жажда все понять и объяснить, 114 мучительный разлад между разумом и чувством — все это стало мне близким, понятным, родным!»

Сб. «Л. М. Леонидов», стр. 293.

Вечером играет роль Астрова.

АПРЕЛЬ 3

Генеральная репетиция «Каина».

АПРЕЛЬ 4

Первое представление мистерии в 3-х действиях «Каин». Постановка К. С. Станиславского. Режиссер А. Л. Вишневский. Художник Н. А. Андреев.

«Какой прекрасный и величественный замысел и какая горькая потрясающая неудача! Какие долгие, долгие раздумья и какие ничтожные результаты!»

М. Загорский, Дневник рецензента. — «Вестник театра». 20 – 25 апреля, № 61, стр. 9.

Из письма зрителя В. Хвостовой к С.:

«И как удачно было выбрано время для постановки “Каина”. Теперь необходимо было затронуть такие глубокие и близкие всем вопросы.

Хотелось бы нам, чтобы нашлась такая пьеса, где были бы положительные ответы на вопросы Каина. Увидеть такую пьесу было бы очень важно для многих: ведь то, что видишь в Художественном, не может пройти мимо, не затронув человека. Еще раз спасибо Вам!

Видно, Гений Художественного театра всегда будет вести его дальше и дальше вперед!»

Архив К. С., № 11049.

«Сырой, незаконченный спектакль не имел успеха. Тем не менее польза от него была. Я снова сделал для себя два очень важных — не новых для других — открытия.

Во-первых, скульптурный принцип постановки, заставивший меня обратить внимание на движения артистов, ясно показал мне, что мы должны не только уметь хорошо, в темпе и ритме, говорить, но и должны уметь так же хорошо и в ритме двигаться; что для этого есть какие-то законы, которыми можно руководствоваться. Это открытие послужило мне толчком для целого ряда новых исследований.

Во-вторых, я на этот раз особенно ясно познал (то есть почувствовал) преимущество для актера скульптурного и архитектурного принципов постановки».

Собр. соч., т. 1, стр. 467 – 468.

АПРЕЛЬ 5, 7

Проводит занятия в Оперной студии.

АПРЕЛЬ 13

Играет роль Астрова.

115 М. В. Добужинский извещает С. об организации в Петрограде выставки театральных эскизов.

«… И вот большая просьба к Вам, дорогой Константин Сергеевич, возвратите мне из театра мои эскизы костюмов и декораций по “Розе и Кресту”, их очень много, это ведь одна из самых моих больших работ, и мне очень важно ее выставить».

Письмо М. В. Добужинского к С. Архив К. С., № 8204.

АПРЕЛЬ 16

Играет роль Астрова.

АПРЕЛЬ 18

Репетирует «Каина», делает исправления по декорационно-постановочной части.

Дневник репетиций.

Играет роль Астрова.

АПРЕЛЬ 19

Проводит занятие в Оперной студии. «Опоздал на 15 минут; был на заседании в МХТ».

Записная книжка К. С., № 834.

Во время занятия «ворвался контролер жилищного отдела (в 9 ч. 30 мин. вечера). Грубо вел себя. Просил снять шляпу — “Нешто у вас здесь иконы”.

Тихонов заявляет ему, что он мальчишка, а я убеленный сединами старец. — “Теперь все равны”. При уходе хлопнул дверью. В пальто садился на все стулья спальной моей и жены. Лез во все комнаты, не спросясь. — “Что же мне по-магометански туфли снимать, как в храме?” Фамилия контролера Мирский Мих. Павл.».

Там же.

АПРЕЛЬ 20

Играет роль Астрова.

АПРЕЛЬ 21, 23

Проводит занятия по «системе» во Второй студии МХТ.

АПРЕЛЬ 22

Играет роль Астрова.

АПРЕЛЬ, после 23-го

С. болен.

АПРЕЛЬ 30

Больной присутствует на уроке З. С. Соколовой в Оперной студии.

116 МАЙ 2

На праздновании пятидесятилетия сценической деятельности М. Н. Ермоловой И. М. Москвин зачитывает поздравительное письмо Станиславского.

«Неотразимо — Ваше облагораживающее влияние. Оно воспитало поколения. И если бы меня спросили, где я получил воспитание, я бы ответил: в Малом театре, у Ермоловой и ее сподвижников».

Собр. соч., т. 9, стр. 24.

«Константин Сергеевич, Владимир Иванович и все артисты вашего театра, пришедшие приветствовать меня 2-го мая (с утра до поздней ночи), принесшие мне столько любви и ласки, начиная с письма Константина Сергеевича (его самого я еще не видела), что перевернули всю мою душу, которая начинала уже засыпать, утомленная годами».

Письмо М. Н. Ермоловой. Сб. «Мария Николаевна Ермолова». М., «Искусство», 1955, стр. 244.

«Как бы мне хотелось поцеловать Вас за Ваше дорогое письмо!

… Дорогой мой, если Вы когда зайдете, буду счастлива Вас видеть.

Лучше всего часов в 7. Целую дорогую Марию Петровну, она так просто, сердечно пришла ко мне со своими чудными пирожками!

Не понимаю, за что столько любви послал мне Господь!»

Письмо М. Н. Ермоловой к С. Архив К. С., № 8294.

МАЙ 3

Проводит занятие в Оперной студии.

МАЙ 5

Репетирует в Оперной студии сцены из опер «Русалка» и «Паяцы».

МАЙ 6

Играет роль Астрова.

«В. М. Михайлов вступил без репетиции (не одобряю, что без репетиции) в роль Вафли и вышел прекрасно из трудной задачи. Спасибо ему».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

МАЙ 8

Играет роль Астрова.

МАЙ 10, 17

Проводит занятия в Оперной студии.

МАЙ 12, 15, 19

Играет роль Астрова.

МАЙ 16

Первый спектакль Музыкальной студии — «Дочь Анго» Ш. Лекока.

117 Режиссер В. В. Лужский. Художник М. П. Гортынская. Руководитель постановки Вл. И. Немирович-Данченко.

МАЙ 20, 23, 28

Репетирует в Оперной студии сцены из опер «Русалка» и «Евгений Онегин».

МАЙ 21

Последний (8-й) спектакль «Каина».

«Постановка “Каина” не удержалась на афише нашего театра; пришлось спешно вводить в репертуар старые пьесы и, одновременно с этой сложной работой, делать новую постановку. Но мы не могли осилить такой сложной работы. Безвыходное положение заставило нас обратиться к помощи Первой и Второй студий».

Собр. соч., т. 1, стр. 468.

МАЙ 22, 26, 29

Играет роль Астрова.

МАЙ 26

Надпись С. на фотографии, подаренной им О. В. Гзовской:

«Не будьте себе самой злейшим врагом. Полюбите и пожалейте себя так, как я люблю Вас и жалею.

Милой, непослушной ученице от искренно любящего и душевно преданного

К. Станиславского».

ИЮНЬ

Репетирует в Оперной студии сцены из «Русалки».

ИЮНЬ 3

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 4

В Оперной студии отбирает романсы для пушкинского вечера.

Из письма И. Н. Берсенева к С.71*:

«Какие бы до Вас ни доходили слухи о нас — знайте одно, что душа и мысли наши заняты только Вами и дорогим нашим театром… Мы тоскуем по Вас ужасно — мучаемся и каемся, что своим отъездом взвалили на плечи дорогих товарищей громадную работу. Клянемся искупить свою вину».

Архив К. С., № 7264.

ИЮНЬ 6, 10

Играет роль Астрова.

118 ИЮНЬ 13

Играет роль Астрова.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Лилина и Коренева72* задерживали все антракты своим любительским отношением к спектаклю».

В ответ на замечание М. П. Лилина пишет в Дневнике спектаклей:

«В антрактах надо было сговориться с парикмахером и товарищами о халтуре на следующий день, т. к. другого времени для этого не было; вину по задержанию антрактов принимаю и извиняюсь, но любительское отношение прошу взять обратно.

М. Лилина».

ИЮНЬ 17

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 18

Обращается с просьбой к А. М. Горькому помочь ему в хлопотах об освобождении из-под ареста сестры А. А. Стаховича — С. А. Стахович. Друг Л. Н. Толстого, переписчица его произведений С. А. Стахович «сидит в Чрезвычайной комиссии; говорят — в ужасной обстановке, с ворами и спекулянтами.

… Моя просьба заключается в том, чтоб постараться смягчить ее участь и похлопотать о скорейшем разборе дела и о том, чтоб отпустили ее на поруки. При этом, говорят, необходимо поручительство коммунистов, но у нас их нет среди людей, знающих Софью Александровну».

Собр. соч., т. 9, стр. 24 – 25 и 690 – 691.

ИЮНЬ, после 19-го

Пишет в ТЕО Наркомпроса в связи с принятым решением реквизировать занимаемую им квартиру.

«19 июня комиссар из МЧК Яковлев и комендант автобазы и другие лица явились в квартиру и требовали моего скорейшего очищения ее, несмотря на то, что две недели назад товарищ Бонч-Бруевич лично мне объявил, что постановление о моем выселении отменено и что я могу жить спокойно в моей квартире.

Двери заднего хода мне приказали закрыть и никого не выпускать во двор.

… Теперь я лишен дровяного сарая, погреба, столь необходимых в летнее жаркое время, и не имею возможности выносить из квартиры помои, которые испускают зловоние.

Таким образом, я, без всякой вины, — наполовину подвергнут домашнему аресту.

Прошу оградить меня от все учащающихся случаев вторгания в мою квартиру, выдав мне какой-нибудь охранный лист, гарантирующий мое спокойствие для работы».

Собр. соч., т. 9, стр. 26.

119 ИЮНЬ 20

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 24

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ 27

Играет роль Астрова.

ИЮНЬ, конец

Проводит последнюю в сезоне репетицию в Оперной студии: сцену «Письмо Татьяны» в гримах и с декорациями и первый акт «Русалки».

ИЮЛЬ 2

А. В. Луначарский пишет В. И. Ленину о Станиславском, о трудных условиях его жизни и просит содействия в том, чтобы не выселять Станиславского из занимаемой им квартиры.

«Руководитель Художественного театра Станиславский один из самых редких людей как в моральном отношении, так и в качестве несравненного художника.

Мне очень хочется всячески облегчить его положение. Я, конечно, добьюсь для него академического пайка (сейчас он продает свои последние брюки на Сухаревой), но меня гораздо больше огорчает то, что В. Д. Бонч-Бруевич выселяет его из дома, в котором он жил в течение очень долгого времени и с которым сроднился. Мне рассказывают, что Станиславский буквально плакал перед этой перспективой.

В свое время я обратился к Бонч-Бруевичу с просьбой отказаться от реквизиции квартиры Станиславского, но Владимир Дмитриевич, обычно столь мягкий, заявил мне, что он не может отказаться ввиду нужды автобазы73*.

Я все-таки думаю, что никакие нужды автобазы не могут оправдать этой культурно крайне непопулярной меры, которая заставляет и мое сердце поворачиваться, и вызовет очень большое недовольство против нас самой лучшей части интеллигенции, явится даже в некоторой степени каким-то европейским скандалом.

Мы в последнее время таких мер не принимали никогда»74*.

«Новый мир», 1965, № 4, стр. 247.

120 ИЮЛЬ

После длительного перерыва встречается с Л. Я. Гуревич.

«Первая встреча с ним оказалась случайной, но какое незабвенное впечатление! Выйдя с дочерью погулять, мы сидели на скамейке Петровского бульвара, и вдруг видим издали — по бульвару идет Станиславский. Он шел, погруженный в свои мысли, глядя куда-то вперед, с необычайно светлым выражением лица. За спиной он нес большой узел с какими-то мягкими вещами, — вероятно, костюмами для репетиций одной из студий, — зацепив его за рукоятку перекинутой через плечо палки. Но нисколько не погнулся при этом его высокий стройный стан, а походка была до того легкой, что казалось — и громоздкая ноша за его спиной не имела веса. Я окликнула его. Он подбежал, сбросил узел и подсел к нам с тем же светлым лицом. Заговорили, естественно, о разительных переменах в общей и личной жизни. Ни одной ноты жалобы не прозвучало в его сообщениях — напротив, он казался счастливым…»

Из воспоминаний Л. Я. Гуревич. — Сб. «О Станиславском», ВТО, 1948, стр. 159, 161.

«На другой день я обедала у Алексеевых. Теснота их сокращенного помещения сразу бросилась в глаза, но обед, никогда не бывший у них роскошным, все же был похож на обед.

… После обеда мы долго сидели на небольшом балконе, выходившем в прилегающий к дому сад, и он читал мне свою новую рукопись: опыт записи его системы, в полубеллетристической форме, изображавшей постепенное вхождение актеров в роли “Горя от ума”. Он называл этот опыт в разговоре “романом”. Потом долго еще беседовали на разные темы. Но когда я спросила его, над какой ролью он думает работать в ближайшее время, лицо его вдруг потемнело. “Я больше не могу взяться ни за какую новую роль… — проговорил он. — Вы еще не знаете этого…”… “Вы понимаете, не разродился ролью75*. И с тех пор больше играть не могу”.

Голос его, который я и теперь слышу, в связи с этими необычными словами “не разродился ролью”, звучал глухо, губы дрожали».

Там же, стр. 159 – 160.

ИЮЛЬ 19

Помощник режиссера МХТ Ю. Е. Понс перед отъездом за границу дарит С. фотографию с надписью: «Дорогому и многоуважаемому Константину Сергеевичу на добрую память от его благодарного ученика и помощника по постановке “Розы и Креста” и “Каина”. Если когда-нибудь я выйду в люди, то только благодаря тому, что Вы меня муштровали и бывали ко мне до жестокости требовательны.

Спасибо, спасибо!»

Музей МХАТ.

121 ИЮЛЬ 29

Е. Б. Вахтангов просит С. принять и выслушать учеников его студии.

Письмо Е. Б. Вахтангова к С. Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 176.

АВГУСТ, до 31-го

Разговор С. с О. В. Гзовской о возможности работы ее в Художественном театре.

«Мне нечего говорить Вам, какое впечатление произвел на меня наш последний разговор и приглашение участвовать в спектаклях Художественного театра».

Письмо О. В. Гзовской к С. от 31/VIII. Архив К. С., № 7778.

АВГУСТ, конец – СЕНТЯБРЬ, начало

Беседует у себя в артистической уборной с зачисленным в МХТ по рекомендации Е. К. Малиновской — И. В. Ильинским.

«Что-то хорошее, отеческое почувствовал я в нем. Как и Шаляпин, он разговаривал с молодым актером очень внимательно и запросто.

Несмотря на то, что симпатии мои к Константину Сергеевичу росли с каждой минутой нашей беседы, но фрондирующее настроение мое было, по-видимому, настолько сильно, что я незаметно для себя наговорил немало глупостей и довольно неубедительно спорил о чем попало с Константином Сергеевичем.

… Вскоре я показался в “Тяжбе” Гоголя. Я делал этот отрывок еще в студии Ф. Ф. Комиссаржевского, и основным моим козырем было то, что я очень хорошо икал. Смотрели меня главным образом артисты Первой студии МХТ. …

Больше всего мое исполнение, как мне говорили, понравилось Вахтангову. Я играл примерно так, как я играл роли у Комиссаржевского, то есть несколько нажимая на характерность и напирая на внешний образ.

Станиславский и Немирович-Данченко отнеслись к моему показу внимательно, но настороженно. Ничто их особенно не поразило, но и не разочаровало»76*.

Игорь Ильинский, Сам о себе. М., ВТО, 1961, стр. 101 – 102.

СЕНТЯБРЬ 1

Присутствует на спектакле «Балладина», открывающем сезон в Художественном театре.

СЕНТЯБРЬ, первая половина

Готовит к возобновлению на сцене МХТ «Хозяйку гостиницы» с Гзовской — Мирандолиной77*.

122 СЕНТЯБРЬ 13

На заседании Правления МХТ обсуждается вопрос о присоединении к театру Студии Е. Б. Вахтангова.

С. считает, что студии можно дать марку Художественного театра, «если студия есть школа МХТ, из которой он может черпать интересный ему материал».

Протокол заседания. Архив внутренней жизни театра, № 5172/3.

СЕНТЯБРЬ 15

Первое представление возобновленного спектакля «Хозяйка гостиницы». С. играет роль Кавалера ди Рипафратта.

СЕНТЯБРЬ 16

Коллегией Народного Комиссариата по просвещению заведующим театральным отделом назначен В. Э. Мейерхольд.

СЕНТЯБРЬ 18, 22, 24, 30

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

СЕНТЯБРЬ, вторая половина

Готовится к курсу занятий по «системе» с учениками четырех студий: «Габима», Армянской, студий Вахтангова и Чехова. Составляет конспекты уроков.

См. конспект, 22 уроков. Архив К. С., № 677.

СЕНТЯБРЬ 20

Проводит занятие в Первой студии, посвященное работе над интермедиями Сервантеса.

Запись С. Г. Бирман. РГАЛИ, Архив С. Г. Бирман, ф. 2046, оп. 1, ед. хр. 273.

СЕНТЯБРЬ, до 27-го

Письмо М. Н. Германовой к С., написанное перед выездом ее вместе с «качаловской группой» из России за границу:

«… Когда я думаю о своей прожитой жизни, она встает теперь как-то яснее, голее, с ее радостями, горестями, достижениями и утратами, и среди многих этих мыслей и чувств есть у меня одно большое — не знаю, как это сказать, — раскаяние или сожаление, досада горькая, как о потере, о том, что, по своей ли вине или в силу обстоятельств, по глупости ли моей или уж судьба такая, но не сблизилась я с Вами, пренебрегла этим. Теперь это уже безнадежно. Едва ли мы когда-нибудь увидимся. Мы уезжаем. Здоровье мое очень размоталось, и душа устала. Хотелось бы хоть напоследок остановиться, хоть час последний отдать “для души”. Не вижу я, чтобы я вернулась в театр. Так что пишу я Вам не из-за чего другого, а просто так, по-человечески захотелось мне сказать Вам, как я люблю и почитаю Ваш 123 талант и Вашу личность. Беру на себя смелость сказать, что немногие в театре так понимают и ценят Вас, как я. Когда я думаю о театре, всех дороже мне Вы. На расстоянии времени и верст я поняла это этой зимой. И все стеснялась написать, а теперь с отъездом, с все более и более твердым предчувствием, что я не увижу Вас больше, как перед смертью хочется сказать Вам это и как мне жалко и грустно и досадно, что от Вас-то я была дальше всех. Не осудите меня, “простите если что не так”. Прощайте. Да хранит Вас Бог. Передайте мой сердечный, искренний привет Марье Петровне».

Архив К. С., № 7738.

ОКТЯБРЬ 1

Проводит первое занятие в помещении «Габимы» с учениками четырех студий. «Станиславский стоял довольный, веселый и зорко вглядывался в лица. “Вахтанговец? Чеховец? Габимовец?..” — спрашивал он, здороваясь за руку со всеми подряд. Всем хотелось ощутить на себе пожатие руки Станиславского, и кольцо вокруг него становилось все теснее. Он никак не мог переступить порог комнаты. Казалось, что порядка в этот птичий переполох внести невозможно. И вдруг Станиславский сказал довольно громко:

— Вообразите, что сейчас бал в мою честь. Я открываю его и приглашаю вас (он обратился к одной из стоявших рядом девушек) на первый вальс. Молодые люди, следуйте моему примеру! — он сделал широкий, обводящий всех жест. — Есть кто-нибудь, играющий на рояле?

Кто-то молниеносно пробрался к пианино, стулья отодвинули к стенке, раздался вальс, и Константин Сергеевич, а за ним все сто человек закружились по комнате.

Сделав несколько туров, Станиславский остановился, сел в приготовленное ему кресло, а мы продолжали танцевать, слушая его команду, менявшую темп вальса.

— А теперь, — сказал он, прервав хлопком музыку, — каждый молодой человек посадите свою даму, поклонитесь ей и вернитесь на свое место. Мне хотелось бы, чтобы в результате каждая студия сидела отдельной группой.

… — А теперь будем танцевать, не вставая с места, — обратился он к нам. — Я начну, а вы включайтесь. Попрошу мазурку!..

Зазвучала мазурка, и мы увидели чудо: в Станиславского будто вселилась музыка. Глаза, плечи, ноги, которые только изредка отбивали четкие такты, вдруг вырывающийся элегантный жест изумительных рук, его большое красивое тело, прекрасная седая голова — все жило, играло, сияло мазуркой».

М. Кнебель, Вся жизнь, стр. 81 – 82.

На занятии говорит о трех направлениях в искусстве, подробно останавливается на искусстве переживания.

124 «У гениев — есть нечто общее. Дузе, Ермолова. Корни нашего искусства ищу у них и ставлю в основу».

Конспект С. Архив К. С., № 677.

«К. С. Станиславский. Первое впечатление — Учитель, вот тот самый. Ну, Бог Саваоф. … Ночью снился».

Дневник И. М. Кудрявцева. Архив И. М. Кудрявцева.

ОКТЯБРЬ 2

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

Предостерегает актеров от наигрыша и утрировки.

В последнем акте, после сцены драки, исполнители «утрируют по-опереточному вздох. Охают так, что не веришь, получается утрировка. Именно потому, что сцена очень шаржированная, надо играть ее как можно естественнее и тоньше».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ 3

Второе занятие с учениками четырех студий. «Досказать недосказанное на прошлом уроке. Искусство представления, цель, общие основы».

Конспект С. Архив К. С.

«Краеугольный камень искусства представления — сценическая условность. В результате на сцене не живой человек, а роль; не роле-артист, не артисто-роль, а только артист».

Запись В. А. Громова.

Знакомит студийцев с элементами «системы».

ОКТЯБРЬ 4

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Все простудятся. В верхних уборных 8,5°. На сцене 11°».

ОКТЯБРЬ 5

Проводит занятие в Оперной студии.

Присутствует на первом уроке Н. М. Сафонова по дикции. Урок подробно записывает.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ОКТЯБРЬ 6

Прослушивает певцов, желающих поступить в Оперную студию.

Среди принятых в студию П. И. Румянцев.

Там же.

ОКТЯБРЬ 7

На занятии с учениками четырех студий говорит о ремесле, сравнивает его с искусством представления и искусством переживания.

Дает классификацию штампов.

Конспект С. Архив К. С., № 677.

125 ОКТЯБРЬ 8

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

ОКТЯБРЬ 9 – 17

«Вестник театра» № 11 сообщает:

«К. С. Станиславский работает над постановкой “Вечера в Испании” — ряда интермедий Сервантеса (“Два болтуна” и др.)».

По режиссерскому плану С. «исполнение на сцене будет сопровождаться шествиями и сценами с пением и музыкой. Исполнение этих шествий и сцен будет переходить со сцены в зрительный зал».

Из репертуарного плана Первой студии. Архив Первой студии.

Из воспоминаний Ф. Н. Михальского:

«В сезоне 1920/21 года К. С. Станиславский начал работать с составом Первой студии над интермедиями Сервантеса “Два болтуна” и “Саламанкская пещера”. В качестве художника была приглашена художница Экстер, крайне левого направления, господствовавшего в то время в театрах. Константин Сергеевич мечтал превратить театр в уголок Испании, одеть весь персонал в испанские костюмы, в антрактах в фойе и коридорах разыгрывать уличные сценки с пением под гитары. На сцене выгораживались декорации Экстер — громадные кубы, перекидные лестницы и провалы. Помнится, все это было закрашено широкими цветными мазками. И я, как администратор, уже мечтал встречать публику в эффектном испанском костюме».

Воспоминания Ф. Н. Михальского, написаны для Летописи (1968 г.).

ОКТЯБРЬ 10

На занятии в четырех студиях говорит об основах теории театрального искусства, зачитывает выдержки из произведений Риккобони, Гаррика, Дидро, Щепкина и других.

Учит актеров анализировать роль с различных точек зрения (литературный анализ, психологический, эстетический, исторический и т. д.).

Конспект С.

Играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

ОКТЯБРЬ 11

Проводит занятие в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 13

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

Причисляет «Хозяйку гостиницы» к «пантеонным» спектаклям, требующим особо внимательного отношения со стороны всех частей театра.

Запись С. в Дневнике спектаклей.

126 ОКТЯБРЬ 14

На занятии в «Габиме» беседует об этике актера.

Конспект С.

«Лекция Станиславского состоялась в небольшом, мало приспособленном помещении “Габимы”, до отказа переполненном слушателями, учащимися всех 4-х студий, выглядевшими крайне странно в своей невообразимо пестрой, потрепанной одежде. Некоторые сидели прямо на полу, так как на скамейках не всем хватало места.

В зале стоял невообразимый шум. Но когда разнесся слух, что Станиславский пришел, шум мгновенно стих, и слышался только шепот: “Пришел! Пришел!” А когда он вошел в зал, все присутствовавшие повскакали с мест и устроили ему овацию.

Станиславский выглядел мудрым старцем, возвышавшимся благодаря своему росту над всеми окружавшими. Ответив на приветствия и улыбнувшись, он направился в излюбленный им угол, сел за стол, покрытый крашеной мешковиной. В зале наступила глубокая тишина. Тихонько кашлянув, Станиславский произнес: “Ну!” — и приступил к лекции.

Вначале казалось, что он с трудом произносит слова. Но постепенно фразы все более отчеканивались и выливались как бы в живые образы. Слушатели буквально упивались его лекцией. Очень многие записывали его слова… .

Теме “правды и лжи” в театральном искусстве Станиславский посвящает очень много времени, повторяя ее на все лады…

На лицах слушателей заметна усталость, а учитель продолжает развивать свои мысли. Но вот он обращается к ним с вопросом:

“Может быть, друзья, устали?”…

После краткого перерыва Станиславский выходит из кабинета администрации “Габимы”, в котором его угостили стаканом чая с сахаром и белой булочкой — предметами, составлявшими большую редкость в те дни. Глаза его блестели, и он продолжает лекцию, начатую в 10 часов утра. Голос его еще более крепчает, и его лекция приковывает внимание слушателей до позднего вечера»78*.

Б. Чемеринский, Из моих воспоминаний о Станиславском. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 15, 17, 19

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

ОКТЯБРЬ 18

Проводит занятие в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 19

Газета «Жизнь искусства» сообщает: «На имя председателя Совета Народных Комиссаров тов. Ленина поступило заявление за подписью 127 Шаляпина, Станиславского, Немировича-Данченко, Таирова, Гзовской, Марджанова и других видных деятелей искусства по поводу постановления Центротеатра о лишении студии “Габима” субсидии. Заявление является горячим ходатайством о пересмотре постановления Центротеатра».

«Жизнь искусства». Пг., 1920, № 610 – 612. Хроника.

ОКТЯБРЬ 21

Занимается с учениками четырех студий элементами «системы». «Работа над ролью. Анализ».

Конспект С.

ОКТЯБРЬ 22

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

«В конце последнего акта потухло электричество — заканчивали спектакль при свечах».

Дневник спектаклей.

«Во время последнего действия “Хозяйки гостиницы”, во время взаимных поисков и беготни героев, участвующих в развязке пьесы, в театре внезапно погас свет. Как быть? Спектакль надо закончить!

И никогда не дремлющая фантазия режиссера Станиславского моментально находит выход: за кулисами всем участвующим дают фонари с зажженными свечами; вбегая на сцену, исполнители ставят их на столы, стулья, на пол. Сцена как-то осветилась, и спектакль закончился под бурные аплодисменты».

Из воспоминаний Ф. Н. Михальского. Архив Ф. Н. Михальского.

ОКТЯБРЬ 23

Вместе с В. В. Лужским репетирует в Художественном театре «На дне».

ОКТЯБРЬ 24

Проводит занятие в «Габиме». О работе над ролью. О ритме.

ОКТЯБРЬ 25

Прослушивает певцов, желающих поступить в Оперную студию.

ОКТЯБРЬ 26

Проводит занятие в Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 27, 30

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

ОКТЯБРЬ 28

Занимается с учениками четырех студий в «Габиме». Разбор «Горя от ума».

128 ОКТЯБРЬ 30

Обращается с благодарностью к группе артистов МХАТ и Большого театра, выезжавшей с концертами на периферию: «Я, в числе многих пайщиков предприятия, воспользовался плодами поездки, обеспечившей нас продовольствием на несколько месяцев предстоящей трудной зимы.

Благодарное чувство, которое я испытываю, заставляет меня обратиться с этим письмом к инициаторам и участникам поездки для того, чтоб благодарить всех, кто потрудился для общего товарищеского дела, чтоб укрепить в них сознание того, что мы понимаем, ценим все трудности, хлопоты, лишения, опасность и проявленную ими большую инициативу и энергию среди царящей кругом нас полной разрухи».

Архив К. С., № 3587.

НОЯБРЬ 2

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

НОЯБРЬ 3

Проводит занятие в Оперной студии.

НОЯБРЬ 4

Занимается «системой» с учениками четырех студий в помещении «Габимы».

НОЯБРЬ 5

Играет роль Кавалера ди Рипафратта.

НОЯБРЬ 6

Начинает работу над постановкой в Художественном театре «Ревизора». Проводит беседу с исполнителями о комедии.

Дневник репетиций.

Присутствует на уроке Н. М. Сафонова по дикции в Оперной студии.

НОЯБРЬ 8

В последний раз играет Кавалера ди Рипафратта с О. В. Гзовской — Мирандолиной.

О. В. Гзовская пишет С. перед отъездом за границу:

«Когда Вы получите мое письмо, я буду уже далеко, если Бог меня и нас спасет и поможет. Не посылайте мне вслед проклятий, и без того наш путь тяжел. Я не могла сказать Вам всего, что меня и мучило на последней “Хозяйке”, а в уборную зайти к Вам не могла, боясь сказать, что уезжаю, и сказать было нельзя никому».

Письмо О. В. Гзовской к С. Архив К. С., № 7779.

НОЯБРЬ 9, 10

Работает с певцами Оперной студии над романсами для концертных выступлений.

129 НОЯБРЬ 10

Вахтангов благодарит С. за присоединение так называемой Мансуровской студии (Студии Вахтангова) к Художественному театру в качестве Третьей студии МХТ.

«Придет время, я верую, когда мы сумеем отблагодарить Вас созданием Театра, который Вам не стыдно будет назвать в числе созданных Вами».

Письмо Е. Б. Вахтангова к С. Сб.: «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 178.

НОЯБРЬ 11

Пишет В. Э. Мейерхольду.

«Прошу, согласно Вашему обещанию и намерению, выдать представителям Третьей студии МХТ бумагу о том, что Вы ничего не имеете против того, что Третья студия находится при Московском Художественном театре и тем самым в ассоциации Государственных академических театров.

К. Станиславский».

Собр. соч., т. 9, стр. 27 – 28.

Десятый урок для четырех московских студий.

НОЯБРЬ 12

Играет роль Сатина79*.

НОЯБРЬ 15

Проводит занятие в Оперной студии.

НОЯБРЬ, вторая половина

Ежедневно репетирует «Ревизора»80*.

НОЯБРЬ 16

Играет роль Сатина.

НОЯБРЬ 17

Узнав, что Станиславский и его семья остались на зиму без отопления, представитель Пролеткульта в Москве В. Игнатов предлагает С. немедленно поставить в его квартире «железные печи и дать достаточное, 130 на первое время, количество отопительного материала» безвозмездно, из фондов Пролеткульта.

Письмо В. Игнатова к С. Архив К. С.

Репетирует в Оперной студии романсы и сцены из опер для концертных выступлений студийцев.

НОЯБРЬ 18

Занимается с учениками четырех студий.

НОЯБРЬ 19

Играет роль Сатина.

НОЯБРЬ 21

Занятие в «Габиме». Объясняет отдельные разделы «системы» на материале комедии «Горе от ума». Говорит о непрерывности в развитии роли, определяет большие «задачи-вехи» первого акта «Горе от ума».

«Начинать с крупных кусков: Чацкий и общество».

Дневник И. М. Кудрявцева. Архив И. М. Кудрявцева.

НОЯБРЬ 22, 24, 29

Репетирует в Оперной студии романсы и сцены из опер для концертных выступлений.

НОЯБРЬ 26

Занятие в «Габиме».

НОЯБРЬ 28

Утром играет роль Астрова («Дядя Ваня» в помещении Первой студии).

Вечером играет роль Сатина.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

«В антракте одного из спектаклей “Дочь Анго” в МХАТ С. подошел к В. А. Гиляровскому и тихо промолвил: “Я могу простить их, — указывая глазами на гуляющих по коридору зрителей, — сказал Константин Сергеевич, — многие из них в первый раз пришли в театр, но Вы, Владимир Алексеевич, должны знать, что театр — это храм, а в храме находиться в шапке нельзя”.

… Несмотря на свою находчивость и всем известное остроумие, Владимир Алексеевич ничего не мог возразить на слова Константина Сергеевича и быстро снял с головы шапку».

Из воспоминаний И. М. Саркизова-Серазини. Архив К. С.

Проводит занятия по «системе» в Драматической студии им. А. С. Грибоедова81*.

131 Репетирует интермедии Сервантеса в Первой студии.

«Мы начали работать над Сервантесом, это увлекло Константина Сергеевича, но довести работу до конца мы так и не смогли. Константину Сергеевичу для воплощения своего замысла нужна была большая сцена, оркестр, хор, пышные декорации; все это требовало больших денег, которых дать не могли. Мы занимались довольно долго и очень интересно. Готовили танцы, вокальные номера, репетировали отдельные интермедии».

С. В. Гиацинтова, Первая студия (из воспоминаний 1959 г.). Архив Первой студии.

ДЕКАБРЬ

Ежедневно репетирует «Ревизора». Занимается с исполнителями отдельных ролей.

ДЕКАБРЬ 1

Играет роль Сатина.

ДЕКАБРЬ 2

Ведет занятия в «Габиме» (об «общении»).

ДЕКАБРЬ 3

Прослушивает пролог «Вера Шелога» к опере «Псковитянка» Римского-Корсакова в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 4

Репетирует сцены из оперы «Вертер» в Оперной студии.

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 5

Исполняет роль князя Абрезкова в третьем действии «Живого трупа» на вечере, посвященном памяти Л. Н. Толстого, в помещении клуба Реввоенсовета.

В вечере принимают участие: М. П. Лилина, В. Л. Ершов, Л. М. Коренева, И. М. Москвин, А. Б. Гольденвейзер и другие.

 

Из письма Вахтангова по поводу работы Первой студии над интермедиями Сервантеса:

«Режиссер вечера Сервантеса К. С. Мы ему помогаем82*. К. С. не мешает нам проявлять себя».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 183.

ДЕКАБРЬ 6 и 7

Репетирует «Веру Шелогу» в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 8, 9

Занимается с отдельными исполнителями «Ревизора» у себя на квартире.

132 ДЕКАБРЬ 9

Ведет занятие в «Габиме».

На занятиях в «Габиме» Станиславский «практиковал многократное повторение пройденного. Но слушателям всегда казалось, что он говорит что-то новое. Станиславский обладал способностью одну и ту же мысль каждый раз выражать по-особому, и это помогало слушателю глубже усваивать его идеи».

Б. Чемеринский, Из моих воспоминаний о Станиславском. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ 10

Играет роль Сатина.

Из письма Е. Б. Вахтангова в Третью студию МХТ:

«Я хотел бы, чтоб все, кто сейчас в Студии, помнили, что мы ответственные

перед МХТ,

перед К. С.,

перед государством и

перед Революцией».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 184.

ДЕКАБРЬ 11

Из записной книжки Ф. Н. Михальского:

«Константин Сергеевич занимался “Ревизором” у себя в уборной.

Константин Сергеевич и Владимир Иванович слушали нового певца-тенора, рекомендованного Бакалейниковым».

«На заседании месткома был представитель Всерабиса, заявивший, что они терпят настоящее положение МХТ лишь потому, что это Художественный театр. Если руководители МХТ (Константин Сергеевич и Владимир Иванович) не могут проникнуться новыми идеями, то надо идти без них дальше (!), и все в этом духе».

«Советский театр. Документы и материалы», стр. 129.

ДЕКАБРЬ 12

Ведет занятие в студии «Габима».

ДЕКАБРЬ 15

Играет роль Сатина.

«Делаю строжайший выговор всем участвующим в толпе и помощнику режиссера за базар и болтовню за кулисами во время моей сцены с Лукой (3-й акт). Играть нельзя. Провинция, ужас».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

ДЕКАБРЬ 16

На 18-м уроке в студии «Габима» говорит о роли кусков и задач в создании партитуры внешней и внутренней жизни роли.

133 «Чтобы не вызвать насилия — пойдем по линии физических и элементарно-психологических задач (которые несомненны), предоставляя психологическим задачам являться, когда им самим заблагорассудится». В создании внутренней партитуры роли Станиславский видит главную задачу актера, поскольку создание «жизни человеческого духа, в которой суть сценического искусства», есть главная цель творчества.

«Пока они делали упражнения, я говорил, что они чувствовали, и помогал одолевать препятствия и трудности, указывая то, что нормально, и то, что ошибочно».

Конспект С.

ДЕКАБРЬ 17

Репетирует «Веру Шелогу» в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ, до 18-го

Репетирует роль Крутицкого перед возобновлением в Художественном театре «На всякого мудреца довольно простоты».

ДЕКАБРЬ 18, 19

Играет роль Крутицкого.

ДЕКАБРЬ 19

Ведет занятие в студии «Габима».

ДЕКАБРЬ 20

Репетирует «Веру Шелогу».

Ходатайствует о получении галош для студийца П. И. Румянцева. Ввиду того, что Румянцеву «приходится два раза в день ходить с Зацепы на занятия в Студию (Каретный ряд), то он часто простужается, что мешает занятиям; поэтому Студия просит оказать возможное содействие в получении Румянцевым галош».

Письмо-ходатайство С. (адресат не указан). Музей МХАТ. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ 21

Играет роль Крутицкого.

ДЕКАБРЬ 22

«Константина Сергеевича выселяют из квартиры. Он хлопочет и не мог быть сегодня на “Ревизоре”».

Записная книжка Ф. Н. Михальского. Сб. «Советский театр. Документы и материалы», стр. 129.

Вечером, с 6 ч. 30 мин. до 10 ч. 30 мин., репетирует «Веру Шелогу».

ДЕКАБРЬ 23

Ведет занятие в студии «Габима» по «системе» на материале «Горя от ума». Говорит о сквозном действии, о партитуре роли, о схеме 134 чувств роли. Определяет главную тему роли Чацкого: патриотизм и любовь к России.

«Он любит свободу. В это вкладывается и свободная любовь к Софье, и свободная любовь к России. Свобода уже обобщает все куски, покрывая весь скелет [роли] и подводит к той точке, с которой начал автор. Эта точка и есть сверхзадача».

Дневник И. М. Кудрявцева. Архив И. М. Кудрявцева.

В записной книжке определяет сквозное действие роли Чацкого:

«1) Картина современной жизни 2) Хочу новой жизни 3) Хочу выбраться из болота 4) Хочу вывести людей на свободу 5) Хочу осмеять 6) Хочу найти правду 7) Хочу свободных отношений между людьми. Хочу разбить рутину 8) Хочу из рутины на новую свободную жизнь».

Записная книжка 1920 – 1921 гг. Архив К. С., № 802.

ДЕКАБРЬ 24

Репетирует «Веру Шелогу».

Играет роль Сатина.

ДЕКАБРЬ 26

На занятии в «Габиме» начинает разбор «Венецианского купца».

После такого произведения, говорит С., надо задуматься, как сделать, чтобы в жизни не было того, что показано Шекспиром. Подойти к произведению «революционно».

«Что это, драма, комедия, трагедия? Это гениальное произведение, как жизнь».

Дневник И. М. Кудрявцева. Архив И. М. Кудрявцева.

Играет роль Крутицкого.

«Ввиду того, что в течение всей недели делегаты VIII Всероссийского съезда [Советов] обращались в театр с просьбами и требованиями пропустить на спектакли, решено было сегодня на спектакль “На всякого мудреца довольно простоты” отменить билеты на места партера и отобрать их у публики. Но так как пришло огромное количество депутатов, пришлось взять еще и билеты бельэтажа.

Кроме того, в этот день приехала экскурсия из Подольска в количестве двухсот человек, имевших билеты. Всех их пришлось устраивать, ставить в проходы бельэтажа и верхнего яруса. Спектакль был задержан на 40 минут».

Записная книжка Ф. Н. Михальского. Сб. «Советский театр. Документы и материалы», стр. 129 – 130.

ДЕКАБРЬ 27, 28

Репетирует «Веру Шелогу».

ДЕКАБРЬ 29

Играет роль Крутицкого.

135 ДЕКАБРЬ 30

Играет роль Сатина.

ДЕКАБРЬ 31

Проводит репетицию в Оперной студии с 6 ч. 30 мин. до 10 ч. вечера.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

1920 г.

В. И. Ленин на спектакле «Двенадцатая ночь» в Художественном театре.

«Когда же Ленин наконец нашел время, чтобы пойти в театр, то выбрал Шекспира. Позвонив Луначарскому, он сказал: “Мне бы хотелось посмотреть лучшую вещь, поставленную Художественным театром”.

Луначарский задумался и назвал “Двенадцатую ночь”. Ленин сказал: “Я посмотрю этот спектакль”. В театре он, казалось, забыл свои многочисленные дела и наслаждался от души».

Луиза Брайант, В первые годы… — «Иностранная литература», 1964, № 11, стр. 242.

1920 г.

С. конспектирует брошюру О. Лобановой «Дышите правильно» (изд. «Новый человек». Петроград, 1915).

Архив К. С., № 982.

Изучает книгу доктора Т. Д. Фаддеева «Школьная педагогика» (кн. I, «Психология»).

Архив К. С., № 1009.

Делает выписки о паузе в сценической речи из книги С. М. Волконского «Выразительное слово».

Архив К. С., № 262.

1920-е годы (начало)

Читает вышедшую в свет книгу Н. Е. Эфроса «М. С. Щепкин. Опыт характеристики» (изд. «Светозар». Пг., 1920 г.).

Заключительная глава «Щепкинская правда» особенно пестрит пометками С. Дважды он отчеркивает и подчеркивает следующие слова:

«Тройственен лик той правды, которую он требовал от актерского искусства, трояка близость к “природе”: правда бытовая, жанровая (в том числе — и историческая), правда психологическая, т. е. правда передаваемых чувств, и правда “общей идеи”, т. е. верность всех частностей исполнения, всех проявлений сценически осуществляемого образа некоему общему смыслу этого образа и всего произведения».

Архив К. С.

Работает над рукописью «История одной постановки (Педагогический роман)».

«Как раз в это время нашего мнимого бездействия я более чем когда-нибудь работал энергично над основами внутренней техники 136 и тонкостями творческого воплощения. Не знаю, справедливо ли и возможно ли требовать от всех старых артистов, из которых многие заканчивают свою карьеру, молодой пытливости и прилежания в вопросах исканий.

Пойдут ли на эту работу мои ученики, ставшие теперь артистами и увлекшиеся исключительно производственным трудом. Быть может, для них важен уже спектакль, а не самое искусство, важно, как играется данная пьеса и роль, а не как совершается самый процесс творчества».

Из материалов к книге «Моя жизнь в искусстве». Архив К. С.

М. А. Чехов пишет об отчуждении С. от Первой студии. «Ревновал ли он нас к нашей самостоятельности или был не согласен с направлением, в котором вел нас Вахтангов, судить не берусь, но он, а за ним и все “старики” МХТ отстранялись от нас все больше и больше.

… Я склонялся к направлению Вахтангова. Станиславскому это не нравилось, и он несколько раз вызывал меня на беседы с ним о “направлении”, увлекавшем меня. … Официально признавая такие постановки Вахтангова, как “Дибук” и “Турандот”, он в частных беседах все же критиковал их».

М. А. Чехов, Жизнь и встречи. «Новый журнал», кн. VII, Нью-Йорк, 1944.

«Чем больше любили Студию в Москве, тем равнодушнее становился к ней ее создатель, потому что он видел, что мы уходим, перестаем быть его единомышленниками, преследующими общие цели в искусстве».

А. Дикий, Повесть о театральной юности. М., «Искусство», 1957, стр. 292.

137 1921
Репетиции и премьера «Ревизора». Подготовка концертной программы из произведений Римского-Корсакова. Работа над «Сказкой об Иване-дураке и его братьях» во Второй студии. Репетиции «Плодов просвещения». Проект о слиянии Первой студии с Художественным театром. Занятия в Оперной студии Большого театра.

ЯНВАРЬ

Репетирует «Ревизора»83*.

 

Ведет подготовку в Оперной студии концертного отделения из романсов Римского-Корсакова. Анализирует с исполнителями содержание и музыкальную форму многих романсов, в том числе «Тихо, тихо море голубое», «О чем в тиши ночей таинственно мечтаю», «Анчар», «На холмах Грузии», «Гонец», «Я в гроте ждал тебя», «Ненастный день потух» и др. Ищет новые средства и приемы исполнения камерной музыки.

На каждом разрабатываемом студийцами романсе «оттачивались чувства, ум, вкус, техника будущих артистов-певцов.

Станиславский учил особому, почти благоговейному отношению к выбранному для работы романсу, хотя бы самому коротенькому, и безусловному уважению к мысли и характеру творчества автора.

… Для Станиславского каждый романс был своего рода художественно-исполнительской диссертацией».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера. М., «Искусство» 1969, стр. 50.

По распоряжению правительства получает для себя и для Оперной студии особняк в Леонтьевском переулке № 6 с небольшим старинным залом, разделенным на две части четырьмя колоннами.

«Помнится большая фигура Константина Сергеевича, пришедшего со студийцами первый раз в этот зал, и его слова: “Вот вам и декорация для "Онегина"”.

138 В зале было холодно (дом еще не отапливался). Константин Сергеевич был в шубе. Серебряная голова его сверкала на солнце. Мы стояли вокруг, а он молча смотрел на колонны. Вероятно, это был первый момент зарождения его постановки “Евгения Онегина”».

П. И. Румянцев, Система К. С. Станиславского в оперном театре. «Ежегодник МХТ» за 1947 г., стр. 390.

ЯНВАРЬ 1

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 2

Разбирает со студийцами в «Габиме» «Венецианского купца»; занимается дикцией, законами речи.

И. М. Кудрявцев, Записи уроков Станиславского. Архив К. С.

«Огромную работу проделал Константин Сергеевич над словом, фразой, голосом, дикцией, умением читать стихи. Работа эта усложнялась тем, что группа объединяла русских, армянских и еврейских артистов, но эта особая трудность только возбуждала творческую фантазию Станиславского. Во всяком случае, он был твердо убежден, что без отличной техники речи играть Шекспира нельзя, — как бы хорошо ни чувствовал свою роль актер».

Рубен Симонов, С Вахтанговым. М., «Искусство», 1959, стр. 16.

Станиславский мечтал «поставить “Венецианского купца” силами всех четырех студий. Он хотел этим как бы подчеркнуть, что искусство имеет свойство разрушать границы, разделяющие людей на нации и веры; что ему свойственны чистые и возвышенные цели».

Б. Чемеринский, Из моих воспоминаний о Станиславском. Архив К. С.

Играет роль Сатина.

Пишет в Дневнике спектаклей:

«Вывесить записку с увещеванием гг. артистов (особенно молодых) не говорить своих слов (отсебятин), тем более так робко и неумело».

ЯНВАРЬ 3, 5, 8, 9, 12, 13

Работает со студийцами Оперной студии над романсами Римского-Корсакова и над прологом «Веры Шелоги».

ЯНВАРЬ 4

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 6

На занятии в «Габиме» анализирует «Венецианского купца».

«Рассказывал о своей поездке в Венецию».

Конспект С. Архив К. С.

139 «Можно застрять на быте, а можно через быт дойти» до громадных обобщений и глубин в раскрытии произведения. Пройти мимо быта — это «убежать от жизни».

С. дает характеристику богатой, беспечной, внешне красивой и часто бессмысленной жизни одной части Венеции и, с другой стороны, — полной ужаса, затравленной, притесняемой жизни еврейского квартала. Говорит об образах Шейлока, благородного, культурного деятеля Антонио, очаровательной, поэтичной, пикантной, плутоватой Джессике и др. Джессика «поступает не хорошо, крадет. Прощаю ради молодости и красоты».

Дневник И. М. Кудрявцева. Архив И. М. Кудрявцева.

ЯНВАРЬ 9

В студии «Габима» — работа над «Венецианским купцом».

ЯНВАРЬ 10

Слушает лекцию А. В. Луначарского «Марксизм и искусство» на «творческом понедельнике» в Художественном театре.

Протокол «творческого понедельника».

ЯНВАРЬ 11

Профессиональный союз немецких сценических деятелей, отмечая 50-летие своего существования, просит С. написать статью в юбилейный номер журнала «Новый путь» о театре будущего.

«Немецкие актеры очень жаждут узнать именно Ваши взгляды по данному вопросу. В Вашем заявлении немецкие работники сцены, переносящие, под давлением переживаемых событий, серьезные испытания, надеются почерпнуть для себя ободрение и выдержку».

Письмо от профессионального союза немецких сценических деятелей к С. Архив К. С., № 3011.

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 13

На занятии в «Габиме» наметили характеристики ролей «Венецианского купца».

Записи В. А. Громова.

ЯНВАРЬ 14

Работает со студийцами Оперной студии над романсами Римского-Корсакова с 2-х до 5-ти часов вечера и с 6 часов 30 мин. до 11-ти часов вечера.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ЯНВАРЬ 18

Просматривает эскизы декораций к «Ревизору» художника К. Ф. Юона.

140 ЯНВАРЬ, вторая половина

В студии «Габима» проводит несколько занятий, посвященных дальнейшему разбору «Венецианского купца». Дает практические уроки по выразительности жеста, по умению носить костюм, по речи.

Дневник И. М. Кудрявцева.

«Наряду с лекциями по системе Константин Сергеевич занимался с нами сценической походкой, вырабатывая умение двигаться по сцене непринужденно и свободно, “историческими поклонами”, показав манеру держаться в разные эпохи, с античных времен до девятнадцатого века включительно. Станиславский занимался с нами ритмикой, вначале разбивая музыкальные пьесы на такты, затем усложняя рисунок движения под музыку и постепенно подводя нас к свободному импровизационному пребыванию в музыкальных сценах, что и является высшей степенью ритмичности, когда ритм уже как бы живет и действует внутри актера. Целый урок Станиславский посвятил умению обращаться с театральным плащом. … Заканчивая урок, Константин Сергеевич собрал плащ в виде тюрбана, водрузил его на голову и разъяснил восхищенной молодежи, что в дождливые дни греки и римляне пользовались плащом как своеобразной шляпой-зонтиком, прикрывающим голову от непогоды».

Рубен Симонов, С Вахтанговым, стр. 16.

«Как Толстой от Софьи Андреевны — с фонариком, мы видим, Станиславский шествует к “Габиме”.

… В древнеиудейском и армянском окружении фанатики III студии МХТ всегда налицо, когда Станиславский дает свои уроки:

“Никаких переживаний! Громко звучащие голоса! Театральная походка! Телесная гибкость! Выразительная речь жеста! Танец! Поклон! Бой на рапирах! Ритм! Ритм! Ритм!” — зазывно кричит Станиславский».

Всеволод Мейерхольд, Валерий Бебутов. Одиночество Станиславского. — «Вестник театра», 1921, № 89 – 90, стр. 2 – 3.

ЯНВАРЬ 23, 25

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 28

Играет роль Сатина.

ЯНВАРЬ 29

Начальник военной автобазы СНК извещает С., что помещение в Леонтьевском переулке отремонтировано и к переезду туда нет больше препятствий.

Письмо от военной автобазы к С. Архив К. С.

ЯНВАРЬ 30

Играет роль Крутицкого.

141 ФЕВРАЛЬ 1

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 3

Занимается у себя на квартире с отдельными исполнителями «Ревизора».

ФЕВРАЛЬ 4

Играет роль Сатина.

ФЕВРАЛЬ 7

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

ФЕВРАЛЬ 9

Смотрит «Дочь Иорио» Д’Аннунцио в Первой студии.

Дневник спектаклей Первой студии. ГЦТМ.

ФЕВРАЛЬ 10

Репетирует «Ревизора» на Большой сцене МХАТ. «Искание гримов».

Дневник репетиций.

ФЕВРАЛЬ 10, 11, 12, 13, 17, 18

Готовит концертную программу из произведений Римского-Корсакова с учениками Оперной студии.

«На репетициях К. С. любил петь сам романсы и кусочки из опер. Музыкальная память у него была отличная, он очень быстро ориентировался в новой для него музыке. Иногда он путал слова в романсах, чем невероятно нас смешил».

Из воспоминаний концертмейстера Н. М. Малышевой. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ 11

Играет роль Сатина.

ФЕВРАЛЬ 13, 17, 24

На занятиях в «Габиме» работает над первым актом «Венецианского купца».

ФЕВРАЛЬ 13 и 14

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 18

Двадцатипятилетний студент Педагогического института В. А. Орлов из г. Раненбурга Рязанской области пишет С.:

«Сейчас я только что из Москвы. Все две недели командировки употребил на поиски билета в Художественный театр, но так-таки не нашел. Только случайно, встретя на улице своего бывшего однополчанина, выпросил у него билет на “Балладину”. После пьесы я 142 пришел домой каким-то новым. Я чувствовал, что и я принимал участие в этой пьесе. …

Я готов был идти к руководителю Студии, просить разрешения стать у занавеса, простоять год, два, но только в конце концов получить разрешение играть… работать. Я работать хочу… Я чувствую в себе силу, мучаюсь, бьюсь как рыба, рвусь. К Вам прибегаю за помощью — не оттолкните меня. Дайте право работать хотя бы простым рабочим или статистом. Верю в Вас безумно»84*.

Архив К. С., № 9656.

Играет роль Сатина.

ФЕВРАЛЬ 19

На репетиции в Оперной студии.

ФЕВРАЛЬ 20

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 21

Присутствует на второй лекции Луначарского «Марксизм и искусство».

Протокол заседания «творческого понедельника» МХАТ. Архив внутренней жизни театра.

На общем собрании в Оперной студии говорит о плохой дисциплине студийцев, об опозданиях и частых пропусках репетиций. Заявляет, что он покинет студию, если студийцы не станут аккуратны в посещении репетиций и занятий.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ФЕВРАЛЬ 22

Репетирует концертную программу из романсов Римского-Корсакова с 2-х до 6-ти часов вечера и с 7-ми до 10 часов 30 мин. вечера.

ФЕВРАЛЬ 23

Продолжает работу над романсами Римского-Корсакова с 2-х до 5 часов 30 мин. и с 6 часов 30 мин. до 11-ти часов вечера.

ФЕВРАЛЬ 25

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 26

Проводит занятие по «системе» в Грибоедовской студии.

Запись С. на репертуарном листе МХАТ. Архив К. С., № 4001.

143 МАРТ 5

Переезжает со всей семьей в дом в Леонтьевском переулке.

«Самое трудное было с Алексеевыми. Больше года тянулось их выселение из Каретного ряда. Там, действительно, надо было устроить какое-то учреждение. Было, кажется, даже небезопасно оставаться.

Пришлось уезжать. Но им была найдена большая квартира (в Леонтьевском), были даны перевозочные средства. Обещано было с три короба, выполнено меньше, но с именем Станиславского чрезвычайно считались».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову от 17/VII. Архив Н.-Д.

«И со времени своего заселения новыми жильцами дом этот с утра и до позднего вечера стал оглашаться звуками музыки.

В зале с колоннами, занимающем почти четверть площади второго этажа, и в смежной с ним комнате “поселилась” Оперная студия.

Занятия, репетиции шли непрерывно с раннего утра до позднего вечера. Рояль отдыхал только ночью. Станиславский целиком погрузился в мир музыки и пения, что было ему необходимо для завершения “системы” актерского творчества».

Из воспоминаний П. И. Румянцева. Музей МХАТ. Архив П. И. Румянцева.

МАРТ 7, 8

Репетирует романсы Римского-Корсакова.

МАРТ, после 8-го

С. болен.

МАРТ 11

Пишет Ф. Н. Михальскому:

«Дорогой Федор Николаевич!

Научите, как быть. Лежу в постели. Игорь — тоже. Пристают с пропиской всех. … Нет ли у Вас знакомств и протекции в жилищном отделе? Очень обяжете».

Собр. соч., т. 9, стр. 34.

МАРТ, до 18-го

«Я опять свалился и лежу. Быть может, усталость — и надо только отлежаться. Завтра будет доктор, и тогда выяснится, могу я играть в пятницу или нет. Скажите об этом Николаю Афанасьевичу, чтоб он был готов к перемене85* спектакля на случай моей болезни».

Собр. соч., т. 9, стр. 34.

МАРТ 21 – 24

Занимается у себя на квартире с отдельными исполнителями «Ревизора».

144 МАРТ 21 – 26

Работает над концертной программой из произведений Н. А. Римского-Корсакова.

МАРТ 25

Играет роль Крутицкого.

МАРТ 26

Е. Б. Вахтангов, находясь во Всехсвятском санатории, пишет острополемические заметки о своих разногласиях со Станиславским и Немировичем-Данченко, о «мучительных попытках выбраться из пут Станиславского». Вахтангов признает, что Константин Сергеевич «идеально знает актера, с головы до ног, от кишок до кожи, от мысли до духа», что «личность К. С., его беззаветное увлечение и чистота создают к нему безграничное уважение».

Но, полемизируя со Станиславским, Вахтангов пишет:

«Конечно, Станиславский, как режиссер, меньше Мейерхольда. У Станиславского нет лица. Все постановки Станиславского банальны. Первый период постановок Станиславского — подражание мейнингенцам, второй — чеховский театр (принцип мейнингенцев перенесен на внутреннюю сущность ролей — переживания) — тот же натурализм. … Театр Станиславского уже умер и никогда больше не возродится».

Критикуя также режиссуру Немировича-Данченко, Вахтангов пишет, что «Станиславский, плохо разбираясь в психологии, строит ее (пьесу) интуитивно (иногда гораздо выше и тоньше, чем Немирович)». С. «мастер на образы и неожиданные приспособления действующих лиц. Но совсем не мастер форм театрального представления, — пишет Вахтангов. — Поэтому он и омещанил театр, убрав кричащий занавес, убрав выходы актеров, убрав оркестр, убрав всякую театральность. … Стиль модерн — пошлость. Придет время, когда внутренний стиль убранства Художественного театра будет звучать пошлостью.

Станиславский до сих пор почувствовал только одну пьесу — “Чайку” — и в ее плане разрешал все другие пьесы Чехова, и Тургенева, и (Боже мой!) Гоголя, и (еще раз Боже мой!) Островского, и Грибоедова. Больше ничего Станиславский не знает».

Запись Е. Б. Вахтангова в санатории Всехсвятское. Музей Театра им. Е. Б. Вахтангова, № 149/1879 (машинописная копия). См. также кн.: Павел Новицкий, Современные театральные системы. ГИХЛ, 1933, стр. 131 – 134.

«Бытовой театр должен умереть. “Характерные” актеры больше не нужны. Все, имеющие способность к характерности, должны почувствовать трагизм (даже комики) любой характерной роли и должны научиться выявлять себя гротескно.

Гротеск — трагический, комический».

Из той же записи Е. Б. Вахтангова. — Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 187.

145 МАРТ 27

Играет роль Сатина.

«Это черт знает что! Протестую, ору, кричу. В 3-м акте в каменной стене вырван деревянный клок. Видно в каменной стене дерево.

Об этом уже было записано и до сих пор не сделано. Говорят — некогда. Что же это?!!»

Запись С. в Дневнике спектаклей.

МАРТ 28

Ведет занятие по «системе» в Оперной студии.

МАРТ 29, 30, 31

Репетирует «Ревизора» на Большой сцене МХАТ.

АПРЕЛЬ

Репетирует «Ревизора» — 1, 2, 5, 6, 8, 9, 12, 13, 14, 15, 19, 20, 21, 22, 26-го. Советует М. А. Чехову быть более озорным в роли Хлестакова. Показывает ему, «как держится в “обществе” Хлестаков, как он кланяется, “изящно” вращая корпусом, в то время как ноги у него точно прилипли к полу».

А. Дикий, Повесть о театральной юности, стр. 315.

«Бывали и мучительные периоды, когда Чехову казалось, что Константин Сергеевич не верит в него. Ему никак не удавалось схватить то, что воображение Станиславского раскрывало в Гоголе». В период работы над ролью Хлестакова Чехов по заданию С. делал с учениками своей студии этюды и упражнения с определенно выраженной темой.

«Наблюдая, как эти упражнения делает сам Чехов, мы понимали, что присутствуем при рождении Хлестакова». Чехов «говорил, будто Станиславский требует от него, чтобы он развил в себе такой “обезьяний” интерес ко всему, при котором (по словам Гоголя) он будет “не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли”».

М. Кнебель, Вся жизнь, стр. 96 – 97.

«Репетиций было много, и большая часть из них была до крайности мучительна. Станиславский был требовательный режиссер. Иногда он не различал режиссуры от педагогики и относился к актерам, как к плохим ученикам».

М. А. Чехов. Жизнь и встречи. М. Чехов, Литературное наследие в 2-х томах, т. 1, М., «Искусство», 1986, стр. 181.

«Со всей искренностью должен я сознаться, что никогда не был одним из лучших учеников К. С. Станиславского, но с такой же искренностью должен сказать, что многое из того, что давал нам К. С. Станиславский, навсегда усвоено мной и положено в основу моих дальнейших, до известной степени самостоятельных опытов в театральном искусстве».

М. А. Чехов, Путь актера. Ленинград, 1928, стр. 103.

146 «В сцене прихода городничего, он [Чехов] начинал плакать. Константину Сергеевичу это очень нравилось, потому что было оригинально. Он по-настоящему, жалко плакал. Но если слезы Хлестакова принимать всерьез, то этой сценой надо было кончать спектакль, так как городничий сразу же мог догадаться, что это за “ревизор” перед ним. Но Константин Сергеевич, которому очень хотелось сохранить эти слезы, придумал такую вещь: дверь, в которую входил городничий, открывалась таким образом, что загораживала Хлестакова, и городничий не мог видеть его».

И. М. Москвин, Беседа с молодыми актерами. — Сб. «И. М. Москвин. Статьи и материалы». ВТО, 1948, стр. 46 – 47.

АПРЕЛЬ 1

Пишет в Управление Делами Совнаркома, что в конце 1920 г. в Крыму был арестован и пропал без вести его брат Г. С. Алексеев.

«Моя просьба заключается в том, чтобы

1) узнать через правительственные учреждения, жив ли мой брат и где он находится,

2) разрешить его жене Александре Густавовне Алексеевой и его дочери Валентине Георгиевне Алексеевой (по мужу Конюховой) вернуться в самом скором времени в Москву, дав им соответствующие бумаги и разрешения»86*.

Собр. соч., т. 9, стр. 31, 35, 692.

АПРЕЛЬ 1, 4

Проводит занятия по «системе» в Оперной студии. Работает со студийцами над романсами Даргомыжского.

АПРЕЛЬ 3

Играет роль Сатина.

АПРЕЛЬ 5

В статье «Театральные листки» В. Мейерхольд, В. Бебутов и К. Державин подвергают критике и осмеянию «пресловутый» метод Художественного театра, «рожденный, — как они пишут, — в муках психологического натурализма, в кликушестве душевных напряжений, при банной расслабленности мышц».

«Опасность этого метода тем более велика, — пишут авторы статьи, — что его незатейливое антитеатральное мещанство заражает рабочие, крестьянские и красноармейские объединения. И вот на эту-то опасность мы им и указываем».

«Вестник театра», № 87 – 88, стр. 3.

147 В журнале «Культура театра» опубликована статья Е. Б. Вахтангова в связи с постановкой «Эрика XIV»:

«Это — опыт студии в поисках сценических, театральных форм для сценического содержания (“искусства переживания”). До сих пор студия, верная учению К. С. Станиславского, упорно добивалась овладения мастерством переживания. Теперь, верная учению К. С. Станиславского, ищущему выразительных форм и указавшему средства (дыхание, звук, слово, фраза, мысль, жест, тело, пластичность, ритм — все в особом театральном смысле, имеющем внутреннее, от самой природы идущее, обоснование), студия вступает в период искания театральных форм».

Е. Вахтангов, «Эрик XIV». — «Культура театра», № 4, 5/IV, стр. 49.

АПРЕЛЬ 6

Просмотр с публикой концерта из произведений Римского-Корсакова в Оперной студии. После концерта С. проводит показательный урок со студийцами-певцами.

«Концерт понравился очень».

Запись З. С. Соколовой. Записная книжка С. Архив К. С., № 834.

АПРЕЛЬ 7

Поздравляет Вахтангова с десятилетием его деятельности в Художественном театре на утреннем собрании в Первой студии.

Вечером присутствует на капустнике, устроенном актерами Первой студии в честь Вахтангова.

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 307 – 308.

АПРЕЛЬ 8

Работает над сценами из оперы «Русалка» Даргомыжского в Оперной студии.

АПРЕЛЬ 10

Играет роль Сатина.

АПРЕЛЬ 13

Репетирует «Веру Шелогу».

АПРЕЛЬ 14, 17, 20

Последние занятия и репетиции «Венецианского купца» в «Габиме».

АПРЕЛЬ 15

С. просит всех свободных в этот вечер исполнителей «Ревизора» прийти в театр, загримироваться и показаться ему во время спектакля «На дне».

Дневник репетиций.

Играет роль Сатина.

148 АПРЕЛЬ 16

Проводит репетицию «Вечера Римского-Корсакова» в Малом зале консерватории.

АПРЕЛЬ 18

Показывает в помещении Оперной студии концерт — «Вечер Римского-Корсакова» артистам Большого театра, Первой и Второй студиям МХАТ.

Среди присутствующих Вл. И. Немирович-Данченко и главный режиссер Большого театра В. А. Лосский.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

АПРЕЛЬ 19

Ведет занятие по «системе» в Оперной студии.

АПРЕЛЬ 21

Присутствует на первом платном публичном выступлении Оперной студии в Малом зале консерватории — «Вечер Римского-Корсакова».

АПРЕЛЬ 23

Репетирует «Веру Шелогу».

АПРЕЛЬ 24

Играет роль Сатина.

«Народная сцена идет нестерпимо — ужасно. Все сбились в кучу, ни рисунка сцены, ни планировки — никакой.

Стыдно стоять на сцене и хочется бежать вон».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

АПРЕЛЬ 25

Присутствует на общем собрании в Оперной студии.

АПРЕЛЬ, после 25

Обращается в избирательную комиссию Моссовета с «категорическим» заявлением о снятии его кандидатуры на выборах депутатов в Московский Совет народных комиссаров. «Мне пришлось бы изменить своему искусству ради общественной деятельности, — пишет С., — к которой я никогда не чувствовал в себе призвания. Я призван служить обществу в театре и должен оставаться в области искусства».

Собр. соч., т. 9, стр. 36.

МАЙ

Усиленно репетирует «Ревизора».

 

«В этом театре “Ревизора” осуществить нельзя.

Этот сплав разжиревшей фабрик-буржуазии с айхенвальд-интеллигенцией усердно поспособствовал разложению подлинно театральной культуры.

149 На этой ниве выросли аполитактеры.

Ну, разве тенденциознейший “Ревизор” по плечу этой братии?»

В. Мейерхольд, В. Бебутов, Одиночество Станиславского. — «Вестник театра», № 89 – 90, 1/V, стр. 3.

МАЙ 1

В журнале «Культура театра», № 5 напечатано начало статьи К. С. Станиславского «Ремесло».

 

В статье «Одиночество Станиславского» Вс. Мейерхольд и В. Бебутов пишут, что в сутолоке московского театрального мира «головою выше всех выделяется фигура одиноко блуждающего Станиславского», «единственного защитника подлинных театральных традиций».

Успев «показать изощренные приемы мелодраматической игры в Левборге, живописные лохмотья босяка Сатина, в которые он драпировался, как дон Сезар де Базан в плащ», «подлинную сценическую грацию (подмеченную Э.-Г. Крэгом) в земском враче (!)»87*, «тонкую стройность, почти уайльдовскую утонченность Ракитина», С., как пишут авторы статьи, был побежден силой «литературного театра».

Мейерхольд и Бебутов видят трагедию С. в том, что «галл по природе», ученик парижской консерватории, «рожденный для театра преувеличенной пародии и трагической занимательности», в МХАТ и в его студиях «под натиском враждебных ему сил мещанства» вынужден «ломать и искажать естество галльской природы своей» и по приказу «конторы» разрабатывать «пресловутую систему для армии психологических переживальщиков». Авторы статьи хотели бы, чтобы С., «усталый от заштопыванья тришкина кафтана литературщины», швырнул «кипу исписанных листов системы в пылающий камин, по примеру Гоголя».

Только Станиславский, — заключают Мейерхольд и Бебутов, — «и только он в своем одиночестве способен восстановить попранные права театрального традиционализма с его “условным неправдоподобием”, “занимательностью действия”, “масками преувеличения”, “истиной страстей”, “правдоподобием чувствований в предлагаемых обстоятельствах”, “вольностью суждений площади” и “грубой откровенностью народных страстей”».

«Вестник театра», № 89 – 90, 1/V.

«Авторы статьи хотят убедить читателя, что в своем походе против академических театров и, в частности, Художественного, они совершенно беспристрастны и в доказательство открыто признают огромность театрального таланта Станиславского. … Казалось бы, для того, чтобы написать панегирик по адресу такого исключительного режиссера 150 и актера, как Станиславский, нет никакой надобности прибегать к совершенному извращению событий, но, вступив в пылу полемики на путь лжи, авторы доходят до таких курьезов, каких, кажется, мало знает даже фельетонная полемическая литература».

Черновой набросок ответа Вл. И. Немировича-Данченко на статью «Одиночество Станиславского». Архив Н.-Д.

МАЙ 2

Подбирает концертный репертуар для летних работ с певцами Оперной студии. После этого читает студийцам лекцию.

МАЙ 3

Продолжает подбор репертуара. Присутствует художник Добужинский, приглашенный оформлять работы Оперной студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

МАЙ 4

«Вечеринка-новоселье» в Оперной студии.

«Молебен в 7 ч. 30 мин., пели сами студийцы. Пели “Славу”, написанную В. И. Садовниковым (хор студийцев).

Слово сказал К. С. Просил в Студию приходить с самым высоким, хорошим, положительным. …

Студийцы после “Славы” поднесли — К. С. хлеб-соль, деревянное резное блюдо (слово неразборчиво. — И. В.), кулич, серебряную солонку. Веселились от души, танцевали, играли в игры».

Запись З. С. Соколовой в записной книжке С. Архив К. С., № 834.

«Ход в квартиру Станиславского был через Студию. Его рабочий кабинет соседствовал с комнатой, где мы занимались, следовательно, покоя в общепринятом смысле у него не было. А он не только не тяготился этим, но, наоборот, как бы нуждался в рабочей атмосфере, напоминающей ему и дома театр. Если в студийных комнатах наступала тишина, то Константин Сергеевич присылал спросить, почему в Студии нет занятий. Ему мало было театра в театре, ему нужен был театр и дома».

Из воспоминаний П. И. Румянцева. Сб. «О Станиславском», стр. 396.

МАЙ 8

Играет роль Сатина.

МАЙ 11

Репетирует сцены из «Евгения Онегина» в Оперной студии.

МАЙ, до 12-го

А. А. Блок при содействии С. продает драму «Роза и Крест» театру Незлобина.

151 «Выгоду, довольно большую, я получил от продажи “Розы и Креста” театру Незлобина, где она пойдет в сентябре. В этой продаже помогали Коганы и Станиславский. Это помогло мне также отклонить разные благотворительные предложения, которые делали Станиславский и Луначарский, узнав о моей болезни».

Письмо А. А. Блока к матери от 12/V. Александр Блок, Собр. соч. в 8 томах, т. 8. М.-Л., «Художественная литература», 1963, стр. 533.

МАЙ 12

Просит Управление московских государственных академических театров поддержать перед наркомом просвещения А. В. Луначарским ходатайство Оперной студии об устройстве ряда концертов в помещении Художественного театра после окончания им сезона. С целью материальной поддержки студийцев «Студия Большого государственного театра просит Управление государственных театров исходатайствовать разрешение на устройство показательных вечеров по повышенной расценке мест зрительного зала, при стоимости билетов от 500 руб. до 2000 руб.».

На письме С. в Управление государственных театров резолюция А. В. Луначарского:

«Разрешаю. Нарком А. Луначарский».

Архив К. С., № 6508.

МАЙ 15

На совещании в Оперной студии, посвященном разработке правил внутреннего распорядка студии.

МАЙ 16

Прослушивает певцов, желающих поступить в Оперную студию.

МАЙ 18, 20, 21, 23

Репетирует сцену «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина».

«К. С. гениально использовал музыку Чайковского. Он заставил каждого актера “жить” и двигаться вместе с музыкой, находя в ней характерные движения для каждого персонажа. Движения актеров на сцене точно соответствовали ритмическому рисунку музыкальной фразы. Так всю сцену письма К. С. заставил Татьяну провести лежа, полулежа и сидя на постели для того, чтобы в самый патетический момент подняться во весь рост на постели. Эта сильная и прекрасная мизансцена впоследствии была смягчена Константином Сергеевичем».

Из воспоминаний Малышевой. Архив К. С.

МАЙ 20

В журнале «Культура театра», № 6 напечатано окончание статьи С. «О ремесле».

152 МАЙ 22

В. В. Лужский об одной из генеральных репетиций «Ревизора»:

«Москвин — Городничий еще как будто не нашел себя, может быть, устал очень, роль труднейшая; у него есть места оригинальные, но вообще вся роль [направлена] больше на то, чтобы отойти от других и от себя и пока все и уходит на эту борьбу. Чехов — очень большой, громадный успех, такой, какого не видел еще ни один актер на сцене МХАТ.

… Постановка очень парадная, благородная, со вкусом, как всегда у К. С., первосортная; но мазурка Москвина, толканье жены и дочери с кресел, как кукол, стуки в дверь, перебеганья и визги М. П.88* не очень первосортны!

Успех колоссальный!

Вл[адимир] Ив[анович] и Кат[ерина] Ник[олаевна] — в восторге, но дипломатничают, а на душе потерянность и кошки скребут».

Дневник В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского.

«… Чехов — Хлестаков грыз от страсти ножку стула, прятался при виде городничего под юбку городничихи, и Станиславский ему аплодировал, потому что это было продиктовано настоящим чувством».

М. Кнебель, Вся жизнь, стр. 104.

Подводя итоги сезону, Н. Е. Эфрос пишет о громадных художественных достижениях МХАТ в спектакле «Ревизор».

«Спектакль “Ревизора”, которым завершился театральный год, — яркое, победоносное доказательство полной нелепости» тех прогнозов, по которым театр «объявлялся чуть что не мертвецом, смердящим трупом».

«Скажу только, что гений Станиславского, гений режиссуры Художественного театра опять, заявили себя полно и прибавили к ряду былых побед этого театра еще одну крупную победу, равноценную с прежними. Гоголь был тут раскрыт замечательно, кое в чем — по-новому, кое в чем — в старой лучшей традиции. И текст комедии, каждому известный чуть что не наизусть, ложился очаровательно в слух и душу.

Комедия получила новую молодость, этою молодостью радовала и чаровала. Ее не “уважали”, как теперь часто бывает на спектаклях классиков русского театра, ею любовались, к ней относились в зрительной зале не с пиететом, а с непосредственным восторгом».

«Культура театра», № 6, 20/V, стр. 5 – 6.

Заведующий художественной частью МХАТ А. М. Эфрос пишет о том, что в декорационном отношении театр во главе с очень талантливым и острым живописцем К. Ф. Юоном «явно не дотянулся до “Ревизора” Станиславского» — высшей точки «театрального сезона по яркости, бурности, заразительности».

153 «Режиссерский рисунок спектакля, данный К. С. Станиславским, — изумителен, Чехов — Хлестаков конгениален ему, и недалек от них Москвин — Городничий». А. М. Эфрос указывает, что декорации в какой-то мере «легли грузом на спектакль», в них недостает «той художественной искрометности, которую дал спектаклю Станиславский».

А. Эфрос, Художественные итоги. — «Культура театра», № 6, стр. 14.

МАЙ 25

Проводит последнюю в сезоне репетицию «Ревизора».

Запись З. С. Соколовой в Дневнике Оперной студии:

«Вчера К. С. салтанистам89* кровь пускал. Так и следует. Поделом. Рано обольщаться, тем более, что в Большом театре хорошо эта сцена идет».

Архив К. С.

МАЙ 27 – 31

Ежедневные репетиции в Оперной студии.

МАЙ 29

С часу дня до пяти часов вечера репетирует отрывки из опер «Сказка о царе Салтане» и «Ночь перед Рождеством» на сцене Художественного театра.

С восьми до одиннадцати часов вечера работает над этими же отрывками в Оперной студии.

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

МАЙ – ИЮЛЬ

Репетирует во Второй студии МХАТ «Сказку об Иване-дураке и его братьях» — инсценировку рассказа Л. Н. Толстого, сделанную М. А. Чеховым (режиссер спектакля Б. И. Вершилов).

«В труднейших условиях, в крайней тесноте шли репетиции в Милютинском переулке. Было жаркое лето. Репетиции вел сам Константин Сергеевич. Он приходил на репетицию в 11 часов утра и заканчивал ее в 6 – 7 часов вечера».

Б. Изралевский, Музыка в спектаклях Московского Художественного театра, стр. 115.

На одной из репетиций работает с Н. П. Хмелевым над бессловесной эпизодической ролью придворного Тмутараканского царства.

«На меня Константин Сергеевич потратил почти все время, предназначавшееся для общей репетиции. Все ждали, а я пыхтел, в поте лица добывая себе звание актера. Но я понял многое. Понял, что такое ритм, действие на сцене, характерность. Понял, что я делаю и для чего делаю, и вдруг ощутил себя на сцене уверенно. Стало радостно и легко».

Н. П. Хмелев, Великий мастер. — «Известия», 1938, 17/I.

154 С. репетирует массовую сцену, происходящую в аду.

«И вдруг последовало ошарашившее всех замечание:

— Никто из вас не ощущает дьявольского ритма. Черти, в противовес людям, не подвластны притяжению земли. Прошу всех немедленно ускорить движение в двадцать раз. Прошу всех чертенят увеличить количество прыжков в котел и обратно. Делайте, что хотите, прыгайте, кувыркайтесь, но я хочу видеть чертей, а не людей!

И все завертелось… Казалось, что в актеров действительно вселился черт. Но из зрительного зала одно за другим уже неслись новые замечания — кто-то во имя быстрого ритма или острой характерности забывал о том, во имя чего он прыгал. Да, мы должны были с абсолютной точностью знать, во имя чего надо прыгать в котел и обратно!

… Никакого академизма не было в его репетициях — была поразительная эмоциональная отдача, ни с чем не сравнимая по своей силе и заразительности.

И от тех, кто был на сцене, требовалась такая же, не меньшая степень увлеченности. Иного искусства Станиславский не принимал.

Репетиции Станиславского давали понять нерасторжимость азов актерской технологии и высочайших полетов фантазии.

После репетиции я подумала: “Да, ему нужны Чеховы, сотни Чеховых, только они смогли бы выполнить такие требования…”»90*

М. Кнебель, Вся жизнь, стр. 150 – 151.

ИЮНЬ 1

Днем и вечером репетирует сцены из оперы «Ночь перед Рождеством».

Огорчен тем, что ряд студийцев-певцов без предупреждения вступили в труппу театра Народного Дома.

«Грустно и оскорбительно. Можно было бы поговорить предварительно».

Запись С. в Дневнике Оперной студии. Архив К. С.

ИЮНЬ 2

С 7 часов вечера до 12 ночи на просмотре репетиции «Вертера».

ИЮНЬ 2, 3

Проводит репетиции «Чуда святого Антония» Метерлинка и «Свадьбы» Чехова перед показом спектакля Третьей студии на сцене МХАТ.

Архив К. С., № 4008.

ИЮНЬ 3

«Дорогой Константин Сергеевич,

3-я Студия поздравляет Вас с Вашим праздником. Всегда Вам благодарная, она благодарит Вас сегодня за завтрашний день: завтра 155 она реально соприкасается с театром, Вами созданным. Радость наша будет необычайной, если нам удастся оправдать Ваше доверие, такое дорогое для нас».

Подписано Вахтанговым и 27 студийцами.

Архив К. С.

ИЮНЬ 4

Репетирует концертную программу из произведений Римского-Корсакова.

Генеральная репетиция на сцене МХАТ «Чуда святого Антония» и «Свадьбы»91*.

ИЮНЬ 5, 6, 7, 8

Проводит генеральные репетиции «Вечера Римского-Корсакова» на сцене МХАТ.

После последней открытой репетиции «артисты Художественного театра — старики сказали, что повеяло былым Художественным театром, настоящим искусством».

Запись З. С. Соколовой в записной книжке С. Архив К. С., № 834.

ИЮНЬ 7

«7 июня вновь открылись двери Московского Художественного театра. Начались спектакли Третьей студии (“Чудо св. Антония” Метерлинка) и Оперной студии Госуд[арственного] Большого Академического театра, руководимой К. С. Станиславским».

«Культура театра», № 6, стр. 64.

ИЮНЬ 9

Первый спектакль-концерт Оперной студии — «Вечер Римского-Корсакова» — в помещении Художественного театра.

«На большой сцене Художественного театра была устроена вторая маленькая сцена с закрытым занавесом и лесенкой перед ней из нескольких ступеней в ширину этой сцены. Направо от маленькой сцены возвышался бюст Римского-Корсакова. На авансцене стояли два ряда кресел, слева рояль; открывался большой занавес, и студийцы, нарядно одетые, стояли уже частично на ступенях лестницы перед маленькой сценой, частично у подножия этой лестницы, на полу.

Все — обернувшись лицом к бюсту Римского-Корсакова. М. Н. Жуков сидел за роялем. … Начинали дружно петь кантату, которая, как помнится, начиналась словами: “Слава на небе солнцу высокому, слава! Николаю, свет Андреичу, слава, слава!” Кантата была срепетирована Константином Сергеевичем. Студийцы не просто пели “славу” 156 бюсту Римского-Корсакова, но “общались” друг с другом, как бы показывая свой восторг перед Римским-Корсаковым».

Затем все рассаживались и начиналось исполнение романсов. «Романсы были слегка театрализованы. Исполнялись с жестами, мимикой и легкими мизансценами. … Некоторые романсы пелись даже с “объектом”, выбранным из сидящих на сцене певцов».

Из воспоминаний Н. М. Малышевой. Архив К. С.

«Когда кончался концерт, наступала темнота, во время которой сами артисты убирали мебель (это потребовало многих репетиций, так как все совершалось в полной темноте), и при свете раздвигался второй занавес, шли “Шелога” и сцены из “Ночи перед Рождеством” и “Сказки о царе Салтане”».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера, стр. 70.

«Вечером все пили чай в студии. Все билеты на три спектакля распроданы».

Запись З. С. Соколовой в записной книжке С. Архив К. С., № 834.

ИЮНЬ, до 10-го

Беспокоится о здоровье А. А. Блока, о его материальном положении.

«Мне передали, что Вы справляетесь, нужны ли мне деньги. Да, для леченья нужны, но про какие Вы говорите? … Или, — Художественный театр имеет возможность еще что-нибудь заплатить? Всякие деньги сейчас бы устроили очень.

Любящий Вас Ал. Блок».

Письмо А. А. Блока из Петрограда к С. от 10/VI. Архив К. С.

ИЮНЬ 12

Днем репетирует оперу «Вертер». Вечером — на общем собрании в Оперной студии.

ИЮНЬ 14

Днем репетирует оперу «Вертер». Вечером — с художницей М. П. Гортынской и З. С. Соколовой обсуждает декорации и костюмы для «Вертера».

ИЮНЬ 16

Днем репетирует сцену «Письмо Татьяны» в МХАТ. Вечером — вместе с З. С. Соколовой работает над оперой «Вертер».

ИЮНЬ 17

Днем репетирует «Вертера» на сцене МХАТ; устанавливает выгородки декораций, намечает мизансцены. Вечером — в Художественном театре на пятом спектакле-концерте «Вечер Римского-Корсакова».

157 ИЮНЬ 18

Репетирует «Вертера».

ИЮНЬ 21

Просит Народный комиссариат здравоохранения устроить Л. М. Кореневу в здравницу для лечения и отдыха.

«… Оставшиеся в Москве артисты Московского Художественного театра … несут, ради спасения Художественного театра, непосильную работу. Одна из таких героинь своего долга — Л. М. Коренева».

Архив К. С., № 3674.

ИЮНЬ 23 – 27, 29

Готовит спектакль-концерт «Вечер памяти Пушкина».

Репетирует сцены из «Евгения Онегина». Продолжительность репетиций доходит до восьми часов в день.

ИЮНЬ 28, 30

Репетирует «Вертера».

ИЮНЬ – ИЮЛЬ

Смотрит пьесу В. Маяковского «Мистерия-буфф», поставленную А. М. Грановским в честь III конгресса Коминтерна на немецком языке в Московском цирке. После спектакля беседует с актерами92*.

См. Письмо А. В. Февральского к С. от 27/II 1935 г. Архив К. С., № 10964.

ИЮЛЬ

Ежедневно, часто днем и вечером, репетирует оперу «Вертер» и концертную программу «Вечер памяти Пушкина» для показа на сцене МХАТ.

«Сейчас в театре идут концерты Оперной студии Большого театра, управляемой Константином Сергеевичем».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову от 17/VII. Архив Н.-Д., № 11356.

ИЮЛЬ 11

С 2-х часов до 5-ти часов вечера репетирует «Вертера».

С 7 часов до 11 часов вечера проводит генеральную репетицию первых трех картин «Евгения Онегина».

С 11 до 12 часов 30 мин. репетирует с хором кантату «Слава», музыка В. И. Садовникова, на стихи Пушкина «Памятник».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

158 ИЮЛЬ 13

Проводит генеральную репетицию трех картин «Евгения Онегина» на сцене МХАТ.

ИЮЛЬ 14

Днем репетирует «Вертера».

Вечером — первый спектакль-концерт «Памяти Пушкина» на сцене МХАТ. Хор студийцев поет «Славу» Пушкину, затем исполняются три картины «Евгения Онегина» и пролог к опере «Сказка о царе Салтане».

ИЮЛЬ 16

Присутствует на втором спектакле-концерте «Памяти Пушкина» в МХАТ.

ИЮЛЬ 15 – 30

Ежедневно репетирует «Вертера».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

ИЮЛЬ 17

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову в Прагу:

«Планы будущего начали разбирать, конечно, с ранней весны. План Константина Сергеевича — передать дело театра Первой студии. Я в конце концов согласился с ним и уже вступил в детальное обсуждение с Правлением Первой студии. Но наши “старики” запротестовали и заявили, что производить такую решительную операцию с Художественным театром, не посоветовавшись с так называемой “качаловской” группой, — нельзя. Тогда было решено отправить к Вам Подгорного. Он должен развернуть перед Вами и положение Театра во всех деталях, и условия жизни со всеми подробностями. …

Без слияния с Вами театр, Художественный театр, кончится. Может быть, начнется какой-то другой, но наш, Художественный, отправится в Лету.

Это слияние возможно или снова здесь, в Москве, или за границей.

… Огромный, почти бешеный натиск на “академические” театры, в особенности на наш, со стороны группы Мейерхольда, получившего неожиданно большую официальную власть, провозгласившего лозунг “Театрального Октября” и объявившего академические театры контрреволюционными, без удержу агитирующего и доходящего часто до хулиганских выходок, — этот натиск уже ослабел, как лопнувший пузырь, сам Мейерхольд уже отстранен от власти, а отношение к нашим сценам чуть не крепче прежнего».

Сб. «Советский театр. Документы и материалы», стр. 131 – 132.

159 ИЮЛЬ – АВГУСТ

Пишет обращение к студийцам Оперной студии:

«Звание студийца, освобождение от воинской и других повинностей возлагают на нас целый ряд обязательств, совершенно таких же, какие существуют для артистов Академического Большого театра.

Главное из них — аккуратное посещение репетиций и обязательное участие во всех публичных выступлениях. Может ли артист Большого театра не явиться на спектакль из-за одной, двух, трех халтур в вечер его обязательного выступления в своем театре? Конечно, нет. Совершенно на том же основании и студиец не может манкировать, объясняя свое отсутствие халтурой».

Записная книжка. Архив К. С., № 834.

АВГУСТ 2

Вечером присутствует на первом представлении оперы Массне «Вертер» на сцене МХАТ93*.

«Весь постановочный замысел был построен на контрасте между мещанской патриархальной жизнью немецкой семьи, добродушно приятной, в большой мере исполненной приторной сентиментальности… с одной стороны, и романтическими порывами бурной протестующей души Вертера — с другой. Все это проходило красной линией через всю оперу и приближало, даже почти сливало Вертера Массне с Вертером Гете.

… Ясное толкование логики поведения действующих лиц придавало им неожиданно новый яркий смысл, уводя с истоптанных путей оперного штампа. Здесь у Станиславского было много работы с исполнителями Вертера, так как ему нужен был лирический тенор, освобожденный от всех слащавых штампов тенорового ремесла, полный внутренней мужественной силы. От этого и музыка, кажущаяся иногда слишком мягкой и неглубокой, начинала восприниматься по-новому.

В спектакле был ряд блестящих по выразительности и поэтическому очарованию мизансцен, часто имевших, как это обычно у Станиславского, и углубленное символическое значение».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера, стр. 73.

АВГУСТ, после 2-го

Пишет из Покровского-Стрешнева больному Вахтангову:

«Я только третий день отдыхаю, так как мой сезон в этом году только что кончился, а 15 августа, говорят, начнется опять. За это время я поставил три оперных спектакля, и если прибавить к этой работе 160 “Ревизора” и “Сказку” плюс возобновление трех старых пьес, то выйдет, что я недаром ем советский хлеб и могу отдохнуть».

Собр. соч., т. 9, стр. 37.

АВГУСТ 7

Умер А. А. Блок.

«У меня сохранились глубоко в душе тончайшие ощущения неотразимого обаяния личности покойного, его нежно сотканной души.

… Не помню, чтоб он в глаза хвалил меня или театр. Скорее, помню его критику, строгую, но любовную, доброжелательную. А когда он уходил, то [я] чувствовал бодрость, как после одобрения или успеха».

Собр. соч., т. 6, стр. 383.

АВГУСТ 11

Вахтангов из санатория «Всехсвятское» благодарит С. за письмо и внимание к его здоровью.

Письмо Е. Б. Вахтангова к С. Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 193.

АВГУСТ 19

Письмо К. Е. Антаровой к С.:

«Всей душой сознаю, как скорбно Вам в эти дни видеть разлад и игру низких самолюбий среди людей, которым Вы отдали столько труда, души и жизни. … На Вашем примере лишний раз доказывается истина вечная, что великие посвященные остаются глубоко одинокими и величайшие их дела дают плоды лишь много времени спустя после их смерти. Да и плоды-то пожинаются не “избранными”, а “зваными”.

Обожаемый учитель.

Много горя и слез, заушений и заплеваний пришлось мне вынести в эти дни со всех сторон из-за несчастного “Вертера”94*. Но … все, что я могу сказать — спасибо Вам за радость и счастье быть возле Вас».

Архив К. С.

Из письма В. И. Садовникова к С.:

«Я Вас понял и вижу, какие все в сравнении с Вами пигмеи и как они уродуют Ваши великие мысли. Я вижу, как культивируется то, с чем Вы боретесь в течение всей Вашей артистической жизни.

… Как это мне ни больно, но я — и не я один — констатирую, что корень неприятности, как это, может быть ни странно, в Зинаиде Сергеевне95*. … Если Вы найдете, что мне надо уйти из Студии — скажите прямо, и я уйду».

Архив К. С.

161 АВГУСТ, после 19-го

Отвечая В. И. Садовникову, С. берет под защиту З. С. Соколову и требует прекратить в студии дрязги, ссоры и добиться общего примирения или кардинальной чистки состава студийцев.

«Студия не может существовать (при сложившихся условиях, когда я сам разорван на части) — без такого человека, который отдался бы делу целиком, то есть работал по 36 часов, чуть не задаром, бегал к телефону, отворял парадную, стирал пыль, укладывал костюмы, ставил декорации… и пр. и пр., не получая за это даже простой благодарности из вежливости. Это надо ценить больше всего. Недостатки такого человека — на втором плане. …

Вы — барин! Вам нужно готовое и потому Вы и не понимаете, как я, чернорабочий, ценю таких людей. Жаль, в данном случае, что Соколова моя сестра (к своим я особенно строг), так как мне труднее сказать, что она именно — такой человек».

Собр. соч., т. 9, стр. 39.

АВГУСТ 20

Вл. И. Немирович-Данченко пишет наркому по просвещению А. В. Луначарскому о чрезвычайно трудных условиях работы находящихся в Москве актеров МХАТ, которые не в силах дальше сохранять Художественный театр без слияния с «качаловской группой», оказавшейся за границей.

«Сколько бы ни дали нам на поддержку театра, никакие миллиарды не дадут нам той сплоченности сильных актеров в одном искусстве, того репертуара, в который входили “Горе от ума”, “Карамазовы”, “Гамлет”, Чехов, Пушкин, Щедрин, Тургенев, Мольер, Гамсун, Ибсен, того, что сколачивалось в духовное целое двадцатилетием, тех Качалова, Германову, Книппер, Массалитинова, Берсенева и др., которые, запутанные клеветой, пущенной о них в Москве, когда они во время обычных летних гастролей застряли в Харькове, уходили все дальше за рубеж, и теперь рвутся в Россию, но боятся вернуться, не зная, что их здесь ожидает! Без нового слияния с этой группой Художественный театр захиреет и погибнет, а слиться с нею нам мешают!»96*

Архив Н.-Д., № 973.

АВГУСТ

Избран заместителем председателя комиссии, образованной московскими театрами для оказания помощи голодающим. Председатель комиссии — А. И. Южин-Сумбатов.

А. И. Южин-Сумбатов, Записи. Статьи. Письма. М., «Искусство», 1951, стр. 581.

162 СЕНТЯБРЬ 4

Родилась внучка С. — Кирилла Романовна Фальк.

СЕНТЯБРЬ 6 и 8

Участвует в заседаниях «стариков» Художественного театра, посвященных вопросу слияния МХАТ со студиями.

Дневник Ф. Н. Михальского. Архив Ф. Н. Михальского.

СЕНТЯБРЬ 15

Вл. И. Немирович-Данченко обращается с просьбой к А. В. Луначарскому о немедленном оказании материальной помощи Художественному театру.

«Как ни крепок, как ни дружен наш коллектив, как ни сильны связующие нас идейные основы, боюсь, что такого жуткого испытания не выдержать и нам!»

Архив Н.-Д., № 974.

СЕНТЯБРЬ 17

И. Я. Гремиславский сообщает С. о постановке «качаловской группой» в Праге «Гамлета» и об использовании для этого спектакля принципов оформления, предложенных Станиславским в свое время для «Розы и Креста».

«С горечью в душе, что не в Москве, не с Вами, с радостью, что хоть здесь удалось нам провести в жизнь Вашу систему “Розы и Креста”. … Воспоминания о Вас, о Ваших уроках и та суровая, подчас жестокая (в каких только переделках я не бывал) школа помогли мне в этом. Всегда помню, всегда думаю и всегда мечтаю еще учиться у Вас и работать с Вами».

Архив К. С., № 7940.

СЕНТЯБРЬ 18

О. Л. Книппер-Чехова пишет С. из Праги:

«Все мысли летят к Вам, все, что есть в нас хорошего, — все от Вас!

Если бы Вы знали, с какой любовью все мы думаем и говорим о Вас, о нашем “Косте”, о его прекрасной белой голове, о его красоте и чистоте душевной… Не думайте только дурно о нас, не думайте, что мы отрываемся, что мы не хотим соединения… Все что случилось — это рок — и все еще соединится. А я мечтаю, что, когда мы все будем вместе, Станиславский взмахнет крылом и создаст еще театр, какой теперь нужен, и это будет в России!»

Архив К. С., № 8632.

СЕНТЯБРЬ 26

Пишет матери А. А. Блока — А. А. Кублицкой-Пиоттух:

«… Я усиленно пытался написать Вам письмо после рокового известия о смерти дорогого Александра Александровича. Благодаря своей 163 бездарности я не нашел слов, достойных великого горя, которое нас всех постигло. Я не посмел говорить о нем обычными избитыми словами соболезнования и потому — молчал».

Собр. соч., т. 9, стр. 40.

«Ваше письмо шло долго; спасибо Вам за него. Оно такое душевное, искреннее, хорошее. Хочется нам всем получить Ваши воспоминания. Ведь я не могу забыть, как Саша мне рассказывал о Вашем общении и разговорах с ним. Раз он мне сказал: “Я думаю, Станиславский — самый талантливый человек в России”.

Верил он Вам очень, как человеку, и глубокую чувствовал к Вам симпатию».

Письмо А. А. Кублицкой-Пиоттух к С. от 27/X. Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ, до 27-го

По просьбе А. В. Луначарского прослушивает в Оперной студии певицу А. Н. Броннер. Находит у нее драматические способности.

Письмо С. к Л. В. Собинову. РГАЛИ. Архив Л. В. Собинова, ф. 864, оп. 2, ед. хр. 192.

СЕНТЯБРЬ 27

А. М. Горький в ответ на письмо Вл. И. Немировича-Данченко обещает ходатайствовать перед В. И. Лениным об оказании помощи Художественному театру.

Горький сомневается, что в ближайшее время может значительно улучшиться положение МХАТ. «Это уже не от людей, а от условий, от силы сцепления разнообразных фактов, в числе которых — голод и паника, возбуждаемая им.

Боюсь, что это непобедимо, но все же попытаюсь, как только встану на ноги — поговорить с В[ладимиром] Ильичом и напишу Красину о необходимости спасения Х[удожественного] т[еатра].

Позорно будет, если этот прекрасный факел российского искусства угаснет, задушенный недомыслием одних и дикой глупостью других».

Письмо А. М. Горького к Вл. И. Немировичу-Данченко. Архив Н.-Д. (фотокопия).

СЕНТЯБРЬ

Вместе с Вл. И. Немировичем-Данченко С. проводит вступительные экзамены в школу Второй студии.

ОКТЯБРЬ

Следит за репетициями и занятиями в Оперной студии. Ведет Дневник студии, борется с нарушениями дисциплины и этики среди студийцев.

Дневник Оперной студии. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 2 – 6

Проводит последние репетиции «Ревизора».

166 ОКТЯБРЬ 3

Запись С. в Дневнике репетиций «Ревизора»:

«Просьба к администрации:

… Мы все артисты — на перечет. Заболеет кто-нибудь — заменить некем. Придется прекращать спектакли и сезон. Не ради изнеженности, баловства, а ради насущной необходимости надо к четвергу97* заблаговременно согреть театральный зал и уборные. Не надо забывать, что у всех дам платья “декольте”, а в “Синей птице” платья кисейные. Сегодня в сукне и то промерзли, что же будет в четверг?! Все это говорится, имея в виду и цены на дрова и необходимость беречь их. И несмотря на это, надо просушить театральную сцену и особенно уборные. Не забывать, что в уборных надо не только топить, но и своевременно отворять форточки, чтобы дать исход сырости»98*.

Дневник репетиций.

ОКТЯБРЬ 8

Первое представление «Ревизора».

Режиссер К. С. Станиславский. Художник К. Ф. Юон.

«Театру продолжает быть трудно, хотя мы открылись эффектно, словно по-старому: премьерой (“Ревизором”) с большим успехом, в помещении чистом, теплом, даже украшенном новыми коврами».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову от 13/X. Архив Н.-Д.

«В этом “Ревизоре” больше гофмановской жути, чем в “Брамбилле” Камерного театра99*. Пошлость, всесильная и бессмертная, смотрит на вас бесчисленными глазами, кажет язык, меняет свой образ, выскакивает из всех углов, прячется и снова появляется, хохочет. Мир превращается в призрак.

… И Станиславскому не нужно было для этого ни длинных носов, ни каких-то особых ритмических движений, ни стилизованных, подчеркнутых костюмов. Все просто, “натурально”, как было в лучшие годы жизни этого театра. Городничий без мундира, в домашней обстановке, этот “сосулька” Хлестаков, все, вплоть до жандарма, так обыкновенны, так естественны. Так правдиво передано незначительное происшествие, случившееся в захолустном городке.

Но смысл этого происшествия расширяется до мировых пределов. Дьявол шутит не только над группой чиновников. В их лице он издевается над прошлым и будущим, над городничими и почтмейстерами столичных гостиных, королевских дворцов, дипломатических кабинетов. Это современная комедия — самая злободневная и революционная сатира, могучее действие которой будет длиться, пока не развалится 167 старый мир, не отойдут в историю люди — призраки, в жутком фантастическом хороводе несущиеся вокруг болотных огней.

… В этой постановке снова, во всем своем художественном значении, развернулся гений Станиславского и явился актер, каких давно уже не видала русская сцена».

П. С. Коган, «Ревизор». — «Экран», № 2, стр. 5.

«К высокому мастерству актеров прибавлялись и многие совершенно новые для МХАТ сценические моменты. Один из них, наиболее смелый, возбудил самые противоположные мнения критиков. Это — выход И. М. Москвина к суфлерской будке с последним монологом Городничего. До этого на сцене, в соответствии с ходом последней картины, постепенно убавлялся свет и как бы сгущалась тьма. А когда Городничий — Москвин в порыве почти трагическом выходил вперед и даже наступал ногой на суфлерскую будку, в зрительном зале вдруг вспыхивал свет. Монолог Городничего был этим смело подчеркнут и воспринимался зрителями как никогда раньше.

… Если Чехов своей игрой увлекал партнеров, зажигал их своими импровизациями, то и партнеры много давали Михаилу Александровичу своей полнейшей верой в Хлестакова, как в важную персону. Эту веру многие из исполнителей доводили до острого, подлинно гоголевского гротеска, и физиономии чиновников превращались моментами в сатирические маски, в “свиные рыла”».

В. Громов, Михаил Чехов. М., «Искусство», 1970, стр. 97 – 98.

«Спектакль МХТ представляет собою, мне кажется, на опыте использования новых приемов постановочного искусства (хотя бы в соединении со старым) — бессистемное метание между различными методами и стилями, какой-то лихорадочный танец самых противоположных замыслов и манер. Именно в этом смысле названных — постановка МХТ есть последнее и окончательное свидетельство полного разложения театра. Это раз. А второе вот что: игра Чехова — Хлестакова есть самое неприятное зрелище, какое встречалось мне на европейской сцене последних 8 – 10 лет».

Оск. Блюм, Письмо в редакцию. — «Театральная Москва», 10/XI, № 47.

«Некоторые обвиняли Чехова в шарже, даже в патологии. … Я никак не могу с этим согласиться. Чехов играл Гоголя, со всей свойственной Гоголю яркостью, неожиданностью и гиперболическим юмором. И творчество Чехова было в этой роли здоровым, так же как творчество Гоголя времен “Ревизора”».

М. Кнебель, Вся жизнь, стр. 101.

ОКТЯБРЬ 13

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову в Прагу:

«У нас в заседании МХАТ по инициативе Конст. Серг. ставилось 168 предложение, которое надо было отправить Вашей группе, — но оно запоздало? Смысл его был таков: предложить зарубежным товарищам не пользоваться больше никакими пьесами репертуара Художественного Театра, с которыми Художественный Театр может поехать за границу, когда это станет возможным, чтоб не обесценивать ту поездку.

Еще более — не эксплуатировать сценические формы, найденные за последнее время. В частности, Конст. Серг. волнуется, что Вы используете принцип постановки “Двенадцатой ночи” или “Розы и Креста” и тоже обесцените будущую поездку.

Кроме того, предложить построже проверять прием тех из товарищей, которые бросают нас здесь, затрудняя существование, а находят теплый приют у Вас. В частности, это касается Хмары100*. В этом случае принцип сохранения живой силы становится двусмысленным.

Наконец, просьба быть осмотрительнее в политических связях, т. к. это может отразиться здесь».

Письмо Вл. И. Немировича-Данченко к В. И. Качалову от 13/X. Архив Н.-Д.

ОКТЯБРЬ 15

Отдает распоряжение по Оперной студии:

«На общие упражнения Демидова собралось довольно много народа, но самого преподавателя не было. Он был занят в нижнем помещении своей личной работой. На словах он прислал сказать собравшимся, что класса не будет, и все ушли, откуда пришли, а многие живут далеко и шли пешком с надеждой на начало занятий. Я должен быть, ради общей пользы, очень строг ко всем студийцам. Но еще несравненно строже я должен быть к тем, кому поручено следить за порядком и правильным течением работы в Студии. Н. В. Демидов один из них, и потому я должен быть во много раз строже к нему, чем к его ученикам.

Это вынуждает меня оштрафовать его за сорванный урок в 5 раз более, чем студийцев, т. е. я штрафую его на 25000 рублей».

Запись С. в Дневнике Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 18

Начинает репетировать в Художественном театре «Плоды просвещения» Л. Н. Толстого. Присутствуют все участвующие в пьесе101*.

«Как мне помнится, в начале репетиций, беседуя с нами, К. С. говорил о цели постановки. Цель постановки “Плодов просвещения” в МХАТ в наше время — это раскрыть в художественных образах, 169 хотя бы отчасти, некоторые из многих причин, которые в конце концов привели Россию к революции.

… И в данное время, время свободы, хорошо звучит комедия Л. Н. Толстого, как обличение нашему прошлому. “Плоды просвещения” — это как бы картина, изображающая ту жизнь, от которой избавлен теперь свободный народ. Считая глубоко справедливыми слова Л. Н. Толстого, что “театр есть самая сильная кафедра для своего современника”, мы решили поставить в нашем театре “Плоды просвещения”».

Из воспоминаний В. В. Готовцева (написаны для Летописи в феврале 1967 года). Архив В. В. Готовцева.

ОКТЯБРЬ 19

Репетирует первый акт «Плодов просвещения». «Репетиция была непродуктивна, несмотря на внимание присутствующих, так как в пьесе ансамбля необходимо присутствие всех»102*.

Запись С. в Дневнике репетиций.

ОКТЯБРЬ 21, 22

Репетирует «Плоды просвещения».

ОКТЯБРЬ 22

Пишет проект заявления103* представителей академических театров В. И. Ленину с просьбой оставить Е. К. Малиновскую управляющей академическими театрами.

«… Мы утверждаем, что в данную минуту она одна может сплотить между собой все коллективы самых разных направлений, которые соединены под правлением АКТЕО, и удержать их от распада. Другого лица, способного на это в данное время при всех создавшихся условиях, нет. Поэтому уход Малиновской равносилен уничтожению Академических театров.

Враги Академических театров учитывают это. Они сначала вели атаку в лоб, а на почве артистических состязаний потерпели поражение. Теперь они повели атаку в обход и хотят с помощью волокиты и придирок довести Малиновскую до отставки, а театры до близкого падения».

«Советская культура», 1962, 1/XII.

ОКТЯБРЬ 23

Играет роль Сатина.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Парики грязны до того, что страшно надевать их на голову. Говорят, теперь много бензина в Советской России. Нельзя ли добыть и почистить парик? Пожалейте бедных актеров».

170 ОКТЯБРЬ 25

Записывает в Дневнике Оперной студии о штрафе, наложенном им на брата и сестру:

«Репетиция “Салтана” сорвана В. С. Алексеевым и З. С. Соколовой, которые забыли оставить экземпляр нот. Оба штрафуются по пятнадцать тысяч каждый».

Архив К. С.

ОКТЯБРЬ 25 – 29

Ежедневно репетирует «Плоды просвещения».

ОКТЯБРЬ 26

Проводит занятие Оперной студии.

ОКТЯБРЬ 28

Играет роль Сатина.

 

Художественный Совет Большого театра выносит решение: ходатайствовать перед Управлением государственных академических театров об отделении Оперной студии от театра. «Студия не имеет никакой внутренней связи с Большим театром и в художественной жизни его не играет никакой практической роли». В этом же протоколе заседания Совет отмечает «важное художественное значение» работы С. в Студии.

Выписка из протокола заседания. Архив К. С.

ОКТЯБРЬ – НОЯБРЬ

На страницах печати острая дискуссия по поводу исполнения М. А. Чеховым роли Хлестакова и ее режиссерской трактовки.

Реалистичен Хлестаков Чехова или условен; правдоподобен или фантастичен; решен образ средствами «плаката», «маски», гротеска, шаржа или приемами натурализма; остросовременен он или архаичен — вопросы, которые ставились и обсуждались критиками и деятелями театра на страницах газет и журналов.

НОЯБРЬ

Проводит репетиции «Плодов просвещения»: 3, 4, 5, 7, 9, 10, 11, 12, 15, 16, 17, 18, 23, 25, 29, 30-го.

НОЯБРЬ 1

На заседании в Моссовете отстаивает дальнейшее самостоятельное существование Второй студии; добивается решения о предоставлении ей помещения на Тверской ул., 22.

«Пять лет тому назад Вы дали нам имя, дали нам право существовать. Сегодня Вы спасли нашу жизнь, спасли в ту минуту, когда нас окончательно добивали, отнимая последнее помещение.

171 Пять лет от Вас, как ни от кого, мы видели так много настоящей любви и искренности. Вы один научили нас тому, что мы знаем в искусстве.

… Верьте, что мы готовы отдать все свои силы, чтобы поддержать Вас в Вашей великой цели сохранить русское искусство».

Письмо представителей Второй студии к С. Архив К. С.

НОЯБРЬ 2

Играет роль Сатина.

Записывает в Дневнике спектаклей:

«Добронравов за болезнью Грибунина выручил и экспромтом сыграл Медведева очень мило. Спасибо ему. Прошу доложить об этом Совету».

НОЯБРЬ 3

Делает «предупреждение» исполнителям «Плодов просвещения»:

«Репетиции, стоящие очень больших денег, непродуктивны, и вот почему: не было еще ни одной репетиции, чтобы все собрались в полном комплекте, а без всех исполнителей именно эта пьеса, построенная на ансамбле, не может репетироваться. Надо воздействовать на исполнителей, которые этого не понимают»104*.

Дневник репетиций.

НОЯБРЬ 4

Занимается с Е. И. Корнаковой ролью Тани в «Плодах просвещения».

НОЯБРЬ 8

Участвует в праздничном концерте в связи с четвертой годовщиной Октябрьской социалистической революции в Колонном зале Дома союзов. Читает монолог Фамусова.

Дневник Оперной студии.

НОЯБРЬ 10

Просматривает на сцене МХАТ выгородку декораций для первого акта «Плодов просвещения»; устанавливает новый план выгородки.

Дневник репетиций.

НОЯБРЬ 13

Открытие театра Третьей студии МХАТ на Арбате, 26.

«Торжество открытия почтил в концертном отделении К. С. Станиславский, с исключительным мастерством прочитавший монолог Скупого рыцаря.

Вахтангов прочитал рассказ Мопассана “Бродяга”. Чехов, читавший рассказ А. П. Чехова и сцену из “Ревизора”, проявил всю яркость и сочность своего таланта.

172 Пела Зоя Лодий — как всегда хорошо.

Несколько пьес на рояле грациозно исполнила Надежда Голубовская».

«Экран», 17/XI, № 7, стр. 7.

НОЯБРЬ 14

Репетирует «Евгения Онегина» в Оперной студии.

Дневник Оперной студии.

«Каждая репетиция Станиславского по “Онегину” была неповторимым уроком на самые разнообразные темы театрального искусства.

Эти уроки касались всех сторон творчества актера-певца: умения соединять выразительность слова с вокальной мелодией, усиливая одно другим, свободного владения телом, непринужденности и простоты поведения на сцене, искусства оставаться самим собой, перевоплощаясь в то же время в образ.

Мы учились слышать музыку и разъяснять ее своим актерским поведением, находить через ритм чувства внешнюю пластическую выразительность».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера, стр. 78.

173 НОЯБРЬ 16

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

Дневник Оперной студии.

НОЯБРЬ, до 17-го

Участвует в диспуте, посвященном искусству Большого театра и вопросу целесообразности дальнейшего его существования.

Вместе с А. И. Южиным выступает за сохранение Большого театра, говорит об его огромной художественной ценности; считает, что реформа искусства Большого театра может быть проведена изнутри, силами самого коллектива.

«И когда К. С. Станиславский, этот бесконечно снисходительный к другим и строгий к себе талант, уверял, что последняя из певиц Большого театра гораздо выше, с точки зрения музыкально-вокальной культуры, первых персонажей его Оперной студии, хотелось только улыбаться… Станиславский тоже не устоял перед “гипнозом размеров”»105*.

Садко (В. И. Блюм), Про очень большой театр. — «Театральная Москва», № 8, стр. 4.

Отдельно на диспуте встает вопрос об искусстве А. Дункан, с резкой критикой которого выступают В. Э. Мейерхольд и В. М. Бебутов. Возражая докладчикам, С. говорит о тонком художественном чутье А. Дункан, о ее большом значении для развития всего балета, о яркости и жизнеутверждающей силе ее творчества.

«Экран», 17/XI, № 7, стр. 4.

НОЯБРЬ 21, 23

Проводит занятия по «системе» в Оперной студии.

Дневник Оперной студии.

Играет роль Сатина.

«Без репетиции Судаков играл Пепла. И все, что возможно требовать от него при данных обстоятельствах, — он выполнил прекрасно. Большая ему благодарность».

Запись С. в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 27

Журнал «Экран», № 10 сообщает о докладе В. Э. Мейерхольда в Третьей студии МХАТ, посвященном актеру М. А. Чехову.

«Чехов поражает в Хлестакове, по заявлению Мейерхольда, с первого своего появления, когда по его спине, которая играет изумительно, можно заключить о настроениях, им в театре воплощаемых. Чехов появляется на сцене с бледным лицом клоуна, с бровью, нарисованной серпом. И это по Мейерхольду — откровение для актерского творчества и смелый путь к театру гротеска. Чехов играет 174 на каблуках, он играет руками, играет скатертью, под которую готов залезть, чтобы проверить получаемые взятки, — и это все детали поразительной остроты и неожиданной находчивости»106*.

НОЯБРЬ 28

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

Заседание Правления Первой студии по вопросу соединения Студии с Художественным театром с 11 часов вечера до 5 часов утра.

Е. Б. Вахтангов говорил о том, что он «видит выход из положения — это уход Станиславского, подобно Толстому, из МХТ и на новом месте, на белой дороге собирающего новый коллектив и, конечно, 1 студию in corpore, т. к. он считает, что труппа 1 студии — единственная труппа в России, способная создать что-либо. Тут же явились противоречия, он сам же констатировал смерть студии».

После выступлений В. В. Готовцева, А. А. Гейрота, А. И. Чебана, М. А. Успенской «собрание, чувствовалось, было готово решить вопрос о соединении с театром во имя спасения театра и русского искусства — положительно. Однако всякий раз Сушкевич срывал своими речами это настроение, и здесь-то и показала студия свое убожество, моментально остывая к своему назревшему решению. Чехов довольно ярко, хотя и вкратце, указал на больные места студии, его слова сильно подействовали на собрание — после чего стали раздаваться голоса о смерти, это говорил Сушкевич, о том, что мы — покойники. Женщины были настроены истерически. Но чувствовалось, что все-таки самого главного никто не говорил — никто не хотел очиститься и перестать смотреть эгоистично на свое пребывание в студии.

… Нужно открыть К. С. глаза на самого себя в искусстве МХТ и увести его на чистую дорогу, как говорил и Вахтангов, но сделать это кто может? Все будут преследовать свою личную выгоду».

А. А. Гейрот, Записки о Е. Б. Вахтангове. РГАЛИ, ф. 997, оп. 1, ед. хр. 78.

НОЯБРЬ 29

А. А. Гейрот рассказывает С. о заседании в Первой студии. «К. С. плакал».

Там же.

НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ

На репетициях «Плодов просвещения» много «внимания и труда уделял К. С. образам мужиков (Москвин, Грибунин, Лопатин — Михайлов). Он внушал им быть скромными, не наигрывать и усиленно добиваться положительного решения своего дела — покупки земли.

175 Я репетировал роль лакея Григория. Пьеса начинается монологом Григория — “А жаль усов!”

На этом монологе К. С. искал общий тон пьесы… и придавал ему большое значение.

Занимаясь со мной, К. С. устанавливал как бы биографию Григория. Он спрашивал меня: Где родился Григорий? Кто его родители? Какова его мать? Когда и зачем он у нее был? Как протекало его детство? Как он попал в конторщики, а потом в лакеи? Словом, он призывал меня фантазировать.

Он предлагал мне как можно скорее думать о гриме, сделать Григория красавцем и советовал для этого, глядя в зеркало, найти его красивый профиль.

Очевидно, Григорий своей красотой покорил многих женщин, как он сам говорил об этом Тане в 1-м действии.

… Станиславский долго следил за сценой с Таней (Корнакова) в 1-м действии и всеми мерами старался вызвать во мне развязность и хвастливую наглость в обращении с женщинами».

Из воспоминаний В. В. Готовцева. Архив В. В. Готовцева.

ДЕКАБРЬ

Проводит репетиции «Плодов просвещения»: 3, 6, 9, 10, 13, 14, 15, 16, 17, 20, 21, 27-го.

 

В. Блюм в статье «Жалеть ли?» обвиняет А. В. Луначарского в том, что он защищает и поддерживает «буржуазный, разлагающийся» театр, тлетворно влияющий на революционный пролетариат.

«Тов. Луначарский в своих охранительских увлечениях обыкновенно ссылается на спрос со стороны пролетариата: “Вы говорите — "буржуазно, мертво", а рабочие ломятся и в Большой и в Художественный театры…”»

«— Да, “ломятся” — и это очень печально. В этом и сказывается известная культурная отсталость нашего пролетариата, который робко и доверчиво “шествует в храм искусства” по стопам… буржуазного обывателя и попадает на задворки искусства».

«Театральная Москва», № 11 – 12.

ДЕКАБРЬ 1

Журнал «Экран» сообщает, что Четвертая студия МХАТ в основу своей работы кладет «систему» Станиславского. «Для ведения занятий по системе приглашен Н. В. Демидов, один из ближайших помощников К. С. Станиславского в его педагогической деятельности».

ДЕКАБРЬ 2

Утром работает с учениками Оперной студии над водевилем «Слабая струна».

Вечером репетирует «Евгения Онегина».

176 «Станиславский приходил на репетиции свежий, бодрый, с галстуком бабочкой, в ботинках с острыми носами, поправлял часто правой рукой пряди своих серебряных волос. Садился в приготовленное ему кресло, положив ногу на ногу, покручивая ступней ноги.

… В своем кресле Константин Сергеевич оставался недолго — он шел ближе к исполнителю. Ложился на постель, изображая Татьяну, или садился на место няни, или брал Татьяну под руку и шел с ней, приводя ее на бал, или бегал по залу, изображая Ольгу».

Из воспоминаний П. И. Румянцева. — Сб. «О Станиславском», стр. 398.

Журнал «Театральное обозрение» сообщает:

«Президиум Московского Совета для рассмотрения и согласования всех театральных планов и определения репертуара и постановок постановил образовать особый Московский Театральный Совет из 7 человек. Постоянными членами Театрального Совета назначены: Знаменский, Эрман, Станиславский, Мейерхольд, Южин, Собинов и представитель губрабиса… Наркомпросу предложено ввести в Совет двух своих представителей».

«Театральное обозрение», 2/XII, № 5, стр. 2.

ДЕКАБРЬ 3

Репетирует первый и второй акты «Плодов просвещения». Присутствуют все исполнители.

ДЕКАБРЬ 4

Беседует с Н. А. Подгорным перед отъездом его за границу для переговоров с артистами «качаловской группы» об их возвращении в Москву.

См. письмо Н. А. Подгорного к Вл. И. Немировичу-Данченко от 18/II 1922 г. Архив Н.-Д. № 5351/1.

Играет роль Сатина.

ДЕКАБРЬ 7

Проводит занятие по «системе» в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 8, 10

Работает с учениками Оперной студии над водевилем «Слабая струна».

ДЕКАБРЬ 9

В АКТЕО заседание на тему: «Нужны ли пролетариату академические театры».

«Бой завязался жестокий. Слева — Антонов, Сивков, Бескин, Бассалыго, Плетнев, Тихонович. Справа — Коган, Малиновская, Мориц, Станиславский, Таиров, Яблочкина.

… “Левым” предложили предъявить обвинение.

177 Они это сделали. Наиболее общая формула: Актеатры и АКТЕО стоят вне революции и вне марксизма».

В своем выступлении С. говорит о подлинном искусстве, носителем которого являются академические театры. «Не критиковать нас, а учиться у нас вам надлежит», — обращается С. к представителям «левого фронта» искусства.

Излагая ход заседания, корреспондент, противник академических театров, Н. Рович с иронией замечает:

«Речи столь новые в устах мэтра, имевшего репутацию такого не по заслугам скромного человека».

«Остается два пути, — пишет автор заметки.

— Вести борьбу за всемерное сокращение числа “аков”, отягощающих народный бюджет!

— Вести работу в целях переоценки рабочей и вообще трудовой массы этих очагов устаревшего искусства».

Н. Рович, Игра в светлую. — «Театральная Москва», № 11 – 18.

«Театральное обозрение» сообщает, что Совнарком не утвердил постановления комиссии при ВЦИК по пересмотру учреждений Республики о закрытии Большого театра.

ДЕКАБРЬ 10

Устанавливает третий вариант выгородки декораций для первого акта «Плодов просвещения».

Дневник репетиций.

Е. Б. Вахтангов намеревается предложить С. свой план постановки «Плодов просвещения».

Сб. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 194 – 196.

ДЕКАБРЬ 12

Участвует в обсуждении оперы «Майская ночь» Римского-Корсакова, принятой к постановке в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 14

Проводит занятие в Оперной студии.

ДЕКАБРЬ 13 – 17

Ежедневно репетирует «Плоды просвещения».

ДЕКАБРЬ, вторая половина

Журнал «Театральная Москва» подводит итоги дискуссии об исполнении Чеховым роли Хлестакова.

«С конца прошлого сезона, когда впервые была показана генеральная репетиция “Ревизора”, и до сих пор, почти не прерываясь, продолжается эта Чеховиада в московской прессе.

О чем больше всего толковали наши театральные журналы при своем зарождении? О Чехове — Хлестакове.

178 Что всего больше занимает их теперь? Опять-таки, Чехов — Хлестаков.

И чего они только не говорят о нем, каких только Америк в нем не открывают.

Открыл кампанию Юрий Соболев, уверяя в июньской книжке “Вестника театра”, что Чеховский Хлестаков — “это полное ничтожество, наглое, крикливое, без царя в голове”.

Чехов — Хлестаков, уверяет теперь Загорский, — “это потрясающе-жуткий, Гофмански химерический образ” и в то же время образ “радостный, милый, светлый, очаровательный”.

Влад. Блюм находит, что Хлестаков в исполнении Чехова — “это старый знакомый Петрушка, курносенький идиотик”, “причудливый гротеск”.

— Ничего подобного, вопиет Вадим Додонов, Чехов вовсе не гротеск, а реальный образ, “глубоко и неоспоримо романтическая фигура”, Чехов — Хлестаков прежде всего “ишка”, “сморчок, жалкенький человечек”».

Л. Абрамов, Чеховиада. — «Театральная Москва», № 19 – 20, стр. 5.

ДЕКАБРЬ 18, 21, 22, 23

Репетирует сцену «Бал у Лариных» из «Евгения Онегина».

«К. С. считал, что нельзя в этой сцене, открыв занавес, сразу же показать веселье бала.

Сцену нужно было начинать с “дна”, т. е. показать “скуку” бала, которая постепенно переходит в умопомрачительное веселье.

Поэтому занавес открывался не на теме вальса, как указано у Чайковского, а гораздо раньше, на теме музыкальной интродукции, изображающей томление Татьяны.

На сцене, за столом, стоящим на полу перед колоннами, еле-еле двигались сидящие гости, передавая друг другу чашки или говоря друг с другом. Татьяна в тоскливой позе одиноко и безучастно стояла в стороне от длинного стола, занимавшего всю авансцену. Издали раздавался звук литавр (начало вальса), потом обрывок темы вальса и шелест в оркестре легких восьмушек — как бы отхлынувших остатков вальса. Гости замирали, прислушиваясь к обрывкам вальса, на отхлынувших восьмушках волнуясь и переглядываясь друг с другом.

Снова обрывок вальса, слышный уже ближе, снова все прислушиваются. Новые и более крепкие ответные восьмушки — новая более сильная реакция гостей. Волнение за столом усиливается. При каждой новой волне восьмушек движение за столом увеличивается.

Раздаются знаменитые валторны. На каждую сильную долю звуков валторны за столом кто-нибудь вскакивает и тут же садится. Вскакивает другой, третий, четвертый, пятый. Барышни убегают, стол пустеет. Все разрешается восторженным хором, когда барышни ведут ротного, привезшего на бал к Лариным оркестр духовой музыки. 179 Этот переход от скуки к веселью был гениально сделан К. С.

Весь дальнейший ход бала — танцы, приглашение мужчинами (старыми и молодыми) на мазурку всех присутствующих (тоже старых и молодых), — все было сделано К. С. по счету тактов музыки. Барышни, прыгающие вокруг стола, тоже прыгали на своей музыке (указанной К. С.)».

Из воспоминаний Н. М. Малышевой. Архив К. С.

ДЕКАБРЬ 19

Принимает участие в заседании Московского театрального совета. Присутствуют: Е. К. Малиновская, Л. В. Собинов, А. И. Южин, А. А. Антонов, В. Ф. Плетнев, А. А. Знаменский.

На заседании рассмотрено ходатайство сотрудников МХАТ об освобождении Станиславского от работы в Театральном совете. Заседание постановило: «Признать невозможным отвод К. С. Станиславского из Московского театрального совета».

Протокол заседания. Архив К. С., № 3345/1.

ДЕКАБРЬ 23

Поздравляет Вл. И. Немировича-Данченко с днем рождения.

«Пишу, чтоб поздравить Вас с днем Вашего рождения и лишний раз придраться к случаю, чтоб напомнить Вам, что, кто бы ни становился между нами, как бы ни старались ссорить нас, — мое отношение к Вам и благодарность за прошлое остаются прежними.

Что пожелать Вам, а кстати и себе?

Мудро понять нашу новую роль, хорошо провести ее и достойно, вместе закончить нашу интересную и важную работу в русском театре».

Собр. соч., т. 9, стр. 42.

ДЕКАБРЬ 24

«Сегодня окончательно решился вопрос о художнике для “Плодов”.

Приглашен Нивинский. Было уже совещание с ним К. С. Станиславского, И. М. Москвина, Л. М. Леонидова, Эфроса107*.

Во вторник он будет смотреть выгородки 1-го и 2-го актов».

Письмо П. А. Подобеда к Вл. И. Немировичу-Данченко. Архив Н.-Д., № 5358/4.

Играет роль Сатина.

ДЕКАБРЬ 25

Н. Е. Эфрос пишет В. И. Качалову:

«Часто я вижу Конст. Сергеевича. Он бурчит, многим возмущается, жалуется, да ему и впрямь приходится много работать, тратить время во всяких заседаниях, куда его тянут и тянут, так как он все-таки величайшая наша театральная величина. Но вид у него хороший.

180 И иногда в заседаниях он говорит увлекательно и ярко, хотя подчас и со смешными, наивными подробностями. Так очень забавно, когда он возмущается книжкой Смышляева, который изложил его систему. Конст. Сергеевич считает, что он его “экспроприировал”, и выражает это наивно-потешно. Теперь он работает над “Плодами”, и я уверен, что он будет играть гениально — Звездинцев так в его средствах, да и вообще жду этот спектакль, как праздника».

Архив В. И. Качалова, № 10612.

ДЕКАБРЬ 26

Репетирует сцену «Бал у Лариных».

Играет роль Сатина во внеплановом спектакле, данном Художественным театром специально для членов IX Съезда Советов.

ДЕКАБРЬ 27

В «Театральном обозрении», № 10 напечатана статья Альфреда Керра о гастролях «качаловской группы» в Берлине.

А. Керр пишет, что «тот, кто видел лишь эту труппу, не получает представления о полной ценности Станиславского».

«Та игра, только игра, игра замирающего молчания кажется нарушенной. Чудесная беззвучная концентрация нутра кажется рассеянной. Это можно было бы выразить проще: этот ансамбль не стоит и четвертой части тогдашнего»108*.

«Лучшее отсутствует. Лучший отсутствует.

… О Станиславском они, таким образом, не дают никакого понятия.

Только понятие его отблеска».

ДЕКАБРЬ 28

Репетирует сцену «Бал у Лариных».

ДЕКАБРЬ 30

Играет роль Крутицкого в возобновленном спектакле «На всякого мудреца довольно простоты».

ДЕКАБРЬ 31

Встреча Нового года в Художественном театре. Среди гостей — приглашенные Станиславским А. В. Нежданова и Н. С. Голованов.

См. письмо Вл. И. Немировича-Данченко к С. Л. Бертенсону от 8/1923 г. Архив Н.-Д., № 306.

1921 г.

С. читает книгу В. С. Смышляева109* «Теория обработки сценического зрелища», выпущенную издательством Пролеткульта г. Ижевска.

181 Возмущен поверхностным и эклектичным изложением процесса работы актера над ролью, беззастенчивым использованием и искажением Смышляевым мыслей и положений «системы».

«То, что мне мешает обнародовать мою работу, не послужило препятствием для Смышляева. Он, не поняв главной, основной сути моей четвертьвековой работы, перепутав все основные положения, с легкомыслием и самомнением, достойным изумления, издал так называемую систему Станиславского, укрывшись за модные теперь ширмы коллективного творчества…

… Смышляев не имел мужества признаться в том, что он заимствовал все у меня, он не счел нужным упомянуть об этом в книге. Это дело его совести. Но вот что важно для меня. Он оказался плохим и отсталым учеником. Он пишет о задах и пишет неверно. Он исказил мои мысли. Моя практика и МХТ ушли за это время значительно дальше его».

Собр. соч., т. 6, стр. 139.

Читает вышедшую в свет книгу Александра Таирова «Записки режиссера» (изд. Камерного театра, 1921). На первых 37 страницах книги имеются пометки и записи на полях Станиславского, свидетельствующие о критическом отношении его к взглядам А. Я. Таирова на природу театра. Нападки Таирова на МХТ и его реалистическое искусство отмечены Станиславским репликами, обличающими автора книги в искаженном понимании основного существа творческой практики МХТ. По поводу рассказа Таирова о созданном им новом типе синтетического театра как антипода натуралистического и условного театров Станиславский записывает: «Вот как фабрикуют искусства и их направления», «Театр дилетант[ов]…»

«Ни одного таланта. Все аппендициты МХТ». «Как великолепно поставил Мейерхольд “Покрывало Пьеретты” и какая плохая постановка у Таирова», «Вижу танцующую Коонен на капустнике»110*.

Архив К. С.

1921 – 1923 гг.

Из материалов к книге «Моя жизнь в искусстве»: «В последнее время с легкой руки МХТ стали без конца плодиться всевозможные студии, все более и более вырождаясь в особый и весьма неприятный тон маленьких театриков, с маленькими задачками и маленькими талантиками или нередко совершенно без них. МХТ не имеет к ним никакого отношения, никакой связи, никакого сходства и никакого родства. Напротив, большинство из них является полной противоположностью тому, ради чего создавались наши студии».

Архив К. С.

182 1922
Репетиции «Плодов просвещения». Станиславский на генеральной репетиции «Принцессы Турандот». Выпуск «Сказки об Иване-дураке и его братьях» во Второй студии. Частые выступления в концертах. Первые показы «Евгения Онегина» в Оперной студии. Возвращение «Качаловской группы». Смерть Е. Б. Вахтангова. Подготовка к гастролям в Европе и Америке; работа над «Царем Федором Иоанновичем» с новым составом исполнителей. В санатории «Узкое». Организационная перестройка и творческие заветы Оперной студии. Начало гастролей в Берлине. Успех Станиславского в ролях Сатина, Гаева, Вершинина. МХАТ в Праге, в Загребе. Первый спектакль с Качаловым в роли Царя Федора и Станиславским в роли Шуйского. МХАТ в Париже. Ж. Копо, А. Антуан, Люнье-По, Ж. Эберто, Ж. Питоев, Л. Жуве о Станиславском. На пароходе из Европы в Америку.

1922 г., первая половина

Пишет о громадной ответственности, которая выпадает на Художественный театр и на его деятелей, как хранителей «чисто русской культуры», призванных продолжать и развивать подлинно национальные традиции русского театра.

«Многое, большинство из новой театральной Москвы относится не к русской природе и никогда не свяжется с ней, а останется лишь наростом на теле». Многие театры и их деятели не имеют «в своей душе зерен русской творческой культуры». Направление их искусства «иностранного происхождения», оно нужно и интересно, но не ему принадлежит будущее «в большом мировом масштабе» и не о нем «печется», не за него болеет душой Станиславский.

«Наша культура духа может уцелеть и сыграть огромную первенствующую роль в мировой жизни человечества. Одно из звеньев таковой культуры духа — театр, притом театр специфически русский, цель которого не развлекать зрителя постановками, виртуозностью актерских зрелищ, а воздействовать непосредственно на живой дух зрителя органически созданной живой жизнью человеческого духа.

183 Эта особенность чисто русского драматического театра кажется откровением заграничным нашим коллегам и уже не раз получала признание первенства русской школы в мировом театре».

Вот эту русскую школу театральной культуры С. призывает сохранять и развивать для будущего.

Записная книжка. К. С. Станиславский. Из записных книжек, т. 2, стр. 235, 236.

ЯНВАРЬ 1

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 2

Вместе с Н. С. Головановым репетирует сцену «Ларинский бал» из «Евгения Онегина».

ЯНВАРЬ 4

Принимает участие в заседании Московского театрального совета.

Среди присутствующих на заседании А. В. Луначарский, Е. К. Малиновская, Л. В. Собинов, А. И. Южин и другие.

«Экран», № 19.

ЯНВАРЬ 5

Исполняет роль Крутицкого в сцене из 4-го акта «На всякого мудреца довольно простоты» на вечере артистов МХАТ, Второй и Третьей студий.

Программа вечера. Архив К. С.

ЯНВАРЬ 6

На заседании в Художественном театре, на котором обсуждаются вопросы, связанные с возвращением в Москву «качаловской группы».

Дневник В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского, № 529.

ЯНВАРЬ 8

Играет роль Сатина.

ЯНВАРЬ 11

Днем репетирует первый и второй акты «Плодов просвещения».

Предлагает всем участвующим знать наизусть свои роли и репетировать без тетрадей.

Дневник репетиций.

Вечером репетирует в Оперной студии сцены «Ларинский бал» и «Греминский бал».

ЯНВАРЬ 13

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 15, 16 и 20

Играет роль Сатина.

184 ЯНВАРЬ 17 и 19

Днем и вечером репетирует сцены «Ларинский бал» и «Греминский бал».

ЯНВАРЬ 19

Играет роль Крутицкого.

Н. Цемах приглашает С. на генеральную репетицию «Гадибука» 23 января.

«Скорблю я лишь об одном, что до моей болезни я не улучил момента показать Вам лично “Гадибук”, у меня было так много вопросов к Вам, особенно о третьем акте.

Я болен, вряд ли смогу участвовать, даже присутствовать на этом спектакле, крайне ответственном для “Габимы”, и я буду спокойнее, когда я буду знать, что Вы, наш учитель, лучший театральный деятель и вождь театра, присутствуете на нашем спектакле — том спектакле, который мы ждем уже три года».

Письмо Н. Цемаха к С. Архив К. С., № 11075.

ЯНВАРЬ 21

Из письма Е. Б. Вахтангова к С.:

«Несколько раз мне передавали, что Вы обвиняете меня и Мишу Чехова в сепаратизме. Дорогой Константин Сергеевич, это ошибка.

Пусть мои товарищи по студии скажут, как горячо я защищаю проект соединения ради пантеонных спектаклей».

В этом же письме Вахтангов сообщает, что по состоянию здоровья он не может прийти к С., чтобы репетировать роль Сальери111*.

«Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 199.

ЯНВАРЬ 22

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 23

Репетирует в Оперной студии сцену «Греминский бал».

С. не может быть на генеральной репетиции пьесы С. Ан-ского 185 «Гадибук», поставленной Вахтанговым в студии «Габима».

«… Я огорчен Вашим письмом безмерно. Вы — единственный человек, которому я хотел показать эту работу».

Письмо Е. Б. Вахтангова к С. «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 200.

ЯНВАРЬ 24

Играет роль Крутицкого.

ЯНВАРЬ 28 и 31

Играет роль графа Любина в возобновленном спектакле «Провинциалка».

ЯНВАРЬ 30

Репетирует «Евгения Онегина».

Сообщает учредительному собранию «Общества друзей чеховского музея в Москве» о своем желании быть членом создаваемого Общества.

Протокол собрания. Архив Н.-Д., № 8138.

ЯНВАРЬ 31

Репетирует третий акт «Плодов просвещения».

ФЕВРАЛЬ

Проводит репетиции «Плодов просвещения»: 1, 7, 8, 9, 10, 14, 16, 17, 21, 22, 23, 24, 25-го.

Из воспоминаний В. В. Готовцева:

«Вспоминается замечательный показ Константина Сергеевича Леонидову, игравшему старого повара. Я присутствовал при этом и как сейчас помню гениальную игру К. С. во всех деталях. Показан был грандиозный образ талантливого мастера пропойцы, и можно было поверить, что такой повар, каким изобразил его К. С., действительно мог сказать: “Мою работу император кушал!”. К. С. особенно следил за правдой действий актеров, за осмысливанием текста пьесы и исканием подтекста».

Архив В. В. Готовцева.

ФЕВРАЛЬ 1

Просматривает три варианта выгородки декораций для третьего акта «Плодов просвещения». Утверждает третий вариант. Намечает и устанавливает с исполнителями мизансцены.

ФЕВРАЛЬ 2

Принимает участие в заседании Московского театрального совета.

Протокол заседания. Архив К. С., № 3348.

ФЕВРАЛЬ 2, 3

Играет роль графа Любина.

186 ФЕВРАЛЬ 5

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ, до 6-го

А. Я. Таиров приглашает С. на генеральную репетицию «Федры» Ж. Расина.

«И Алиса Георгиевна и я, да и все наши актеры, искренно чтущие Вас, были бы очень огорчены, если бы Вас не было на сдаче нашей работы по “Федре”, самой большой, какую мы произвели за все 8 лет нашего театра»112*.

Письмо А. Я. Таирова к С. Архив К. С., № 10617.

ФЕВРАЛЬ 6

Присутствует на генеральной репетиции «Федры» в Камерном театре.

Свидетельство П. А. Маркова. Август 1971 г.

Вечером в помещении МХАТ — спектакль-концерт артистов Художественного и Малого театров в пользу Русского театрального общества для приюта престарелых артистов и сирот театральных работников. С. играет роль графа Любина в «Провинциалке».

ФЕВРАЛЬ 7

«Я очень счастлива, что спектакль вчерашний в Художественном театре прошел блестяще».

Письмо М. Н. Ермоловой113* к А. И. Южину. «Письма М. Н. Ермоловой». ВТО, 1939, стр. 166.

На репетиции «Плодов просвещения» установлены планировка декораций и мизансцены третьего акта.

Дневник репетиций.

ФЕВРАЛЬ 7 – 13

Журнал «Экран», № 20 сообщает, что в Художественном театре начались подготовительные работы над «Хозяйкой гостиницы» с О. И. Пыжовой в роли Мирандолины.

ФЕВРАЛЬ 8

Участвует в заседании Московского театрального совета.

Проводит репетицию «Евгения Онегина».

ФЕВРАЛЬ 9, 12, 14, 18

Играет роль графа Любина.

ФЕВРАЛЬ 15

Проводит репетицию всей оперы «Евгений Онегин».

Участвует в заседании Московского театрального совета.

187 ФЕВРАЛЬ 17

Репетирует 4-й акт «Плодов просвещения». «Планировка 4-го акта не удается: все места использованы 1-м актом и потому 4-й акт становится неимоверно трудным. Перешли на 1-й акт для освежения памяти с тем, чтобы через первый можно было легче перейти на 4-й акт».

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

Работает в Оперной студии над сценой «Греминский бал».

ФЕВРАЛЬ 18

На торжественном вечере памяти Пушкина в Большом зале консерватории «принимала участие Оперная студия Большого театра под управлением К. С. Станиславского, прекрасно исполнившая пролог из “Сказки о царе Салтане”».

«Экран», 21 – 28/II, № 22, стр. 2.

М. П. Лилина пишет О. Л. Книппер-Чеховой в Прагу:

«На репертуаре теперь исключительно чередуются: “Ревизор”, “Мудрец” и “Нахлебник” с “Провинциалкой”; “На дне” не играют, потому 188 что нет Настёнки! … Ждем Вас с возрастающим нетерпением и кажется нам, что не дождемся. Каждую неделю кто-нибудь выбывает из строя от усталости. …

Констант[ин] Серг[еевич] пока бодр, очень пополнел, работает как вол, три репетиции в день, не считая всякие заседания, но очень плохо стал видеть и не может здесь никак достать стекла, какие ему прописал доктор, а от неподходящих стекол глаза еще больше портятся. … Единственная наша радость и гордость в том, что дисциплина в театре не опускается; публика его любит, и, хоть репертуар ограничен до крайности, все же театр всегда полон и билеты берутся с бою, хотя цены уже выросли первых рядов до полмиллиона».

Архив О. Л. Книппер-Чеховой.

ФЕВРАЛЬ 19

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 21

Просматривает и утверждает эскиз декорации художника И. И. Нивинского для первого акта «Плодов просвещения».

«Сегодня Нивинский показывал эскиз первого акта “Плодов просвещения”; на К. С. и на всех произвел очень приятное впечатление».

Письмо Л. М. Леонидова к Вл. И. Немировичу-Данченко. — Сб. «Л. М. Леонидов», стр. 295.

Газета «Известия» сообщает о необходимости принимать «самые решительные меры» для исполнения постановления относительно сокращения субсидии гос. академическим театрам, вплоть до закрытия этих театров. «Положение государственных академических театров сейчас таково, что Большой и Мариинский театры или должны немедленно найти выход для существования при сокращенной субсидии или должны закрыться».

В Малом и Художественном театрах должны быть сокращены хозяйственные и другие расходы.

ФЕВРАЛЬ 22

На репетицию «Плодов просвещения» приглашен С. Л. Толстой, который рассказывает о том, как Л. Н. Толстой писал свою комедию.

Дневник репетиций.

Вечером работает над сценой «Дуэли» из «Евгения Онегина». Сцену дуэли С. хотел сделать максимально реалистически. Он заставил В. И. Садовникова (исполнявшего партию Ленского) биться головой о дерево во время арии («Куда, куда вы удалились»). После выстрела Ленский падал на землю ничком. Это резко противоречило обычным приемам красивости, которыми пользовались все артисты, певшие партию Ленского. Вся сцена дуэли была трагически насыщена, и был разбит трафаретный образ Ленского, распевающего, сидя на пне, 189 сладкозвучную арию. Но пришли музыканты из Большого театра и убедили С., что в музыке Чайковского все гораздо мягче, лиричнее.

«К. С. отступил, смягчил и отрафаретил сцену дуэли, так прекрасно им задуманную».

Из воспоминаний Н. М. Малышевой. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ, до 23-го

«… На последнем заседании Большой дирекции К. С. предложил организовать физическое воспитание для молодых актеров МХАТ под его общим руководством, именно: курсы танцев, пластики, ритмики, декламации, для чего пригласить необходимых преподавателей. Предложение это принято, причем постановлено, по просьбе К. С., на первое время, для удобства наблюдения за занятиями, их организовать на квартире К. С.»

Письмо П. А. Подобеда к Вл. И. Немировичу-Данченко от 23/II. Архив Н.-Д., № 5359/1.

ФЕВРАЛЬ 24

Играет роль Крутицкого.

ФЕВРАЛЬ 25

Читает монолог Фамусова на художественном вечере. Среди участвующих в вечере К. Н. Игумнов, В. И. Духовская, А. А. Брандуков, Б. О. Сибор, артисты Первой студии.

Программа. Архив К. С.

ФЕВРАЛЬ 26

На спектакле «Синяя птица» в одной из сцен упала дверь. В связи с этим С. записал в Дневнике:

«Произошел факт, небывалый за 23 года существования театра.

Публика стала свидетелем того, что происходит у нас в недрах сцены. Факт, грозивший катастрофой и смертью. В Государственном Академическом театре этого быть не должно и не может. Предлагаю в самый короткий срок расследовать это дело для доклада Правлению (каковое созвать специально для этого вопроса)».

ФЕВРАЛЬ 27

Из письма Е. Б. Вахтангова к С.:

«Сегодня — “Турандот”. Я почти убежден, что Вам не понравится.

Если даже об этом Вы пришлете мне две маленькие строки, я буду и тронут и признателен.

А если Вы за кулисами подарите им 10 минут — это останется навсегда в памяти. Они молоды, они только начинают. Но они скромны — я знаю.

Как только поправлюсь, я приду к Вам. Надо мне лично рассеять то недоброе, которое так упрямо и настойчиво старается кто-то бросить между нами. А Вы самый дорогой на свете человек для меня».

«Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 200 – 201.

190 Смотрит генеральную репетицию спектакля «Принцесса Турандот»:

«Ни слова не прошептал он во время действия. В начале одного из антрактов к нему подошли с предложением отвезти его на несколько минут к Е. Б. Вахтангову, который уже не вставал с постели. Квартира его была в двух шагах от театра, антракт репетиции из-за отлучки Константина Сергеевича затянули всего на несколько минут.

Он вернулся бесконечно грустный. “Боже мой, ведь это же надежда моя умирает!.. Лучший ученик мой!..” — проговорил он приглушенным, взволнованным голосом».

Из воспоминаний Л. Я. Гуревич. — Сб. «О Станиславском», стр. 163.

«Поздравляю — молодцы!!!

Но самый большой молодец — наш милый Евгений Багратионович, Вы говорите, что он мой ученик. С радостью принимаю это название его учителя, для того чтобы иметь возможность гордиться им».

Запись С. в книге почетных гостей Третьей студии МХАТ. — «Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 217.

«После спектакля Константин Сергеевич еще долго беседовал со студийцами, предостерегая студию от чрезмерного увлечения своим собственным успехом, советуя не зазнаваться, не останавливаться на одержанной победе, а продолжать упорно работать, совершенствоваться и двигаться вперед».

Б. Захава, Вахтангов и его студия. Л., 1927, стр. 150.

ФЕВРАЛЬ – МАРТ

Репетирует «Сказку об Иване-дураке» во Второй студии.

Ради сокращения антрактов между многочисленными картинами пьесы изобретает систему подкатных платформ. «Пока на одной из них играли, другая устанавливалась за кулисами. При наступившей темноте одну платформу укатывали за кулисы, а другую на ее место вкатывали».

Собр. соч., т. 1, стр. 441.

МАРТ

Проводил репетиции «Плодов просвещения»: 2, 3, 7, 8, 9, 10, 11, 14, 16, 21, 23, 25, 28, 30, 31-го.

МАРТ 1

Репетирует оперу «Евгений Онегин».

МАРТ 4

Днем вызван на заседание во ВЦИК.

Дневник репетиций.

Вечером играет роль Крутицкого.

МАРТ 5

Играет роль графа Любина.

 

191 МАРТ 6

Репетирует «Евгения Онегина».

МАРТ 7

Пишет в Дневнике Оперной студии Большого театра:

«Из книги протоколов кто-то позволяет себе вырывать листы (в конце тетради). Прошу тех, кто понимает непорядочность этого поступка (намекающего на неуважение к Студии и ее руководителям), — объяснить то, что им не было своевременно внушено воспитанием.

… Тем, кто позволяет себе писать глупости на самой странице того протокола, который создан для водворения дисциплины, правильного хода занятий и порядка, — лучше всего уйти из Студии и заняться не искусством (которое требует прежде всего порядка), а каким-нибудь более подходящим делом. Стыдно, стыдно и стыдно. До ужаса больно.

К. Станиславский».

МАРТ 8

Репетирует «Евгения Онегина».

МАРТ 9

С. и Немирович-Данченко обращаются в Американскую администрацию помощи (АРА) с просьбой прислать театру холст, краски, электрическое оборудование и т. п.

«Удовлетворение этой нужды нашего театра явилось бы незабываемой услугой для русского искусства. Остаемся в надежде, что и русским артистам в свое время удастся оказать товарищескую услугу своим американским коллегам по искусству во имя общей человеческой культуры».

Письмо С. и Вл. И. Немировича-Данченко в АРА. Архив К. С., № 1903.

МАРТ 11, 12, 15, 18

Играет роль Крутицкого.

МАРТ 13, 16

Репетирует «Евгения Онегина».

МАРТ 19

Играет роль графа Любина.

МАРТ 20

Играет роль Сатина.

МАРТ 22

Играет роль Крутицкого.

192 Открытие спектаклей Второй студии МХАТ в новом помещении на Тверской 22. Первое представление «Сказки об Иване-дураке и его братьях» Л. Толстого.

Инсценировка М. А. Чехова. Режиссер Б. И. Вершилов114*. Художник Б. А. Матрунин, музыка Ю. С. Сахновского.

«Милые друзья!

Телефон не звонит. Волнуюсь. Как спектакль?

Как играют?

Как принимают?

Что говорят: начальство, ординарная публика?

Какое настроение у студийцев?

Поздравляю с открытием и новосельем».

Письмо С. к «Е. В. Калужскому, И. Я. Судакову или кому-нибудь, кто свободен».

Собр. соч., т. 9, стр. 44.

«Задумана постановка очень оригинально. Персонажи сказки трактованы, как кустарные игрушки. При этом достигнуто такое единство формы и содержания, что нельзя уловить — от внешних форм шел режиссер к внутренним заданиям или — наоборот, последние определяли внешние формы».

Ал. П., Спектакли 2-й студии МХАТ. — «Заря Востока», Тифлис, 30/VIII.

«Сатирический оттенок пьесы, с уклоном в сторону социальной идеологии делает пьесу интересной для самых широких масс».

В. К., К гастролям II студии МХАТ. — «Нижегородская коммуна», 1924, 22/IV.

«Удачным режиссерским замыслом, сказка, где социальный элемент оттенен очень слабо, неожиданно превратилась в довольно содержательное агитационное представление. Режиссер воспользовался для этого методом русского лубка, методом утрировки отдельных персонажей, движения и игра которых скорее напоминает кукольный театр. Актеры играют в ярких, утрированных костюмах; так же наивны и просты декорации, бутафория.

Жадные до наживы, мелкие собственники по своей идеологии — Тарас Брюхан, Семен Воин в лубочной трактовке получаются ярко отрицательными, паразитическими фигурами.

Наоборот, Иван-дурак — хозяйственный, трудолюбивый мужик, несколько наивный и добрый крестьянин, преподнесенный в крепких реальных тонах, — неожиданно превращается в положительную фигуру».

Гриф, Гастроли студии МХТ. «Сказка об Иване-дураке». — «Советская Сибирь», 1925, 26/VI.

194 МАРТ 23, 25

Играет роль графа Любина.

МАРТ 25

Письмо Ф. И. Шаляпина к С.:

«Мой дорогой Константин Сергеевич.

Я очень счастливый сегодня человек! Я могу оказать тебе ничтожную помощь.

Поверь в мое счастье и не нарушай его. Возьми прилагаемое115*. Обнимаю тебя любовно всегда твой искренний поклонник и друг

Федор Шаляпин».

Архив К. С., № 11219.

МАРТ 28

Репетиции «Плодов просвещения» перенесены со сцены в фойе театра и с этого дня проводятся за столом.

Дневник репетиций.

Играет роль Крутицкого.

МАРТ 29

Репетирует «Евгения Онегина».

АПРЕЛЬ

Продолжает репетировать «Плоды просвещения».

АПРЕЛЬ 2

Участвует в торжественном спектакле Малого театра в честь 60-летия сценической деятельности Г. Н. Федотовой. Исполняет роль Крутицкого в 4-м акте «На всякого мудреца довольно простоты».

В спектакле участвуют М. Н. Ермолова, А. И. Южин, В. Н. Давыдов.

Программа спектакля.

Играет роль графа Любина116*.

Вл. И. Немирович-Данченко телеграфирует Качалову в Прагу:

«Театр готовится поездке на год Америку и Англию. Разрешение правительства уже получено. Качалову, Книппер, Германовой, Александрову, Бертенсону, Гремиславскому последний раз предлагается соединиться Театром. Необходим скорый категорический ответ. Остальных Станиславский и я лишаем права пользоваться фирмой Театра».

Архив Н.-Д., № 802.

АПРЕЛЬ 8

А. Дункан, гастролирующая в Москве со своими ученицами, пишет С.:

195 «Для меня это горе, что Вы не пришли ко мне ни утром, ни в театр, ни в школу. Прошу Вас, постарайтесь быть в театре сегодня вечером — это, наверно, будет мое последнее выступление перед отъездом, и Вы увидите детей».

Архив К. С., № 2220.

Из письма Е. Б. Вахтангова к Вл. И. Немировичу-Данченко:

«Я научился понимать разницу чувствования театра Вами и Константином Сергеевичем. … Вы раскрыли для меня понятия “театрально”, “мастерство актера”.

… Быть признанным Вами и Константином Сергеевичем, если бы даже другие и не признавали, вершина достижения».

«Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 204.

АПРЕЛЬ 9

Играет роль графа Любина.

АПРЕЛЬ 10

На заседании по вопросу государственной помощи академическим театрам, проводимом Луначарским у себя на квартире, в Кремле.

Телефонограмма зав. Главнауки И. И. Гливенко к С. Архив внутренней жизни театра.

В беседе с учениками Вахтангов полемизирует со Станиславским, сравнивая его творческий метод с режиссурой Мейерхольда.

Е. Б. Вахтангов говорит о том, что С., увлекаясь изгнанием пошлости из театра, убрал вместе с ней и «нужную театральность», которая, по мнению Вахтангова, «в том и состоит, чтобы подносить театральные произведения театрально».

«Константин Сергеевич подавал правду правдой, воду подавал водой, куропатку куропаткой, а Мейерхольд убрал правду совсем, то есть он оставил блюдо, оставил способ приготовления, но готовил он не куропатку, а бумагу. И получилось картонное чувство. Мейерхольд же был мастером, подавал по-мастерски, ресторанно, но кушать это было нельзя. Но ломка театральной пошлости средствами условного театра привела Мейерхольда к подлинной театральности, к формуле: зритель ни на одну секунду не должен забывать, что он в театре. Константин Сергеевич через свою ломку пришел к формуле: зритель должен забыть, что он в театре».

«Евг. Вахтангов. Материалы и статьи», стр. 207 – 208.

АПРЕЛЬ 12

Проводит первую генеральную репетицию «Евгения Онегина». Среди гостей-зрителей Луначарский, Малиновская, Енукидзе, В. Фигнер, артисты Большого и Художественного театров.

«Этот спектакль “Онегина”, где К. С. сам делал роль с каждым из участников спектакля, где каждый такт музыки был насквозь пропитан 196 его творческой личностью, является непревзойденной формой оперного спектакля».

Из воспоминаний Н. М. Малышевой. Архив К. С.

«Исполнители спектакля — молодые студийцы — играли в своих обычных современных платьях и костюмах. Не было фраков, париков, гримов, не было рампы, и публика, сидевшая в двух шагах от исполнителей, как бы участвовала в том, что происходило на сцене. За кулисой, держа в руках шнуры от занавеса, прижавшись к оконной нише, сидел Константин Сергеевич и “давал” занавес.

По его то улыбающемуся, то страдающему лицу видно было, что он тоже участвует в спектакле, переживая все происходящее на сцене».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера, стр. 77.

АПРЕЛЬ 17

Играет роль Крутицкого.

АПРЕЛЬ 18

Дарит тяжело больному Е. Б. Вахтангову свою фотографию с надписью:

«Милому, дорогому другу, любимому ученику, талантливому сотруднику, единственному преемнику; первому, откликнувшемуся на зов, поверившему новым путям в искусстве, много работавшему над проведением в жизнь наших принципов; мудрому педагогу — создавшему школу и воспитавшему много учеников; вдохновителю многих коллективов, талантливому режиссеру и артисту, создателю новых принципов революционного искусства, надежде русского искусства, будущему руководителю русского театра».

Собр. соч., перв. изд., т. 8, стр. 452 – 453.

АПРЕЛЬ 19

Благодарит Ф. И. Шаляпина за передачу через посредство его жены Иолы Игнатьевны пакета с 25 ф. стерлингов. «Позволь мне быть его временным хранителем, до наступления лучших времен.

Мне дорого твое внимание, ласка и доброе чувство ко мне. Теперь, в наше жестокое время одичания, мы ценим во сто раз дороже порывы сердца. Спасибо тебе за них».

В свою очередь С. просит Шаляпина принять на память ручную фисгармонию, сделанную с музейного оригинала XVIII века.

«Единственный экземпляр в Москве».

Письмо к Ф. И. Шаляпину. Собр. соч., т. 9, стр. 44.

АПРЕЛЬ 20

Играет роль графа Любина.

АПРЕЛЬ 21

Играет роль Крутицкого.

197 АПРЕЛЬ 22

Играет роль Сатина.

АПРЕЛЬ 23

Проводит вторую генеральную репетицию «Евгения Онегина» с публикой.

«Певцы вполне усвоили принципы речитативно-тональной декламации, применяемые даже в сложных ансамблях, без малейшего нарушения основы многоголосного исполнения. Причем чисто музыкальная сущность данного эпизода приобретала какую-то особую внутреннюю одухотворенность и логичность.

… Работа К. Станиславского является не только оперной крупной реформой, но имеет также глубоко педагогическое значение для нашей оперной молодежи, зачастую попадающей на большую сцену без предварительной сценической подготовки. Эта работа таит в себе залог возрождения русского оперного театра».

Евг. Крейн, «Евгений Онегин» в студии Большого театра. — «Экран», № 31, 4/V.

АПРЕЛЬ 24

«У нас сенсация. Только и разговоров, что об Америке. Планы, планы, планы. Правительство отпускает. Везем “Царя Федора”, “Дно” и еще что-нибудь».

Письмо Л. М. Леонидова к Н. А. Подгорному. Архив Н. А. Подгорного, № 5368.

Прослушивает в Оперной студии второй состав исполнителей оперы «Вертер».

АПРЕЛЬ 25

Вызван на заседание в АКТЕО.

Играет роль Крутицкого.

Журнал «Экран» сообщает о том, что в комиссию по устройству дня помощи голодающим (15 мая) от академических театров вошли К. С. Станиславский, Вл. И. Немирович-Данченко, Л. В. Собинов, А. А. Санин, А. И. Южин, А. Я. Таиров.

«Экран», 25/IV – 4/V, № 30.

АПРЕЛЬ 30

Играет роль графа Любина.

МАЙ

Показывает «Евгения Онегина» в Оперной студии.

«В майские дни 1922 года, в дни рождения в Студии “Онегина”, Константин Сергеевич принимал самое деятельное участие во всей 198 закулисной жизни спектакля. Он как бы окунался в атмосферу молодости, энтузиазма».

Из воспоминаний П. И. Румянцева. — Сб. «О Станиславском», стр. 409.

«… Во время ссоры Онегина с Ленским, происходившей в левой стороне сцены, на расстоянии аршина от Константина Сергеевича, — он весь съеживался, опускал голову, поджимал ноги под стул, боясь смутить своей близостью актеров».

Из воспоминаний Н. М. Малышевой. Архив К. С.

«У нас был один… крупный факт в области театральных исканий — это музыкальная студия Станиславского. Она дала очаровательнейшее переложение “Евгения Онегина”. И когда “Евгений Онегин” давался на квартире К. С. Станиславского, то он действительно был совершенным благоуханием. Тут мы имеем дело с оперой специфической, с оперой Чайковского на такой сюжет, которым гордился Пушкин как художественно-будничным. Она была чрезвычайно близко придвинута Станиславским к жизни так, как воспринимает и изображает ее Художественный театр, с большой художественной правдой. И оказалось, что по крайней мере музыка Чайковского, примененная к целому ряду бытовых сцен из старой помещичьей жизни, страшно много выиграла от трактовки не оперной, не ходульной, а жизненной. … Найдена середина между глубочайшей жизненной правдивостью и духом музыки».

А. В. Луначарский, Среди сезона 1923/24. Сб. «О театре и драматургии», т. 1. «Искусство», 1958, стр. 256 – 257.

МАЙ 1

Играет роль Сатина во внеплановом праздничном спектакле «На дне»117*.

МАЙ 3

Репетирует последнюю сцену «Евгения Онегина».

МАЙ 4

Репетиции «Плодов просвещения» за столом заканчиваются и снова переносятся на сцену, так как найдена «внутренняя связь, спайка» действующих лиц пьесы.

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

Играет роль Крутицкого.

В журнале «Экран», № 31 опубликовано открытое письмо Ал. Вознесенского к Немировичу-Данченко и Станиславскому, в котором автор письма призывает создателей «великого всеевропейского театра» прийти на помощь искусству кинематографии.

МАЙ 5

Срочно вызван на заседание в АКТЕО.

Дневник репетиций «Плодов просвещения».

200 МАЙ 9

Принимает новый план выгородки декораций для второго акта «Плодов просвещения», предложенный И. И. Нивинским.

МАЙ 10, 11, 12, 16

Репетирует «Плоды просвещения».

МАЙ 12

Играет роль графа Любина.

МАЙ 14

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 15

Исполняет сцены из «Доктора Штокмана» на вечере во Второй студии.

«Спасибо за счастье, которое Вы нам доставили, сыграв на нашей сцене, спасибо за ту радость, за то наслаждение, за то изумительное мастерство, которым мы еще раз восторгались вчера в “Штокмане”, спасибо за ту помощь, которую Вы, как всегда, с такой добротой, готовностью и лаской оказали нам вчера».

Письмо Правления Второй студии к С. от 16/V. Архив К. С.

«Однажды во Второй студии МХАТ шли сцены из “Доктора Штокмана”. Я был на этом вечере. Действительно, Станиславский создал образ такой глубины, наполнил его такой подлинной правдой, что “игры не чувствовалось”. На всю жизнь запомнились эта согнутая спина, неуклюжие ноги, острая характерная бородка, вытянутые вперед два пальца».

Н. П. Хмелев, Великий мастер. «Ежегодник МХТ» за 1945 г., т. 2. «Искусство», стр. 390.

МАЙ 17

Последняя репетиция «Плодов просвещения». С. «заявил, что дальнейшие репетиции “Плодов просвещения” ввиду отъезда театра в Америку прекращаются. Пьесу придется заканчивать в Америке»118*.

Запись помощника режиссера в Дневнике репетиций.

Н. Ф. Балиев из Нью-Йорка пишет С., чтобы он обязательно согласился приехать на гастроли в Америку и рекомендует в качестве антрепренера М. Геста.

«Таиров заваливает его депешами, идя на все условия и желая попасть раньше Вас сюда. …

Ваше присутствие необходимо, как равно надо что-то привезти специально для Вас, ибо Вы даже не сознаете, что такое здесь Ваше 201 имя. И если Вашего имени не будет в афишах, это будет очень губительно для дела».

Письмо Н. Ф. Балиева к С. Архив К. С., № 7149.

МАЙ 18

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 21

Днем вместе со всей труппой МХАТ встречает в театре возвратившуюся из-за границы «качаловскую группу».

Дневник В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского.

Вечером играет роль графа Любина.

МАЙ 23

Занимается со вторым составом исполнителей «Евгения Онегина».

МАЙ 26

Благодарит С. В. Рахманинова, проживающего в Нью-Йорке, за присланные им пайки для Художественного театра. «Вы не знаете, как Вы трогаете и умиляете наши сердца — Вашим вниманием и памятью о нас. Своевременно театр даст Вам отчет о том, как он распределил пайки. Вы делаете очень доброе дело, так как артисты — действительно, голодают, но тем не менее не перестают работать и поддерживать театр».

Письмо С. В. Рахманинову. Собр. соч., т. 9, стр. 45.

Играет роль графа Любина.

МАЙ 27

Играет роль Сатина.

МАЙ 28

Играет роль Крутицкого.

МАЙ 29

В «Однодневной газете Комитета академических театров помощи голодающим» опубликована статья С. «Театр — голодающему».

«Голод — и театр!!

В этом нет противоречия.

Театр — не роскошь в народной жизни, но насущная необходимость. Не то, без чего можно и обойтись, но то, что непреложно нужно великому народу. Театр — не праздная забава, не приятная побрякушка, но большое и культурное дело. В это мы, работники театрального искусства, верим непоколебимо.

… Пройдет время, голод будет изжит. Залечатся раны. Тогда нам будут признательны за то, что во время крестного пути было спасено искусство.

202 Тем более мы счастливы, что сегодня мы отдаем сохраняемое нами для народа искусство на помощь тому же голодающему народу».

Собр. соч., т. 6, стр. 142.

Исполняет в Художественном театре роль Штокмана во втором акте «Доктора Штокмана» на вечере в пользу Комитета помощи голодающим.

Дневник спектаклей.

«После конца концерта на сцену вышел Владимир Иванович Немирович-Данченко и сообщил публике и участникам, что скончался замечательный режиссер и актер Евгений Багратионович Вахтангов».

В. Шверубович. Люди театра. — «Новый мир», 1968 г. № 2, стр. 109.

МАЙ 31

Похороны Е. Б. Вахтангова.

«Огромная процессия направилась сначала по арбатским переулкам к квартире Вахтангова, где сделала минутную остановку. Впереди, без шляпы, с развевающимися по ветру седыми волосами, опираясь на палку, шел Станиславский.

… На Новодевичьем кладбище Константин Сергеевич первым бросил горсть земли в могилу. Когда могила была засыпана, Станиславский попросил оставить его на некоторое время одного у свежего холмика…»

Л. Шихматов. От студии к театру. М., ВТО, 1970, стр. 125.

ИЮНЬ 1

Играет роль Сатина.

Дарит С. В. Гиацинтовой фотографию с надписью:

«Дорогому другу и сотруднику по искусству С. В. Гиацинтовой от нежно любящего ее и сердечно преданного

К. Станиславского.

Вы одна из героинь русской революции, солдат боевого полка, самоотверженно сражающийся, скоро десять лет, за русскую культуру и театр. Ваше тело изранено в боях, но дух — очищен, закален и еще больше облагорожен борьбой. Вот почему за последние годы общих страданий Вы, подобно многим нашим товарищам, стали мне близки и дороги».

Собр. соч., перв. изд., т. 8, стр. 455.

ИЮНЬ 4

Смотрит «Синюю птицу» (398-е представление со дня первого спектакля).

ИЮНЬ 5 – 11

На репертуарном листе МХАТ С. записал:

«Не может быть школы без театра. Жестоко бросать их [учеников] к Фореггеру»119*.

203 ИЮНЬ 6

М. В. Добужинский пишет С. в связи с приездом в Москву «качаловской группы»:

«Поздравляю Вас с приездом возвратившихся. Я воображаю, как все рады и как ожил театр. Если я оторван от Вас и от театра и если невозможна была связь за эти годы, всегда мои лучшие воспоминания со мной и я буду страшно счастлив, если Вы снова будете в Петербурге. Так говорят, и мы все боимся верить».

Архив К. С., № 8205.

ИЮНЬ 10

Играет роль Сатина.

Присутствует на генеральной репетиции «Периколы» Ж. Оффенбаха в Музыкальной студии (постановка Вл. И. Немировича-Данченко. Режиссер В. В. Лужский).

Дневник В. В. Лужского. Архив В. В. Лужского, № 529.

ИЮНЬ 11

Утром играет роль Крутицкого.

«К. С. сказал свою правду Владимиру Ивановичу вчера, тут была “правда” за “правду” после Грозного, Брута, Степанчикова, Сальери. Жестокая, сухая львовская правда, что называется, “и поджилки трясутся” и т. д. Конечно, если это искренно, то надо было ее сказать»120*.

Архив В. В. Лужского, № 529.

ИЮНЬ 14

Играет роль Сатина.

ИЮНЬ 16, 22, 28

Играет роль Крутицкого.

ИЮНЬ 17

Играет роль графа Любина.

ИЮНЬ, вторая половина – ИЮЛЬ, первая половина

Готовит второй состав исполнителей главных ролей «Царя Федора Иоанновича» для гастролей за границей. Репетирует с И. Н. Певцовым, В. И. Качаловым, В. Н. Пашенной121*, Л. М. Кореневой роли царя Федора, Бориса Годунова, царицы Ирины и княжны Мстиславской.

204 По-новому трактует трагедию А. К. Толстого, усиливает ее историческое, политическое звучание, акцентирует внимание на теме государственности, укрепления государственной мощи России.

ИЮНЬ 27

Репетиция первого акта «Царя Федора» («Палата в царском тереме»).

«В прежней постановке, — говорит С., — не было государственности, теперь мы обязаны подойти к этой трагедии с государственной точки зрения».

Запись М. П. Чупрова. См.: М. Чупров, На репетиции Станиславского. — «Театр», 1940, № 8, стр. 109.

«“Федора” как пьесы не может быть без интимной жизни Федора, как хорошего частного человека, и Федора, как царя. В столкновении этих начал — коллизия пьесы».

В пьесе «три правды: Борис, Шуйский, провидец Федор (судит по совести)».

«С точки зрения государства и Толстого, прав Борис».

«Предлагаемые обстоятельства: Борис — большевик. За ним партия. Шуйские — против. Борис хитер и это учитывает. Он пока не честолюбец (это потом, может быть, появилось), он пока спасает родину».

Запись М. П. Чупрова репетиции С. Музей МХАТ. Архив К. С.

ИЮНЬ 28

Разбирает образы царя Федора и царицы Ирины.

«Намечтать, в чем радость их жизни. У Ирины — любовь, преклонение перед юродством. Главное, чтоб был откровенен; оберегать, раз что не царь в собственном смысле… Федор необыкновенно милостив с Ириной. …

Благостность. Два блаженных человека под иконами. Домострой».

Запись М. П. Чупрова репетиции С. Архив К. С.

ИЮНЬ 30

Репетирует третий акт «Царя Федора Иоанновича».

Неоднократно останавливает И. Н. Певцова, поясняя его ошибки в подходе к роли царя Федора.

«— Легче взять тон бедненького, жалкенького, но надо остановить себя, сказать себе: “Нет, не угодно ли пожаловать вглубь…” … Надо продумать отношение Федора к сквозному действию спектакля — благо народа. Сон в связи со сквозным действием приобретает двоякое значение: 1) сон как сон и 2) как предзнаменование на будущее. Ему (Федору) представляется, что он вот “только что благо-то России и устроил — помирил, два сердца съединил”. …

— Найти какой-то новый тон, — говорит Станиславский Певцову, — это значит найти новые задачи. Никогда нельзя искать и играть тон в буквальном смысле.

205 И Константин Сергеевич сам начинает читать, ставя перед собой каждый раз новую задачу, как бы иллюстрируя только что высказанное положение. …

Он поясняет Певцову, что каждая задача должна быть активной, возбуждать волю, а формулировка ее тоже должна быть активно выражена. …

Надо не думать о чувствах, а думать об обстоятельствах… Никогда ничем себя не насиловать».

Запись М. П. Чупрова. См.: М. Чупров, На репетиции Станиславского. — «Театр», 1940, № 8, стр. 110 – 111.

ИЮЛЬ 4

Продолжение репетиции третьего акта.

«… Константин Сергеевич в первую очередь обращает внимание на Бориса. Его действия он уподобляет действиям опытнейшего шахматиста: они просты, но построены на всестороннем учете и расчете; каждый шаг, каждый ход в них должен быть обстоятельно взвешен.

Возникает и другое сопоставление: он сравнивает Бориса с начальником штаба — центра, в который стекаются отовсюду сведения. При этом, чтобы совершенно отчетливо была видна перспектива.

Если все делается для интриги и тщеславия, то это одно; если же для России — то другое. Клешнина Константин Сергеевич противопоставляет Борису и говорит:

— Клешнин — просто интриган».

С. предостерегает Певцова от наигрывания «жалкенького, святого», «ему хочется видеть активного Федора».

Касаясь вопросов лепки фразы, чтения стиха, С. поясняет свое отношение к системе речеведения Волконского.

«— У Волконского ошибка в том, что он всегда ищет результат, а надо его создать. Но Волконский необходим.

Для облегчения запутанной, сложной фразы надо выбросить все вводные предложения и слова, оставить один скелет фразы — главную мысль — и построить ее по законам речи. Если это стих, то ритм стиха соблюдать.

Он обрушивается на такую манеру чтения, основой которой является “тончик, красный лак, лакированные штампики”, требуя в каждом случае осмысленной и индивидуализированной передачи».

Запись М. П. Чупрова. См.: М. Чупров, На репетиции Станиславского. — «Театр», 1940, стр. 111.

«На каждой новой репетиции он был совсем иной, — настолько это гениальный человек. Когда он впадает в творческое состояние с таким проникновением во все психологические и душевные тайны всех людей — слушающим его нельзя не увлечься».

С. «рассказывал нам о жизни в эпоху Федора Иоанновича, вдохновенно фантазируя, но основывая свою фантазию на исторических 206 данных, на глубоком изучении вопроса, которым он много лет занимался, когда раньше — 25 лет тому назад — ставил “Федора Иоанновича”. И вот, рассказывая, он все оживляет и очень ярко описывает образ самого Федора Иоанновича».

Из воспоминаний И. Н. Певцова. В кн.: С. Цимбал, Творческая судьба Певцова. Л.-М., «Искусство», 1957, стр. 236.

ИЮЛЬ 5

Репетиция третьего акта «Царя Федора Иоанновича».

С. снова подчеркивает, что Борис — «стратег» «оперирует с толпами, массами». Его лейтмотив — «благо народа, государства». Он знает, что минутами в Федоре может вспыхнуть властность («в нем кровь Ивана Грозного») и поэтому со своей стороны принимает такие быстрые решительные меры. Для Федора главное — благо близких, конкретных людей.

Большое внимание К. С. уделяет стихосложению, ритму стиха. «Надо, чтобы в вас жила и говорила музыка — ритм. Чтобы не нарушать стиха-ямба — нельзя ставить ударение логическое на неударном слоге».

В споре Бориса с Иваном Петровичем Шуйским С. требует от Качалова в словах: —

«Дивлюся я, что князь Иван Петрович
          Стоит за тех, которые так дерзко
Пыталися меж нас расстроить мир!» —

более широкого рисунка, чтобы «не было ругани». Дать «столкновение двух мировоззрений — кованый ритм».

Запись М. П. Чупрова. Архив К. С.

ИЮЛЬ 6

Играет роль Крутицкого.

ИЮЛЬ 8

Играет роль графа Любина.

ИЮЛЬ 10

Вместе с О. Л. Книппер-Чеховой исполняет сцену из «Трех сестер» на литературно-музыкальном вечере из произведений Чайковского и Чехова в Доме-музее П. И. Чайковского в Клину.

Программа вечера. Архив О. Л. Книппер-Чеховой.

ИЮЛЬ, до 15-го

Артист В. Н. Давыдов вынужден отказаться от предложенных ему выступлений в Художественном театре в спектакле «Нахлебник».

«… Извинитесь за меня перед К. С. Станиславским, В. И. Немировичем-Данченко и перед всеми моими собратьями и друзьями-артистами славного Художественного Театра. Видит Бог, что я не виноват, что предложенные мне гастроли не состоялись122*

207 Я был горд и счастлив Вашим любезным и отрадным моему сердцу предложением — сыграть вместе с Вами моего горячо любимого Кузовкина! Уезжая из Москвы, я был полон чудных-светлых грез и надежд — сыграть в дорогой сердцу моему Москве, в славном Художественном Театре “Нахлебника”. Но “человек предполагает, а Бог располагает”. …

Всем мой низкий поклон, сердечный привет, горячее пожатие рук и наилучшие душевные пожелания, и полного успеха за океаном! Жалею, что не с Вами!..

Всей душой Ваш горемычный — дедушка В. Давыдов».

Письмо В. Н. Давыдова к С. Л. Бертенсону. Музей МХАТ. Архив С. Л. Бертенсона, № 7054/1.

ИЮЛЬ 15

Последняя в сезоне репетиция «Царя Федора Иоанновича». Просмотр гримов и костюмов всех участников спектакля. И. Н. Певцов в последний раз репетирует роль царя Федора.

Дневник репетиций.

«Всю мою жизнь я находился издали под влиянием Вашей творческой личности, но то, что я встретил в кратковременной работе с Вами, оказалось таким простым, чудесным и в творческих взаимоотношениях нежным, что я и не воображал. Я был несказанно счастлив этой встречей с Вами».

Письмо И. Н. Певцова к С. от 3/IX. Архив К. С., № 9729.

ИЮЛЬ 16

Закрытие сезона в МХАТ спектаклем Музыкальной студии «Перикола».

ИЮЛЬ 19

На фотографии, подаренной И. И. Гудкову, пишет:

«Друзья узнаются в несчастье. Когда все тихо и благополучно — Ивана Ивановича не видно. Стряслась беда — он уже здесь, в первых рядах, в гриме ли актера или блузе рабочего… За эту чистоту, бескорыстность, скромность и умение жертвовать собой — мы все Вас искренно любим».

Собр. соч., перв. изд., т. 8, стр. 457.

ИЮЛЬ, с 20-го

Отдыхает в санатории ЦЕКУБУ «Узкое», бывшем родовом имении князей Трубецких под Москвой.

Читает историку литературы, профессору Московского университета П. Н. Сакулину свою рукопись по «системе».

«Спешу поблагодарить Вас за присланные выписки и за справки о Пушкине, которые мне очень ценны. Я искренно тронут и благодарен Вам за Вашу доброту и внимание ко мне.

208 Итак, афоризм Пушкина переведен верно, и все то, что я строю на нем в своей теории актерского творчества, — не подлежит изменению123*. Это весьма приятно для меня.

С благодарностью вспоминаю я об времени, проведенном с Вами в Санузком, об наших прогулках, об беседах, об чтении, об Вашем ободрении “молодого”, “начинающего писателя!”».

Письмо С. к П. Н. Сакулину от 12/VIII. Собр. соч., т. 9, стр. 50 – 51.

«В Узком К. С. усиленно и прилежно работал над своей книгой. Особенно часто он советовался по поводу нее с П. Н. Сакулиным».

Письмо В. К. Хорошко к Н. А. Подгорному от 14/VIII 1938 г. Архив Н. А. Подгорного, № 5439.

Встречается и проводит время с историком права, профессором Б. И. Сыромятниковым, профессорами В. К. Хорошко, М. Н. Розановым. С. А. Котляревским, П. Н. Сакулиным — академиками П. П. Лазаревым, Д. Н. Анучиным и другими.

«Помимо Вашей жизни в искусстве Вы были и есть замечательное явление в жизни людей. …

Мне выпало на счастье провести с Вами несколько недель в “Узком” в 1922 году, мне было так волнующе приятно быть причастным к Вам, как одному из Ваших врачей; всегда, когда я сталкивался с Вами, эти дни были для меня праздником в жизни, которые не забываются».

Письмо В. К. Хорошко к С. от 16/I 1938 г. Архив К. С., № 11066.

«Кто-то предложил устроить своими силами концерт. К. С. сразу согласился и стал все организовывать. Меня он научил фокусу, которым я до сих пор удивляю на вечеринках. …

К. С. устроил на этом же концерте “Кабинет магии”, ставил шарады и т. д.»

Из воспоминаний Б. И. Сыромятникова. Архив К. С.

«В “Узком” К. С. подарил нам вечер декламации, читал Скупого рыцаря, Брута, Фамусова. Он был тогда в ударе. Стон стоял от выражений восторга… Аудитория была и искушенная, и дружественная, и необычайно взволнованная — все пришли в какое-то состояние безудержного двигательного возбуждения: встали, ходили, все говорили, усиленно жестикулировали; эмоции переливались через край…

Я думаю, что этот вечер был одним из триумфальных моментов гениального артиста».

Письмо В. К. Хорошко к Н. А. Подгорному от 14/VIII 1938 г. Архив Н. А. Подгорного.

АВГУСТ 7

Вл. И. Немирович-Данченко пишет из Висбадена Н. А. Подгорному, что одновременно посылает «маленькое письмо Конст. Серг. с главной 209 целью успокоить его, что ехать в Берлин можно и даже уютно: не как везти в Европу новое искусство, а как заехать к старым друзьям, и русским и немцам, по пути в Париж, Лондон и Америку».

Архив Н.-Д., № 11170.

АВГУСТ 12

Из письма Вл. И. Немировича-Данченко к П. А. Подобеду о Музыкальной студии:

«… Пусть Правление пойдет к Конст. Серг. и поручится перед ним за то, что Студия приложит все силы, все внимание, все старания, чтоб не пятнать созданного им Художественного театра, поручится, что поведение Студии в отсутствии К. С. будет на высоте заслуг Художественного театра»124*.

Архив Н.-Д., № 1303.

АВГУСТ 18

Уезжает из санатория «Узкое»:

«Меня профессора проводили из Цекубу — с шиком. Когда я пришел к обеду, ничего не зная, то увидел, что мне приготовлено особое кресло, к которому было привязано целое дерево с красными ягодами калины. Весь стол забросан цветами. При моем появлении все встали и аплодировали. За обедом начались напутственные речи, провожавшие меня — за границу. Прежде всего говорил Реформатский… о моей личности, то есть мою характеристику. Потом старик Анучин говорил мне приветствие от лица профессоров. Потом знаменитый проф. [А. П.] Павлов говорил о слиянии искусства с наукой. Потом проф. С. А. Котляревский говорил о национальном и общественном значении и миссии нашей поездки. Потом профессор Хорошко (психиатр) говорил о значении МХТ для его поколения — молодежи. Потом проф. Филиппов А. Н. (историк) говорил тоже о моей личности среди профессоров. Потом еще кто-то говорил и, наконец, я — должен был сказать ответную речь. Мне был подан шикарный автомобиль, и при аплодисментах всех профессоров — я уехал из Санузкого (или дома отдыха)»125*.

Письмо И. К. Алексееву. Собр. соч., т. 9, стр. 51.

АВГУСТ, после 19-го

И. Н. Певцов сообщает С., что он не может ехать с театром на гастроли в Америку «по чисто семейным обстоятельствам».

210 «— Это окончательно?

Я говорю: “Окончательно”.

Он вдруг вскипел невероятно:

— Вы что — почтовый чиновник, акцизник? Вы — артист?.. — Я с Вами не разговариваю, вы — акцизник, сейчас же уходите. Одним словом, он решительным образом выгнал меня из театра»126*.

И. Н. Певцов, Об искусстве актера. В кн.: С. Цимбал, Творческая судьба Певцова, стр. 239.

АВГУСТ, с 21-го

Ежедневно репетирует «Царя Федора Иоанновича» и другие спектакли, предназначенные для гастролей за границей.

«Театр в Берлине арендован, реклама пущена в ход, деньги от Мориса Геста (американский антрепренер) получены — все пути к отступлению отрезаны. А состояние спектаклей, которые были намечены в поездку (“Царь Федор Иоаннович”, “На дне”, “Вишневый сад”, “Три сестры”) казались Станиславскому на совершенно недостойном уровне».

В. Шверубович. О старом Художественном театре, стр. 419.

Работает с В. И. Качаловым над ролью царя Федора.

«В работе над ролью царя Федора Станиславский добивался от Качалова раскрытия внутренней противоречивости образа, его психологической сложности и многогранности. Не удовлетворяясь только благостным Федором, только сыном “тишайшей” царицы, без примеси крови Грозного, Станиславский искал контрастных черт, дополнительных красок, углубляющих образ Федора и тем самым еще более оттеняющих присущие ему кротость, доверчивую тихость и душевность. Стремясь, согласно “системе”, искать “доброго в злом и злого в добром”, Станиславский, как вспоминает В. И. Качалов, очень поощрял его на разнообразное проявление черт Грозного. “Раз вы играете кроткого, — говорил Станиславский, — ищите, где он злой, что у него от отца, от его неудержимости…”»

Б. Ростоцкий и Н. Чушкин, Н. П. Хмелев в роли царя Федора Иоанновича. «Ежегодник МХТ» за 1945 г., т. 2, стр. 87.

«Раз или два Василий Иванович с книжкой в руках (для демонстрации своей неготовности, хотя текст знал превосходно, назубок) попробовал наметить первые картины “Федора”. Константин Сергеевич как будто принял, во всяком случае, никаких замечаний не делал и покашливал как будто удовлетворенно. Смешно и неправдоподобно 211 это звучит, но Василий Иванович от этого покашливания сиял как не сиял после самых восторженных берлинских и пражских рецензий…»

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 423.

В. Н. Пашенная вспоминает, как она, уже опытная актриса, оказалась беспомощной и переучивалась на репетициях «Царя Федора».

«Долгое время я не могла пойти дальше первой фразы, которую царица Ирина говорит царю Федору, встречая его после прогулки верхом…

… Говоря “Здорóво, свет! Никак ты уморился?” — произносила это, как актриса Пашенная, — произносила певучим голосом, хорошо выговаривая слова, но ни на йоту не сливаясь с нежным, глубоким образом царицы Ирины.

Константин Сергеевич не мог принять этой фразы и беспощадно заставлял меня больше месяца работать над ней. Наверное, я смогла бы притвориться и сказать эти слова, как хотел Станиславский, но я не хотела лгать ни себе, ни тем более Константину Сергеевичу. Я добивалась правды.

… Наконец кое-как я справилась с этими словами. Пройдя по всей роли и работая все время с Константином Сергеевичем — Шуйским и В. И. Качаловым — Федором, постепенно осваивая органический закон переживания и общения, я начала овладевать ролью в целом.

… Только через много лет я научилась жить в образе, ощущая всю жизненную правду и природу живого, действующего человека».

Вера Пашенная, Искусство актрисы. М., «Искусство», 1954, стр. 135 – 137.

АВГУСТ, до 28-го

Телеграфирует импресарио Л. Д. Леонидову в Берлин:

«Декорации на поделке везти нельзя, все придется делать заново. Примите героические меры подготовке Гремиславскому хорошего, удобного ателье, опытных помощников. Гремиславский вместе с Bühnenmeister’ом выезжает 28 августа. Сценическое имущество отправляется 1 сентября, труппа выедет 14 сентября».

Архив К. С., № 1760.

АВГУСТ 28

Американские газеты помещают сообщение об одобрении Советским правительством гастролей МХАТ в США. В пространных статьях газеты излагают историю Художественного театра и биографии его руководителей, приводят репертуар и план гастролей, состав труппы и т. п.

«The New York Times», «The Evening Mail» и др.

АВГУСТ 29

Днем репетирует «Царя Федора Иоанновича».

Вечером проводит репетицию всей пьесы «Вишневый сад». Рассказывает о Чехове, об его отношении к людям и к своим героям.

Из воспоминаний М. П. Чупрова. Архив К. С.

212 АВГУСТ 30

Днем репетирует «Вишневый сад», вечером — «Царя Федора Иоанновича».

АВГУСТ, конец

Проводит конкурсные испытания для поступающих в Оперную студию.

Среди экзаменующихся М. Л. Мельтцер, о которой С. записал: «Мельтцер — без темперамента, очень музыкальна, очаровательна. 5, д»127*.

Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ 2

Составляет список книг, режиссерских экземпляров, ролей и рукописей для провоза с собой за границу; роли: Вершинина, Сатина, Звездинцева, Кавалера ди Рипафратта, Абрезкова. Режиссерские экземпляры и пьесы: «Моцарт и Сальери», «Самоуправцы», «Отелло», «Юлий Цезарь», «Горе от ума», «На всякого мудреца довольно простоты», «Доктор Штокман», «Провинциалка», «Царь Федор», «Уриэль Акоста», «Гувернер», «Дядя Ваня», «Иванов», «Три сестры», «На дне», «Плоды просвещения», «Лес», «Каин» и записки по «Каину». Рукописи по «системе», «История одной постановки», «программу уроков для лекций».

Архив К. С., № 3722.

СЕНТЯБРЬ 3

На репетиции «Вишневого сада» С. разгневан несерьезным отношением отдельных актеров к своим указаниям и, в частности, тем, что В. В. Лужский не нашел ничего нового для роли Фирса и репетировал ее небрежно.

«Через некоторое время репетиция принимает такой характер, что К. С. вынужден сказать: “Если меня слушать не желают, когда я говорю — мне строят насмешки, разбегаются — хотите созовите Правление! Может быть, Василий Васильевич будет режиссировать…”

Мертвая тишина.

“Мне 60 лет, у меня всякие домашние дела, я работаю из последних сил… Что же, звать сюда красноармейцев, что ли… Для чего мы репетируем?”

… Лужского просят пойти к К. С. просить извинения, но согласие его на это не так легко получить. Наконец, он идет».

Из воспоминаний М. П. Чупрова. Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ 4

Вл. И. Немирович-Данченко в письме к С. из Висбадена желает ему «сил, бодрости, спокойствия».

213 «Хотя Вы и едете с “старым” театром, но будьте спокойны, потому что он до сих пор не преодолен»128*.

Вл. И. Немирович-Данченко, Избранные письма, стр. 349.

СЕНТЯБРЬ 5

Отдает распоряжение по МХАТ, в котором определяет основные обязанности участников гастрольной поездки.

«Заграничная поездка возлагает на меня громадное количество сложной режиссерской и сценической работы, всю высшую ответственность за которую несу один я.

Никаких других обязанностей, кроме художественных, исполнять я не могу и всю полноту административной власти передаю Н. А. Подгорному и С. Л. Бертенсону, возлагая на них ответственность передо мною.

Распоряжения их как здесь в Москве, так и во все время заграничной поездки являются обязательными для каждого и никто не имеет права им не подчиняться».

Архив К. С., № 3719.

СЕНТЯБРЬ 7

«Сегодня сдаю последний спектакль (“Три сестры”), и будет полегче».

Письмо С. к Ф. Н. Михальскому. Архив Ф. Н. Михальского, № 6177/1.

СЕНТЯБРЬ 8

Н. Ф. Балиев пишет из Нью-Йорка С. о рекламе, которую готовит М. Гест к приезду Художественного театра.

«… В день Вашего приезда он поднимет весь город на ноги. Радио будет сообщать о всех днях Вашего переезда. На пристани Вас будут встречать все крупнейшие актеры, литераторы, газетчики и Станисл[авскому] и Вл. Ив. готовится триумф[альное] шествие».

Архив К. С., № 7151.

Письмо зрителей к С.:

«Накануне Вашего отъезда мы не могли не обратиться к Вам с горячим словом привета и последнего пожелания: когда пройдет намеченный срок Вашего пребывания за границей, возвращайтесь скорее назад, в Москву. Не Западной Европе — не ей в первую очередь нужен Художественный Театр. Он нужен Москве и России, чтобы, опираясь на свое богатое прошлое и собирая новые силы, двигать вперед театральное искусство, охраняя его от безрассудных скачков и неоправданных дерзаний.

214 С тоской и нетерпением мы будем ждать того момента, когда занавес с белой чайкой опять откроет нам и тихую грусть чеховских пьес, и душевную драму царя Федора, и яркую мечту о Синей птице».

Письмо Ел., Ив. и Е. Макаровых, А. и Е. Малышевых к С. Архив К. С., № 9209.

СЕНТЯБРЬ 9

«… Для меня большое горе, что я не увижу Вас перед Вашим отъездом за границу… Как мне сказать Вам слова благодарности за Ваш образ, за Вашу жизнь, за те дороги, намеки на которые мы успели от Вас принять. Если жизнь наша будет запутанной и темной, я буду думать о Вас и думаю, что во всяком случае отличу черное от белого… Без Вас в Москве будет сиротливо».

Письмо С. Г. Бирман к С. Архив К. С., № 7294.

СЕНТЯБРЬ 10

Огорчен отказом Н. В. Демидова вести занятия по «системе» в школе МХАТ.

«Это какой-то рок!

Работал, мучился с Вахтанговым. Его не признавали, выгоняли из театра, а под конец поманили, и там он давал уроки, обещал режиссировать; в “Габиме” работал по ночам, а для меня во всю свою жизнь нашел только 2 вечера, чтобы вместе поработать над Сальери.

Все, что ни сделаю, ни заготовлю, — у меня вырывают из-под рук, а я — на бобах»129*.

Письмо С. к Н. В. Демидову. Собр. соч., т. 9, стр. 54.

СЕНТЯБРЬ 12

Проводит заседание в Оперной студии Большого театра. В своем докладе намечает широкие перспективы творческой и организационной деятельности студии.

Считает, что студия должна состоять из трех самостоятельных автономных отделов: студии актера, оркестровой студии и хоровой студии. Все эти студии объединяются на оперных спектаклях и симфонических вечерах.

«Все студии (в том числе и актерская) должны себе поставить целью уметь окупать себя самостоятельно.

Нельзя всегда висеть на шее Правительства».

Но при всей самостоятельности и автономности оркестр и хор, по требованию С., «должны быть в курсе всех принципов и требований Студии». «Необходимо, чтоб оркестр и хор знали систему», указывает С., «ясно понимали бы смысл и цель сквозного действия, задач и т. д., а также сознательно относились бы к ритму тела, движений и вообще сценического действия».

На время своего отсутствия С. предлагает возложить обязанности заведующего 215 студией на А. В. Богдановича, режиссерскую часть передать Б. М. Сушкевичу, общее музыкальное руководство поручить дирижеру Н. С. Голованову.

Идеальная программа Школы-студии Большого театра. Протокол собрания Художественного совета Оперной студии Большого театра. — Архив К. С.

Тов. Б. М. Сушкевичу.

«Согласно Вашему обещанию я прошу Вас взять часть моих функций в Оперной Студии. Вот в чем будут заключаться Ваши обязанности:

1) Переносить на большую сцену (Новый театр или 4-я студия) готовые и слаженные в студийном помещении спектакли; налаживать сценическую закулисную часть, а также монтировать декорационную, дать общую физиономию спектакля, чтобы он зазвучал на публике, не меняя, при этом, установленного плана.

После постановки спектакля — проверять его и в случае, если он разладится, — вновь налаживать.

2) Спектакль может быть показан публике только в том случае, когда музыкальная часть (Голованов и Садовников), вокальная (Богданович и Гукова) и наконец режиссерская часть (Соколова, Алексеев, Демидов и Вы — председатель с правом голоса) — дадут на это разрешение. Если одна из этих частей не дает согласия — спектакль должен быть дорепетирован.

Всецело доверяя Вам и другим режиссерам, которые знают мои убеждения, требования и задачи, я уверен, что Вы не допустите спектакля, за который мне придется краснеть, и не позволите тем театрам, где нам придется играть, выставлять мое имя на афишу, если не сочтете постановку удовлетворительной.

3) Прошу Вас быть консультантом по вопросам режиссерского характера, при постановках новых пьес, во время недоразумений на репетициях или спектаклях.

4) По вопросам материального характера обращаться к моему товарищу и заместителю по заведыванию Студией — А. В. Богдановичу».

Письмо (черновик) С. к Б. М. Сушкевичу. Собр. соч., т. 9, стр. 56.

Пишет Вл. И. Немировичу-Данченко в Висбаден:

«Я уезжаю с твердым намерением вернуться в Москву “иль со щитом, иль на щите”.

Или удастся сплотить первую группу, и тогда можно будет пытаться продолжать дело; или это не удастся, и тогда надо его кончать».

Рассчитывает за границей завершить постановку «Плодов просвещения» и подготовить «Каина» «в новой мизансцене» с Качаловым в роли Люцифера.

Обеспокоен вышедшей в свет книгой В. М. Волькенштейна «Станиславский», в которой недооценено значение деятельности Немировича-Данченко в Художественном театре.

216 «На моей спине сводились какие-то счеты с Вами. Вы мне поверите, что я всячески готов исправить происшедшую неловкость».

Собр. соч., т. 9, стр. 54.

«Милому, любимому, верному другу —

целителю, утешителю и страстотерпцу Ф. Н. Михальскому.

Ваш девиз: “Придите ко мне все труждающиеся и аз успокою вы”.

С такими чувствами в душе Вы живете в наш век, в Москве, в 1922 году! Остается удивляться, радоваться на Вас, любить Вас, петь Вам хвалу и бесконечно благодарить. Что я и делаю.

Ваш душевно

К. Станиславский».

Надпись на фотографии, подаренной Ф. Н. Михальскому. Собр. соч., перв. изд., т. 8, стр. 463.

СЕНТЯБРЬ 13

Из дневника С.:

«Канун отъезда. Большие багажи отправлены морем, остались малые. Укладки немного. Был в театре, говорил с учениками, вновь принятыми во вновь учреждаемую школу 1-й группы МХАТ. Передал их Демидову и 2-й студии.

Прощальный визит к Федотовой. Неузнаваема, страдает. По-прежнему угощает любимым кофе, но орехов уже нет. Не хватает средств.

Перекрестили друг друга. Она очень плакала.

Приехал домой. Там студия оперная вся в сборе. Снимались группой… А в душе нет радости. Долгое наставление — речь студийцам.

Главные заветы: 1. Перед тем, что сказать или сделать, подумайте, полезно ли это для студии. 2. Отряжайте ноги перед дверьми студии. Плохое — [оставляйте] снаружи, хорошее — внутрь…»

Собр. соч., т. 6, стр. 144.

Пишет М. Н. Ермоловой:

«Хочется перед отъездом попрощаться с теми, кто особенно дорог сердцу. На первом плане — Вы, дорогая Мария Николаевна. Вы сами не знаете, какую громадную и важную роль Вы сыграли в моей жизни — человека и актера.

Спасибо Вам за все незабываемые и самые лучшие минуты моей жизни. Их дал мне Ваш гений. Ах! Зачем Вы не побывали в свое время в Европе? Тогда все бы знали, что первая артистка мира не Дузе, а наша Мария Николаевна».

Собр. соч., т. 9, стр. 55 – 56.

«Примите мои сердечные пожелания здоровья, сил и счастья перед вашим отъездом за границу с вашей труппой, и дай Бог вам всем возвратиться в полном благополучии. От всего сердца приветствую вас всех и молюсь за вас, чтобы вам было хорошо».

Письмо М. Н. Ермоловой к С. Архив К. С., № 8295.

217 СЕНТЯБРЬ 14

«Четырнадцатого сентября в Нижнем фойе театра состоялся парадный обед (его подготовил А. А. Прокофьев, который заведовал буфетом театра с самого его основания). Константин Сергеевич произнес прощальную речь. На обеде присутствовали все отъезжающие и основной состав так называемой “Первой группы МХТ” и несколько человек из К. О.130*. К. С. Станиславский и М. П. Лилина прямо после обеда поехали с Виндавского (теперь Рижского) вокзала через Ригу в Берлин»131*.

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 424.

СЕНТЯБРЬ 15

«В пятницу в 6 часов граница, Себеж. Представитель кинематографической фирмы “Русь” нашел меня и сказал, что Немирович и [его] жена — в поезде, который едет в Москву. Встретились. Рассказ Немировича о том, как нас ждут. Предсказания крупного успеха».

Дневник С. Собр. соч., т. 6, стр. 145.

СЕНТЯБРЬ 17

Американский журнал «The New Jork Time Book Review and Magazine» в большой статье дает высокую оценку деятельности МХАТ — лучшего театра России. Подробно излагается история постановок Станиславского, этапы его творчества, достижения, на которые опираются не только последователи, но и противники С.

О. Сейнер, Возникновение и пути развития МХТ.

СЕНТЯБРЬ 18

«Приезжаем в 9 ч. утра в Берлин. Фридрихштрассе. Масса цветов. Леонидов132*, Гест133*, Берсенев, Шаров, Комиссаров, Соловьева с мужем, Кузьмин, Массалитинов. Глупая съемка синематографа. Шпалеры статистов. Мне кричат: “Кланяйтесь на приветствия”. Никто не приветствует. Я кланяюсь. Никто не отвечает на поклоны. Ищут жену и дочь. Подставляют Раевскую и Бокшанскую. Сажусь в автомобиль134*. Интервью из Дании. У меня в гостинице “Фюрстенгоф” комната завалена цветами, фруктами (огромные корзины), конфетами. Варенье, пирог, масло, кофе, молоко. Интервью с Данией.

Провожу идею о международной студии. … Сижу дома, так как мое платье разорвано (боюсь даже чистить, чтобы не увидели дыры). Белье — грязное. Не могу ехать к директору театра Барновскому, чтобы не скомпрометировать себя. Блюменталь Ф. М.

218 Предлагают писать воспоминания по одному доллару за строчку.

Диктую свои воспоминания о Толстом — Бокшанской. Целый день сижу дома и стараюсь жить жизнью миллионера в дырявом платье без гроша».

Дневник С. Собр. соч., т. 6, стр. 146.

«Лишь только я обосновался в своей комнате, потянулись длинной вереницей посетители и визитеры. Тут и авторы, написавшие пьесы, конечно, на самые современные революционные темы, тут и молодые барышни или юноши, желающие поступить на сцену, тут и любопытные, тут и поклонники и поклонницы театра, просящие контрамарки, тут и представители всевозможных обществ, ходатайствующие об устройстве в их пользу спектаклей».

Собр. соч., т. 6, стр. 153.

В Москве, на торжественном заседании в Большом театре, посвященном сорокалетию театральной деятельности А. И. Южина, юбиляру передают портрет Станиславского вместе с его поздравлением135*.

А. И. Южин зачитывает постановление труппы Малого театра об избрании К. С. Станиславского и Вл. Ив. Немировича-Данченко почетными членами Малого театра.

А. И. Южин-Сумбатов, Записи, статьи, письма, стр. 181.

СЕНТЯБРЬ 19

Вечером занимается с А. К. Тарасовой и М. А. Крыжановской ролями Ани и Вари из «Вишневого сада».

СЕНТЯБРЬ 20

Проводит первую репетицию со статистами — участниками народных сцен «Царя Федора Иоанновича»136*.

«Перемизансценировал» ряд мест.

Заметки С. к репетициям «Царя Федора Иоанновича». Архив К. С., № 3214.

Вечером работает с Тарасовой над ролью Ани.

Дневник С. Архив К. С.

СЕНТЯБРЬ, после 20-го

Ежедневно репетирует спектакли, предназначенные для показа в Берлине.

«Заигранные пьесы до того разладились, что трудно было ощупать в них живые волнующие места. Все внутри износилось. Кроме того, расколотая за последние годы труппа и вновь формируемая для предстоящих гастролей потребовала замены многих из исполнителей».

Собр. соч., т. 6, стр. 157.

219 «Станиславский рвал и метал. Репетировали с 9 утра до 12 ночи.

Когда наш театр был занят по утрам немцами, шли в другой театр».

Письмо Л. М. Леонидова к Б. Л. Изралевскому от 9/X. Сб. «Л. М. Леонидов», стр. 295.

СЕНТЯБРЬ 21

«Утром была Германова. Хочет играть137*. Я ей все сказал прямо: боюсь ее характера. Боюсь, что Пашенная — откажется, а Книппер обидится. Я ненавижу ее за характер, но люблю за отношение к искусству.

К 11 часам все артисты собрались в фойе театра. На этот раз — чинно. Встреча Кореневой и Германовой. Кто первая подойдет.

Под предлогом, что Кореневу закачало и ее шатает, она осталась на месте, а подошла Германова. Эта пошлость меня возмутила, и я придирался к Кореневой на репетиции. Мстил».

К. С. Станиславский, Из записных книжек, т. II, стр. 250 – 251.

В. В. Лужский пишет в своем Дневнике о том, как С. в этот день проводил «показную» репетицию «Царя Федора Иоанновича» для корреспондента газеты «Berliner Tageblatt».

«… Конечно, всё мы должны показать, конечно, поездка приобретает мировое, историческое значение…»

Архив В. В. Лужского, № 5100.

«Незабываемое зрелище. Он дирижирует, взмахивая кистями рук, своей актерской толпой, как капельмейстер дирижерской палочкой ведет свой оркестр. … Сначала актеры говорят только движением головы и мимикой, потом добавляется несколько жестов, вступает легкий шепот, шептание переходит в разговор, темп прибавляется, теперь Станиславский подает знак к вступлению актеру слева, который выплескивает стих, звучащий, как удар литавры, тогда Станиславский кивает с привлекающим жестом одному из актеров справа, который вливается в общее с силой тромбона, так что у него вздуваются жилы на лбу. Голоса смешиваются, страсти бушуют, Станиславский вскакивает со стула и, потрясая кулаками, вздувает такое фортиссимо, что все фойе Лессинг-театра содрогается, и беззаботные прохожие, идущие в кассу, чтобы взять билет… испуганно смотрят наверх. Но Станиславский еще не доволен динамичностью этой игры. В середине фортиссимо он хлопает, буря утихает и Станиславский объясняет. Говорит о пианиссимо, аччелерандо и фортиссимо, становится рядом с актером, играет его роль, причем его лицо, обладающее способностью удивительного перевоплощения, проясняется отеческой добротой и нежностью, идет к другому актеру, играет его роль, при этом потрясая головой, подобно разгневанному Юпитеру, и голос его звучит властно и мощно, как качающийся медный колокол.

220 Час за часом проходит репетиция без перерыва. Эти люди так одержимы своей работой, что они не чувствуют ни усталости, ни голода и жажды. Наконец, наступает перерыв, и Станиславский приветствует меня с манерами безукоризненно светского человека».

Э. Вульф, У Станиславского. — «Berliner Tageblatt», 23/IX.

СЕНТЯБРЬ 22

«С утра ужасная репетиция. “Сад” не идет. Леонидов ведет себя непозволительно. Будирует, опускает всем тон. Лужский репетировал “Сад” и все испортил. Опять просматривал “Сад”. Взяло отчаяние. Наконец, кое-что схватили. Обедал у Коган. Вечером репетиция в мастерской у Рейнгардта второй картины “Федора”; пошло немного лучше».

К. С. Станиславский, Из записных книжек, т. II, стр. 251.

СЕНТЯБРЬ 23

Э. Вульф в газете «Berliner Tageblatt» в статье под заглавием «У Станиславского» передает свою беседу с С.

Э. Вульф спросил, как Художественный театр «в Москве перенес время и смуту революции». «Прежде чем я об этом скажу, — ответил Станиславский, — я должен подчеркнуть, что мы совершенно неполитичны. Мы озабочены своим искусством… Я могу только сказать, что в Москве нам хорошо. Правительство заботится о нас, так что мы никогда не страдали от нужды и теперь ни на что не можем жаловаться. Оно идет нам навстречу в получении квартир для актеров, оно обеспечило наше питание и позаботилось о дровах так хорошо, что всю прошедшую зиму в нашем театре было не только тепло, но даже жарко. Финансово мы стоим на твердой почве, так как наш театр, вмещающий 1100 мест, от вечера к вечеру распродан. Место в первом ряду партера стоит 22 миллиона рублей — не смейтесь над этой цифрой, это ведь только звучит так, — эта сумма соответствует примерно 20 золотым рублям, которые стоило место раньше. В общем я должен сказать, что внешние условия жизни в Москве в последнее время поразительно улучшились. В магазинах теперь снова можно купить почти все, что нужно для жизни.

Теперь не нужно, чтобы возвращающиеся из-за границы, как драгоценность, привозили с собой спички»138*.

СЕНТЯБРЬ 24

Вечером репетирует народную сцену перед Архангельским собором и ее шумовое и музыкальное оформление.

«Тут нас ждал совершенно неожиданный удар. Для колокольного звона мы взяли из Москвы набор колоколов, подготовленный актером А. Бондыревым; он умел звонить и знал музыкальный строй.

Самый большой колокол, который мы с собой привезли, был пудов 221 шести с половиной, то есть сто с лишним килограммов весом. Московского же “басового” колокола, никто, разумеется, и не думал привозить. Да это было бы и технически невозможно ни перевезти, ни, главное, подвесить его.

И вот репетиции подошли к моменту конца церковной службы, к выходу царя из Архангельского собора. Раздался церковный звон, Бондырев зазвонил во все колокола. Суходрев (наш рассыльный, бывший ударник из оркестра оперетты) поддерживал его ударами в громадный, привезенный из Москвы гонг, поражавший немцев своими размерами и тоном. Константин Сергеевич сидел в партере и, казалось, был доволен, но после конца звона он спокойным голосом спросил:

“А когда же мы будем настоящий звон прослушивать?” Я высунулся из-за портала и сказал, что звон весь… “То есть как весь? А большие колокола, низкие тоны?” — “Их не привезли”. Вот тут-то мы и узнали, почем фунт лиха! Его гнев распространялся по спирали. Сначала он изничтожил меня и Бондырева, Александрова и Румянцева, потом потребовал к себе Подгорного. Когда и тот подтвердил, что невозможно было везти колокола тяжелее семи пудов, Константин Сергеевич уже громом загремел, что можно было любого из них не привозить в Берлин, можно было бы, наконец, не привозить и его самого: “Без меня "Царь Федор" может идти, но без настоящего колокольного звона — не может. И не пойдет! Весь мир ждет нашего звона! Без колоколов нет Художественного театра! Чтоб были колокола! Посылайте в Москву или снимайте с немецких церквей! Без такого звона, чтобы у русских эмигрантов сердца полопались, без такого звона, какой только в Москве под пасху бывает, спектакль не пойдет”. …

Собралась вся дирекция, и наша, и немецкая. Пригласили заведующего оркестром оперного театра. Тот предложил через полчаса установить за кулисами лучший в Берлине (“а значит, и в мире”, — сказал этот скромный немец) “глокеншпиль”. Его, действительно, быстро привезли и установили. Попробовали. “Никуда это не годится. Это хорошо для тирольских коров, а не для кремлевского звона” — и Константин Сергеевич свирепо изобразил немецкий звон каким-то воющим, визгливым альтом: “блям-блям-блям!”. Немец обиженно собрал трубки своего “глокеншпиля”, сказал, что старый господин ничего в звоне не понимает. Так мы и разошлись глубокой ночью в полном унынии. Последним словом Константина Сергеевича было то, что без настоящего звона спектакля он не выпустит».

В. Шверубович. О старом Художественном театре, стр. 430 – 431.

СЕНТЯБРЬ 25

«Перед генеральной “Федора”, которая была намечена на этот вечер, к нам подошел машинист “Лессинг-театра” и предложил послушать повешенные им… пилы. Оказалось, что он по собственной инициативе достал восемь или десять огромных круглых пил с какого-то 222 деревообделочного завода и развесил их на толстых сыромятных ремнях на рабочей площадке. Попробовали бить в них, пригласили двух контрабасистов, чтобы они утяжеляли и углубляли звук. В общем, благодаря самоотверженной и мастерской работе Бондырева на наших колоколах, поддержанных гонгом, пилами и контрабасами, звон получился.

Константин Сергеевич, узнав об инициативе немецкого машиниста (к сожалению, я забыл его фамилию), разыскал его на сцене, не позволив вызвать его к себе, и долго благодарил его».

Там же, стр. 431 – 432.

В. И. Качалов пишет Вл. И. Немировичу-Данченко:

«… Уж очень неспокоен К. С. Он в панике, и мучает самого себя, и всех вокруг себя. Репетируют “Федора” с 9-ти ч. утра до 7-ми ч. вечера, а потом еще с 9-ти ч. вечера до 12 — “В[ишневый] сад” или сцены из “Трех сестер”. … И как страшно делается при мысли, что не выдержит этой взвинченности Станиславский, являющийся в 9 ч. утра на репетиции».

Архив Н.-Д., № 4254.

СЕНТЯБРЬ 26

Открытие гастролей Художественного театра в Берлине в помещении Лессинг-театра.

«Как всегда, гастроли начались толстовской пьесой “Царь Федор”.

Успех был чрезвычайно большой. Прославляли Москвина, ансамбль, постановку, театр».

Собр. соч., т. 6, стр. 158.

«Громадное волнение и напряжение, особенно острое потому, что все подготовительные работы и репетиции велись в ужасающей обстановке и торопливости.

… В зале чувствовался большой подъем. Настроение большого театрального дня.

… По окончании — громадная овация по адресу К. С. и множество цветов. Вся публика аплодировала стоя. Смотрел спектакль директор театра “Champs ElyséesJacques Hébertot, специально приехавший из Парижа. Он остался в восторге, познакомился с К. С., и мы подписали с ним контракт на Париж (с 2 декабря) на 8 спектаклей».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

СЕНТЯБРЬ 27

«Двадцать седьмого сентября днем была генеральная “Вишневого сада”, прошедшая без сучка без задоринки. Константин Сергеевич репетировал Гаева сам, поэтому на других обращал мало внимания, а в зале сидел В. В. Лужский, который был в очень благодушном настроении».

223 С шумовыми эффектами, «к нашему общему удивлению, все прошло благополучно, а за “звук лопнувшей струны”, для которого мы натянули самую толстую металлическую струну от рабочей галерки до планшета и проводили по ней лохматой, скрученной оттяжной веревкой (плюс аккорд на контрабасе, плюс удар по двуручной нагибающейся пиле), получили даже “высочайшую благодарность”. Господи, ну какое же это было счастье, когда он был чем-нибудь доволен! Сколько бы он ни гневался, сколько бы ни мучил своей бесконечной взыскательностью, до каких бы пределов утомления ни доводил, стоило ему сказать: “А вот это недурно”, — как все муки забывались, усталость сваливалась с плеч и наступало ощущение счастья, почти блаженства…»

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 433.

СЕНТЯБРЬ 28

«Вчера Станиславский похвалил меня за последнюю сцену Фирса, сказал, что будет у меня хорошей ролью; гримом все и я сам очень довольны».

Запись В. В. Лужского в дневнике. Архив В. В. Лужского, № 5100.

Первый спектакль «Вишневого сада» в Берлине.

С. играет роль Гаева.

«Наконец, сам Константин Станиславский снова выступил перед нами… и с прежней прелестью открылось несравненное богатство его искусства». Его Гаев — «благородный медлительный, легкомысленная молодая душа. Каждое движение руки, каждый шаг ног в широких брюках, каждый взгляд преданных, моргающих, слезящихся глаз, каждое движение элегантного господина, видевшего хорошие дни и теперь незаметно катящегося вниз, — исходят из существа этого человека, которого нельзя не любить. Когда не понимаешь отдельных слов, еще больше наблюдаешь за этой сказочной силой образа, которая в своей ненавязчивой выразительности остается непостижимой».

Макс Осборн, Русские в Лессинг-театре. — «Berliner Morgenpost», 30/IX.

«Двадцать восьмого сентября шел “Вишневый сад”. Шел изумительно. Ольга Леонардовна была еще прекраснее, чем всегда; но меня особенно радовали “наши”, из Качаловской группы, Тарасова (Аня) и Крыжановская (Варя). Они и в спектаклях “группы” играли хорошо, но на этот раз, влившись в полноценный московский спектакль с Константином Сергеевичем (Гаевым), с Грибуниным (Пищиком), с Леонидовым (Лопахиным) — они как будто просветлели, будто в них засветилось что-то внутри… Я не хочу опорочивать спектакль нашей “группы”, я уверен, что Василий Иванович был отличным Гаевым, очень многим он нравился даже больше Константина Сергеевича, но со Станиславским “Вишневый сад” приобретал свою 224 первоначальность, свою подлинность.

… Главное же — что-то произошло с атмосферой всего спектакля: от этих двух репетиций и в особенности от участия Константина Сергеевича она стала иной, более чистой, ясной, более близкой к той, какая была тогда на премьере, когда на ней присутствовал Антон Павлович. И это не мне одному казалось.

Когда после сцены отъезда Ольга Леонардовна села на стул у стены в ожидании конца акта для выхода на аплодисменты, я подошел к ней. Она подняла на меня заплаканные глаза, и сквозь слезы лицо ее просияло таким счастьем, таким блаженством. И она вздохнула еле слышно: “Ох, как мне было сегодня хорошо”».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 436 – 437.

Франц Сервейс в газете «Berliner Lokal-Anzeiger» пишет, что современное искусство отказалось от полутонов, «оно перечеркнуло широкой, грубой чертой нюансы» в поисках большей напряженности, яркости линий. «Но может ли совершенное стать старомодным? Старомоден ли Гете, Рембрандт, Данте? Разумеется, сценическое искусство самое преходящее из искусств. Но здесь оно переступило бренность и осталось таким же живым, как и в первый день. И таким же захватывающим».

«Лессинг-театр. Русские гастроли: “Вишневый сад” Чехова», 29/IX.

СЕНТЯБРЬ 29

Пишет своим знакомым-москвичам, врачу М. С. Маргулису и его жене М. В. Маргулис139*:

«Пишу пока коротко, так как занят, как никогда еще не был занят.

Приходится делать чудеса. При ужасных условиях, без репетиций, ставить образцовые — на всю Европу — спектакли.

Я говорил с Ольгой Влад.140* по телефону. Сказал, что хотел бы с нею повидаться. Она ответила, что приедет с Гайдаровым. На это я ответил, что будет неловко и ему и мне.

После этого — она была на премьере “Федора”, но за кулисы не зашла, ко мне — не приехала и по телефону не говорила. Нахожусь в раздумье, что делать — ?! Охотно брошу всякое самолюбие и поеду к ней, но, пожалуй, из этого ничего не выйдет, раз что угар от Гайдарова не прошел. …

Успех — большой, много выше ожиданий. Европа не произвела никакого впечатления».

Собр. соч., т. 9, стр. 57.

Играет роль Сатина.

«Третья премьера — самый большой успех и лучшая сыгранность из всех спектаклей.

225 Нас осаждают иностранные корреспонденты и всевозможные театральные агенты».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

Людвиг Стернокс пишет в газете «Berliner Lokal-Anzeiger», что все сделанное немецкой сценой в постановках «На дне», включая Рейнгардта, оставлено позади спектаклем Художественного театра. Русские знают изображенную Горьким среду, знают прошлую Россию. Автор приводит в пример режиссерское решение третьего акта. В немецких постановках этот акт играют не во дворе, а в ночлежке. «То, что мятеж вокруг Васьки и Наташи и убийство хозяина ночлежки не может там прозвучать, доказывает Станиславский, который с грандиозным режиссерским размахом всю эту сцену переносит на открытый двор».

«Лессинг-театр. Гастроли русских: “На дне”», 30/IX.

«Впечатление от этих гастролей сильнее, чем от прошлогодних выступлений “качаловской группы”», — пишет корреспондент газеты «Börsen Courier». — Мастерство режиссуры и актеров уносят «игру от света рампы в сферу иллюзии, совершенство которой почти идентично жизненной правде.

… А Станиславский? Он дает Сатина с жестами гран-сеньера, великана, увенчанного благородной головой, чья душа в неразделенной загадочной замкнутости парит над всем окружающим».

Ги, Станиславский в Лессинг-театре. — «Börsen Courier», 30/IX.

Зритель забывался в «удивительном звучании славянской души». Автор статьи замечает, как постепенно расширялся изображаемый на сцене мир — «от говора, стука в подвале ко дворам и улицам, откуда доносились игра шарманки, разговоры, крики, драки невидимых людей, а потом в третьей картине с далеким свистом парохода вступал весь город и, наконец, в меланхолическом пении в финале в тусклое пристанище струилась вся страна: это был лучший Станиславский».

«Станиславский был превосходный Сатин, и в лохмотьях элегантный, господин в царстве нищеты, которая его не поглотила».

Фехтер, Берлинский горьковский вечер. — «Tägliche Rundschau», 30/IX.

«Станиславский — Сатин, Александров — Актер, Качалов — Барон — они рисуют все ступени гениальной нищеты, бреда, отчаяния, указывают на гноящиеся раны. Они — те подземные, которые никогда не забывают, что наверху светит солнце».

«Berliner Tageblatt». 30/IX.

Л. Барнай пишет С. из Ганновера:

«Вам, дорогой друг! Г-ну Данченко и всем милым русским коллегам кричу я: “Сердечное добро пожаловать в Германию”». Сожалеет, что не может наслаждаться творениями Художественного театра.

226 «Тысячи приветов от Вашего восьмидесятилетнего коллеги».

Архив К. С., № 1987.

СЕНТЯБРЬ 30

Играет роль Гаева.

ОКТЯБРЬ 2

Днем репетирует «Три сестры».

Вечером играет роль Вершинина.

«Второго октября состоялась наша последняя премьера — “Три сестры”.

Ольгу впервые играла В. Н. Пашенная. Это не было удачей ни для спектакля, ни для Веры Николаевны».

В. Шверубович. О старом Художественном театре, стр. 438.

«На этот раз у меня на душе было так, словно я понимаю по-русски. … Это воплощенный людьми Чайковский; более того — одушевленная нежно-русская народная песня».

Франц Сервейс, Русские гастроли. «Три сестры» Антона Чехова. — «Berliner Lokal-Zeitung», 3/X.

«Только тонкая кисть, которой рисует на сцене Станиславский, в силах затронуть самые тайные уголки нашей души. Он преодолевает все дистанции и тайны, он преодолевает наше внутреннее сопротивление и то, частью прирожденное, частью воспитанное недоверие, которое у нас есть к явлениям мира, не говоря о театре». Достигается это «не только творческим построением отдельных образов, гармонической сыгранностью» актеров, но «вероятно, и тем, что Станиславский никогда не делает уступки сценической посредственности, никогда не предается эффекту».

Ги, Станиславский в Лессинг-театре. — «Berliner Börsen Courier», 3/X.

Каждый актер несет свое настроение, и тогда «вступает великое дело Станиславского. В каждое мгновенье вечера он объединяет все настроения отдельных актеров в общее настроение, заставляя его беспрестанно изменяться».

М. Харол, Станиславский в Лессинг-театре. — «Berliner Börsen Zeitung», 3/X.

«Постановка труппы Станиславского произвела сильнейшее потрясение». Мечты сидящих в зрительном зале русских сливались с мечтами трех сестер и оканчивались такой же гибелью.

Фриц Цилеш, Тоска по Москве. — «Berliner Volks Zeitung», 3/X.

ОКТЯБРЬ 3

Играет роль Сатина.

«“На дне” — самая пока боевая пьеса. В кассе аншлаг, овации бесконечные, так что пришлось дважды поднимать железный занавес.

227 В антракте между 2-м и 3-м актами у К. С. было первое интервью для Америки с Miss Drucker».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ 4

Из дневника В. В. Лужского:

«К. С. будет сниматься в Шуйском, не хочет ли он уже в Америке эту роль взять у меня?»

Архив В. В. Лужского, № 5100.

ОКТЯБРЬ 5

Играет роль Вершинина.

Русская драматическая актриса Е. А. Полевицкая приглашает С. на обед и просит назначить ей время для беседы.

Письмо Е. А. Полевицкой к С. Архив К. С., № 9830.

ОКТЯБРЬ 6

Смотрит «Царя Федора Иоанновича».

«Шестого с “Царем Федором” произошло нечто странное: спектакль шел исключительно хорошо, с подъемом, все были уверены, что Константин Сергеевич, смотревший из зала, будет доволен, и вдруг… разнос! И какой! “Гнев великого велик был, страшен и отраден, как в засуху гром”. Всем влетело, но особенно народной сцене финала. Обрушился Константин Сергеевич и на гримы, “как у самых дешевых статистов”, и на несерьезность, и равнодушие…»

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 440.

ОКТЯБРЬ 7

Играет роль Вершинина.

«Спектакль шел вяло и скучно».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

С. пишет из Берлина Вл. И. Немировичу-Данченко:

«Описывать успех, овации, цветы, речи?! Если б это было по поводу новых исканий и открытий в нашем деле, тогда я бы не пожалел красок и каждая поднесенная на улице роза какой-нибудь американкой или немкой и приветственное слово — получили бы важное значение, но теперь… Смешно радоваться и гордиться успехом “Федора” и Чехова. Когда играем прощание с Машей в “Трех сестрах”, мне становится конфузно. После всего пережитого невозможно плакать над тем, что офицер уезжает, а его дама остается. Чехов не радует. Напротив. Не хочется его играть… Продолжать старое — невозможно, а для нового — нет людей».

Собр. соч., т. 9, стр. 59.

ОКТЯБРЬ 8

Играет роль Сатина.

228 «Такого переполненного театра, как сегодня, не было еще ни разу! Пришлось закрыть контору и скрыться от публики. Стояли в проходах, в ложах, в каждом углу… В антракте явилась полиция, требуя водворения порядка».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

«То, что эмигрантская печать, являвшаяся для общественного мнения Европы главным, вернее, единственным “референтом” по России, была вынуждена признать высоту, на которой находился этот, уже теперь советский театр, перевернуло все оценки, изменило все восприятие содержания, атмосферы, строя и лада жизни в Советской России».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 442.

Американская газета «The New York Herald» печатает интервью Станиславского под заглавием «Новые идеалы в области театра, как они представляются Станиславскому. Русский актер говорит, что война и страдания изменили взгляды людей».

«Война и вызванная ею нищета, новые проблемы, выдвинутые жизнью в последние годы, изменили взгляды людей. Прежние формы драмы — салонные пьесы, легкая комедия — не могут их больше удовлетворять. Это значит, что и в искусстве должны быть созданы новые идеалы, такие, которые могли бы удовлетворить новые потребности людей, отвечали бы их стремлениям. Я еще не знаю, каким станет новый театр, но я уверен в том, что он появится».

Станиславский также высказался против современных сложных декораций, обилия деталей и бутафории, мешающих актеру. «Если бы я мог, я бы играл на фоне черного экрана», сказал С.

ОКТЯБРЬ 9

Работает с В. И. Качаловым над ролью царя Федора.

Дневник репетиций.

ОКТЯБРЬ 10

Последний спектакль в Берлине. С. играет роль Вершинина.

«Сразу после занавеса на сцену со всех сторон понесли корзины цветов. На сцену вышла вся труппа. В зал дали полный свет, публика стояла.

Директор “Лессинг-театра” Барновский произнес очень высокопарную речь; прочитал адрес от берлинской русской колонии профессор Гессен, и с коротким благодарственным словом выступил Константин Сергеевич. Бертенсон перевел его речь на немецкий. Что он говорил, я не помню, да не думаю, чтобы это имело большое значение. Прекрасно было то, как он говорил, как прекрасен и величествен он был в своей серо-голубой шинели с башлыком, с фуражкой в руке…»

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 441.

229 «Вот теперь можно было подвести итоги двадцати дней берлинских гастролей. … Я понял, что основа всего нашего дела — это он, Константин Сергеевич. Он основа и он же его завершение. Из его страданий, из его мук исходит то, что театр наш — это не просто театр, а Театр. Его требовательность, его непримиримость, его бескомпромиссность — это цемент, держащий все здание. И он же — олицетворение величия и красоты этого здания. И не только в его режиссерской гениальности дело, не только в его теории и системе; и даже не в огромности его актерского таланта, нет, — основное в гениальности его личности, в его величии Человека и Творца».

Там же, стр. 441.

ОКТЯБРЬ, между 10 и 17

«Сейчас у нас продолжительный промежуток перед Прагой. Такой же промежуток будет и после Скандинавии и перед Америкой. Никто не оплачивает этих промежутков, и потому они очень убыточны».

Письмо С. к Вл. И. Немировичу-Данченко. Собр. соч., т. 9, стр. 60.

ОКТЯБРЬ 17

Выезжает вместе с труппой из Берлина в Прагу.

«Директор Виноградского театра Ярослав Квапил с представителями от труппы и пражского артистического и культурного мира выехали к нам навстречу, несмотря на поздний вечерний час нашего приезда».

Собр. соч., т. 6, стр. 162.

ОКТЯБРЬ, после 17-го

«Во время пребывания МХАТ в Праге Станиславский был принят президентом Чехословакии и имел с ним беседу об искусстве.

… Президент предложил Станиславскому после его турне по Америке приехать в Чехословакию, где в его распоряжение будет предоставлен государственный замок, в котором он сможет осуществить свои прекрасные замыслы. Здесь он получит возможность вместе с чехословацкими и югославскими артистами создать один из художественных институтов согласно своим принципам».

«Художественные планы Станиславского». — «Riječ», Загреб, 1922, 22/XI.

Присутствует на репетиции оперы чешского композитора Леоша Яначека «Катя Кабанова» на сюжет «Грозы» А. Н. Островского в театре «Народни Дивадло».

«Скажу только, что меня умилило серьезное и любовное отношение к делу артистов, и музыкантов, и режиссерского персонала».

Собр. соч., т. 6, стр. 164.

Смотрит в Виноградской театре на чешском языке «Свадьбу Кречинского».

230 «Спектакль был поставлен и исполнялся с трогательной любовью, вниманием. Играли хорошо, а некоторые и талантливо, как, например, сам Кречинский и Расплюев. Обе роли были в руках прекрасных артистов [Вацлава Выдры и Богуша Закопала] — любимцев пражской публики»141*.

Там же, стр. 163.

ОКТЯБРЬ 18

Вместе с Подгорным и Бертенсоном поздравляет Немировича-Данченко с сорокалетием его литературной деятельности.

«Шлем нашу общую любовь, привет, пожелания счастья, успехов, жалеем, что мы не с вами».

Телеграмма Вл. И. Немировичу-Данченко. Архив К. С., № 5240.

ОКТЯБРЬ 18, 19

Репетирует «Царя Федора Иоанновича».

ОКТЯБРЬ 20

Утром репетирует «Три сестры».

Вечером — открытие гастролей в Праге спектаклем «Царь Федор Иоаннович» в помещении Виноградского городского театра.

«Это была полная победа. В конце последнего монолога Москвина весь зал расцвел белыми платками — все плакали… Константин Сергеевич выходил во фраке, красивый и великолепный».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 447.

ОКТЯБРЬ 21

Играет роль Вершинина.

ОКТЯБРЬ 23

Играет роль Гаева.

ОКТЯБРЬ 24

Играет роль Сатина.

«Спектакль игрался замечательно и, по-видимому, понравился больше, нежели все остальные. И действительно, ансамбль необыкновенный. Третий акт слушался напряженно. Овации по окончании пьесы грандиозные».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

Из воспоминаний народного артиста Чехословакии Зденека Штепанека о гастролях Художественного театра:

«Их искусство нас просто ошеломило своей правдивостью, своей человеческой простотой, монолитностью ансамбля, захватывающим 231 мастерством артистов и гениальной режиссерской работой Станиславского. Вспоминается, что мы были не только зрителями, а непосредственными участниками действия, сидели, затаив дыхание. Казалось, будто лавина обрушилась на зрительный зал».

«Rudé právo», 1956, 14/IX. «Литературное наследство. Чехов». Изд-во АН СССР, 1960, стр. 765.

ОКТЯБРЬ 26

Играет роль Вершинина.

«“Три сестры” самый непопулярный спектакль. Сбор не полный.

После спектакля состоялся банкет, устроенный русскими общественными организациями в честь Художественного театра. В ответной речи К. С. высказал пожелание создать ряд международных театральных студий».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ 27

Играет роль Гаева.

ОКТЯБРЬ 28

Спектакль «На дне» с Сатиным — Подгорным. «И от этого спектакль шел хуже, и от того, что сбор был плохой».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 450.

Письмо С. к президенту Чехословацкой республики:

«В счастливый день четвертой годовщины Чехословацкой республики Московский Художественный театр имеет честь поздравить Вас и пожелать в Вашем лице чешскому народу, дружественному и гостеприимному к русскому искусству, — счастья и процветания».

Архив К. С., № 1792. (Копия письма на чешском и французском языках.)

ОКТЯБРЬ 29

«Царь Федор Иоаннович». «Опять страшное переполнение. Приходится прятаться от публики, желающей получить билеты».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

ОКТЯБРЬ 30

Играет роль Вершинина.

ОКТЯБРЬ 31

Играет роль Сатина.

ОКТЯБРЬ

Из воспоминаний С. о театральной жизни Праги:

«В Праге, как и повсюду, происходит в театральных сферах метание.

… Как и всюду, не понимая природы театра и актера, и там мечутся и спорят не по существу. Реализм, условность, футуризм, площадки, 232 конструкции и там не сходят с уст так называемых новаторов.

Задаваясь сложнейшими, вычурными задачами, непосильными для отставшего, косного искусства актера, попадают в допотопные приемы игры. Новаторы в декорациях и постановках толкают искусство актера в далекие времена».

Собр. соч., т. 6, стр. 164.

НОЯБРЬ 1

Репетирует отдельные сцены «Царя Федора Иоанновича».

Дневник репетиций.

НОЯБРЬ 2

Участвует в концерте, завершающем гастроли МХАТ в Праге.

Исполняет сцену Фамусова со Скалозубом (П. А. Бакшеевым) из второго действия «Горе от ума».

Во втором отделении «Константин Сергеевич и Василий Иванович читали речи Брута и Антония из “Юлия Цезаря”. Они оба по-разному, но очень интересно, очень ярко и глубоко характеризовали своих героев и имели очень большой и шумный успех».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 452.

НОЯБРЬ 3

Выезжает из Праги в Загреб.

«Несмотря на превосходные материальные дела в Праге, расходы по труппе, по проезду и по перевозке театрального имущества были так велики, что прибыли не получилось, и дальнейшее наше путешествие приходилось делать на экономических основаниях».

Собр. соч., т. 6, стр. 164.

НОЯБРЬ 5

Рано утром приезжает в Загреб.

«Несмотря на позднее или, может быть, вернее сказать, несмотря на столь раннее время, нас встретили очень торжественно. Во-первых, вся дирекция и главные деятели театра с директором (председателем) во главе. Артист и режиссер Раич, бывший директор театра, много сделавший для его процветания. Очень талантливый режиссер Гавелла. Представители оперы, балета и разных культурных обществ и кружков».

Там же, стр. 165.

Вечером смотрит в Загребском национальном театре премьеру пьесы Мирослава Крлежи «Голгофа» в постановке Бранко Гавеллы.

После спектакля благодарит исполнителей.

«Искренняя радость, выраженная на лице Станиславского, говорила больше, чем все поздравительные хвалебные речи. Все мы, стоявшие здесь, на сцене… поняли, что загребская драма выдержала 233 экзамен, и оценка Станиславского была гораздо более высокой и положительной, чем кто-либо мог ожидать».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы. Загреб, 1948, стр. 59142*.

«Пьеса неинтересная, кинематографическая, постановка не богатая, но достижения интересны.

Им удается достигнуть весьма трудных режиссерско-артистических задач».

Собр. соч., т. 6, стр. 169.

НОЯБРЬ, после 5-го

Вместе с Лилиной, Качаловым, Литовцевой наносит визит режиссеру Иво Раичу. Беседует с ним о театральном искусстве.

«Позже, в продолжении многих лет Раич повторял на репетициях, особенно молодым актерам то, что на этой встрече говорил Станиславский».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы, стр. 101 – 102.

Слушает оперу Сметаны «Проданная невеста».

«Музыкальная сторона поставлена великолепно. Сценическая хороша тем, что она не без успеха пытается отойти от вампуки».

Собр. соч., т. 6, стр. 172.

Присутствует на оркестровой репетиции оперы Р. Штрауса «Саломея».

Там же.

Смотрит балетный спектакль «Шехеразаду» и «Умирающую бабочку» в постановке и с участием бывших артистов Большого театра сестры и брата Маргариты Петровны и Максимилиана Петровича Фроман.

Там же.

«… В центре всей жизни города стоит культ театра. В нем соединяется все: и опера, и драма, и балет. … В этом замечательном по своей атмосфере театре выполнено то, о чем мы не смеем и мечтать. Подлинный синтез всех искусств. Сегодня — драматический артист, завтра он выступает в качестве певца в одной из характерных партий в опере (акробат в “Проданной невесте”, доктор Бартоло в “Севильском цирюльнике”). Послезавтра он является мимом в балете, исполняя одну из главных ролей. То же происходит и с хористами. Сегодня он поет в опере, завтра танцует в балете, а послезавтра участвует в народных сценах драмы. Все вместе создает преинтересный театр».

Собр. соч., т. 6, стр. 169.

НОЯБРЬ 8

Днем репетирует «Царя Федора Иоанновича».

Вечером — открытие гастролей в Загребе спектаклем «Царь Федор Иоаннович».

234 «В громадном волнении и напряжении готовились к премьере.

За два дня до спектакля еще ни декорации, ни костюмы не были в театре из-за формальных затруднений на вокзале. К. С., оставшийся в восторге от загребского театра и художественной высоты его спектаклей, боялся, что мы не успеем подготовиться и осрамимся и предлагал открытие отложить. Все убедили его этого не делать и идти на риск. В результате — отличный спектакль и грандиозный прием. Битком набитый зал, билеты распроданы на все 9 спектаклей в первый день открытия кассы. Громадные овации исполнителям, К. С., дождь цветов на сцену».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 9

Играет роль Гаева.

НОЯБРЬ 10 – 16

Репетирует «Царя Федора Иоанновича» с новым составом исполнителей. На репетициях присутствуют хорватские актеры и режиссеры.

Работает с В. И. Качаловым над ролью царя Федора.

НОЯБРЬ 11

Играет роль Вершинина.

НОЯБРЬ 12

Играет роль Сатина.

После спектакля дает интервью театральному критику С. Пармачевичу.

«Он необыкновенно охотно пошел мне навстречу и высказал свое мнение об искусстве актера. …

— Сказал ли Ваш театр уже последнее слово из того, что Вы хотели сказать?

— Нет! У нас все находится в развитии, и мы постоянно ищем еще новых, дальнейших путей. Последнего слова мы еще не сказали. Когда говорят о мировом развитии искусства актера, это не совсем точно, потому что в действительности развивается только искусство постановки, способное уничтожить актера. Художественный же театр… пробует создать нечто новое в смысле художественного выражения самого актера. Это значит, что мы на первое место выдвигаем актера, а другие развивают то, что его окружает».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы, стр. 108 – 109.

Из письма О. С. Бокшанской к Вл. И. Немировичу-Данченко:

«Ждем интересного спектакля: “Федор” с К. С. и Качаловым».

На репетициях К. С. необыкновенно хорош, думается, что это будет громадный козырь — его участие в «Федоре».

Архив Н.-Д., № 3358/4.

235 НОЯБРЬ 14

«Второй “Вишневый сад” шел с Гаевым — Качаловым. Я очень волновался за него — как-то он прозвучит в ансамбле “настоящего” МХАТ. Прозвучал он хорошо. Но торжеством его эта роль не стала.

Мария Петровна Лилина сказала, что он какой-то очень обычный, очень уж Качалов, тогда как Константин Сергеевич перевоплощается. Я был согласен с ней — он был проще, правдоподобнее, но и тусклее; Станиславский был, может быть, немного надуманным, чуть-чуть преувеличенным (из-за грима и костюма, может быть), но ярким и смелым. Василий Иванович в этой роли остался только очень хорошим дублером».

В. Шверубович, О старом Художественном театре, стр. 458.

«В IV акте уход Гаева — Качалова всегда покрывался аплодисментами всего зала. Повторяю, роль Гаева была в исполнении Константина Сергеевича непревзойденным шедевром, но его уход в IV акте никогда не вызывал аплодисментов. В зале плакали, всегда зал затихал и бывал захвачен последней сценой Гаева — Станиславского, но аплодисментов никогда не было. Мне казалось, что роль Гаева у Качалова была менее глубока и проникновенна, чем у Константина Сергеевича, но уход в IV акте был сценически, театрально ярче и вызывал аплодисменты».

Вера Пашенная, Искусство актрисы, стр. 142 – 143.

НОЯБРЬ 16

Днем генеральная репетиция «Царя Федора Иоанновича» с С. в роли Шуйского.

«“Сам” на репетиции был драчлив (выборные, сад) и криклив, очень живописен, но напоминал скорее скандинавца короля Олафа в своей кольчуге и с обнаженным мечом, который у него, якобы случайно, вырвался при “большом поклоне” царице».

Письмо В. В. Лужского к Вл. И. Немировичу-Данченко от 26/XI. Архив Н.-Д., № 4745/2.

Вечером играет роль Вершинина.

НОЯБРЬ 17

«Большой день в нашей театральной жизни: впервые играл новый состав “Федора”. Федор — Качалов, Шуйский — К. С., Ирина — Пашенная.

… У К. С. Шуйский — богатырь, воевода, солдат, народный герой. И костюм у него ратника с большим мечом. Если бы не некоторая связанность в тексте — то исполнение его было бы превосходным».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

Рецензент загребской газеты «Jutarnju list» сравнивает исполнение роли Шуйского Лужским и Станиславским. У Лужского Шуйский 236 не отличался большой энергией, он был скорее популярным человеком, чем государственным деятелем. Станиславский же впервые появляется перед царем одетый в броню; он вождь своей партии и соперник Годунова. «Можно сказать без преувеличения, что сцена, в которой он бросает царю, что стыдится за него, и когда позднее падает перед царем ниц, — были поистине шекспировской силы».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы, стр. 90 – 91.

«Потряс всех К. С., который в этой роли необыкновенен. Сколько силы и яркости в каждом движении, в манере говорить, в фигуре и лице; так молодо и горячо возмущается этот седой, большой, почти грузный и все-таки необыкновенно легкий боярин, — что все невольно поддаются его влиянию. Он захватил всех, увлек весь зрительный зал и всех нас, смотревших из кулис».

Письмо О. С. Бокшанской к Вл. И. Немировичу-Данченко. «Ежегодник МХТ» за 1943 г., стр. 499.

НОЯБРЬ 18

Играет роль Сатина.

НОЯБРЬ, до 19-го

Из письма И. М. Москвина к жене: «Смотреть нас съезжаются актеры со всей Сербии и Хорватии, народ ласковый, с большим желанием учиться у нас».

Архив И. М. Москвина, № 1185.

НОЯБРЬ 19

На литературно-драматическом утре исполняет с Бакшеевым сцену из второго акта «Горе от ума» и с Качаловым читает речи Брута и Антония из «Юлия Цезаря».

«Впечатление было столь сильным, что аплодисменты не смолкали, и Станиславский был вынужден прочитать еще несколько отрывков из роли Фамусова».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы, стр. 99.

Вечером играет роль Гаева в заключительном прощальном спектакле «Вишневый сад» в Загребе.

«Незабываемый, ни с чем несравнимый вечер. Море цветов, слезы, поцелуи, стон и крики восторга публики…»

Собр. соч., перв. изд., т. 6, стр. 403.

После спектакля «вышли делегации от разных общественных организаций с венками, адресами и речами. Говорили ласковые, сердечные слова, целовались с К. С. и “стариками”. Публика безумствовала, кричала “Живио!” К. С. сказал очень хорошую благодарственную речь, после которой восторги публики еще возросли».

Письмо О. С. Бокшанской к Вл. И. Немировичу-Данченко от 25/XI. «Ежегодник МХТ» за 1943 г., стр. 500.

237 К. С. говорил, что восприятие и понимание искусства в Загребе артисты МХАТ нашли больше, чем где-либо в другом месте. «Загреб показал, что схватывает то, что особенно отличает славян: вечное искание истины». … Далее Станиславский подчеркнул необходимость основания «Союза Славянских театров».

С. Батушич, Станиславский в Загребе. Воспоминания, свидетельства, документы, стр. 112 – 113.

После прощального спектакля «мы спешили в наш ресторан “Анжелос”, где был товарищеский уютный ужин и, к счастью, без всяких речей».

Собр. соч., т. 6, стр. 177.

Юлий Бенешич от имени Загребского народного театра просит С. и всю труппу МХТ принять искреннюю благодарность «и большое хорватское спасибо» от славянских братьев, которые почувствовали и поняли «всю величину красы и гордости славянского художественного творчества».

Письмо Ю. Бенешича к С. Архив К. С., № 2016.

НОЯБРЬ 20

«На следующий день рано утром мы уезжали из Загреба. Огромная толпа новых друзей и поклонников с огромными букетами явилась на вокзал и опять засыпала нас, поезд и весь пол дебаркадера благоухающими ветками и цветами».

Собр. соч., т. 6, стр. 177.

НОЯБРЬ 21

«Промелькнули на следующий день утром мимо Праги, где, несмотря на ранний час, приехали повидаться с нами наши верные друзья во главе с директором театра Ярославом Квапилом и его супругой».

Там же, стр. 177.

НОЯБРЬ

«Условия переезда из Загреба в Берлин были крайне тяжелые. Денег в обрез. И выяснилось, что при громадной стоимости провоза багажа до Парижа мы уже делаем долг. Надо ехать — день, ночь и опять день. При этом — две пересадки».

Письмо О. С. Бокшанской к Вл. И. Немировичу-Данченко. «Ежегодник МХТ» за 1943 г., стр. 499.

НОЯБРЬ 22

Люнье-По в статье о предстоящих гастролях МХАТ в Париже пишет:

«Никто так не достоин почестей и восхищения, как Станиславский, главный руководитель и апостол, равного которому нет на Западе».

Люнье-По, Московский Художественный театр. — «LEclaire», Париж.

238 НОЯБРЬ 24

В Москве в помещении Нового театра (ныне Российский академический молодежный театр) открытие спектаклей студии Большого театра «Евгением Онегиным» с оркестром Большого театра.

«Весь строй спектакля остался таким же, каким был и в студии. Прибавились только костюмы эпохи, эскизы которых были сделаны художником Б. А. Матруниным еще весной этого же года по указаниям Станиславского и им же утверждены».

П. И. Румянцев, Станиславский и опера, стр. 198.

«Встреча Станиславского с Пушкиным в “Онегине” дала сценическое воссоздание “Онегина”, конгениальное поэту. Встреча Станиславского с Чайковским дала очищение психологизма из духа музыки. Психологизм возродился как чистейшая лирическая сущность, явленная вне натуралистических тенденций, как обнаружение поэта, музыканта, постановщика.

… Этот высокий и чистый жанр спектакля определил и его внешнюю форму: строгой, суровой и такой волнующей простоты, почти вдохновенной наивности.

Был прост и четок ритм сценического рисунка; движения ясны и просты, но внутренне насыщены и предельно выразительны; так ясно и чудесно звучали все пушкинские слова текста; так глубоко и верно была схвачена и действенно показана та внутренняя связь, что скрепляет действующих лиц романа и заставляет их страдать, любить, убивать и умирать. В спектакле говорила эпоха Пушкина, сквозь всех исполнителей глядело мудрое и прекрасное лицо Станиславского, в год своих скитаний по чужим западным столицам со старым и таким далеким репертуаром, оставившего нам чудесное и простое явление своего “Онегина”».

П. Марков, Правда театра. Статьи, М., «Искусство», 1965, стр. 453 – 456.

НОЯБРЬ 28

«Литературно-художественный вечер», данный артистами МХАТ в Берлине перед отъездом в Париж. С. исполняет роль Фамусова в сценах второго акта «Горя от ума» и читает речь Брута из «Юлия Цезаря» в сцене на форуме (Антоний — Качалов).

«Битком набитый зал. Такое количество народу, что в раздевальнях не хватило вешалок и опоздали с началом на 40 минут, ожидая, пока заполнившая вестибюль и коридоры публика войдет в зал. Громадные овации по адресу К. С.

Он очень остроумно сымпровизировал площадку над эстрадой в трибуну и оттуда говорил речь Брута. А за ним и Качалов».

Запись С. Л. Бертенсона в Дневнике спектаклей.

НОЯБРЬ 29

Выезжает с труппой из Берлина в Париж.

239 «После прощания с детьми и внучкой143*, которых я покидал на целый год с тяжелым чувством и дурными предчувствиями старика, понятными в мои годы перед дальним неведомым путешествием, выслушав всевозможные просьбы и наставления, касающиеся Америки, об осторожности с автомобилями и аэропланами или о том, чтоб не нанимать себе комнаты в пятидесятом этаже и проч., я сел в вагон. Среди гула пожеланий провожающих, маханий платками и шапками наш поезд двинулся вечером от темного, мрачного берлинского вокзала Фридрихштрассе по направлению к Парижу».

Собр. соч., т. 6, стр. 178.

НОЯБРЬ 30

В 1 час ночи на Северном вокзале Парижа мхатовцев встречают директор Театра Елисейских полей Жак Эберто, основатель театра «Старой Голубятни» Жак Копо, основатель парижского театра «Творчество» А.-Ф. Люнье-По, представители французской прессы, актеры, литераторы.

На вокзале С. дает интервью репортерам; излагает план дальнейших гастролей МХАТ, объясняет причины, по которым театр не мог привезти новых спектаклей.

«Мечта пятнадцатилетней давности осуществилась для нас. И если немножко грусти примешалось к моей радости быть и играть в Париже, — то только из-за отсутствия моего дорогого друга, который остался в Москве, чтобы бодрствовать во имя нашего дома».

«Comédia», Париж, 1/XII.

ДЕКАБРЬ 2

Посещает Ж. Копо, А. Антуана и французского драматурга Эмиля Фабра.

На обеде у Жака Эберто. Говорит об искусстве театра, о создании международного центра драматического искусства.

После обеда вместе с Ж. Эберто и известным французским актером и режиссером Луи Жуве — на концерте студии Айседоры Дункан.

Луи Жуве, Встреча со Станиславским. — «Revue dhistoire du Théâtre». Париж, 1954, № 4, стр. 287 – 288.

ДЕКАБРЬ 3

«У нас ужасное настроение, потому что до сих пор не приехали костюмы и декорации из Загреба. А сегодня уже третье. Может случиться, что все спектакли придется отодвинуть, начать гастроли на два-три дня позднее».

Письмо О. С. Бокшанской к Вл. И. Немировичу-Данченко.